Так или иначе, но США ведут войну с Ираком с 1990-го, включая своего рода интервенцию в 1991-м и полномасштабную в 2003-м. За эту четверть века Вашингтон провёл несколько смен правительства, потратил триллионы долларов и принимал участие в гибели сотен тысяч людей. Ничего из этого перечня не помогло в том смысле, в каком хотелось бы Вашингтону.

Тем не менее, это очень по-американски – верить всем сердцем, что любую проблему решать нам и что любая проблема имеет решение, которое просто надо найти. В результате незаменимая нация сталкивается с новым раундом требования идей относительно того, что же «нам» следует делать дальше в Ираке.

Имея это в виду, представим пять возможных «стратегий» для страны, которые гарантируют единственное: ни одна из них не сработает.

1. Отправить инструкторов

В мае, накануне перехода суннитского города Рамади в руки боевиков ИГ, президент Обама объявил о смене курса в Ираке. Менее чем через год, который не принёс ни поражения, ни деградации, ни разрушения ИГ, администрация теперь отправит ещё сотни человек военного персонала, чтобы организовать новую тренировочную базу в Тагаддуме, провинция Анвар.

В Ираке уже есть пять тренировочных площадок с более 3100 человек военного персонала, которых туда направила администрация Обамы. И всё же после девяти месяцев работы ни один подготовленный иракский боец не сумел проявить себя в боевой ситуации в стране, ввергнутой в вооружённый хаос.

База в Тагаддуме может представлять собой лишь начало нового «наращивания». Генерал Мартин Демпси, председатель Объединённого Комитета начальников штабов, начал говорить о том, что он называет «листьями водяной лилии» – американскими базами-барьерами, расположенными вблизи передовой, откуда инструкторы будут работать с иракскими силами безопасности. Конечно, такие листья лилии потребуют ещё сотен американских военных советников, чтобы они служили мухами, ожидающими голодную лягушку ИГ.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты

Оставим в стороне слишком очевидную шутку – что Демпси предлагает создание буквально болота, песчаной трясины с листьями водяных лилий – но эту идею уже опробовали. Она провалилась в те восемь лет оккупации Ирака, когда США устроили в стране целый архипелаг из 505 баз. (Эта идея потерпела фиаско и в Афганистане).

В самый разгар Иракской войны 2.0 войска в количестве 166000 человек, размещённые на этих американских базах, провели подготовку и вооружение иракцев на сумму 2,5 миллиарда долларов, но повседневных результатов этого нет как нет. Тогда вопрос: как могли бы американские инструкторы выполнить за короткое время то, что не смогли сделать за столь многие годы?

И ещё есть такая американская вера, что если вы помолитесь, то всё будет. Результаты американской подготовки пока, как недавно прояснил министр обороны Эштон Картер, далеко не соответствуют ожидаемым. К настоящему моменту инструкторы США должны были довести до нужного уровня 24 000 иракских солдат.

Реальное число пока, как заявлено, составило около 9000, а описание недавней церемонии «выпуска» не могло не удручать. («Возраст добровольцев, казалось, варьировался от подросткового до близкого к 60. Они были одеты в мешанину различных форм и ботинок, а их марш на церемонии, должны мы отметить, был весьма вольным»).

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

С учётом того, сколько средств подготовки предоставили США в Ираке с 2003 года, трудно представить, что слишком многим молодым людям не дали возможности подумать. Просто потому, что Вашингтон открывает больше подготовительных лагерей, нет никаких причин предполагать, что иракцы туда придут.

Довольно странно, что прямо перед объявлением своей новой политики президент Обама, по-видимому, предварительно согласился с критиками, что это вряд ли сработает. «Мы имеем больше возможностей для подготовки, чем рекрутов», сказал он на закрытии саммита  G7 в Германии. «Это идёт не так быстро, как надо». Обама попал в точку. На площадку аль-Асад, единственную на суннитской территории, правительство Ирака за прошедшие шесть недель не прислало ни одного нового рекрута для подготовки этими американскими советниками.

ИГИШ

В полном размере: ИГИШ в Сирии и Ираке

И вот вам некоторая информация в виде премии: на каждого американского солдата в Ираке приходится по два подрядчика. Ныне в стране их около 6300. Любые дополнительные инструкторы означают ещё больше подрядчиков, а это гарантирует, что американский «след», оставленный этой стратегией не-наземных войск, будет только расти, а болото с листьями лилий генерала Демпси приблизится к своей реализации.

2. Наземные войска

Сенатор Джон МакКейн, который возглавляет комитет Сената по Вооружённым Силам, самый горячий сторонник главного шага классической национальной безопасности Америки – направить войска США. МакКейн, который был свидетелем того, как разворачивалась Вьетнамская война, знает лучше, что не стоит ожидать, что члены Сил специального назначения, инструкторы, советники и военные авиадиспетчеры, при всей воздушной мощи США, развернут любую стратегическую ситуацию. Его ответ состоит в требовании большего – и он не одинок.

