26 мая 2016 года председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер публично выразил недовольство тоном президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в споре вокруг безвизового режима для турецких граждан. Он назвал «угрозами» требования турецкого президента. Другой высший руководитель ЕС, председатель Европейского совета Дональд Туск, также рекомендовал Эрдогану воздержаться от угроз в диалоге с ЕС. За два дня до этого, 24 мая, в Стамбуле в выступлении на саммите ООН по гуманитарным вопросам Эрдоган пригрозил ЕС отменить соглашение по беженцам с ЕС в том случае, если европейцы не введут безвизовый режим в определенный соглашением срок — т. е. до 1 июля. Эрдоган особо отметил, что Анкара пока не получила финансовой помощи Евросоюза, обещанной в рамках соглашения с Турцией по беженцам.

После этого 25 мая канцлер Германии Ангела Меркель ответила на угрозы Эрдогана разорвать с ЕС сделку по беженцам. Она уже в который раз заявила, что не испытывает беспокойства по поводу договоренностей с Турцией. Далее Меркель добавила, что Анкара еще не выполнила всех 72-х условий для отмены визового режима. Канцлер полагает, что «для этого требуется больше времени». Таким образом, в течение последних трех дней взаимные претензии Турции и ЕС вокруг выполнения «исторической» сделки по сдерживанию миграции в Евросоюз вышли на самый высокий уровень.

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

Подобная публичная перепалка, последовавшая сразу же после рабочего визита в Турцию 23 мая канцлера Меркель, еще раз продемонстрировала, что ее переговоры с президентом Эрдоганом завершились безрезультатно, и тот сохраняет твердую позицию по своим требованиям.

Напомним суть проблемы. В настоящий момент возвращение нелегальных мигрантов из Греции в Турцию осуществляется на основе двустороннего соглашения между этими странами. С 1 июня 2016 года эта процедура должна уже осуществляться в рамках соглашения от 18 марта 2016 года между ЕС и Турцией. Согласно этим договоренностям между Турцией и ЕС, все нелегально прибывшие морским путем в Грецию беженцы после регистрации должны быть отправлены обратно в Турцию. За каждого возвращенного мигранта страны ЕС принимают от Турции по одному сирийскому беженцу. Брюссель согласился предоставить Турции на нужды содержания беженцев 6 млрд евро. Турция в качестве «платы» за роль сторожа у ворот ЕС потребовала безвизового режима для ее граждан с 1 июля 2016 года и продвижения на переговорах по будущему членству Турции в ЕС.

Относительно визового соглашения еще в декабре 2013 года Евросоюз определил 72 требования к Турции для установления безвизового режима с ней. Сейчас выясняется, что турки из-за политических мотивов не могут выполнить один ключевой пункт из 72-х условий — изменить турецкий закон о борьбе с терроризмом. В ЕС резонно полагают, что в нынешней своей версии закон может быть использован властями Турции для подавления оппозиционеров. Власти Турции, в свою очередь, не желают идти по этому пункту на уступки Евросоюзу не только из-за соображений властных прерогатив, но и на фоне возросшей террористической активности в стране. Любые изменения нынешнего закона о терроризме продемонстрируют слабость властей перед лицом противников режима.

В Анкаре утверждают, что проявленная слабость лишь «стимулирует» террористов на новые атаки. Эрдоган не может позволить себе показаться слабыми в борьбе с «терроризмом» в ситуации военной операции правительственных войск против курдов в восточных районах Турции и на фоне горящей границы с Сирией и Ираком. На днях в Страсбурге турецкий министр по делам ЕС Волкан Бозкыр еще раз заявил, что об изменении турецкого закона не может быть и речи. В итоге стороны уперлись, как в стену — в «ценности» Евросоюза и в «принципы» Турции.

По мнению наблюдателей, «твердая позиция» Эрдогана в требовании безвизового режима обусловлена его абсолютной уверенностью, что в лобовом столкновении «принципов» с «ценностями» в последний момент ЕС и Германия повернут и будут вынуждены уступить из-за требований «реальной политики». В отношении возможностей повторения пиков миграционного кризиса лета 2015 года есть резон в подобном ожидании.

Подробно о о теневой стороне
канцлера Германии
в статье

Ангела Меркель как агент Штази

Следует признать, что во многом нынешнее обострение вокруг соглашения о миграции ЕС — Турция и о безвизовом режиме для Турции спровоцировал Европарламент. Официально Еврокомиссия продолжает консультации, чтобы установить, в каком объеме Турция выполнила условия, открывающие ей путь к безвизовому режиму. Это скорее позитивный, чем негативный подход к делу.

