Иногда, чтобы понять смысл того или иного изгиба картины, нужно рассмотреть самый общий план, как фигуры на плато Наска. Попробуем и мы сначала воспарить над широким контекстом.

Всякая идея, перехлестывая в своем развитии через край разумной меры, оборачивается абсурдом и своей противоположностью. Например, прогрессивные идеи свободы и равенства при их продвижении в творческую сферу оборачиваются не только безыдейным плюрализмом и политкорректностью, но половодьем креативной бездарности, агрессивно отстаивающим «равное» право быть властителями «дум». Конечно, все это примитивное заболачивание прежде цветущих лугов прикрывается и обосновывается теоретическими симулякрами постмодернизма типа «современного искусства», что при внимательном рассмотрении оказывается всего лишь развитием жанра карикатуры.

Однако, по счастью и этот глобальный тренд подвержен той же самой закономерности выплескивания через край и самообесценивания, что нынче и происходит.

Свою ценность эта волна деградации и разложения культуры имела для стабилизации нервного баланса глобальных элит, сложившегося к концу 1960-х. Тогда, как некоторые еще помнят, вместо обновления элит в каждой из частей расколотого политического глобуса, за счет участия в мировой гонке социальных систем, была осуществлена «разрядка» и соответствующая ей креативная заглушка творческого потенциала. Лозунг «Make love not war» был направлен не столько против войны, сколько против любви в ее творческом, божественном понимании.

Тем не менее, остаточный творческий потенциал общества удалось погасить не сразу, хотя и сумели канализировать, направить в «перестроечную» колею. Можно даже назвать точный момент апофеоза застоя, в который бабло, секс и наркотики окончательно сломили творческий дух соревнования – это подорванная бойкотом московская Олимпиада, символической кульминацией которой стали похороны Высоцкого. После этого власть еще десять лет по инерции держалась на культурных ценностях и символах, добытых прежними поколениями романтиков.

После контркультурной, то есть «цветной» в нынешних терминах революции рубежа 1990-х ценности и символы предшествующих эпох пошли под нож креативной переработки и утилизации. Здесь центральным символом стала продавшая совесть и немедленно пропившая голос примадонна во главе целой колонны гламурных кумиров, разменивающих остатки народной любви на рыночный успех и поддержку гнилой власти.

И кстати власть оказывается гнилой вовсе не потому, что ее личный состав хуже, чем был в прошлых созывах. В чем-то даже лучше, образованней и техничнее. Хуже только в одном, но зато самом главном – изучая технику и технологии маккиавелизма, в упор не видят главного в учении великого флорентийца. А это главное полностью совпадает с конфуцианским учением о политике. Главное для государя как олицетворения власти – это доверие народа, а уже после этого – сила армии, и затем – рост экономики. Но доверие народа не является производным от хлеба и зрелищ, а сила армии и военные победы идут от доверия народа, а не наоборот.

Кризис российской власти середины девяностых является явным доказательством правоты классиков. Нет доверия – нет и власти, хоть бы даже и сконцентрировать в руках политической верхушки все рычаги государства и активы экономики. Оказывается, что ровно наоборот – это государство, чтобы быть работающей силой, нуждается в легитимной политической власти, основанной на доверии. Но откуда берется народное доверие? И куда оно девается в критические дни?

Со времен Конфуция в ответе на этот вопрос ничего не изменилось. Мудрый правитель приобретает доверие народа, защищая духовные ценности, следуя культурным традициям и поклоняясь тем же символам, что и народ.

Отчасти это фундаментальное знание усвоено элитами. Даже самый либеральный и в душе космополитичный политик, надеясь на продолжение карьеры в России, спешит возложить венки к Вечному огню 9 мая или на фоне елки и оливье 31 декабря. Сразу видно, что Чубайсу некуда деваться с «галеры», раз он, якобы для прикола, позирует в интерьере ностальгии по перестроечной молодости.

И все же, понимая значение символов, политики и не только они по большей части не знают, откуда берется их магическая сила. Никакой «волшебник» не может вынуть из избирательной урны и даже из ГАС «Выборы» легитимность власти, как кролика из шляпы. Ибо формальная легитимность есть лишь приложение, необходимый правовой ритуал для оформления реальной, объективно существующей легитимности как отражения культурного единства властной элиты и народа..

Так вот, ларчик хотя и открывается не просто, а с помощью культурного кода, но этот самый механизм приобретения легитимности достаточно прозрачен и понятен. Сами по себе нарисованные, написанные, транслируемые и звучащие символы, несущие культурные и глубже - духовные коды, имеют свойство стираться от употребления, даже просто формального, не говоря уже о злоупотреблении. Каждое поколение вырабатывает свой язык и обязано переложить на свой лад главные символические сюжеты и образы. Только в таком творческом переосмыслении ценности оживают, а символы обновляются, укрепляя культурное единство нации и шире – цивилизации.

Опять же нельзя сказать, что власть предержащим никто не докладывал или они на эти доклады плохо реагировали по мере и в силу понимания. Достаточно вспомнить перелицовку советского гимна, а самое главное, что «Старые песни о главном» зазвучали на федеральном телеканале еще раньше, как только власть осознала себя в глубоком кризисе легитимности, то есть народного доверия. То есть появилось осознание, что культурные символы не выбрасывать на свалку истории нужно, а утилизировать и как можно экономнее. Так до сих пор этим и занимались по мере умения. Но в этом деле главное не перенапрячь вялотекущий процесс, чтобы не перевести хронический кризис легитимности в острую фазу. На мой взгляд, «старые песни» в высоко технологичном и слишком энергичном формате фильма «Высоцкий» прорвали и оголили эту бывшую надежную линию обороны.

Проблема ведь даже не в том, остались ли во власти и рядом с ней люди, которые знают цену культурным кодам и ценность творческих подходов. Мы можем даже назвать таких людей. Наверняка Н.С.Михалков, когда обосновывал свой фонд поддержки своего кино, то же самое пытался объяснить Путину. Или тот же С.С.Говорухин.

Уверен, что назначение бывшего лучшего друга и коллеги Высоцкого фронтспикером выборной кампании было увязано с запланированным успехом фильма «Высоцкий». Ведь не мог не иметь рейтинга и аудитории инновационный технологически кинопроект. Все верно, рейтинг был, хотя и не такой, как хотели, и даже аудитория школьников, падких до гаджетов и фич. Не было только искусства и творчества, которое только и дает обновление символов и новое прочтение культурных кодов. В итоге вместо поэта на экране в банальном перестроечном сюжете и дешевых декорациях дрыгался под фанеру натуральный зомби. В итоге и сам Говорухин в роли «начштаба» оказался ровно в таком же провальном формате имени станиславского «не верю».

То есть формального знания предмета, больших финансов и даже самых высоких технологий вовсе не достаточно для обновления живых символов. Нужна не формальная, а живая связь времен, преемственность духа и драйва, а не антуража и громких имен.

И вот с этим глухо и тухло даже у самых лучших из уходящего поколения, не говоря уже о детишках, просто эксплуатирующих имена и славу великих отцов. А нового поколения творцов нет, сомкнутые ряды креативщиков не пускают или того хуже – навязывают свои гламурные «ценности» и совращают молодых еще на дальних подходах к творчеству.

Поэтому даже если бы сейчас во власти и оказался каким-то чудом политик, равный товарищу Сталину в этих вопросах, то фраза «других писателей у меня для вас нет» не смогла бы прозвучать. Потому что писателей и режиссеров полно, а творцов, готовых гореть и сгорать, не видно ни одного. Даже очень талантливые, как Пелевин, вынуждены играть по правилам гламура и дискурса, горько насмехаясь над самим собой.

Так что обновленный символический капитал властным элитам негде взять, а на «старых песнях» уже больше не выедешь. Увы, и ах.

А может быть и не увы, а таковы законы развития высоких идей и общества. И жертва качества в конце 1960-х действительно спасла мир от ядерной войны, пусть и ценой еще одной смертельной угрозы полного разложения цивилизации. Но поколения, выросшие на мощной и живой культуре, сейчас в самом активном и зрелом возрасте, они определяют движение общества и обязаны пройти свою часть сложного пути, преодолеть кризис очередной «перезагрузки».

Собственно, единственное, что утешает в этой ситуации - никто не способен воспользоваться фундаментальной слабостью российской власти, ни внутри, ни вовне. Ни «системная» оппозиция, ни «антисистемная», ни «белые», ни «красные» не имеют возможности перехватить слабеющую легитимность власти. Для сравнения, в 1917 году сначала «белые», потом «красные» опирались на критическую традицию Толстого, Чехова, Горького, на символический авторитет Станиславского, Мейерхольда и целой плеяды великих деятелей культуры. А сейчас кто? Самопародии Димы Быкова и Миши Ефремова вместо Блока и Маяковского? Ксюша Собчак вместо примы МХТа Андреевой?

И точно так же никто из внешних игроков не способен всерьез вмешаться во внутреннюю политику России, в отношения народа и власти, хотя бы по той причине, что все державы и все властные и культурные элиты находятся в таком же или даже худшем кризисе. Новости о погибших от алкоголя талантах и моральном уничтожении былых исторических символов приходят чуть ли не ежедневно. И собственно цивилизации и системы сейчас соревнуются по принципу, кто кого дольше переживет в этой гонке гламура, лжи, манипуляций и разложения. Не уверен, что культурные позиции Европы и тем более Америки сильнее, чем у России с ее старыми песнями и фильмами.

И еще одно замечание. Если не нынешнее состояние символического капитала власти называется «мерзостью запустения», то куда еще падать дальше?(

Теперь можно немного сдвинуть фокусаналитической оптики и сосредоточиться не на глобальном, а на национальном уровне: Откуда есть пошел путинский режим и сам Путин?

По большому счету пошел он от дефолта 1998 года, только не от экономического, как августовское следствие, а от морально-политического, апофеозом которого были похороны «останков царской семьи». Но если быть не только циничным, но и точным. То хоронили в тот солнечный июльский день иллюзии ельцинской элиты по поводу любви народа или хотя бы заграницы к исконно-сермяжным монархическим ценностям. Некто Немцов до сих пор, пардон, как обосраный ходит по краешку политической сцены, весь, панимаешь, по уши в этих самых «ценностях», как они их смогли понять, сердешные.

Параллельно эти же самые элиты устроили между собой предвыборную «гонку вооружений» в виде раскрутки все новых метровых и дециметровых телеканалов. И по ходу гонки выяснилось, что лучше и дешевле всего рейтинги заработать показом кино, притом именно советского. Перестроечная чернуха и порнуха народ не привлекает. А среди советских фильмов в лидерах оказались фильмы и сериалы про разведчиков, и прежде всего про Штирлица.

Плюс к этому еще ошеломительный успех новейшего проект ОРТ, опять же из-за роста конкуренции на рынке ТВ – «Старые песни о главном». Волей-неволей имиджмейкерам и советникам Семьи приходилось, опять же методом перебора, искать не просто лояльного и послушного, но и потенциально популярного, вписывающегося в ожидания публики. А и то говоря, предстоящие президентские выборы предполагали для народа ровно такой же выбор, на кого из ненавистных боссов сделать ставку, какой был у Штирлица в первых сериях. А тут вдруг нарисовался чуть ли не сам Штирлиц, притаившийся во главе местного аналога «гестапо». Ура, все мы штирлицы в душе победили, обхитрили геббельсов и гиммлеров!

Разумеется, все было не так просто и прямолинейно. Поэтому придется еще ответить на пару довольно интимных вопросов. Почему именно Путин оказался тем лицом, которое имиджмейкеры начали гримировать под Штирлица? Были ведь и другие чекисты. Как и кто вообще внедрил и продвинул в семейный предвыборный штаб эту идею под соусом вдруг ставшей невиданно популярной в элитах соционики? Мало того, в самих книгах по соционике вдруг по мановению чьей-то руки была произведена замена одного из именных символов именно на «Штирлица». Эта информационная спецоперация точно не под силу одному лишь вновь назначенному директору ФСБ, даже при поддержке БАБа. Нужен был некий единый штаб, работающий в идеологии будущего путинского «чекизма».

Есть и другие вопросы: Могла ли ельцинская семья решиться сделать ставку на чекиста без одобрения западных партнеров? А если даже представить себе Ельцина как мудрого и могучего старика, который внезапно протрезвев, решился на самостоятельный шаг, то почему созданный и профинансированный Чубайсом Фонд эффективной политики со всеми импортированными новейшими американскими политтехнологиями, был срочно передан и придан путинскому штабу? Уж эта передача не могла состояться без отмашки западных контрагентов ельцинской семьи. Иначе не быть Чубайсу в совете директоров Чейз Манхеттена.

Ответы на все эти вопросы имеются и достаточно простые, вполне удовлетворяющие принципу бритвы Оккама. Во-первых, ельцинский режим никогда не был либеральным, и тем более демократическим, несмотря на многопартийные декорации. Это был при ЕБН и остался при Путине союз финансовой олигархии и чекистского генералитета. Только в 1990-х генералы, как Филипп Денисович Бобков, числились в службах безопасности у олигархов, бывших своих агентов, ставших «крышей» на уровне фининтерна. А после дефолта 1998 года роли поменялись. Западные спонсоры режима поняли, что их протеже и любимцы, вроде Чубайса, процессы не контролируют, так что договариваться нужно с более серьезными людьми, способными отвечать за базар.

Ну и поскольку в самом центре однополярной системы дело тоже стремительно двигалось к дефолту и краху финансового пузыря доткомов, то и там наметилась смена ролей между финансистами и силовиками. Причем неспособность демократов контролировать режим в России была не последним аргументом в политическом контрнаступлении неоконов. Уже весной заокеанские силовики с помощью войны в Югославии поставили внешнюю политику администрации Клинтона под ружье НАТО, а затем с помощью рычага импичмента додавили демократов до закулисной сделки о сдаче всех позиций. В числе которых была и позиция президента в Кремле. А то бы Ельцин сам ушел, без давления и прямых указаний своих патронов в белом Доме. Как же. Единственное, что он смог себе позволить – это испортить заклятым партнерам и всем коллегам каникулы и праздник Миллениума. Ведь пришлось всем внешнеполитическим штабам срочно возвращаться с ранчо или экзотических островов, бросая жен или любовниц одних встречать 2000 год.

Соответственно, практически все, что мы ставим сегодня в заслугу или в упрек Путину, мы можем адресовать и его заокеанским партнерам и, прежде всего, семье Бушев.