В предвыборной поездке губернатор штата Висконсин Скотт Уолкер, например, допустил, что если бы он был президентом, он бы рассматривал полномасштабное «повторное вторжение» в Ирак. Так же и генерал Энтони Зинни, бывший глава Центрального Командования США, предупредил об отправке намного большего количества военных: «Я могу сказать вам, что можно направить наземные силы сейчас, и мы сможет разрушить ИГИЛ».

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Среди толпы сторонников этой идеи и некоторые бывшие солдаты, которые сражались в Ираке в годы правления Буша, теряли друзей и пострадали сами. Закрывая глаза на иллюзорность всего этого, они предпочитают верить, что мы на самом деле победили в Ираке (или должны были бы победить, или победили бы, если бы администрации Буша и Обамы не растратили «победу»).

Теперь необходимо, заявляют они, вернуть больше войск США, чтобы победить в последнем эпизоде их войны. Некоторые даже предлагают продолжать борьбу как частные лица. Разве может быть аргумент печальней, чем «не может же всё быть зря»?

Ирак - газ и нефть

Карта в полном размере: Ирак - газ и нефть.

Вариант большего количества войск настолько легко отвергнуть, что он вряд ли стоит ещё одной строчки: если более чем восьмилетние усилия, 166 000 военных и вся американская военная мощь не смогли достичь результата в Ираке, чего вы могли бы ожидать при даже меньших ресурсах для достижения цели?

3. Партнёрство с Ираном

Пока нерешительность среди военных США относительно развёртывания наземных сил в Ираке сталкивается с барабанной дробью на политической арене, более тесная работа с Ираном стала молчаливым шагом на обострение. Если не американские солдаты, то как насчёт иранских?

Предыстория этого подхода – настолько странная ближневосточная сказка, какую только можно найти.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Изначально план администрации Обамы состоял в том, чтобы использовать арабские – не иранские – силы в качестве марионеточной пехоты. Однако столь громко разрекламированная пан-арабская коалиция 60 стран оказалось лишь мимолётным фото. Их немногие, если такие вообще есть, самолёты ещё в воздухе. Америка проводит почти 85% всех полётов миссий против целей ИГИЛ, а западные союзники выполняют большую часть оставшихся. Никакие арабские наземные войска вообще не появились, а ключевые страны коалиции теперь открыто пренебрегают Вашингтоном из-за возможной ядерной сделки с Ираном.

Конечно, Вашингтон состоял в отношениях холодной войны с Ираном с 1979 года, когда не стало Шаха, а радикальные студенты захватили американское посольство в Тегеране. В 1980-х США помогали Саддаму Хусейну в войне против Ирана, а в годы после вторжения 2003-го Иран эффективно поддерживал иракских шиитов-ополченцев против американских сил, оккупировавших страну. Командующий сил Quds (спецназа Корпуса Стражей Исламской Революции) Кассем Сулеймани, ныне руководящий действиями своей страны в Ираке, был одним из самых разыскиваемых в американском чёрном списке.

Ирак - карта племен

В полном размере: Ирак - карта племен.

В самом начале 2014 года, при захвате ИГИЛом Мосула и других городов северного Ирака, Иран расширил свою роль, направляя инструкторов, советников, оружие и собственные силы на поддержку шиитских ополченцев, которых Багдад считал своей единственной надеждой. США первоначально закрывали на это глаза, даже при том, что направляемые иранцами ополченцы, как вероятно и сами иранцы, стали пользоваться американской воздушной поддержкой.

Сейчас в Вашингтоне есть растущее, хотя и негромкое, признание, что иранская помощь – одно из немногого, что могло оттеснить ИГ без нужды в наземных войсках США. Небольшие, но многоговорящие обострения случаются постоянно. В сражении за возвращение северного суннитского города Тикрит, например, США проводили воздушные миссии в поддержку шиитского ополчения; фиговым листком объяснений было то, что ополченцы действуют под контролем иракского правительства, а не иранского.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

«Мы собираемся обеспечивать воздушную поддержку всем силам, которые находятся под командованием и контролем правительства Ирака», просто отметил пресс-секретарь Центрального Командования США в связи с идущими боями за возвращение города Рамади. Это демонстрирует существенный сдвиг, как указал бывший сотрудник Госдепартамента Рамзи Мардини. «США значительно изменили свою позицию, придя к пониманию, что шиитские ополченцы – необходимое зло в борьбе против ИГИЛ». Такое мышление может распространиться на иранские войска, ныне явно сражающиеся у стратегического нефтеперерабатывающего завода Бейджи.