Если Еврокомиссия демонстрировала умеренность и периодически информировала о прогрессе в продвижении к безвизовому режиму со стороны Турции, то Европарламент, наоборот, принял 10 мая постановление в соответствующей комиссии отказаться от дальнейших консультаций по отмене визового режима для граждан Турции до тех пор, пока Анкара не приведет свое законодательство в полное соответствие с требованиями ЕС.

Фактически, Европарламент категорично заявил, что он в нужный момент не проголосует за отмену безвизового режима для Турции. Без одобрения Европарламента либерализация визового режима ЕС с Турцией невозможна. Тут выяснилось, что у Турции в Европарламенте вообще нет друзей. После решения Европарламента в европейских СМИ было открыто признано, что «сделка с Эрдоганом находится под угрозой срыва».

До категорического решения Европарламента уже казалось, что турецкий президент готов смягчить свои требования относительно сроков введения безвизового режима, сдвинув их с 1 июля на октябрь 2016 года. 10 мая Эрдоган выразил надежду, что Евросоюз примет решение об отмене визового режима для граждан Турции не позднее октября. Категоричная позиция евродепутатов перечеркнула готовность Эрдогана пойти на компромисс, и он вновь заговорил о 1 июля, как о сроке введения безвизового режима для граждан Турции.

Кто на самом деле создал эрдогановскую Турцию
в статье

Кто стоит за исламизацией Турции
А так же в статье
Исламский проект ЦРУ в Турции

Вслед за этим кризисным моментом и последовал короткий визит канцлера Германии Меркель в Турцию. Тем самым возникшая конфликтная ситуация продемонстрировала, что самым заинтересованным деятелем в ЕС в соглашении с турками по сдерживанию миграционного потока является именно Меркель, и никто другой. В Берлине признают, что Евросоюз политически нуждается в Турции, с оговоркой, что при подобном обстоятельстве следует быть осторожными при сотрудничестве с Анкарой по миграционной политике.

В Европарламенте не скрывали, что государства-члены ЕС подвергаются шантажу со стороны Турции. И это до того, как с шантажом выступил сам турецкий президент. В Анкаре на самом высоком уровне не скрывают, что, если решение ЕС о безвизовом режиме не будет принято, Турция вновь направит поток беженцев в Европу. В Германии делают из этого вывод. Меркель обвиняют в том, что в результате проводимой ею миграционной политики турецкий авторитарный лидер обрел дополнительную власть у себя дома и по отношению к ЕС. Меркель отдала себя в руки эгоцентричного турецкого президента.

Следует признать, что евродепутаты сделали более чем достаточно для разогрева ситуации. Их риторика далеко вышла за рамки партнерских отношений с Турцией. В Страсбурге раздались обличающие голоса. Турция — это «полицейское государство, управляемое автократом». «Сделка с диктатором не допустима». «Мы не должны поддерживать авторитарный путь Эрдогана». «Автократ Эрдоган ведет войну против собственного народа». «Европейцы не хотят продавать свои ценности самодержцу в Анкаре». «Новый турецкий премьер Бинали Йылдырым — это свадебный генерал из свиты Эрдогана» и т. д. Европарламентариев заведомо разозлила возможность давления со стороны турецкого «автократа», и они показали, что сами проявят большее упрямство в отношение визового вопроса. Правда, в германском издании Frankfurter Allgemeine Zeitung констатировали: «ЕС вынужден мириться со вздором Эрдогана».

В промежутке между решением Европарламента и поездкой Меркель в Турцию из Анкары пришло ясное компромиссное предложение: вывести антитеррористический закон из дебатов о безвизовом режиме и сделать этот вопрос частью общих переговоров о вступлении Турции в ЕС. Предложение встретило определенный интерес в Европейской комиссии в качестве основы для компромисса, но тут председатель Европейского парламента Мартин Шульц с ходу отверг его. Евродепутаты еще раз пообещали, что никакой «распродажи ценностей» для спасения сделки с Турцией не будет.

Подробное исследование
о проблеме исламской миграции в Германии
в статье
Мигрантский вопрос в Германии

До вмешательства Европарламента руководство в Берлине полагало, что самоуверенные тирады президента Турции были простым театром для внутреннего потребления. Но после визита Меркель в Турцию стало ясно, что конфликт между ЕС и Турцией из-за визового режима обостряется, и главный проект Меркель по преодолению миграционного кризиса находится под угрозой срыва. Внутриполитическая проблема для Германии и ЕС заключается в том, что проект Меркель изначально подавался обществу в качестве единственно правильного пути решения кризиса беженцев. Теперь стало очевидным, как Турция может легко и просто оборвать его. Турецкие полицейские и военные просто прекратят патрулирование турецкого малоазийского побережья.