Да, Путин восстановил управляемость силовыми рычагами национального государства, ибо внешнеполитическая стратегия республиканского крыла истеблишмента основана на однополярном мире, как коалиции формально суверенных государств. Более того, именно сильная Россия с ее ядерными ракетами до поры до времени абсолютно необходима и американскому ВПК, и американским, техасским нефтепромышленникам для перехвата и перенаправления финансовых потоков. При этом рокфеллеровское крыло фининтерна, нарастившее вес на основе глобальной финансовой пирамиды, также заинтересовано и в росте цен на нефть, и в наращивании военных мускулов для контроля потенциальных перебежчиков из долларов в евро, как Саддам Хуссейн или аятоллы.

Отсюда вытекают буквально все особенности политического и экономического режима в России при Путине, точнее – при Буше-младшем. Возрождение всех формальных и даже силовых признаков суверенитета при полном подчинении финансовой политики ФРС, уже без посредничества МВФ, оставшегося под ротшильдовским крылом.

Попытка проротшильдовских олигархов (Ходорковский, Дерипаска) осуществить реванш на выборах декабря 2003 года, включала, между прочим, и намерения приватизировать резервы ЦБ и стабфонд, пустить их на поддержку олигархических банков и ФПГ. Плюс к этому консолидировать нефтянку в ЮКСИ и опять же продать контрольный пакет явно не клану Бушев, а их конкурентам. Поэтому это не путинский режим, а однополярный режим неоконов принял политическое решение в отношении Ходорковского. Сам бы Путин не стал нарушать закрепленный баланс интересов силовиков и олигархов, который служил фундаментом режима. Даже в ответ на нарушение «сухаревской конвенции» одним из олигархов, который в свою очередь, зная о таком нежелании рушить основы режима, таки закусил удила после первых предупредительных выстрелов. Возможно, что и МБХ не мог отказаться от этой роли, поскольку другое яйцо было зажато в тисках западных партнеров-ротшильдовцев. Иначе очень трудно объяснить эту суицидальность. Но факт есть факт, политэкономический фундамент путинского режима был расколот и баланс был разрушен именно олигархами-«демократами» в попытке реванша на российских и штатовских выборах 2004 года. После чего уже неоконам пришлось исправлять ситуацию, самолично подрывая чересчур усилившийся не по своей вине путинский режим.

И так далее, вплоть до ухода Путина перед уходом Буша. Но поскольку в порядке закулисных договоренностей на период кризиса неоконы не до конца покинули власть, сохранив за собой Пентагон и НАТО, то и Путин не до конца покинул Кремль, сохранив за собой столь же ключевые позиции.

Так что все очень просто, и особо обвинять Путина не в чем, как и особо хвалить. Хвалить можно будет только по итогам кризиса, если и когда вся эта вполне вынужденная политика таки приведет к сохранению России как великой державы и русских как народа. Пока это не гарантировано, и пока еще большой вопрос, кем и как это может быть гарантировано. Пока же стоит внимательнее присмотреться к Путину и его роли во всей этой однополярной трагикомедии.

Даже самые великие политики или полководцы становились таковыми не в силу личных качеств, а потому что на них, как в фокусе, сходилась равнодействующая глобальных сил. Впрочем, это же относится и к самым великим провалам, вроде горбачевской перестройке. Однако личные качества политика очень важны, чтобы оказаться в таком фокусе исторического процесса, и чтобы удержаться в этом фокусе. Нужно обладать целым набором положительных для политика качеств, чтобы строго выдержать в целом выигрышную для России глобальную диспозицию нулевых. Путин такими качествами, необходимыми для именно этой роли и такого времени обладал.

Во-первых, и самое главное, Путин – циник! В хорошем смысле этого слова.

Сама по себе характеристика «циник» не является ни негативной, ни позитивной, а означает сугубо рациональный и материалистический, очищенный от всяческих сантиментов, но и от соблазнов взгляд на мир. Известен исторический анекдот о философе-кинике Диогене, который попросил великого Александра Македонского не загораживать солнца.

Собственно, если бы Путин не был сугубым циником, он бы просто не выдержал психически, а значит и физически, той нагрузки и ответственности, которая вдруг легла на его голову и плечи. Слегка снисходительный комментарий Путина о дедушке Ельцине, вынужденного снимать стресс алкоголем, тоже об этом.

Оценивая свой труд как галерный, Путин вполне цинично адекватен. Единственное, что стоит добавить для тех, кто не в курсе или в плену исторических мифов, - гребля на галере была чуть ли не основным способом для чужого стать своим, а для раба получить равноправный статус. Но и тут вопрос, где и в какой роли наши гребцы на галере хотят самоутвердиться. Во всяком случае, метафора гребца – это тонкий намек или оговорка, что не они – кормчие, определяющие курс этого ковчега.

С житейской точки зрения, циник – это скорее негативная характеристика, противоположная душевности, участию, дружелюбию. Особенно для русских людей из провинции, где хороший сосед – лучшая опора в не самые простые времена. А когда они у нас были простые?

Но например, для американской глубинки, а тем более метрополии, цинизм – скорее, норма. Всем известны истории о том, как американские соседи или «друзья», радушно улыбаясь в три ряда зубов, сдают ближнего полиции за малейшую оплошность. Типа траву у дома вовремя не подстригли, или газонокосилка не той системы. Уже по этой причине циник Путин был и остается удобным, понятным партнерам для циников из американского истеблишмента.

Могу напомнить в скобках, что лучшим, на мой взгляд, символом американской администрации в одной из сказок-притч про русского Медведя был и остается циник Администратор в исполнении Андрея Миронова. Однако в наших любимых фильмах есть и образы несколько иных циников. Например, Сарториус в «Солярисе», хотя и циник, но ориентирован совсем на другую шкалу ценностей, где во главе угла знания и успех ученого, а не наглого и ненасытного хапуги. Или еще один всем известный и даже многими любимый циник в исполнении Юрия Яковлева из «Иронии Судьбы». У него и вовсе шкала ценностей безупречная – мечтал быть примерным мужем и наверняка ведь добросовестный начальник. Но все же циник, поскольку никому не доверяет и считает, как и Путин, что людей можно удержать под контролем лишь тремя способами – подкуп, шантаж, спаивание. Личное обаяние, а тем более взаимная любовь – это для слабаков, не имеющих более надежных средств влияния.

Что касается Ипполита, то его питерская прописка не вызывает сомнения. Но и киношный Сарториус был ранее (в эссе «Обратная сторона Соляриса») нами разоблачен как аватар особого городского субэтноса питерских. Поэтому нам придется в следующий раз рассмотреть цинизм Путина не сам по себе, а как наиболее яркое, лидерское выражение общего цинизма питерских.

А пока завершим описание ситуации на выбранном уровне рассмотрения. Итак, Путин не может не оставаться союзником неоконов в их попытке реванша против Обамы на выборах ноября 2012 года. Просто по той причине, что привычные и доступные Путину механизмы лидерства и властвования лежат в плоскости взаимодействия национальных государств на внешнеполитической сцене и на мировых рынках энергоресурсов. Для Путина и его прежней команды, с которой он выиграл выборы в 2000 году, было бы наилучшим вариантом повторение пройденного. Скажем, очередная провокация на южных рубежах, всплеск ура-патриотизма. Я не исключаю, что явно искусственный кризис в Южной Осетии был задуман для того, чтобы попытаться снова втянуть грузин в конфликт и затем изобразить очередную убедительную победу или хотя бы открытое противостояние с американскими эскадрами в Черном и других морях.

Но только Обама и демократы тоже не лыком шиты, за полтора года до выборов они нашли повод удалить из Пентагона и вообще от рычагов внешней политики всех тайных друзей Путина. Вот и сейчас Обама призвал Мишико только для того, чтобы тот не рыпался и не помогал Путину и себе самому продлить власть на ура-патриотизме.

Однако вынужденный дворцовый переворот в Пентагоне нарушил балансы не только в Вашингтоне, но и в Кремле. Не будучи обязан не имеющим больше рычагов неоконам, Путин вынужден, во-первых, сблизиться с израильскими партнерами, а во-вторых мог и сторговал кому-то, скорее всего, приезжавшему заступаться за Медведева Кэмерону, позицию и функцию Кудрина как символа и проводника несуверенной финансовой политики. И сразу же после этого Центробанк России начал предвыборную накачку экономики ликвидностью, невзирая на протесты Кудрина как рупора «вашингтонского консенсуса».

То есть запланированная или просто желанная конфигурация внешних факторов для победы прежнего Путина не сложилась. Но зато появился дополнительный маневр и резерв в виде относительно и хотя бы временно суверенной политики ЦБ. А мы-то знаем, что в нашей стране не бывает ничего постоянней, чем временное, особенно запущенное в период президентских выборов.

Собственно, вот эта перестройка кампании на ходу, частичный уход от прежней, не сработавшей риторики, явная смена спичрайтерских команд, уже по ходу кампании – отражает немного запоздалую реакцию путинского штаба на изменение внешних, то есть наиболее значимых условий протекания выборного процесса. Собственно, произошло это изменение для путинского штаба неожиданно в районе 20 января, когда вместо ранее объявленных американо-израильских маневров в Аравийском море, возле Ирана, была объявлена опять же временная разрядка напряженности, а фокус переместился в Сирию, где опять же активны англичане, катарцы, французы, саудиты, турки, а американцы ограничиваются политическими заявлениями.

Кроме решительного смещения акцентов в предвыборной риторике с патриотической на социальную риторику, произошла и смена вектора в образе врага. Теперь это уже не союзный американский империализм на южных рубежах, а «оранжевая угроза», которая ассоциируется с демократическим, клинтоновским крылом истеблишмента. То есть ставка на антиамериканизм осталась, но мобилизация на этой основе затруднена, ибо наши «белые» вовсе не похожи на киевских «оранжевых». Даже несмотря на нарочитые и явные провокации, вроде «наезда» на «Эхо Москвы» или освобождение под залог Мирзоева не могут мобилизовать на Болотную больше того, что уже было. И откровенных нациков, как на Майдане, в Москве не найдешь днем с огнем, а у дежурных националистов хреново получается. Вот такая пока временная диспозиция.

Позволю себе чередовать политическую аналитику с историософскими экскурсами. Это, как минимум, отваживает троллей от журнала, и дает дополнительные точки обзора и измерения в общую картину. Во всяком случае, никто не станет отрицать наличие и значение такого политического феномена как «питерские» во власти. Но никто даже и не пытался дать этому феномену вразумительное объяснение. А мы попробуем.

Но сначала исправим небольшую помарку и уточним определение циника. В прошлый раз я записал в циники жителей американской глубинки, хотя конечно не все американцы – циники (они же республиканцы). В значительных количествах встречаются и просто натуральные либералы, прирожденные. А вот теперь следует провести различие между либералами и циниками, вынужденными сосуществовать в единстве противоположностей.

Собственно разница между ними, как носителями, та же, как между глубоким неврозом и просто хроническим синдромом, вызванным сходными стрессами. Просто напомню, как и откуда есть пошла Америка. Часть будущего населения была изгнана с британских полей огораживаниями или из ирландских лесов карательными рейдами охотников за скальпами. Другая часть была выдавлена разрухой европейских войн и экономическими факторами.

Те, кто выжил в катаклизме и добрался до берегов Нового света, имели два варианта психологической адаптации к стрессу. Одни пытались воссоздать в ближайшем удобном месте маленькую копию голландского или немецкого городка, черпая в этой зыбкой идиллии душевные и физические силы. Но в остальном все предельно цинично – на войне как на войне, с волками жить по волчьи выть. Другие, испытав на своей шкуре сапог английского джентльмена, черпали энергию в ненависти, воспроизводящей исходную стрессовую ситуацию. Они сами с садистским удовольствием начали охоту за скальпами, захват земель и геноцид индейцев. Такое закрепление и передача по наследству негативного мироощущения и разрушительного паттерна и называется неврозом на уровне индивидуальной психологии, а на уровне этнологического описания – антисистемой. Либеральная идеология этой конкретной антисистемы определяется источником разрушительного импульса в торгово-финансовом сообществе.

От этой достаточно простой и ясной констатации перекинем мостик на другой, болотистый берег Балтики. Строительство Северной столицы, как и развязывание Северной войны определялось также интересами расширения международной торговли с центром все там же в Лондоне, вовлечение энергоресурсов, сырья и металлов региона от Балтики до Урала на рынок Большой Европы. Точнее, в это время центр мягкой силы переезжал в Лондон из Амстердама, и не в последнюю очередь благодаря союзу с петровской Россией. А также строительству новой, имперской столицы в ключевой точке Большого Лимитрофа между европейской и евразийской цивилизациями.

Как водится на стыке двух цивилизаций (и суперэтносов) всегда есть, а иногда и даже очень хочет есть лимитрофная антисистема. Не случайно мифы о вампирах и реальные хроники о неописуемых зверствах, вроде бандеровских, концентрируются вокруг Карпат на стыке нескольких древних и современных цивилизаций.

Лимитрофные элиты питаются ненавистью к соседям и постоянно готовы к войнам, точнее к поживе в провоцируемой ими схватке больших держав. В редкое мирное время им ничего не остается, как провоцировать гражданские конфликты и закабалять сограждан, обращая их в рабское состояние. Крепостничество в Россию пришло с юго-запада вместе со смутами, церковным расколом, и стало основой будущей имперской власти. Носители этого лимитрофного невроза по ходу и в итоге Северной войны стали важной частью будущей петербургской элиты.

Но сама по себе невротическая антисистема, без союза с относительно здоровыми силами существовать не может. Эта другая часть питерского столичного общества пополнялась путем мобилизаций дворянства и крепостных, а потом и экономическими мотивами, порождая классических циников.

Ведь что такое циник с точки зрения психологии. Нет, это вовсе не безнравственный человек, и тем более не аморальный, скорее наоборот. Однако в совершенно новых, абсолютно непривычных для него условиях существования, да еще и бок о бок с ядом и огнем социальной антисистемы, привычные у себя дома, в Твери, Вологде, Карелии образцы поведения и стереотипы восприятия не работают, не дают адаптации. Это дома, в тверской деревне или пошехонском купеческом городке привычные моральные нормы, внешние формы выражают также и внутренние нравственные побуждения, отражают общий культурный код. А вынужденная мобилизация в лимитрофную зону «суперэтнического контакта», а тем более в имперский центр не дает иного выхода, как сформировать особую мораль, включающую довольно жесткие правила и ритуалы для всех слоев общества – от Двора и дворян до дворников. Но при этом эти самые внешние правила игры никак не опираются на нравственное начало, но и не противоречат ему напрямую. Иначе такая синкретическая общность не сложилась бы в нечто работающее и объединяющее многие этнические сообщества, включая лимитрофы. Без ограничивающего участия нравственных людей одни лишь невротики быстро бы друг друга истребили или сгинули на краю света, как барон Унгерн, яркий пример.

