Два дня назад было объявлено о гибели третьего по счету руководителя группировки "Имарат Кавказ" Магомеда Сулейманова. До него этот пост занимали Доку Умаров и Алиасхаб Кебеков. Сулейманов - один из последних полевых командиров, имеющих и духовный авторитет, что позволило ему быть кади - судьей. Именно он вынес приговор Саиду Чиркейскому, после чего тот был убит.

Имарат Кавказ (ИК), "гремевший" при Доке Умарове, сейчас почти исчез из сводок. Последнее его крупное "дело" - нападение на Грозный в декабре прошлого года. Группировку последовательно добивают по вполне действенной схеме - истребляя руководство. После Сулейманова человек его уровня и авторитета даже не просматривается, в лучшем случае группировку возглавит молодой и полностью "отмороженный" боевик, что серьезно маргинализирует ИК и ускорит его развал.

Однако есть и нюансы такого лобового подхода.

Во-первых, проблемы региона никуда не деваются. Начавшаяся в начале 90 годов дерусификация (а по сути, изгнание русских) с Северного Кавказа резко архаизировала весь его регион. Вернулось обычное право, рухнула (а точнее, структурно существенно изменилась - и опять в сторону архаизации) экономика, просели культура, образование.

"Сильные" кланы, утвердившие свою власть в результате процессов 90-нулевых годов, сместили баланс клановых отношений в свою пользу, выдавив на обочину менее успешные и "сильные", чем обеспечили резкую диффиренциацию общества и бесконечный поток боевиков. При этом "сильные" очень четко позиционируют себя, как хранителей стабильности, за которую Москва обязана платить дань. Собственно, отношение к Москве внутри "сильных" кланов - как к даннику, и никак иначе. Верноподданические речи того же Кадырова - просто дежурная дипломатия, хотя, конечно, он и его коллеги отдают отчет в том, что Москва является их опорой в регионе, и поддерживают нынешний режим компрадоров, исходя из своих личных интересов.

В такой ситуации неизбежно возник мощный поток внутренних мигрантов в направлении "материковой" России: на родине не так уж и много возможностей себя реализовать - мест мало, людей много. Первая группа - представители "сильных" кланов, которые выполняют роль покорителей пространства, захватывая лакомые куски российской "материковой" экономики и номенклатурных высот и постов и обеспечивая дополнительный мощный приток средств на родину. Естественно, экономики не только легальной.

Второй поток - аутсайдеры, представители "слабых" кланов, которым нет места у себя. Это - основная база преступных этнических сообществ, не имеющих доступа к легальному бизнесу, а потому пробивающаяся к успеху самыми жесткими путями.

Кремлю нечего предложить Северному Кавказу, кроме нынешней политики, а потому сложившееся статус-кво его устраивает, как наименьшее зло. Плюс немалая часть российского "политикума" вообще прямо связана и завязана на интересах кланов Северного Кавказа - судя по всему, уровень вице-премьеров ими уже освоен.

Второй блок проблем связан с начавшейся войной в мировой террористической сети между "Аль-Кайедой" и "Исламским государством". ИК, кстати, поддерживает именно "Аль-Кайеду", несмотря на то, что предыдущий фюрер группировки Кебеков попытался принести байят (присягу) именно ИГ, после чего очень быстро был убит.

Ликвидация последовательного сторонника "Аль-Кайеды" Сулейманова делает позиции сторонников ИГ на Кавказе весьма серьезными - теперь у них не остается авторитетных противников, да и репутация Имарата серьезно подорвана последовательным и показательным его уничтожением. На фоне победного шествия ИГИЛ в регионе Ближнего Востока неудачники выглядят особенно контрастно.

Причины, генерирующие проблемы на Северном Кавказе, при этом остаются нетронутыми. А значит, процесс, воспроизводящий боевиков, никуда не делся. Вопрос - к кому теперь будут примыкать эти новые боевики.

Лобовая ликвидация "Имарата Кавказ", который и без того по большей части ушел с Кавказа в Ирак и Сирию, создает поле для активного проникновения на Северный Кавказ сторонников ИГИЛ, которым российские спецслужбы обеспечивают зеленый свет ликвидацией их противников. При этом тактика ИГИЛ и ее организационные методы существенно отличаются от привычных для наших спецслужб методов Аль-Кайеды. По сути, с ИГИЛ придется начинать все заново.

Непрямые методы, когда спецслужбы взращивают конфликт между двумя конкурирующими группировками и переносят центр тяжести больбы с наиболее сильной на данный момент, пока невостребованы. Все происходит ровно наоборот - добивают слабейшего, расчищая поле для сильнейшего - причем как раз того, с кем последний месяц призывают бороться чуть ли не из каждого утюга в России.

http://el-murid.livejournal.com/2475925.html