Одновременно Турция откажется принимать беженцев обратно из Греции. Последующий за этим коллапс соглашения Турции и ЕС не оставит какой-либо разумной внешнеполитической альтернативы, кроме как воспользоваться тем, что череда границ на Балканах заперта, и превратить Грецию в огромный лагерь для прибывающих из Турции беженцев. Подобный возможный разворот миграционного кризиса — заведомо плохое решение, поскольку открывает для евроскептического руководства Греции новый фронт для официальных жалоб.

Самое плохое в возможном провале намечается для Меркель дома. Внутриполитическая ситуация в Германии демонстрирует, что все скрытые и явные политические противники Меркель собираются использовать подготавливаемый провал сделки с Турцией для подрыва ее политического авторитета. Партнер по коалиции христианских демократов СДПГ использует провал сделки для приобретения столь необходимых ей политических очков лично от главы коалиции.

Публичному проявлению СДПГ скептицизма в адрес турецкой сделки весьма способствовал в апреле 2016 года скандал в связи с судебным делом по отношению к телевизионному комику Яну Бомерманну, «оскорбившему» своими «стихами» президента Турции. Напомним, что Эрдоган потребовал судебного преследования Бомерманна в Германии на основании одного анахронического немецкого закона, который запрещает оскорбление иностранных сановников.

Жалоба Эрдогана, поданная в соответствии с законодательством, потребовала одобрения канцлера, которая пошла на это вопреки общественному мнению страны. Дело Бомерманна дало столь нужный повод для упорного муссирования в германских СМИ темы преследования в Турции журналистов, а также борьбы Эрдогана против курдов и «нарушения прав человека» в Турции. Это дало повод депутатам от СДПГ заговорить о подрыве авторитета демократии в самой Германии. Дело Бомерманна стало хорошим поводом и прелюдией для выступления евродепутатов, закрывших возможность сделки с Турцией.

Даже в пределах собственной партии Меркель многие увидели в готовящемся провале соглашения с Турцией возможность порвать с неугодной гражданам миграционной политикой и тем самым приобрести очки за год до парламентских выборов. На прошлой неделе на совместном завтраке правительства с участием министров социал-демократов в Министерстве экономики Германии один из присутствовавших министров христианских-демократов призвал к более агрессивной позиции в антимиграционной политике, когда речь заходит о Турции. Это было явное нарушение партийной и коалиционной дисциплины перед лицом министров социал-демократов.

Ободренные Европарламентом члены собственной партии Меркель начали использовать самую жесткую риторику в адрес Турции. Министр внутренних дел влиятельный христианский демократ Томас де Мезьер сорвал восторженные аплодисменты на встрече парламентариев своей партии, когда потребовал не делать Турции каких-либо уступок в вопросе о безвизовом режиме. Самый известный и последовательный противник Меркель в рядах германских христианских демократов глава баварского Христианско-социального союза (ХСС) Хорст Зеехофер не преминул заметить, что он всегда был настроен скептически в отношении практических возможностей сделки с Турцией. Ситуация, по определению Зеехофера, «становится экстремальной». Экстремальной… для Меркель.

Вершиной фронды в рядах христианских демократов стало заявление в Европарламенте лидера правоцентристской Европейской народной партии христианского демократа Манфреда Вебера, который поставил вопрос о закрытии для Турции ее привилегированного доступа к европейскому рынку и прекращению действующего режима упрощенного процесса получения виз турецкими бизнесменами. Фактически Вебер намекнул на возможность введения санкций против Турции в ситуации конфликта с ней вокруг исполнения турками соглашения о нелегальной миграции. Таким образом, шантажу Эрдогана предшествовал шантаж Вебера.

Ситуацию подчеркнуто обострила отставка в Турции премьер-министра Ахмета Давутоглу, которого в ЕС стали рисовать антиэрдогановскими красками в качестве «проевропейского» лидера Турции. В ситуации нарастающего конфликта Турция и Германия обмениваются демонстративными болезненными уколами. Так, турецкий парламент принял постановление о снятии депутатской неприкосновенности с депутатов-курдов. В Берлине в кулуарах заговорили, что это решение является по сути «государственным переворотом». 23 мая в Анкаре канцлер Германии Меркель публично выразила «глубокую озабоченность» лишением депутатского иммунитета одной четверти от общего числа депутатов турецкого парламента. Оригинальным инструментом турецкого шантажа является политика геноцида в отношении собственных граждан — в данном случае курдов. В результате войсковых спецопераций курдские города превращаются в руины, а население массово уничтожается.