Однако нравственное начало у настоящего циника существует отдельно от морали. При том что циник обязан быть высокоморальным типом, строго следуя всем правилам хищного сообщества. Иначе невротики порвут в клочья. Мы уже поминали Штирлица, кстати. Помните, как он пек картошку в камине на 23 февраля? Вот, вот, очень даже выпуклая иллюстрация к тому, как циник бережет и прячет от окружения эти свои нравственные, культурные корни, придающие силу.

Другая, не менее знаменитая иллюстрация к питерской имперской действительности – это Раскольников, попытавшийся жить с волками по волчьи, разорвать эту самую нравственную связь, которая одна служит камертоном и оберегом в каменных джунглях.

Достоевский, что ни говори, сыграл с западным общественным мнением изрядную шутку. Они-то полагали и по сей день полагают, что увидели в эту бликующую от свечек лупу «загадочную русскую душу». А увидели они в этом зеркале самих себя, невротиков и циников из имперских столиц, увидели генезис этой самой европейской элиты, давно и весьма элегантно обучившейся танцам с волками.

Вообще говоря, тема Санкт-Петербурга и его обитателей вполне заслуживает обширного и основательного психолого-исторического эссе. Например, такое совпадение, как рождение философии киников практически одновременно с рождением империи Александра Македонского. А между тем во всемирной истории есть только два столь масштабных проекта и процесса, как вестернизация Евразии и эллинизация Ближнего и Среднего Востока посредством двух великих империй. И потому древняя Александрия имеет куда больше исторического сходства с Петербургом, чем первый город св.Петра.

Можно было бы порассуждать в духе трилогии Азимова о неумолимых фактора истории, загонявших почти обреченного младшего царя сначала в ряды потешных войск, а потом и на спасительный Кукуй, к Лефорту. Где и сформировался изначальный цинизм Петра. Сюда же неплохо ляжет взгляд на петровские ассамблеи и всешутейские соборы как инструмент разрыва природной российской элиты с моралью и внешними ритуалами прежней традиции, как необходимое условие создания имперской столичной морали, куда более жесткой. Но и этот петровский карнавал был формой самозащиты от невротиков и расширения изначально малого круга здоровых циников.

Можно порассуждать и о том, что без такого механизма формирования имперской элиты невозможно было бы развитие и взаимодействие цивилизаций, а значит и поиски общих для многих народов ответов на вызовы времени. Нет, обязательно нужно будет написать это эссе, заодно вспомнив такие аналоги имперских столиц как Амарна Эхнатона или самый первый библейский город Еноха. Ну и нельзя будет обойтись без явных параллелей между русской интеллигенцией, порожденной питерским пленом дворянства, и еврейским исходом. Но все это когда-нибудь позже, если будет свободное время.

И опять же, для доказательства этой психо-исторической теоремы нет необходимости долго расписывать все ходы, достаточно один раз приехать в Питер и прогуляться по историческому центру и историческим окраинам. Это самая настоящая магия имперского города, направляющего приезжего в мистический лабиринт, атмосферу зазеркалья, в котором для спасения нужно забыть свое родство и спрятать глубоко все живое и личное, чтобы немедленно и бессознательно включиться в решение глобальных вопросов, участвуя в составлении слова «вечность». Даже турист ощущает это, а каково тем, кто приехал на ПМЖ. Лимитчики те и вовсе в центр из спальных районов не заглядывали.

В завершение плана эссе стоит особо отметить еще одно – петровская инициация элиты и начало культурной революции является наиболее точной и полной параллелью из всей русской истории тем событиям, которые разворачиваются в России в наше время.

Опять же не берусь сейчас оценивать и гадать, кто из известных или неизвестных пока политических лидеров сможет снова вывести Россию на орбиту великой державы. Но уже сейчас можно уверенно рассуждать о причинах феномена возвышения питерских на рубеже миллениума. Почему не сразу в начале 90-х? Ну так на Западе, как обычно, ожидали и как обычно не дождались быстрого развала страны. Поэтому питерские были востребованы только на одном главном направлении – по ведомству приватизации.

А потом вдруг по итогам дефолта оказалось, что недооценили степень прочности страны, и переоценили степень успешности своей однополярной политики. И пришлось искать формат более долгосрочного сотрудничества.

Я уже обосновал, что по генезису американского общества и его элиты им в России ближе всех питерский субэтнос, в котором, однако, после революции и блокады выжили в основном те самые циники, в хорошем смысле. Питерские не только ближе ментально и понятнее, хотя бы по книгам Достоевского, но еще важнее – они психологически самые приспособлены к участию в имперских проектах, в том числе в проекте однополярного мира. Они генетически приучены и внутренне готовы к самой строгой внутриэлитной дисциплине в рамках «нового мирового порядка», пусть даже химерического. И еще очень важно, что питерские циники, способные в отличие от невротиков-либералов к точному и ответственному практическому действию, чрезвычайно толерантны к этой самой прослойке идеологических ландскнехтов и агентов финансового капитала.

Так что, если Западу суждено божьим промыслом построить этот самый новый мировой порядок, выскользнуть из ловушки мирового финансового кризиса, то можете быть уверены – питерские циники будут строго следовать публичным и закулисным договоренностям. И я на их месте тоже не был бы против при определенных условиях, гарантирующих их стаус-кво, а значит и подопечной территории.

Но точно так же, при ослаблении влияния западных центров силы, этот субимперский центр может оказаться самостоятельным и самым стабильным игроком в окружающем хаосе очередной «тридцатилетней войны» всех против всех. Но всего вернее, что эти циники захотят самостоятельно поучаствовать в стабилизации хоть какого-то мирового порядка, что вообще говоря больше отвечает интересам России и русского народа. Во сяком случае сейчас в ситуации с Сирией Россия больше работает не на себя, а против хаоса и энтропии, в интересах самих арабов, Израиля, Ирана, Китая и Индии. Нам-то в наших широтах куда легче отсидеться за спинами несчастных лимитрофов.

И еще один важный и однозначный политологический вывод следует из нашего психолого-исторического экскурса. Так называемой «цветной революции» в России не может быть по одной простой и очень веской причине. Нет и не может быть у нас в стране более прозападной властной элиты чем «питерские» во главе, если не с Путиным, то с другим таким же циником. Это в Киеве был потенциал и западный вектор в сторону Львова. И то на этом направлении нашлись одни лишь лимитрофные невротики, умеющие только разрушать, но не выстраивать хоть какую-то политику.

А в России западным партнерам были сделаны все возможные уступки на всех направлениях, кроме тех, кто ведут к прямому развалу или угрозе подрыва державного статуса Кремля. Так что любая «цветная» дестабилизация может дать обратный эффект, передачу власти от питерских, ну, например, саратовским или нижегородским, то есть менее прозападным, ближе к Ирану и Китаю. Либо речь может идти о гипотетических вариантах подрывной активности, разрушающих Россию на кусочки, которые в наиболее богатой ресурсами и высокотехнологичной части от Поволжья до Приморья окажутся в орбите Китая, а вовсе не Запада. Но не уверен, что такие варианты сегодня реальны, все же не 99-й год. Хотя как блеф со стороны западных партнеров вполне могут называться.

Кроме того, это объясняет, почему, например, обломки старомосковской элиты пытаются манить Путина голосами «ымперских сирен» вроде Кургиняна, Проханова и примкнувших к ним младоымперцев. Но также и объясняет дистанцирование прирожденных имперцев от этой «экспериментальной постановке».

Но еще смешнее, что символика Болотной и «болотных» гораздо ближе питерским, по крайней мере невротическому либеральному крылу, чем сугубо московская символика Поклонной. Я уже не буду вспоминать, что Водоотводный канал сквозь Балчуг был устроен сразу же после строительства Обводного канала в Питере как его клон. Но чтобы эта символика была проявлена и удостоверена, ее еще и снабдили печатью в виде постамента памятника Петру I на стрелке.

Вот с этой символической «геодезической вышки» мы и будем рассматривать реальную, а не рисованную в СМИ или размазанную соплями либеральных невротиков политическую картину.

Вот теперь, после описания и объяснения общего психолого-исторического контекста, можно приступить к самой важной части анализа. Сформулируем вопрос так – есть ли основа и шансы для успеха технологий «цветных революций» в России, или хотя бы в Москве, и в чем может заключаться такой успех?

Начну с повторения своей субъективной оценки угрозы «цветного» политического переворота в результате массированной информационно-психологической военной операции как главной, если не единственной в наше время серьезной угрозы существованию России как государства, российской нации и, как следствие, русского народа. Разумеется, тотальная ядерная война страшнее, но и вероятность ее близка к нулю. Хотя блеф с ПРО, потенциально разоружающей ответный потенциал, тоже является частью информационно-психологического давления на политическую элиту.

Третья мировая «перезагрузка» в виде горячей войны сейчас, слава Богу, невозможна по причине экономической взаимосвязанности глобальных рынков и зависимости мировой финансово-спецслужбистской элиты от удержания хрупкого баланса на вершине выстроенной долговой пирамиды. Неуправляемое обрушение лишает их статуса, а вот управляемое несет соблазн повторения великого ограбления времен Великой депрессии, приобретения реальных капитал в обмен на эмитированные фантики.

Однако для чего нужны ковровые и ядерные бомбардировки, как не для психологического воздействия на власть и элиты противных наций и цивилизаций? Или в чем заключается апофеоз ядерного вооружения – нейтронная бомба, уничтожающая людей и оставляющая имущество, собственность победителю. Информационно-психологическое оружие вполне заменяет и сочетает эту предельную эффективность при сохранении в распоряжении агрессора нетронутой и даже постоянно функционирующей глобальной и локальной экономической инфраструктуры.

Поэтому для глобалистской элиты финансового капитализма «цветные» технологии информационно-психологической войны просто незаменимы и безальтернативны. Всякие там авианосцы и морские пехотинцы нужны на подхвате лишь для того, чтобы удержать национальные элиты и державы от перевода операций информационно-психологической войны в формат горячей военной схватки. Ибо это уже может поменять иерархию власти в глобальном имперском центре в пользу генералов и ВПК. (Заметим это противоречие, вынуждающее фининтерн ставить во главе Пентагона выходца из ЦРУ.)

Теперь попробуем сформулировать самые общие цели, направления и методы психологической войны в интересах фининтерна. Главная цель очевидна – давление и подрыв дееспособности национальных государств, передача национальных богатств в руки финансовой олигархии, являющейся агентами глобальных финансовых центров, отказ национальных элит от планирования и иных форм стратегического управления в пользу наднациональных центров – ФРС, МВФ, ВБ, ВТО и специализированные фонды и организации под контролем транснационального капитала. При этом сами по себе ВТО или МВФ не есть зло, если есть сильные и дееспособные национальные государства или союзы государств. Зло заключается в отрыве экономики и социальной политики от нужд развития народов, осуществляющих суверенную власть через национальные государства и их союзы.

Теперь об основных направлениях информационно-психологической войны. Пример такого разрушительного внешнего вмешательства у нас, кто хочет увидеть, перед глазами – так называемая «арабская весна» в Тунисе, Египте, Ливии, теперь в Сирии. И первое направление – перехват управления средствами массовой информации, превращение их в средства массовой дезинформации. Очень хорошо, что нам показывают «Евроньюс», где постоянно на картинке массовых демонстраций в поддержку Асада идет текст об оппозиции. Фальшивые демонстрации в топорно сделанных декорациях якобы Триполи тоже о многом говорят. А сейчас мы могли увидеть в глобальных сетях типа Фейсбука такие же картинки митинга на Поклонной за Путина с подписью «митинг оппозиции». То есть особым разнообразием методы информационных войн также не отличаются.

Второе направление – формирование невротизированного столичного ядра «оппозиции» и его психическая раскачка, заблаговременная – в хроническом режиме и перевод в острую фазу в кризисный период. У нас в стране на такой хронической раскачке как работало, так и осталось прежде всего НТВ, а более острым инструментом, заточенным на столичную тусовку, было и есть «эхо Москвы» - финансируемые Газпромом в рамках каких-то давних закулисных договоренностей. Впрочем, и прайм-тайм других федеральных каналов забит вполне зомбирующими обывателя проектами, но это уже явно выбор, продиктованный транснациональными рекламными магнатами.

Чем хорош невротик? Это потенциальный зомби, легко управляемый внешними импульсами и сигналами, транслируемыми масс-медиа. А еще легко сбивающийся в лемминг-стайл тусовки и стаи. «Все пошли и я пошёл». Вообще говоря это нормальное инфантильное состояние подростков, нуждающихся в строгой родительской опеке. Но в современном мире кое-кому выгодно держать молодежь в таком инфантильном состоянии до окончания какого-нибудь престижного вуза, дающего гуманитарную индоктринацию вместе, а то и вместо профессии. А столичная тусовка позволяет сохраняться в таком инфантильном состоянии хоть до самой пенсии.

Например, можно задать себе и всем такой вопрос: По какой такой причине элита США проводит политику образовательной дебилизации и невротизации собственного молодого поколения, но при этом в массовом порядке импортирует мозги из России и других стран? Причем, что характерно, эти новоприбывшие вынужденные циники оказываются в плотном либеральном окружении местной невротической тусовки, играющей роль хищного идеологического надсмотрщика. А потом мы удивляемся, например, читая блог какого-нибудь русскоязычного профессора тамошнего университета – во всем, что касается профессии, науки, организации образовательного процесса – максимальная трезвость и компетентность, а едва речь заходит о любых событиях в России – идет трансляция самого худшего либерального бреда. А ничего не поделаешь, шаг влево или тем более вправо считается побегом, либералы только тем и занимаются, что читают и стучат – и в случае нелояльности тусовке прощай карьера и можно лишиться даже так называемой «пожизненной» позиции в университете и приобрести «волчий билет». Так что гораздо проще убедить себя в добровольности самоцензуры и принятии ценностей.

Можно привести еще и классический пример такого клинического случая. Помните, принц Гамлет был вынужден прикидываться сумасшедшим, чтобы выжить в сугубо либеральной атмосфере Эльсинора. В критический момент он, вроде бы шутя, сообщает, что на его психике нельзя играть, как на флейте, нажимая ту или иную кнопку. То есть принц, во-первых, разоблачает себя как циника, подчинившегося общим правилам с фигой в кармане, а во-вторых аноним, писавший под именем Шекспира, повествует нам об общей атмосфере либеральной тусовки при английском дворе, где такая игра на клавишах души была и остается нормой.