Отношения между США и поддерживаемыми Ираном шиитскими ополченцами могут оказаться еще теплее, чем мы раньше думали. Bloomberg сообщает, что солдаты США и группы шиитских ополченцев уже используют военную базу Такаддум, то самое место, куда президент Обама направляет очередных 450 человек военного персонала США.

Курды - пешмерга в Ираке

В полном размере: Курды - пешмерга в Ираке

Обратная сторона? Помощь Ирану только лишь открывает следующую страницу борьбы, в  которую США, вероятно, влезут из-за растущей гегемонии Ирана в регионе. Возможно, в Сирии?

4. Вооружить курдов

Курды представляют собой Большую надежду Вашингтона в Ираке, мечту, которая отлично подходит основе американской внешней политики о том, что кем-то надо «быть любимым». (Проверьте в Фейсбуке). Взгляните только на любой консервативный вебсайт или на экспертов правого крыла, и насладитесь пропагандой о курдах: они отважные бойцы, лояльны Америке, жёсткие сукины сыны, знающие как потребовать «кошелёк или жизнь». Если бы только мы дали им больше оружия, они бы убили для нас намного больше плохих парней из ИГИЛ. Для толпы из правого крыла они стали эквивалентом Уинстона Черчилля во Второй Мировой войне, только двадцать первого века, кричавшего: «Только дайте нам средства, и мы нанесём поражение Гитлеру!».

Кое-какая правда в этом есть. Курды и в самом деле проделали хорошую работу, оттесняя боевиков ИГИЛ из северного Ирака, и они очень рады помощи США в доставке своих бойцов Пешмерга к турецкой границе, когда центром боёв был город Кобани. Они остаются благодарны за продолжающуюся воздушную поддержку США своих передовых войск и за ограниченное количество оружия, которое уже прислал Вашингтон.

Для Вашингтона проблема в том, что интересы курдов явно ограничены, когда речь идёт о борьбе против сил ИГ. Когда де-факто под угрозой были границы Курдистана, они сражались, как накачанные кофеином барсуки. Когда появился шанс захватить спорный город Эрбил – правительство в Багдаде хотело удержать его под своим контролем – курды просто вышибли дух из ИГ.

Но когда речь идёт о суннитском населении, курды не издадут ни звука, пока не затронут Курдистан. Кто-нибудь видел курдских бойцов в Рамади или где-то ещё в значительной степени суннитской провинции аль-Анвар? Эти стратегические районы, ныне удерживаемые ИГ, в сотнях реальных и миллионах политических миль от Курдистана. Так что, да, вооружите курдов. Но не ждите, что они сыграют стратегическую роль против ИГ вдали от своих окрестностей. Выигрышная стратегия для курдов с участием Вашингтона не обязательно перейдёт в выигрышную стратегию Вашингтона в Ираке.

5. Это политическое решение

Нынешний человек Вашингтона в Багдаде, премьер-министр аль-Абади не сдвинул свою страну намного ближе к примирению суннитов и шиитов, чем его предшественник, Нури аль-Малики. На самом деле, поскольку у Абади не было выбора, кроме как положиться на шиитских ополченцев, которые будут сражаться, когда его коррумпированная, инертная армия этого не сделает, он лишь сблизился с Ираном. А это гарантирует, что любая (американская) надежда ввести суннитов в процесс каким-то существенным образом, как часть объединённого правительства, окажется «воздушным замком».

Баланс сил – вот предварительное условие шиитско-суннитско-курдского федеративного Ирака. Раз ни одна сторона недостаточно сильна, чтобы добиться победы, и недостаточно слаба, чтобы проиграть, то последуют переговоры. Когда в 2006 году тогдашний сенатор Джо Байден впервые предлагал идею Ирака в составе трёх штатов, это могло быть возможным. Однако, как только иранцы построили шиитское иракское зависимое государство в Багдаде, а затем, в 2014, развязали руки ополченцам в качестве инструмента национального влияния, этот шанс был упущен.

Многие сунниты не видят иного выхода, кроме как поддержать ИГ, как они поддерживали аль-Каиду в Ираке в годы после американского вторжения в 2003 г. Они опасаются этих шиитских ополченцев – и у них есть на то причины. Рассказы о преимущественно суннитском городе Тикрите, где силы ополченцев нанесли поражение боевикам ИГ, описывают «город-призрак, которым правят люди с оружием». В Долине Евфрата, в городе Жерф аль-Сахар, были сообщения об этнических чистках. Подобным же образом, в основном суннитское население города Нухаяб, расположенного на стратегическом перекрёстке между суннитскими и шиитскими районами, обвиняет ополченцев в захвате под предлогом борьбы с экстремистами.