Это видят и понимают в Германии. Отношения Берлина с Анкарой еще больше ухудшатся после того, как 2 июня 2016 года парламент Германии примет резолюцию по армянскому вопросу в Турции, в которой события 1915 года будут признаны геноцидом армянского народа. Первоначально предложенный «зеленым» проект резолюции предполагалось одобрить еще в феврале 2016 года. Но из-за готовящейся сделки с Турцией заседание было намеренно отложено. Теперь при обострении отношений с Турцией делу был дан ход.

Председатель фракции ХДС/ХСС в бундестаге Фолькер Каудер согласился на обсуждение резолюции. Проект резолюции ясно использует в заглавии — «Память и воспоминания о геноциде армян и представителей других христианских меньшинств 101 год назад» — термин «геноцид», а значит, слово это, столь нелюбезное туркам, попадет в заголовки всех мировых СМИ. В самом документе речь идет о «спланированном изгнании и уничтожении» турками не только армян, но и других представителей национальных и религиозных меньшинств. Последнее обстоятельство делает актуальным тему в свете происходящего в Сирии истребления христиан.

Самое главное — германские власти готовятся к официальному извинению перед армянами, поскольку берут на Германию часть ответственности за события 1915 года из-за союзнических отношений в Первую мировую войну между Германской и Османской империями. Послу Германии в Анкаре заранее нужно готовиться к вызову для объяснений в турецкий МИД. Ярости Анкары не будет предела.

Ситуация усугубляется тем, что оппозиция режиму Эрдогана в Турции призывает Брюссель и Берлин ни в коем случае не идти на уступки Эрдогану и не давать ему очки на поле внутренней политики. На прошлой неделе глава левоцентристской Республиканской народной партии Турции Кемаль Кылычдароглу убеждал в Берлине на встрече с министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером и председателем СДПГ Зигмаром Габриелем оказывать гибкое давление на Эрдогана, правда, без окончательного закрытия европейской перспективы для Турции.

Последнему спорному визиту Меркель в Турцию неожиданно подгадил премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. 22 мая он в изощренной форме объявил, что Турция никогда не станет полноправным членом ЕС. «Турция выдвинула свою кандидатуру в 1987 году. Если все будет продвигаться в том же темпе, нужно будет ждать 3000 года, чтобы увидеть ее вступление в ЕС», — объяснил турецкие еврореалии британский премьер. Кэмерон открыто дал понять, что в ценностном и цивилизационном плане Турция не принадлежит и никогда не будет принадлежать к Европе.

Вслед за этим на следующий день после демарша Кэмерона последовала редакционная статья в The Times, в которой было предложено Евросоюзу прекратить разыгрывать «фарс» перед Турцией, что она когда-нибудь получит членство в Евросоюзе. «Турция — страна слишком большая, слишком населенная и слишком дурно управляемая», — полагают в The Times. Членство Турции в ЕС, считают во влиятельном британском издании, будет означать исход значительной части населения страны на Запад, поскольку существенными экономическими успехами правление Эрдогана не увенчалось.

Кроме того, в случае членства Турции ЕС получит общую границу с Ираком, Ираном и Сирией, а это станет полным безрассудством. Турция устраивает ЕС только в качестве азиатского буфера. Взаимопонимания с Турцией нужно достигать без ее приема в «клуб ЕС» или же отказа от общеевропейских ценностей. Фактически британцы демаршем Кэмерона и последовавшими разъяснениями в The Times нанесли удар по второму пункту турецких преференций за миграционное соглашение — ускорению переговоров о членстве Турции в ЕС.

Последовали и более мелкие уколы в европейских СМИ. Так, в германском издании Spiegel появилась публикация, в которой утверждалось, что в процессе реадмиссии беженцев Турция намеренно направляет в Евросоюз хворых и малообразованных людей, при этом «придерживая» у себя сирийских беженцев с высшим образованием — врачей и инженеров.

Отказ от соглашения нанесет серьезный ущерб отношениям Европы и Турции, Германии и Турции на долгие годы. Он может привести к возобновлению кризиса беженцев. Последствия краха соглашения будут значительными лично для канцлера Ангелы Меркель. Ее власть, авторитет и влияние в ЕС и Германии окажутся под угрозой. Крах соглашения будет означать самый большой и самый значительный провал в той сфере ее деятельности, которая давно рассматривается как сильная сторона канцлера — ее внешняя политика, имеющая не только национальное, но и евросоюзное содержание.

Может показаться, что на начало лета 2016 года политическая судьба Меркель прямо зависит от милости президента Эрдогана. Последний, похоже, готов проявить по отношению к ней беспощадность — известное свойство турецкой души, приписываемое ей европейцами. Кризис в отношениях Турции и Евросоюза углублятся.

http://vk.cc/5etmAL