Впрочем, мы увлеклись и забыли о третьем главном направлении информационно-психологического давления на элиты и на общество в целом. Таким направлением является максимальное снижение доверия к государству и вообще внутри общества. Важными методами здесь является, с одной стороны всемерное поощрение коррупции, подкуп и поддержка коррумпированных политиков со стороны внешних заказчиков, а с другой стороны – оголтелая травля всего госаппарата и всех нелиберальных политиков под лозунгом борьбы с коррупцией. Здесь очень важно, что мотивом является вовсе не наведение порядка в законодательстве и в практике правоприменения, совсем наоборот, а именно запугивание и травля. Коррупция как системное явление именно что нужна и выгодна внешним манипуляторам, в том числе и для давления на добросовестных политиков и неуступчивых партнеров. На Немцове или Явлинском пробы негде ставить, одни лишь законы о СРП чего стоили западным заказчикам, но они первые герои борьбы с коррумпированной властью. Рейдеры и гринмейлеры типа Митволя и Навального – тоже в первых рядах борцов.

Еще один важнейший метод подрыва взаимного доверия в обществе – это всемерное поощрение миграции по идеологическим, а вовсе не по экономическим мотивам. Если говорить об экономике, то по большому счету мигранты не выгодны экономике в отсутствии единого экономического пространства и рычагов влияния на этнократические режимы, ухода от налогообложения и вывода денег за рубеж – как реальных зарплат так и теневых откатов с них. Это без учета ущерба от наркотрафика и других преступлений в этой группе риска.

Однако же не только компрадорские политические режимы, но и вполне состоявшиеся метрополии вроде Великобритании, Франции, а также подопечной им Германии или той же благополучной Швеции, все делали ставку на массовый завоз гастарбайтеров и даже просто мигрантов, не желающих работать, а только потреблять социальные бонусы. Как же так? И это в мире господства чистогана?

И этот ларчик, впрочем, открывается все тем же ключом – интересами психологического давления банкстеров на все нации и государства, и в первую очередь на самые богатые. Я тут недавно читал у Хазина заметку, а до того аналогичную у Алексворда. – с очередным популярным разъяснением роли банков в народном хозяйстве. Все логично – по мере развития разделения труда и масштабов рынка отдельные производители все более нуждаются в финансовых посредниках, торгующих фактически гарантиями исполнения договоров. То есть банки и банковские союзы типа ФРС – это продавцы доверия.

Из этого наглядного описания и очевидного вывода, однако, следует и еще одно столь же простое обобщение. Дело в том, что углубление разделения труда – это не единственный тренд в капиталистическом обществе, к тому же близкий к исчерпанию. Есть еще и такой восходящий тренд как всевозрастающая информационная связность и прозрачность. Это раньше банкиры были монополистами в сфере деловой информации, а сейчас, по идее, ничто, кроме политики банкстеров, не препятствует гражданам развивать в Интернете свои профессиональные и экономические социальные сети, формировать «кредитные истории» и сообщества взаимного кредита, то есть доверия.

Собственно, именно этот объективный тренд к усилению кооперации граждан на всех уровнях порождает такую реакцию глобальной экономической власти как, во-первых. Так называемая борьба за копирайт, а на деле – за права монопольного владения интеллектуальной собственностью, во-вторых, усилия по защите персональной информации, а на деле – по монополизации таких банков данных и по пресечению информационной кооперации людей. Но самым эффективным средством снижения уровня доверия в обществе является та самая политика «мультикультурализма», то есть поощрения миграции. Чем больше мигрантов на улицах европейских городов, тем более востребованы банкиры как продавцы гарантий людям, перестающим доверять соседям, обществу в целом. Ну и само собой всемерное поощрение посредством спецслужб маргинальных сообществ нациков и «антифа», разжигание межнациональной и межконфессиональной розни – все это повышает востребованность и капитализацию крупных банков и всевозможных информационных олигополий вроде рейтинговых агентств.

Кстати, самая свежая иллюстрация– это провал референдума в Латвии, закрепляющий апартеид и рознь двух общин. Но только земля, дома, бизнес – в результате кредитной пирамиды все скоро будет в руках шведских банкстеров. Это и есть наглядный пример конечного успеха «цветной революции» в странах Балтии 20 лет тому назад.

Нельзя не коснуться целого куста методов информационно-психологического давления на общество власть, связанных с образованием и так называемой ювенальной политикой. Все, что касается детей, очень важно для большинства нормальных граждан. Поэтому вбит клин между обществом и государством на этом направлении легче и надежнее всего. Скажем, всемирная кампания по борьбе с педофилами – имеет под собой моральную основу, но как и борьба с коррупцией заточена на подрыв легитимности властей и силы национальных государств. Во-первых, обвинения в сексуальных преступления очень удобно для расправы с политиками и чиновниками, неугодными олигархам и банкстерам. Стросс-Кан не первый и не последний в этом ряду. Еще важнее, чем угроза политикам в руках заказывающих музыку, предельный уровень медиа-истерии, задаваемый такими информповодами. Причем, что характерно, но неудивительно, когда в педофилии признается свой либеральный невротик, да еще из медиа, то тишина и благостный покой в эфире. А какой бы стоял визг, если бы в педофилии кто-то просто обвинил кого-то из нерукопожатных политиков или публицистов. Помнится, одного такого травили лет семь в ЖЖ, пока не успокоились.

Болнская система, ЕГЭ, ювенальная юстиция – все это элементы «нового мирового порядка», внедряемые в национальное законодательство методами подкупа чиновников (гранты западных фондов), но также и прямого давления. Стандартизованная образовательная политика – один из главных пунктов в повестке дня мондиализма. Но опять же сами по себе все эти глобалистские стандарты не страшны, если их использует сильное национальное государство, имеющее внутреннюю легитимность, то есть доверие народа. Однако даже сам факт выполнения Россией взятых обязательств и внедрения «цивилизованных стандартов» с удручающей и понятной регулярностью становится поводом для самой разнузданной информационной кампании, сеющей недоверие народа.

Отсюда парадоксальный феномен «цветных революции», когда раскачанные медиапсихозом недовольные граждане выходят на митинги с лозунгами против политики, продиктованной фининтерном, но при этом фактически на стороне и в пользу фининтерна. Вина слабой, лишенной доверия общества власти в том и заключается, что она поддается давлению извне, ищет внешней легитимности. А лишенные ориентации, манипулируемые критики именно к этому и подталкивают, помогают, чтобы назавтра получить от внешних партнеров задание на очередные «антинародные реформы» и новую волну антигосударственного психоза.

Поэтому стоит добавить к важнейшим методам информационно-психологической войны еще два направления: это – создание с помощью вездесущих масс-медиа такого вездесущего информационного давления на психику, которое превращает общество в толпу, даже если каждый атом этой «плазмы» одинок и потерян. Например, нынешняя так сказать «музыка» типа рэп, но не только, с ее тупыми зомбирующими ритмами и отсутствием ясных мелодий – это средство обращения молодого поколения в состояние зомби, обычно характерное только для пребывания в напуганной и агрессивной толпе.

И как дополнение к толпотворению методы развиваются и шлифуются методы агрессивной манипуляции толпами, неважно – собранными в одном месте или в виртуальном пространстве медиа.

Например, можно позвать вполне нормальных, изначально вмениямых людей на митинг под красивым и разумным лозунгом «За честные выборы». Аккуратно под гипнотическим влиянием толпы настроить эту массу на определенную волну восприятия, на своих лидеров. А уже затем на третий-четвертый заход протранслировать совершенно иной, противоположный по смыслу посыл –фактически против выборов вообще, не за демократию, а за революционную политическую целесообразность. И потом задним числом легитимизировать от имени десятков тысяч людей информационную кампанию, подрывающие внутреннюю легитимность даже не выборов, а власти и государства. И все это вовсе не для целей ухода Путина из власти, а только чтобы он свой очередной мандат получил не от имени народа, а из рук внешних партнеров. Чтобы стал возможен торг – мы пока закрываем глаза на все эти протесты и внутреннюю нелегитимность, а ты взамен на нашу поддержку проводишь нужную нам политику – стремительно приватизируешь реальные работающие стратегические активы за обесценивающиеся доллары, сдаешь Иран и партнеров по БРИКС, фактически подчиняясь НАТО, продолжаешь терроризировать народ реформами, коррупцией, миграционной политикой. В этом и только в этом внешнем давлении на власть, а вовсе не в персоналиях, заключается смысл «цветных» технологий, даже если они названы «белыми» и осуществляются руками агентуры режима.

Тут кто-то из комментаторов в прошлый раз обрадовался, когда я обосновал, что в чистом, классическом виде «цветной революции» в России быть не может. Но причины здесь две и не самые приятные. Во-первых, в хроническом ползучем виде «цветные технологии» как средство перманентного давления на Россию не прекращаются вот уже 20 лет. Так что обострение течения этого процесса может скорее способствовать выздоровлению. Во-вторых, результатом такого постоянного давления являются постоянные уступки Кремля западным партнерам по всем направлениям, кроме затрагивающих собственные интересы сохранения у власти. Так что с помощью «цветной революции» в России нельзя уже сменить власть на более прозападную, а только сломать ее легитимность и способность действовать. Поэтому, повторюсь, единственной возможной целью нынешней кампании может быть сохранение лично Путина во власти при сдаче всех прочих позиций либералам, что в общем-то и предполагает связка с премьером Медведевым. Хотя и эта формальная связка не гарантирует легитимности и необратимости очередной «обвальной приватизации».

Я уже не раз писал, что в рамках Третьей мировой «перезагрузки» развал СССР был аналогом ПМВ как предварительного этапа Второй мировой «перезагрузки». Тогда межвоенный период никак нельзя было назвать мирным, и центры силы глобализма навязывали свои милитаристские методы всем, включая Россию. Сегодня точно так же завершается «межвоенное» двадцатилетие и ситуация во многом повторяется. В 1941 году Гитлеру тоже не было никакого объективного резона нападать на СССР, поскольку Сталин пошел на все возможные уступки, снабжал Германию ресурсами для войны на западе, а ресурсов для войны на востоке у Германии объективно не было. И все же несмотря на все объективные обстоятельства, несмотря на возражения генералитета, Гитлер вынужден был поставить все фишки на «зеро» и рискнуть. Возможно надеясь на переворот в Политбюро, на предательство генералитета как во Франции, но прежде всего на слабость власти, межнациональные противоречия и отсутствия доверия между властью и народом. Ну и разумеется мотивом Гитлера. Понадеявшегося на чудо, было осознание приближающегося краха экономики, а затем и политики в случае усиления и перевооружения СССР и морскоой блокады на западе.

Так и сегодня, в случае продолжения мирового финансового кризиса в хроническом режиме шансы на мировое господство фининтерна улетучатся с каждым новым заводом и каждой новой ракетной установкой, построенными в России. Но и попытка перевести хроническую «цветную» осаду в открытое нападение с применением «ядреного» оружия массированной манипуляции, дезинформации и пропаганды также чревата. Особенно, если российское общество будет осознавать положение вещей, не полагаясь на простые рецепты или доброго царя.

Публика немного волнуется: когда же будет про оптимизм? И в самом деле, пора уже перейти к разбору относительных успехов и непоправимых ошибок в организации «цветных» переворотов. Материала для сравнений из Киева, Минска и Москвы вполне достаточно.

Вот, скажем, такой обязательный элемент «цветного обострения» как раскол и явное двурушничество в самой власти. Очень наглядно просматривается на примере штаба Януковича первых двух туров 2004 года, укомплектованного строго по сценарию басни о лебеде, раке и щуке коалиционным методом кооптации кучи начальников от всех олигархов, администрации Медведчука и семьи Кучмы. Можно начать хотя бы с того, что начальник штаба Тигипко (от Семьи) на деле был заинтересован в срыве выборов, как один из фактических конкурентов Янека. И патрон Тигипки Кучма этот вариант срыва и повторных выборов без Януковича и Ющенка пытался продавить. Но для этого должен был состояться ключевой эпизод заранее продуманной провокации – столкновение между «оранжевыми» и «бело-синими» на Майдане. Для этого «семейный» министр Кирпа и обеспечивал поезда с шахтерами, а другой "семейный" деятель Кравченко привел в боеготовность части ВВ, готовые разнимать кровавую драку. Только я так думаю, что Кравченко не стал бы уступать Тигипку лавры спасителя отечества и сам бы двинулся в диктаторы. Но это уже не суть важно. Важен сам факт глубокого раскола и конкуренции во власти, в том числе откровенной работы против лидера.

Однако, что характерно, весь этот хитроумный план «семейных» против «донецких» был сорван самыми простыми асимметричными действиями Януковича без какой-либо организационной или иной поддержки. Сначала он лично выехал навстречу уже двинувшимся к Майдану шахтерам и остановил их, а потом фактически послал подальше Кучму с его советами уйти из политики и принял решение бороться в «третьем туре». Два трупа «самоубиенных» организаторов переворота Кирпы и Кравченко в порядке заметания следов – это уже побочный результат принятых лично Януковичем решений.

А нужно заметить, что поддержать Янека в этот драматический момент было почти некому. После решения ВСУ о «третьем туре» все штабное начальство растворилось до степени политического вакуума, олигархи попрятались за границей и остался Янек один, совсем один. Но будет справедливым заметить, что таки приехали к нему двое – посол России Черномырдин в сопровождении Грызлова и оказали моральную поддержку. Чего, говорят, сидишь? – иди на выборы, народ ждет.

Впрочем, двурушничеством украинской элиты удивить никого нельзя, там что ни пан – то сам себе на уме гетман, и уж ради своей мечты не пожалеет ни политического отца, ни тем более конкурента. А уже если за это предательство еще и долларами платят… В общем, не приходится удивляться тому, что в техническом штабе Януковича все документы из компьютерной сети распечатывались долго, во вторую очередь, после того, как первый экземпляр печатался в доме окнами напротив, по случайности служившим филиалом штаба Ющенко. Таковы реалии настоящего «цветного переворота», пусть и не до конца удавшегося.

Впрочем, все эти традиционные киевские хитрости и маневры на выборах гетмана не имели бы большого геополитического значения, если бы не втягивали в события и не провоцировали такой же раскол и двурушничество на уровне высшей на тот момент инстанции в Кремле. Начать с того, что «донецкие», тупую энергию которых пытался канализировать хитрый Кучма в своих целях, были прямыми конкурентами многих российских олигархов. И уже этот момент работал на раскол, а Кучма всеми силами пытался нащупать баланс, усиливая слабое «оранжевое» крыло. Одним из результатов этой политики было разрешение Кремля на работу околокремлевских политтехнологов на выборах во всех штабах. Но как-то так получилось, что в ключевых регионах центра страны (Кировоград, Черкассы), где результат не был предопределен, на Ющенко работали опытные российские команды, а на Януковича – непрофессиональные и очень ленивые местные кадры.