В провинции Анвар, где доминируют сунниты, остаются большие опасения массовых убийств и «чисток», если шиитские ополченцы войдут в провинцию в большом количестве. В такой ситуации всегда найдётся место для аль-Каиды, ИГ или какого-то похожего движения, не важно, насколько жесткого, но защищающего осаждённое суннитское население. Что понимает в Ираке любой, а в Америке почти никто не понимает, так это что ИГ – симптом гражданской войны, а не отдельная угроза.

Одна давняя надежда администрации Обамы не имеет никакой поддержки в Багдаде, и остаётся бесполезной: поражение ИГИЛ за счёт вооружения суннитских племён непосредственным образом, в стиле движения «Пробуждение Анвар» времён оккупации. В самом деле, центральное правительство опасается их вооружения, кроме нескольких символических подразделений – чтобы успокоить американцев. Шииты лучше многих знают, что может сделать мятеж, чтобы помочь нанести поражение более крупной, лучше вооружённой силе.

Но, несмотря на риск эскалации теневой гражданской войны в Ираке, США теперь движутся к тому, чтобы непосредственно вооружить суннитов. Нынешние планы состоят в том, чтобы импортировать вооружение на новейшую базу – лист лилии в провинции Анвар и передать его местным суннитским племенам, нравится это Багдаду или нет (и да, стоит отметить и разрыв с Багдадом). Само по себе оружие, скорее всего, будет задействовано против шиитских ополченцев, равно как и против ИГ, если предположить, что оно не будет передано прямо в руки боевиков ИГ.

Утрата снаряжения и передача его этим боевикам – отнюдь не пустяк. Никто из тех, кто говорит об отправке в Ирак больше нового оружия, не важно, кто получатель, не должен игнорировать ту лёгкость, с которой боевики ИГ получают поставляемое США тяжёлое вооружение. Вашингтон вынужден проводить воздушные удары против таких захватов вооружения – даже при том, что переправляет его ещё больше.

В июне 2014 года в Мосуле около 2300 Хаммеров были оставлены боевикам ИГ, ещё больше им досталось, когда иракская армия неожиданно бежала из Рамади в мае месяце. Такая модель поставок, захватов и новых поставок была бы комически абсурдна, если бы не оказалась трагедией, когда некоторые из этих Хаммеров были использованы ИГ как движущиеся бронированные бомбы террористов-смертников, и Вашингтону пришлось поторопиться отправить противотанковые ракеты АТ-4 для Иракской армии, чтобы с ними справиться.

Настоящая причина того, что ничто не сработает

Фундаментальная проблема, лежащая в основе почти каждого аспекта политики США в отношении Ирака, в том, что «успех», как его определяет Вашингтон, требует от всех игроков действовать против собственного желания, мотивации и целей, чтобы достичь целей США. Суннитам нужен защитник, поскольку они борются за политическое место под солнцем, а не просто выживание в Ираке какого-то нового типа. Шиитское правительство в Багдаде ищет возможности завоевать и контролировать суннитские районы. Иран хочет сохранить Ирак в качестве подчинённого государства и использовать его для облегчения доступа в Сирию. Курды хотят иметь независимую родину.

Когда министр обороны Эш Картер заметил, «что фактически случилось в Рамади, так это то, что иракские силы просто не продемонстрировали желания бороться», то на самом деле он имел в виду – много разных сил в Ираке не продемонстрировали желания воевать за американские цели. В мышлении Вашингтона Ирак, в конечном счёте, несёт ответственность за решение проблем, которые ранее были созданы или обострены в первую очередь США, и в то же время Америка снова берёт на себя ещё большую роль во всё более мрачной судьбе этой страны.

Чтобы американский «план» сработал, суннитским племенам надо сражаться с суннитами из ИГ ради поддержки шиитского правительства, которое подавляло их мирные протесты в стиле Арабской Весны и которое, при поддержке Ирана, их изгоняет, изводит и убивает. Курдам надо сражаться за иракское национальное государство, от которого они хотят быть независимы. Это не может сработать.

Вернёмся в 2011 год, и вряд ли тогда кто-то мог предположить, что тот самый парень, который нанёс поражение Хиллари Клинтон и пришёл в Белый Дом на основе своей оппозиции последней Иракской Войне, отправит США кувырком прямиком в ту самую хаотическую страну. Если и был когда-то американский кризис, которого можно было избежать, так это Иракская Война 3.0. Если и была когда-либо война, в которой у США нет никакой надежды достичь своих целей при любой избранной стратегии, так это именно в ней.

Теперь вы уже, без сомнения, качаете головой и спрашиваете «Как же это произошло?». Историки будут делать то же самое.

http://polismi.ru/politika/bolshoj-blizhnij-vostok/1203-pyat-veshchej-ne-srabotavshikh-v-irake.html