Наконец, главным козырем против убойной финансовой силы «донецких» стали вполне обоснованные обвинения в подготовке фальсификаций. Хотя на деле эта попытка была сорвана, поскольку ключевая технология, курируемая Г.О.Павловским, была слита и засвечена, и необходимые экзит-поллы в тех же центральных регионах не состоялись. Конечно, можно было бы грешить на заокеанских разработчиков этих технологий, импротированных в Россию под вывеской ФЭПа еще на выборах 2000 года. Но это если бы сам ГОП не засветился в очевидной провокации, намеренно сев одесную Янека во время эфира на ОРТ, за организацию которого он отвечал. Хотя и это можно было бы списать просто на непроходимую хитрожопую тупость. Однако все точки над «i» были расставлены, когда руководитель нового штаба Янека в «третьем туре» Тарас Чорновил в эфире ТВЦ публично обвинил Павловского в двурушничестве, поскольку тот был ранее замечен в этом и на выборах в Кишиневе, и на региональных выборах в России.

Нет бы Глебу Олеговичу промолчать в тряпочку, изобразив высокмерное презрение, так он истерически начал оправдываться и лепетать невесть что в своем фирменном стиле высокопарного сумбура. Но кое-что из этого «потока несознанки» удалось разобрать и перевести на русский язык. Звучало это непередаваемо, но точный смысл был такой: «А я что, а я отвечаю только за технологию, а не результат. И вообще с американцами бесполезно бороться, и Кац предлагает сразу сдаться, потому что у них все расписано в сетевых планах на годы вперед, а наш вечно пьяный русский гений, если проспится, все делает на коленке…»

И, тем не менее, на коленке, в отсутствие и даже в противодействие штаба, с опорой на несколько молодых политиков, аппарат премьера и на присланную из Москвы группу журналистов, будете смеяться, с ТВЦ, практически без финансовых ресурсов Янукович «третий тур» реально выиграл. Оранжевым избиркомам пришлось даже в Киеве вбросить до трети бюллетеней за Ющенко, и в итоге грубых подсчетов у Янека оказалось 45%, хотя Центр Разумкова озвучивал заранее сверстанные планы на 20 против 80. Это был формальный, рисованый успех, но фактический провал цветных технологий в Киеве. И собственно, главные цели – экспроприации национального капитала в пользу внешних игроков, в том числе и российских олигархов не были достигнуты. Поскольку произошла политическая консолидация большинства народа, всего Юго-Востока вокруг лидера.

Можно еще добавить к этому, что Путин, и он это не раз озвучивал, реально поддерживал не Януковича, а Кучму во всех его начинаниях. Но тот, то ли от избытка хитрости, то ли по заказу западных партнеров, втянул Путина в ловушку, в которой пострадал его имидж как сильного мирового лидера. Это тоже было одной из главных причин, почему Янек получил свободу рук, а Кучма не смог провести свой план переворота.

Тем не менее, отметим, что уже тогда в 2000 году, часть кремлевских и околокремлевских фактически сработала на ослабление Путина. И этот политический тренд с тех пор только нарастал.

Можно ли провести параллели между Киевом 2004 и Москвой 2011/12 по обозначенному критерию раскола власти и явного двурушничества. Увы или ах, но они есть. Взять хотя бы очень симптоматичное совпадение перехода бюджетных учреждений на стандарты того самого пресловутого закона, продавленного кудринским Минфином. Я еще тогда, анализируя источники разнузданной информационной кампании против ЕР и власти, указал на источник креатива – ГУВШЭ и заказчика – либералов в правительстве. После этого, кстати, даже послушная ЕР обвинила Кудрина во вредительстве. И вот теперь, строго по плану, зашитому Минфином в закон, вузы и другие бюджетные учреждения оказались без зарплат и стипендий из-за формальных процедур переоформления подписей руководителей. Аккурат в разгар президентской кампании. Что они не знали, не ведали? Нет, Глеб Олегович тут совершенно прав – в американских политических штабах сетевые планы расписываются на годы вперед. И рядовые исполнители, отрабатывающие гранты, могут и не знать о значении сугубо формальных законопроектов. Но Кудрин не мог не догадываться, что январь 2012 как контрольный срок имеет политическое значение.

В этой методичности и плановом характере управления любой громоздкой и мощной системы, будь то СССР или фининтерн, заключается ее сила, но также и ее уязвимость. Такая система не успевает реагировать на постоянно изменяющуюся обстановку, учитывает опыт, но не множество будущих обстоятельств. Именно поэтому творческая импровизация, в чем силен «вечно пьяный русский гений», может уравновесить эту вроде бы неудержимую силу и даже использовать ее в своих целях. Так динозавры не могли в свое время ничего поделать с быстрой реакцией и интеллектов теплокровными. Нет, я понимаю, что все находятся под впечатлением громкого пиара про «сетецентричные войны» и так далее, но динозавр, выкрашенный под тигра, все равно динозавр.

Ошибка планировщиков в данном случае с невыплаченными студенческими стипендиями заключается в шаблонном мышлении. Это для восточноевропейских столиц или даже провинциальных городов России стипуха имеет значение для выживания. А в Москве – это всего лишь мелкий довесок к основному бюджету. Читая тревожные новости о студентах МГИМО, не получивших январскую стипендию, возникает вопрос, а хватит ли ее хотя бы на полбака 98-го бензина, которым эти студенты заправляют свои Порше и Лексусы. А ведь сколько миллионов баксовых грантов было истрачено на лоббирование, а потом на антирекламу этого сугубо формального в наших условиях закона. Не сработало.

И тем не менее, Кудрин засветился как лояльный не только Путину, но и западным боссам проводник такого рода инициатив. И его отставка тоже не была инициативой Медведева или Путина, она была продиктована в Вашингтоне. Опять же по лекалам и штампам всех прежних «цветных революций», типа «наш человек» должен стать лидером оппозиции. Ну и где он, лидер? Там же, видимо, где и толпы негодующих московских студентов, то есть где-нибудь в баре или на дискотеке.

Что еще было в Киеве, и чего вовсе нет в Москве. Нет инфраструктуры мобилизации и подкупа актива за мелкий прайс. В этом смысле Макфол достаточно честен – мол, в Киеве мы финансировали (открыто), а сейчас в Москве – не финансируем. Но вовсе не потому, что нет денег или не хотим, а все легальные каналы перекрыты или шунтированы, то есть замкнуты на подконтрольный чекистам актив, как и в Минске. Последней попыткой наладить полулегальное финансирование оппозиционной деятельности был скандал с Навальным и «кошельком Яндекса» в апреле прошлого года. Однако ФСБ на страже.

И тем не менее, «Яндекс» был замечен в самой активной пропагандистской кампании против ЕР и лично Грызлова. Что по сути, учитывая подведомственность, отражало раскол и политическую конкуренцию между чекистскими кланами, свровцами и фсбэшниками. Усилия группы Иванова-Фрадкова, пытавшейся взять реванш за поражение в сентябре 2007 года, отчасти увенчались успехом. Столь активных борцов за демократию против парламентаризма стоит держать на коротком поводке, то есть в политическом руководстве, хотя и в сэндвиче между еще двумя заклятыми конкурентами – Медведевым и Володиным. То есть по своей структуре и. соответственно, эффективности политический штаб на Старой площади очень даже похож на штаб Януковича в первых двух турах. Вопрос станет ли 4 марта для этого штаба тем же, что и 26 ноября для того.

Мы никого не забыли из этого клубка единомышленников? Ах, да, есть еще связка Сурков-Рогозин как некий альтернативный, запасноц штаб, не иначе как на случай полного провала первого. Позвольте, а не Дмитрия ли Олеговича мы видели в оранжевом шарфике на Майдане сразу после «победы» Ющенко в «третьем туре»? И не они ли с Сурковым на пару пытались отработать «цветные технологии» против Лужкова на выборах Мосгордумы осенью 2005 года? Очень интересная парочка, очень.

Ну да вернемся к сравнительному анализу обстановки в Киеве и Москве перед «вторым туром». Конечно, Россия не Украина и русских не так легко раскачать на публичные действия, да еще против власти, даже за деньги. За деньги не против, но если не против власти. Но и Москва – не Россия, здесь кого только нет, каждой твари по паре. Но опять же нет мощной сетевой организации, нет молодежного ядра, оппонирующего «чужакам». В Киеве и по Украине «донецкие» олигархи и начальники успели настроить против себя народа. Но разыгрывать аналогичную карту против «питерских» либералам и их внешним партнерам было бы себе дороже. Путин ладно, он как раз за счет патриотического пиара мог бы и отслоиться от земляков и даже переизбраться на волне чистки кадров.

Важнейшим фактором в Киеве была национально озабоченная столичная интеллигенция, не только больная на всю голову «свидомая» часть, но и прагматики – гуманитарии, юристы, имеющие свой кусок хлеба на принудительном монополизме украинской мовы. По большому счету «профессиональные украинцы» и их подрастающая смена была ядром Майдана, к которому примыкали сочувствующие и просто недовольные горожане или мобилизованные за двадцать гривен в день селяне-западенцы.

В Москве такого специфического идеологизированного ядра нет. Вузов в Москве намного больше, как и студентов, но практически все студенты и преподаватели озабочены и имеют возможность получить востребованную в стране и в мире профессию, а не корочку профессионального идеолога, «гордящегося общественным строем». Даже либерально индоктринированные вузы типа ГУВШЭ востребованы как кузница профессиональных кадров. И вообще в Москве нет ситуации или угрозы невостребованности образованных людей. Поэтому невротизация молодежи и активного слоя населения минимальна, ограничена небольшой бессмысленной прослойкой мажоров и поклонников Ксюши Собчак, которая не случайно оказалась в лидерах «болотных».

Не менее важной общей чертой «цветных революций» является обязательное наличие специально обученных боевиков, подпирающих и прикрывающихся массой молодежи и наивных столичных обывателей. Причем боевики эти воспитаны и сплочены идеологией национализма, причем национализма опять же ущербного, пронизанного комплексом неполноценности и реванша за проигрыш в межнациональной гражданской войне. В Сербии и Грузии этот внутренний конфликт был горячим, потому и идеология работает и на молодежь, и на массы. А вот на Украине горячая гражданская война закончилась уже давно, а холодный гражданский конфликт между Западом и Востоком не дает такого эффекта. Вот и «цветная революция» оказалась неудачной, незавершенной и завершилась реваншем проигравших.

Нужно заметить, что изначально украинские националисты были сорганизованы под строгим контролем СБУ и, видимо, планировалось, что они сыграют свою «цветную» роль в политическом спектакле срыва выборов по сценарию Кучмы. Соответственно, коллеги-чекисты из Москвы тоже были в курсе и не возражали. Но западные, а может быть и грузинские коллеги устроили провокацию с «отравлением» Ющенко, якобы руками СБУ. И уже с этого момента сценарий «третьей силы» между двумя полюсами посыпался.

Теперь оглядимся у нас здесь в России и так и не обнаружим национально озабоченных молодчиков сколь-нибудь серьезных количествах, а главное – не найдем территориальной базы с избыточным сельским населением, а тем более страдающим синдромом проигравших в гражданской войне. Вообще говоря, есть такая территория в России – Чечня, но представить себе чеченцев в Москве в качестве аналога украинских националистов, берущих в заложники киевскую национально озабоченную интеллигенцию? Не получается. Хотя сурковские опыты с «антиоранжевыми» массовками были похожи на искусственное воспроизведение киевского формата – «наша» провинциальная молодежь в первых рядах и условное присутствие «кадыровцев» за ними.

Такой «антиоранжевый» формат вполне годился для контроля за уличной активностью в столице в рамках внутрикремлевской конкуренции башен и кланов. Но после Манежной, когда конкуренты придумали противоядие в виде антикавказски настроенных фанатов этот вариант перестал работать. Но может быть в таком случае эти самые фанатские фратрии могут выполнить роль нациков в «цветной революции»? Даже если бы их удалось к этому склонить какой-нибудь патриотической манипуляцией, то невозможно запрячь этого коня рядом с трепетной ланью демократического протеста либеральной интеллигенции.

Ну и к этому еще добавим, что ФСБ и другие спецслужбы в России сильно отличаются от декоративных и слабосильных «спецслужб» Украины. Так что контроль над подопечными «экстремистами» вряд ли утратят.

В общем, планы на политический переворот в России у "мировой закулисы", конечно, есть и даже частично воплощаются, практически все методы давления на власть и элиты задействованы. Только вот не складываются отдельные элементы в единую картину, не цепляются друг за друга и не работают, а генерируют вкупе с занятым внутренней конкуренцией штабом (штабами) вереницу комедийных ситуаций, ошибку против ошибки.

Таким образом единственным вариантом для успеха «цветного переворота» в России может быть только глубокий и явный раскол между группировками во власти. Однако такой вариант развития был бы возможен только на фоне резкого падения доходов от нефтегазового комплекса и резкого сокращения бюджетного пирога к внутриэлитному разделу. Пока же каждый из околокремлевских кланов предпочтет синицу в руках, если ее гарантирует лидер. Ну и наконец, добавим, что одно дело, когда споры и противоречия в элитах разруливает уходящий лидер, как Кучма, и совсем другое дело – будущий президент.

Однако не будем забывать и о том, что острая фаза глобального кризиса может начаться в любой момент, в том числе и в особо опасный период между мартовскими выборами и майской инаугурацией. И более того, если Запад хочет добиться уступок от России ему придется очень сильно рисковать и попытаться хотя бы изобразить в этот период такого рода кризис, затрагивающий российскую элиту. Например, обозначить фактическую неликвидность оффшорных накоплений, ну или еще что-то в этом роде, чтобы сподвигнуть местных олигархов против избранного Путина, а значит за временного правителя Медведева. Это единственный вариант политической основы для такого «квазицветного» переворота. А единственным организационным вариантом для этого является вовсе не «цветная революция», а имитация активной борьбы с нею, как это произошло в Минске, где союз местных банкиров, олигархов и спецслужб поставил батьке шах, а уже назревший мат оттягивает, только осторожничая и дожидаясь, чем все закончится здесь в Москве. Об этом варианте успешного «квазицветного» переворота тоже стоит отдельно поговорить.

Итак, подведем промежуточный итог. По всем объективным и субъективным обстоятельствам и признакам никакой «цветной революции» в России быть не может. Даже на Украине эти технологии не сработали, как было задумано, и «оранжад» не достиг своих главных целей, обернувшись вскоре тяжелым поражением русофобских сил. Но однако же, наши западные заклятые друзья и местные либералы не только на что-то надеются, но и откровенно строят планы на ближайшее будущее. Вот, уже Медведев, «хромая утка» вроде бы, собирает с бору по сосенке аналог «Нашей Украины» и даже делает заявку на будущее президентство.

Так что нам, русским, не стоит уповать на шапкозакидательство, как это мы любим, и обсудить другие варианты употребления «цветных» технологий во вред Отечеству. Тем более что очень наглядный пример такого изощренного злоупотребления случился совсем недавно, в декабре 2010 года, у соседей в Минске. Там по итогам выборов фактически произошел дворцовый переворот, опиравшийся в том числе и на манипулировании подконтрольной спецслужбам «оппозиции». Но самое главное – это система оперативной дезинформации, созданная якобы для защиты режима, а на деле, как оказалось, для манипуляции его «семейной» верхушкой в самый ответственный, критический момент.

Вот вроде бы со всех сторон подстраховался батька, замкнул контроль над всей элитой и контрэлитой на спецслужбы, а контроль за спецслужбами – на «аналитический центр» под руководством сына. Но при этом «семейные» купились, причем недешево, на разводку, излюбленную в отношениях джентльменов с непроходимыми провинциалами. Это как в советское время запреты КОКОМ на экспорт всякой ненужной технологичной хрени были нужны, чтобы втюхать ее советским номенклатурным начальникам втридорога.

Короче, закупили «отец и сыновья» новейшую информационную технологию «ситуационного центра», автоматически, без участия людей, которым доверять нельзя никому, интегрирующую информацию из Интернета и СМИ в режиме реального времени. Причем сделка была «чэснай», без всяких там закладок в электронике и с открытым кодом ПО. Не сомневаюсь в методичности белорусских спецов, все проверили досконально.

В итоге получилось как в том анекдоте про нового русского, продавшего душу дьяволу: «Не пойму на чем ты меня кидаешь?». Так ведь и не поняли, что в политической системе нельзя полагаться на автоматику, без фактора доверия сотрудникам. А манипулировать неразумной автоматикой – это легко, если знать, какие источники она обрабатывает.

В результате в самый ответственный момент автоматика «ситуационного центра» выдала на гора намеренно созданную картинку «цветной революции», чуть ли не «штурма Зимнего». Хотя в реальности была мирная толпа вполне подконтрольных «оппозиционеров» и просто возмущенных, но сугубо мирных обывателей. Плюс два-три провокатора из спецслужб, изобразивших вышибание дверей. Однако на ключевых сайтах оппозиции в это время транслировались оперативные сводки виртуального «восстания декабристов». В итоге решения на высшем уровне принимались не на основе докладов снизу, а на основе фэйковой картинки «ситуационного центра».

Понятно, что политической причиной случившегося было тотальное недоверие внутри политического режима. И недоверие совершенно оправданное, потому что без участия руководства спецслужб в этом кровавом спектакле не обошлось. Как итог – фактический перехват власти союзом спецслужб, финансовой бюрократии и части местных олигархов.

Практический результат этого политического переворота был очевиден на протяжении всего 2011 года – ограбление обнищавшего населения, террор и запугивание, накопление финансовых средств инсайдерами для целей скорейшей междусобойной приватизации. То есть при живом батьке, превратившимся в «ельцина», прикрывающего банду, идет ровно тот же процесс, который в России происходил в 1992 году.

Лично у меня нет сомнения, что теракт 11 апреля был произведен для запугивания и населения, и элиты во главе с батькой, чтобы продолжить курс на ограбление и на номенклатурную приватизацию. Нужно учитывать пи этом, что русофобская прослойка в белорусской элите хотя и невелика, но очень сплоченная и на порядок сильнее поляков или прибалтов ненавидит все русское, включая большинство народа республики. Потому и теракт приурочен к 50-летию полета Гагарина, чтобы его заслонить и изгадить.

Я уже писал и повторю, что по своей природе белорусский режим до 2010 года имел характер «затяжной перестройки». Батька держал номенклатуру в узде, помахивая перед мордами морковкой обещанной приватизации, ну и предел терпения кончился, перевесив даже известную трусость местной номенклатуры.

Но между прочим аналогия с российскими событиями 1991-92 года не ограничивается политикой ограбления. Сам «квазицветной переворот» тоже отчасти рифмуется с ГКЧП и его последствиями с поправкой на белорусский менталитет.

Многие наблюдатели «болотных» и «поклонных» процессов уже не раз обращали внимание на определенное сходство с событиями 1990-91 годов, и особенно сходство целей либералов и их западных партнеров – продолжить пиршество обвальной приватизации, причем во время чумы мирового финансового кризиса.

Однако, по трезвому размышлению массовые демонстрации в Москве 1990-91 года – и демократические, и коммунистические сами по себе не были «цветными». Целью их участников и даже организаторов было не только ослабление власти Союза, причем только экономической, но и усиление власти и суверенитета России. Кроме того та приватизация, которая планировалась на российском уровне, была относительно «народной», хотя бы теоретически. Сохранение Союза, причем обновленного, было утверждено самым демократическим путем, опираясь на эти самые демонстрации. И тот формат, который предусматривался Союзным договором, гораздо больше походил на чаемый сегодня Евразийский Союз.

Однако все помнят, что случилось вместо подписания нового Союзного договора – именно что «срыв резьбы», провоцирование спецслужбами народных возмущений и фактически ликвидация спецслужб и иных контрольных институтов союзного государства при крайней слабости республик. То есть замки на закромах Родины были сорваны.

Абсолютно уверен, что мотор «квазицветного переворота» В.Крючков во главе КГБ выражал интересы либерального крыла номенклатуры, включая только что народившиеся частные банки, птенцов гнезда Геращенко. Причем успех или провал ГКЧП в равной степени решал задачу устранения демократического и/или партийного контроля над союзом спецслужб и нарождающейся финансовой олигархии.

С учетом этих двух весьма наглядных примеров «квазицветных переворотов» руками спецслужб, якобы для защиты страны от анархии и митинговой стихии, а также с учетом российского менталитета, который ближе к белорусам, чем к украинцам, именно ненулевая вероятность силового переворота является наибольшей угрозой для развития страны по пути настоящей демократии и обретения подлинного суверенитета.

Совсем не случайно, что провокатор Крючков во главе КГБ был выходцем из ПГУ, ибо разведка была тесно связана с либеральным крылом советской номенклатуры – внешторгом, зарубежными банками Госбанка. Но и сегодня, по итогам 2011 года выходцы из разведки сильно потеснили фсбэшников у руля политических институтов, так что у либеральной бюрократии, олигархов и их западных партнеров есть надежные союзники во власти. Осталось только разрушить баланс и взаимный контроль со стороны других спецслужб и их протеже в политике.

Я уже обращал внимание на откровенно провокационные намерения части «болотных», подстрекающих к проведению несанкционированных акций или к отклонению митингов и шествий от согласованных сценариев, призывах выйти за рамки. Уже привычны такие призывы со стороны гр. Навального, который по очень многим признакам является клиентом именно этого, либерального крыла спецслужб. Сюда же, очевидно, относится и «Новая газета» банкира Лебедева, уже успешно провоцирующего спецслужбы на закручивание гаек. Видимо, задача именно такая – сорвать резьбу у защитных систем государства и еще раз дорваться до открывшихся закромов.

Проблема еще и в том, что нынешние спецслужбы, не только в России, как правило, добывают «оперативную» информацию тем же самым способом, что и батькин ОАЦ – переписывая и «интегрируя» открытые и условно закрытые источники в Интернете. Вон даже Медведев недавно сетовал мидовцам и разведчикам, что те дают те же сведения, что уже есть в Интернете. Аналогично и в ФСБ большинство оперов не утруждают себя реальной вербовкой и работой с агентурой, а строчат донесения путем «расширенного поиска» по социальным сетям и «интегрумам». Это означает, что после «времени Ч» массированная волна дезинформации, запущенной в информационное пространства, может повлиять на решения политического руководства. Особенно если часть этого руководства будет рада обмануться и использовать полномочия Верховного главнокомандующего для того, чтобы остаться им подольше, не только до мая.

Что же касается активизации «болотных», то как и в 1990-х годах или в Минске в 2010-м значительную часть протестантов составляет агентура спецслужб. Разумеется, массовый отказ оперативников регулярно проводить с подопечными сеансы де факто психотерапии, создававшие иллюзию востребованности и осмысленности жизни, не могли не повлиять на активизацию невротиков, особенно ближе к весне.

Одно лишь обнадеживает: Киев и Минск своими наглядными примерами показали всей, не только либеральной, элите и руководителям, как не нужно действовать, чтобы не попасть в элементарные расставленные партнерами-конкурентами ловушки. на чужих ошибках учиться легче, можно и нужно.

Колонны и техника на марше, моторы «цветных» и «контрцветных» технологий запущены и ревут, создавая тяжелое амбре в информационном пространстве. Но по большому счет ничего пока не происходит, кроме демонстрации возможностей всеми силами, так или иначе заинтересованными. Как там было в классическом тосте, нужно еще, чтобы желания совпали с этими реальными возможностями сильно дестабилизировать ситуацию в стране, но как следствие и в мире тоже. И есть ли такие желания?

Начнем с того, что назовем основных игроков, передвигающих фишки по улицам Москвы, но главное – в «пятом измерении» виртуального пространства ТВ и Интернета. Во-первых, это олигархические коалиции в самой России. Если бы элиты не были расколоты или хотя бы не напуганы кризисом, то всех бы устраивал сложившийся «тандемный режим», ну может быть с заменой или рокировкой малозначащих фигур в формате «политбюро» над партией и правительством. Однако этот вполне рабочий вариант был похерен после вмешательства внешних игроков, и была объявлена единственная значимая рокировка с очевидной целью заново переформатировать режим.

Еще раз – если бы олигархические коалиции в России могли бы найти взаимоприемлемый компромисс в рамках статус-кво, то никакие внешние игроки и центры силы ничего бы с такой «единой рассеянией» не смогли бы сочинить. Но в том-то и дело, что рассеянские олигархи, во-первых, слишком сильно зависят от западных кредиторов и политических спонсоров, а во-вторых сильно напуганы первой волной мирового кризиса, когда только близость к государственным финансовым закромам спасла от маржин-коллов и, как следствие, от экспроприации теми же заклятыми западными партнерами. Однако же все ждут к концу 2012 года, после выборов в ключевых западных державах вторую волну кризиса, и тут уже резервов и закромов может не хватить на всех. «Боливар не выдержит двоих». Отсюда и нервозность, и противоречивое желание, с одной стороны, надавить на власть, шантажировать ее, чтобы получить гарантии участия в принятии решений, а с другой стороны, столь же горячо опасающихся лишиться защиты сложившегося олигархического режима и остатков силы государства, защищающего интересы олигархов внутри и вовне.

Может быть кто-то наивный думает, что Путин впервые вслух сказал о нечестности ельцинской прихватизации для народа, ради вящей популярности? То есть как лыко в строку и это не помешало, но адресатом были все те же западные кредиторы олигархов. Иначе бы Прохоров так же публично не повторил этот тезис, как бы нелепо он не прозвучал в его устах. Нужно исходить из того, что Путин, как ставленник олигархов в системе, где олигархи контролируют все силы и ресурсы, не имеет возможностей сказать что-либо не в общую пользу олигархов. Хотя этой общей пользой может быть даже посадка одного из них, презревшего общие интересы.

Разумеется, месседж Путина адресован заклятым западным партнерам, предвкушающим захват активов подопечных олигархов в ходе «второй волны». И ровно тот же адресат у дополняющего месседжа из уст «верховного олигархического юриста» Медведева о том, что залоговые аукционы 1996 года после «победы» Ельцина были сугубо нелегитимными. А это значит, что в любой момент, даже сейчас, пока еще Медведев президент или когда и если будет премьером, можно выпустить закон, по которому государство или даже народ будет числиться кредитором первой очереди в случае дефолта олигархических банков или инвесткомпаний. При этом сами олигархи останутся де факто временными владельцами и управляющими на период острого кризиса, примерно как Крупы и Тиссены в 4 Рейхе.

Собственно, именно эта фатально противоречивая позиция рассеянских олигархов, желающих одновременно и «конституции» (то бишь либерального режима с участием в «политбюро») и «севрюжатины» (защиты награбленного все более авторитарным режимом) лежит в основе нарастающего трагикомического фарса, развертывающегося на наших глазах.

Этот красочные политический карнавал будет приобретать все более шизовые кислотные оттенки еще и по той причине, что местные рассеянские карабасы и дуремары сами же являются марионетками в руках кукловодов глобального политического театра. Они не могут отказаться от «американской помощи» себе «в гору», от соучастия в «цветных технологиях» и от рекламного финансирования «деловых» СМИ, обязанных следовать всем дезинформационным и пропагандистским кампаниям глобального уровня.

Вот и приходится всеми силами страховаться, с одной стороны демонстрируя лояльность «вашингтонскому обкому» или «лондонскому главку», но максимально выхолащивая и компрометируя все плановые мероприятия в связи с выборами. Именно поэтому во главе колонн ( за, и против) нет ни одного политического лидера, хотя бы завалящего, а сплошь представители древнейших профессий – «светские львицы», журналисты, адвокаты, актеры и режиссеры, то есть профессионалы играть лицом или иными частями тела за деньги и строго по желанию олигархических заказчиков.

Их задача – вовсе не возбуждать народ, а тем более вдохновлять массы на свершения во имя того или иного идеала (свободы и демократии, родины или нации, справедливости). Напротив, задача заключается в формировании замкнутых политических сект, максимально отталкивающих здоровые силы общества, но затягивающих, замыкающих в своем кругу и утилизирующих все психически надломленные, невротические личности, всегда готовые к участию в разрушительных перформансах или хотя бы «блогосрачах». После чего эти уличные и виртуальные колонны готовы к движению под дудочку своих «крысоловов», и пойдут туда, куда нужно заказчикам, сегодняшним или завтрашним. В качестве наглядного примера можно указать на украинскую секту «оранжоидов», которых Ющенко в конце концов привел в стойло под управление донецких и днепровских кланов.

В этой связи очень любопытна фигура одного из назначенных «гуру» - Кургиняна. Понятно, что массированная раскрутка на федеральных каналах была на деньги олигархов и при согласии властей. Не до конца ясной была лишь ставка заказчиков на столь одозную фигуру, неоднократно отличившуюся в «активных операциях». Сначала он «консультировал» московский горком и гэкачепистов в 1990-91-м, потом руководство Верховного Совета в 93-м, потом мэра Москвы перед его зачисткой. То есть даже если он не был орудием в руках оппонентов, то чисто из опасения сглаза следовало бы держать его подальше от значимых проектов. Но если задача стоит именно что «шунтировать» одно из идеологически опасных для олигархов направлений, расколоть актив и электорат, ратующий за возвращение Союза советского образца, тогда все понятно.

Олигархи не могут противостоять постоянному внешнему давлению, информационному и закулисному, не могут не «раскачивать лодку», то есть психику сограждан и особенно своей клиентуры в столичной тусовке. Могут только попытаться канализировать энергию этого наведенного массового психоза в минимально приемлемые русло и рамки. Однако привычный и устраивающий их режим уже сломан, и переформатирование политической системы запущено. Переходный период, особенно в период традиционного для возбужденной публики «весеннего обострения», между выборами и инаугурацией будет особенно бурным и опасным. Тем более что именно в этот период внешние игроки будут пытаться решить свои собственные задачи, продавливая своих пытающихся отвязаться марионеток и усугубляя информационное пространство. Например, запланированный на 2 мая рекордный аукцион должен где-то за неделю до и после поставить в фокус информационного поля картину Мунка «Крик», которая однозначно раскачает ущербную психику сектантов и просто кликуш.

Увы, но этот тренд не переломить, и даже если (а я в этом уверен) Москва, «не верящая слезам», выдержит этот массированное информационно-психологическое наступление удар, то последствия разгребать придется еще не один год. Кроме того, внешние силы, проигравшие очередной блицкриг, попытаются воспользоваться истощением сил и взять реванш на других фронтах, на Северном Кавказе, опять приблизиться к Москве, пытаясь продавить досрочные парламентские выборы. Но это вряд ли, как говорил товарищ Сухов.

Кстати, именно на товарища Сухова очень большие надежды, а еще на славных предков, совершивших подвиги семьдесят, двести и четыреста лет тому назад. Серия весенних праздников, когда обычно крутят советские фильмы, и традиционный кинопоказ перед 9 мая – это немаловажный фактор для психологической устойчивости общества. Летом и осенью и вовсе будем чествовать героев 1612 и 1812 года, но начать можно и раньше.

Есть и еще немаловажный политический момент, позволяющий олигархической элите удерживать внутри себя баланс интересов и выходить с общим интересом на уровень федеральной власти, причем оперативно. Этот фактор – мэр Собянин, предельно лояльный олигархам ставленник, но при этом свой для Путина. Разумеется, Собянин не мог отказать олигархам, когда они были вынуждены продвигать планы своих заклятых партнеров-кукловодов. Но при этом мэр Москвы и не скрывал, публично рассказал, что потенциальное оружие офисного пролетариата – цементную плитку по центру Москвы, он раскладывал не по своей воле, намекая на гораздо более влиятельные силы. Опять же идиотский приказ выливать на улицах вдесятеро больше химикатов, чтобы это самое оружие не примерзало – тоже наверняка указание из той же инстанции. Но все равно февральские морозы и снег не способствуют таким перформансам, а вот весной…

Провоцирование протестов путем откровенных фальсификаций под управлением вовсе не Чурова из ЦИКа, а Горбунова из Мосгоризбиркома, а фактически – того же Собянина, тоже отвечало общему интересу олигархов, добивающихся взаимности и гарантий от тандема. Не было никакой иной политической необходимости вбрасывать бюллетени именно в Москве, а не напрячь Ярославль, Красноярск и прочие крупные города приписать по паре процентов.

И все же – разведение колонн, диалог с организаторами митингом, четкая организация и корректное участие полиции и ОМОНа – все это позитивный фактор, и этого точно не было бы, если бы не было общего интереса олигархов в цивилизованном течении этих спровоцированных по тому же заказу протестов.

Однако в таком случае возникает вопрос, почему именно мэр Москвы оказался тем фокусом, в котором сошлись общие интересы олигархов, а не Путин или Медведев этажом выше? Ведь в этом случае разрешить общие интересы было бы легче и быстрее. Но в том то и дело, что обе стороны «тандема» являются фокусами приложения гораздо более могущественных, глобальных центров силы, играющих свою игру и заказывающих свою музыку на этом психонервическом карнавале .

Кстати, в психоанализе есть такой эффективный метод ассоциаций, позволяющий проявить бессознательные мотивы и установки клиентов. Например, если у «креативного класса» фамилия Путин ассоциативно превращается в «лилипутин», то это много больше говорит о самих «лилипутах», пытающихся участвовать и влиять на силы и процессы, масштабы которых им не под силу даже осознать. Хотя и сам Путин на этом фоне не выглядит скорее Гулливером в стране великанов.

А вот, например, фамилия Навальный однозначно ассоциируется с прилагательным «карнавальный», то есть даже не существительное.

Вот так с шутками и прибаутками мы, не спеша, добрались до главного фактора, которым определяется течение не только московских событий, - глобального расклада сил. Мировой кризис, на пороге острой фазы которого мы все находимся, определяет все интересы, мотивы и действия глобальных игроков, дергающих за ниточки игроков уровнем поменьше. Но поскольку ниточек много и они переплетаются и путаются, то у арлекинов и пиратов возникает, как минимум, иллюзия свободы действий. А некоторые буратины даже норовят отвязаться в поисках ключика к светлому будущему. Против чего все глобальные карабасы и дуремары готовы выступать единым фронтом.

Здесь следует разъяснить понятие «центра силы», чтобы не возникло конспирологических иллюзий, будто бы где-то за кулисами театра есть потайные комнаты, в которых собираются немногие посвященные «магистры» и планируют козни против всего мира. То есть такие собрания, клубные и даже ритуальные, для сверки часов и обмена мнениями вполне возможны, но не они определяют действия и тем более течение событий. Даже если бы никакой коммуникации между банкирами или промышленниками, или генералами, или бюрократами и вовсе не было, а только неизбежная и острая внутривидовая конкуренция. И в этом вполне вероятном случае все равно общее место в функциональном разделении «элитного труда», основанное на одинаковых принципах властвования и технологиях управления – определяет общий и нераздельный Интерес того или иного элитного сословия и отдельных гильдий в каждом из них.

Например, «ротшильдовское» крыло финансового сословия определяется вовсе не тем, что какой-нибудь потомок первого Ротшильда изображает из себя «крестного отца» для всех семейств. Нет, просто существует технология контроля рынка и концентрации финансовых ресурсов за счет обмена валют, золота и тому подобных активов. И эта технология требует поддержания определенных внешних политических условий, опоры на какое-то государство и связанные с ним геополитические технологии и практики. Так что политическим лидером «ротшильдовского» крыла является не банкир, а лорд-мэр Лондонского Сити, а более широкое элитное сообщество, включая генералов, спецслужбистов, промышленников, дипломатов, руководителей масс-медиа, которое обеспечивает и финансируется за счет ресурсов Сити, имеет лидером британского монарха.

Аналогично и «рокфеллеровское» крыло, основанное на технологиях эмиссии резервной мировой валюты, имеет лидером мэра Нью-Йорка, а более широкий круг элиты сплочен вокруг президента США. А как же Бернанке во главе ФРС, спросите? Он лидер всего фининтерна, включающего оба больших крыла плюс меньшие по весу, но важные институты вроде МВФ, Всемирного Банка, фондов Ватикана, обеспечивающие или балансирующие сословие в целом.

Кроме двух финансовых «центров силы» в Нью-Йорке и Лондоне, есть еще центры силы, которые можно назвать промышленными, но с учетом принципов властвования – точнее их назвать милитаристскими. Один такой милитаристский центр базируется в Вашингтоне вокруг Пентагона, другой в Европе – слабее, но двуглавый (милитаристский в Париже и постмилитаристский в Берлине).

Между конкурирующими финансовым и промышленным центрами и в США, и в Европе есть балансирующий центр государственной бюрократии (Госдеп и евробюрократия в Брюсселе соответственно). Но и в глобальном масштабе между фининтерном и НАТО как центром мирового милитаризма есть глобальный балансирующий центр в Израиле, точнее – на Ближнем Востоке вокруг Израиля. К этой конфигурации придется добавить еще и центры глобальных регионов и региональные державы, ориентирующиеся на тот или иной глобальный «центр силы». Одним из таких региональных центров всегда была Россия, но ее отличие от других глобальных регионов в том, что глобальные центры силы имели и имеют возможность выходить напрямую на соответствующие российские центры силы, финансовый, военно-промышленный или бюрократический, без посредничества некоего «национального» центра элит.

Такое состояние элиты правильно назвать «маргинальным». Например, такое маргинальное состояние было внутри СССР у элиты РСФСР, где местный Совмин напрямую подчинялся союзному Совмину, президиум ВС РСФСР союзному органу, Верховный Суд – также напрямую союзному суду. В то время как в национальных республиках все опосредовалось коллегиями местной номенклатуры.

Испокон веков на Руси равнодействующая векторов интересов элитных групп и центров фокусировалась на институте единоличного правителя – великого князя, царя, генсека, президента, обеспечивающего единство противоречивой политики. Поэтому передача власти в России не обходилась и не обходится без участия глобальных центров силы, а смена трендов и изменение баланса между глобальными центрами силы всегда влияла и влияет на баланс внутри российской власти и смену лидеров. Перетекание влияния от одного глобальному центра силы к другому регулярно формировало переходные ситуации двоевластия, триумвираты и «тандемы».

Теперь взглянем, желательно без слез, на ситуацию последних 20-10-4 лет. После развала милитаристского ядра советской элиты под мощным разлагающим влиянием финансовых элит, окончательная победа фининтерна в мировом масштабе стала явью. И как всегда бывает в таких случаях в политике, полная победа оборачивается поражением и кризисом из-за быстрого достижения пределов экспансии и глубокого раскола в победившем стане. Это закон политики – победившая коалиция немедленно переходит к дележу добычи и жесткая внутривидовая конкуренция в финансовой или иной другой победившей элите не имеет прежних ограничителей. Поэтому ближе к «миллениуму» американский центр силы был вынужден отчасти опереться на милитаристские методы, чтобы ограничить влияние информационно-психологических методов заклятых союзников из Лондона. Для этого «рокфеллеровцам» пришлось мобилизовать в качестве «опричников» союз спецслужбистов и нефтепромышленников в лице семейства Бушей. Ровно такая же связка возникает в то же самое время и в России. Путин – спецслужбист и кандидат наук по управлению ТЭКом обеспечивает контроль над военными, которым дозволено укрепить однополярный режим и его «суверенный» филиал. При этом два глобальных центра финансовой силы делят между собой Минфин и Центробанк, контролируя их напрямую.

По мере исчерпания политического ресурса долларовой эмиссии, подкрепленной военной силой и завышенными ценами на нефть, конкуренты из «ротшильдовского» крыла с их «цветными» методами изощренной манипуляции вновь получают шанс, и пока его не упускают. «ГолдманСакс» становится де факто управляющим центром рядом с ФРС, Обама перехватывает управление спецслужбами, а теперь и Пентагоном. В России это переходное состояние баланса между двумя крыльями фининтерна отражается в виде учреждения «тандема». Путин остается гарантом для Кудрина (от ФРС), а Медведев во главе «либеральной» АП – проводником «ротшильдовской» ставки на слабое государство с дорогой валютой, как одной из частей мультивалютной системы под управлением Сити.

Выборы 2012 года для «рокфеллеровцев», не говоря уже о «милитаристах» – последний шанс развернуть ситуацию вспять, взять реванш над заклятыми союзниками. При этом милитаристский режим в Израиле, основанный на постоянных долларовых вливаниях, при поражении «рокфеллеровцев» теряет свою роль глобального балансира, для начала – в двухпартийной политике Штатов, и далее – может и вовсе потерять глобальную роль, и стать лишь одним из региональных игроков Ближнего Востока. Поэтому вовсе не удивительно, что министр иностранных дел Израиля примчался на подмогу Путину уже 5 декабря, немедленно признав легитимность думских выборов.

Если внимательней посмотреть на ключевые внешнеполитические процессы и их отражение в информационном поле, то увидеть это растущее напряжение между Лондон-Сити и Израилем. Начать с того, что вся так называемая «арабская весна» нацелена на демонтаж умеренных режимов по периметру израильских границ, служивших гарантами статус-кво. Сирия оказывается в этом смысле последним бастионом стабильности на пути радикальных исламистов ваххабитского толка. Разумеется, Тель-Авив не может напрямую помогать режиму Асада удержать границы и влияние армии. Но визит Фрадкова и Лаврова в Дамаск, скорее всего, связан с договоренностями Либермана и Путина. Участие катарских и английских спецназовцев на стороне мятежников тоже ложится в схему.

Или можно найти другие признаки этого же противостояния в информационной сфере. Скажем, в ЖЖ один из наиболее профессиональных пропагандистов «на стороне Каддафи», то есть против англичан, одновременно отличается лояльностью к Израилю. А другой столь же активный пропагандист, имеющий, скажем так, антисионистский пунктик, почему-то вдруг нападает на Путина и сочувствует «болотному» процессу.

Также совсем не трудно заметить, что информационное поле резко перешло в «цветной» режим нагнетания психоза сразу же после объявления решения о «рокировке», то есть о том, что Медведев не пойдет на выборы, а будет прикован к галере с гирей «ЕР». Сам же Медведев и создал половину поводов для нагнетания истерии. А главное уже сегодня Путину ставится в пику вовсе не предполагаемые фальсификации, которые не имели и не будут иметь решающего значения. Главное прегрешение – это отсев кандидатов на этапе выдвижения, так что из оставшихся пяти – минимум четыре имеют те же позиции, что и Путин по ключевым позициям, имеющим международное значение. Жириновский, Миронов, Прохоров имеют в целом произраильские позиции, как и Путин. Разве что Зюганов в этой ситуации может в качестве президента выступить с антисионистских позиций в ближневосточном конфликте. Но и он не сможет противостоять оборонному лобби, ориентированному на поддержку режима Асада. Кроме того, даже теоретически, сам факт политического реванша коммунистов в России, с неизбежными лозунгами возродить Союз был бы настолько мощным информационным поводом для Фокс-ньюса и милитаристской, неоконсервативной пропаганды в США, что антисионистская риторика только усилила бы этот позитивный для «рокфеллеровцев» эффект.

Нет, на самих выборах «ротшильдовцам» добиться ничего не удается. И единственной альтернативой избранному президенту Путина в марте и апреле останется уходящий президент Медведев. Только ставка на срыв выборов, точнее на оспаривание и отмену их результатов может сохранить в Кремле ставленника «ротшильдовского» крыла и союзника Обамы. Нет сомнений, что в информационном поле вся соответствующая массированная артподготовка будет осуществлена, митинги, шествия, палаточные городки, все как положено. Однако решающим фактором является вовсе не это, а готовность государственной бюрократии и особенно юридических институтов поддаться давлению, с одной стороны, и закулисному подкупу с другой. Тут даже поощряющие намеки со стороны Медведева или только что озвученные от медведевской АЮР угрозы переаттестации прокуроров и следователей не помогут, а как бы не наоборот.

Вот если бы Медведев на прошлой неделе взял, да и не выдвинул Зорькина на пятый срок, а выдвинул кого-то другого, это была бы мощная заявка и сигнал всей системе. Но опять же кишка тонка, или особого желания не нашлось.

К тому же чересчур активные протесты с элементами дестабилизации обстановки могут привести к обратному эффекту резкого закручивания гаек со стороны лояльных Путину спецслужб и армии. Этот вариант был бы опять же подарком неоконам перед выборами в США. Поэтому союзникам Обамы и «лондонскому главку» выгоднее всего только обозначить угрозы дальнейшей дестабилизации путинского режима, например, на Северном Кавказе в связи с сочинскими Играми. И попытаться гарантировать не только премьерство Медведева хотя бы на полгода до выборов в США, но и нейтралитет Путина, воздерживающегося от публичной антиамериканской активности, от явной поддержки Ирана и от излишней милитаристской активности.

При этом обоим ведущим центрам силы больше подходит победа Путина в первом туре с возможностью ее оспаривать, чем укрепление легитимности и демократичности власти через второй тур.

Так что базовый прогноз на 4 марта и после – победа Путина в первом туре, резкое нагнетание антироссийского психоза в либеральных СМИ и мировом информационном пространстве (тоже выгодно обеим крыльям фининтерна), достижение кульминации напряжения к концу апреля, зачистка уличного пространства перед праздниками под предлогом подготовки военного парада, а затем вполне компромиссное сохранение баланса между элитными группировками и стоящим за ними внешними центрами силы. И именно такое – ни вашим, ни нашим удержание баланса является оптимальным решением для России, позволяющим сохранять известную свободу маневра и не втягиваться в кризисные разборки вовне, не таскать каштаны для других.

Соответственно, внешне все это будет выглядеть как продолжение «карнавала», где актеры (причем зачастую без кавычек) только играют предписанные роли, но без особого даже драйва, а только чтобы не остаться в стороне от процесса и будущей «раздачи мелких слонов», награждения непричастных и наказания невиновных, как обычно. Впрочем, с точки зрения тестов на вменяемость, лояльность и просто на гражданскую зрелость нынешние события трудно переоценить. Все равно от бюджетного пирога нужно кого-то будет отдалять, и столичный "креативный класс" сделал мощную заявку.

Можно было бы оставить и так, завершив с разбором полетов «карнавальных» и прочих «антирыжих» клоунов сугубо виртуальной политики. Никакую революцию или даже контрреволюционный мятеж все эти массовики-затейники не могут произвести по одной, хотя бы, причине: Народ не то чтобы безмолвствует, как в Минске, но уже смеется над всеми политизированными тусовками и тусовщиками. Никого из политиков, а тем более олигархов и «креативных» прокладок под ними, ему не жаль, ни за кого вступаться не будет, вождей не ждет ибо образа светлого будущего нет, а будет народ только за того, кто готов быть царем, хотя бы поначалу и немного понарошку. Поэтому революция в России может быть только консервативной, то есть культурной и только сверху.

И в общем-то даже без «может быть», а просто должна быть по историческому расписанию. Я в этом журнале уже не раз и со всех возможных сторон этот прогноз обосновывал как историческую закономерность. После стадии Реставрации во всех постреволюционных процессах, что во Франции, что в Англии с Шотландией, что в САСШ всегда следовала великая культурная революция, которая только и достигала изначальных целей и задач предшествующих великих революций.

В России ельцинско-путинская стадия Реставрации исчерпана до самого дна, больше на этом пути элитам ловить нечего, кроме позора и нестабильности. Поэтому революция сверху, продиктованная страхом элит и давлением внешних сил, неизбежна. Несмотря даже на то, что никто наверху этого совсем не хочет. Но вот как она произойдет, и кто будет движущей силой – пока скрыто в дымовой завесе вокруг выборов.

Подсказку можно поискать в предшествующем периоде краткой нестабильности, случившемся в 2003 году. Дело в том, опять же строгая историческая закономерность, что всякой революции – великой, культурной и даже контркультурной, всегда предшествует репетиция, в ходе которой в уменьшенном масштабе разыгрывается сюжет будущей революционной эпохи. Например, междуцарствие осени 1825 года, завершившееся «восстанием» а ля ГКЧП и реставрацией, довольно неплохо в масштабах столичного обществах предваряет сюжет «великого междуцарствия» 1917-91 годов. Аналогично московская революция 1905 года также предвосхищает общий сюжет 1917-1940 годов, как «вложенной» троцкистской революции внутри большого революционного сюжета.

Так и у начавшейся великой культурной революции есть свой «вложенный» контур «неотроцкистского» вмешательства извне, а также два предваряющих сюжета. Один из этих пророческих сюжетов – это «междуцарствие» осени1993, также включающее выход войск на площадь перед «правящим сенатом». Более близкий аналог событий – это инспирированный извне олигархический «мятеж» предвыборной осени 2003 года.

Но между прочим, и в 1905 году полевым командиром Красной Пресни был фабрикант Шмит, а главным спонсором революции – магнат Савва Морозов. Это опуская подробности о Красине, Андреевой и Горьком, агитации и вербовке в японских лагерях, лондонском съезде большевиков и так далее. А мы уже ранее разобрали мотивы «мятежа» Ходорковского, как продиктованные попыткой «ротшильдовского» крыла фининтерна торпедировать «рокфеллеровский» механизм рефинансирования госдолга США перед выборами 2004 года.

Соответственно, и сегодня главные события происходят на глобальных финансовых фронтах, а главный интерес к московским событиям у двух крыльев фининтерна – возможная точка опоры для окончательного перехвата управления глобальными финансами. До сих пор «рокфеллеровцы» из ФРС держат глухую оборону, рассчитывая сj своей QE3 стать главной опорой для предвыборной кампании Обамы. Судя по разброду в стане республиканцев, согласившихся на «суперконгресс» в обмен на финансирование ВПК без войны, вопрос с переизбранием Обамы фактически предрешен. Поэтому, как и у нас с переизбранием Путина, вся борьба в элитах идет за право стать предвыборной опорой, сформировать штабы, которые станут после выборов властью. И в этом смысле борьба за рычаги и ресурсы идет самая горячая. Например, судя по результатам Оскара, «ротшильдовцам» удалось перехватить власть в Голливуде и начать рушить стереотипы, вдохновлявшие «одноэтажную Америку» реднеков. Приз за исполнение роли Тэтчер – довольно откровенный сигнал о взятии этой господствующей предвыборной высоты.

И тем не менее, главным мобилизующим вопросом перед выборами будет экономика, где спор между двумя крыльями фининтерна упирается в методы оживления – либо путем очередной и, возможно, финальной накачки долларовой ликвидностью, либо – резкого снижения цен на энергоресурсы. В обоих случаях долларовой пирамиде сразу после выборов конец, и США уже репетируют на примере Греции и прочих стран PIGS технику «выборочного», растянутого дефолта. Когда де-факто он есть, а де-юре вроде как и нет.

Вот собственно на Грецию и ее конвульсии и стоит обратить гораздо большее внимание тем, кто опасается или пугает нас «арабской весной» или «оранжадом». Ибо в Греции под нынешние события «финансовую мину» подвели сугубо консервативные «православные» политики, близкие друзья «православных чекистов» из Кремля, очарованные к тому же покровительством принца Уэльсского. Так что якобы ошибка неоконовских союзников из «Фокс-ньюз», подложивших под новость 5 декабря картинку из Афин, больше похожа на честное предупреждение об опасности, а не только посильная помощь в информационной битве.

Соответственно, системные нестроения уличные беспорядки не по причине выборов, а в связи с их итогами как поводом, будут всего лишь информационным гарниром, прикрывающим совсем иные цели и задачи. Все эти ленточки, палатки и даже баррикады, буде они будут наскоро построены, нужны лишь для телевизионной картинки, которую снабдят необходимым для манипулирования финансовыми рынками текстом.

А что в таком случае важно? Ведь не предвыборные обещания и даже «программные» с виду статьи? Из всего этого серого шума можно отфильтровать несколько важных тезисов, касающихся главных вопросов. О «нечестной приватизации», например.

Как в нынешней информационной вакханалии и какофонии отличить важное от неважного. О важном лишь упоминают, и сразу стараются, чтобы забыли – это как Прохоров о нечестной приватизации, мол, да, но давайте больше не будем об этом.

Но между прочим важнейшая новость предвыборного периода, о которой почти ничего не говорят ни официозные, ни «оппозиционные» СМИ – это судебная тяжба в Лондоне между Борей и Ромой. И какое совпадение, этот процесс имеет самое прямое отношение к «нечестной приватизации». Спрашивается, зачем это нужно двум «авторитетам», которые всегда умели договариваться за кулисами без ненужного ажиотажа?

Выходит, что им, олигархам, вдруг почему-то и зачем-то понадобилось не просто рассказать всему миру, но еще и закрепить юридически в лондонском суде сведения о нечестном, противоправном характере ельцинской приватизации. И я так думаю, что Борис Абрамович не самоубийца, чтобы действовать во вред или даже против интересов всех олигархов. Чеченцы, они и в Лондоне чеченцы, вопрос только в сумме оплаты от заказчиков.

Теперь зададимся вопросам, а что происходит на финансовых фронтах, когда в той или иной стране, той же Греции или Испании, происходят беспорядки или просто массовые акции гражданского неповиновения? Наверное, я так понимаю, падают котировки ценных бумаг, выпущенных эмитентами из этих стран или владеющими активами в этой стране. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

Ну упали котировки и упали, дело житейское. Сегодня упали, их завтра «быки» подобрали и перепродали по более высоким ценам. И все? Но это если ценные бумаги и прочие активы не являются залогом при получении кредитов. В нашей же системе рейдерско-оффшорного капитализма все активы перезаложены в несколько слоев. Во-первых, сами владельцы большинства доходных активов оформляют закладные и сами себя кредитуют, чтобы дочерние предприятия российской юрисдикции были не по зубам рейдерам. Плюс на эти же оффшоры под активы выдаются дешевые кредиты западными банками, при том, что кредит в России получить нельзя по правилам игры, установленным Западом.

Во-вторых, сама глобальная система финансового капитализма является рейдерской по своей сути. Чтобы конкурировать нужно брать кредиты по низким ставкам или выходить на IPO, но для этого структура компаний и собственности должна быть приведена к неким стандартам, которые сводятся, по сути, к преддефолтной подготовке на случай кризиса. Чтобы все производящие активы легко стали собственностью крупнейших банкстеров, имеющих доступ к неограниченной ликвидности печатного станка.

Косвенным, но надежным признаком того, что все наши госбанки и госкорпорации, перекредитованные у западных банков, находятся под угрозой маржин-коллов, стала афера с «расширением Москвы» именно на те земли и участки, которые находятся в собственности Сбербанка, ВТБ. Падение оценки этих земель привело бы к тому, что пришлось бы выбрасывать их на распродажу, еще более роняя цены. Поэтому более вероятным исходом стала бы уступка кредиторам пакетов акций и других реальных активов.

Таким образом, информационная вакханалия по поводу «революционных» беспорядков в России, подкрепленная серией катастроф, вроде бы случайных, как в Астрахани, нужна для снижения рейтингов и оценок капитализации крупнейших компаний в собственности рассеянских олигархов. Однако одного этого недостаточно, в силу весомого профицита торгового баланса. И здесь весьма кстати окажется конфронтация с Катаром и другими петромонархиями по поводу Сирии. Уговаривать Катар уронить на время спотовый рынок газа в Европе долго не придется, а Иран долго зажимали, чтобы он не устроил контрмеры в Заливе. Осталось лишь уговорить саудитов в части цен на нефть, но для этого покушения на послов и имитируются, равно как и вполне реальные умервщления принцев на операционном столе. Хотя в этой части будет сложно, скорее всего, союзники «неоконов», не желающие менять военную крышу на менее надежную, упрутся.

Однако, есть еще перекредитованный Газпром, который к тому же постепенно втягивается в очередную войну с киевским Нафтогазом. А Киев нынче ходит под Лондоном, а не под американцами.

Похоже, что на данном этапе для «ротшильдовцев» главное даже не отнять собственность у рассеянских олигархов, хотя все что плохо лежит и стоит в Европах, отнимут. Важнее заставить нефтегазовых олигархов резко увеличить продажи нефти на внешнем рынке, к которым добавятся резко выросшие американские стратегические запасы и вновь пробуренные сланцевые скважины. Так что общими усилиями администрации Обамы и Лондон-Сити завалить нефтегазовые цены в период до планируемого старта QE3, который нет смысла запускать раньше мая-июня. То есть сроки операции – как раз апрель, еще до инаугурации Путина.

Соответственно, планировщики должны просчитывать, что тем самым они вынуждают российскую элиту осуществить летом-осенью революцию сверху, в чем-то очень напоминающую, пародирующую меры 1917 года. Тоже придется вводить монополию внешней торговли на ключевые экспортные ресурсы, придется частично национализировать «нечестно приватизированные» активы, чтобы сохранить их в руках того же узкого круга ограниченных лиц. Разве что сменятся зиц-председатели вроде Прохорова. И все это под революционные уличные песни швондеров о народной демократии и правах офисного пролетариата. «Демократура узкого круга».

Однако возможные долгосрочные последствия для российской политики – это для заказчиков революционной музыки на улицах Москвы - все на потом, как-нибудь разберемся. Главное, успеть перехватить инициативу на глобальном уровне, подчинить себе полностью предвыборный процесс в США.

Разумеется, все это лишь примерная реконструкция возможных планов. Наверное, будут какие-то уточнения по ходу и в планах тоже, не только в нашем анализе по их поводу. Но никакие другие варианты из мною виденных и слышанных не объясняют всей видимой картины, всех противоречий и очевидных нестыковок. Так что на самом деле важны вовсе не выборы Путина, а перевыборы Обамы, а для них важны не итоги 4 марта, а сам факт слабости российской власти в переходный промежуток марта-апреля. В этот период уходящий, но действующий президент Медведев еще может в любой момент дать команду генпрокурору на преследование любых олигархов, или остановить под угрозой увольнения активность ФСБ или СК. Что и требуется для спецоперации против нефтяных олигархов и Газпрома. Как-то так.

http://oohoo.livejournal.com/115009.html