Актерские способности дипломатов, участвующих в разрешении йеменского кризиса, потрясают неискушенного наблюдателя вершинами драматического мастерства. Кто-то плачет, кто-то наигранно возмущается, а кто-то делает вид, что не понимает, о чем вообще идет речь. Создается впечатление, что принятая Советом Безопасности ООН резолюция №2216 стала непосильной интеллектуальной нагрузкой для мозга ряда политиков. У одних – триумф, у других провал, а в целом – все гораздо хуже, чем можно было ожидать. Во всяком случае для ближневосточной политики Москвы.

Призывая на днях иностранные войска в свою страну, Рияд Ясин, министр иностранных дел «законного правительства», пребывающего вот уже несколько месяцев на территории Саудовской Аравии, не удержался и пустил слезу по пятидесяти погибшим на днях в ходе боев за Аден. Тысячи мирных жителей, убитых до этого авиацией коалиции, подобной реакции у него не вызывали. Оно и понятно, раз попали под удары «освободителей», значит, это были «неправильные жертвы», оплакивать которых совершенно нет необходимости.

Глава организационного комитета конференции йеменских сил в столице Саудовской Аравии Абдель Азиз Джаббари на слезы не разменивался, был суров и категоричен. По его словам, Йемен не нуждается ни в каком национальном диалоге. Нужно, оказывается, просто добиться принятия именно такого плана, который разработан для этой страны саудитами. Но удивительнее всего были заявления отечественной дипломатии. Поскольку, как заявили официальные источники, «в процессе согласования проекта не были в должной степени учтены конструктивные предложения российской делегации», то Москва… воздержалась от голосования. Не наложила вето на эту достаточно подленькую резолюцию, согласно которой вся ответственность возложена на хуситов и светских противников саудовской марионетки Мансура Хади, а именно – воздержалась.

И спустя лишь несколько дней на чистом, что называется, глазу, стала выражать недоумение, а отчего это бомбежки саудовскими ВВС не прекращаются? А почему это резолюция «неверно интерпретируется»? И действительно, к чему вдруг эти «крокодиловы слезы» и дипломатические грезы? По признанию Виталия Чуркина, Москва решила «не заострять» внимание на скользких моментах:

«Это запутанный вопрос. Мы поддерживаем легитимность президента Хади, даже несмотря на то, что срок его полномочий уже давно истек (в феврале). Но, в любом случае, он оставался международно признанным президентом. Он написал письмо, в котором утверждал, что идет агрессия со стороны хуситов, и ссылался на статью 51, в которой речь идет о самообороне. Согласно международному праву, агрессия − это действие извне».

Но как раз агрессией извне действия саудитов и являются. И не наложив вето на резолюцию 2216, российская дипломатия допустила очередную серьезную ошибку, причина которой – в отсутствии стратегии и понимания происходящего.

Что мы должны знать о событиях в Йемене

Всколыхнувший регион конфликт в Йемене и столкновение интересов других государств вокруг него, породил настоящую какофонию версией и домыслов. Прошло несколько месяцев, ситуация, что называется, отстоялась, «пена осела», и можно уже четко сформулировать несколько тезисов о том, что же в действительности происходит в Йемене.

1. Это не война между суннитами и шиитами. Основная причина конфликта – распределение ресурсов и властных полномочий между Севером и Югом страны, давние местные счеты и обиды, коррупция, трайбализм и рост угроз со стороны «Аль-Каеды Аравийского полуострова». Именно поэтому хуситы получили широкую политическую поддержку в самых разных слоях йеменского общества, в первую очередь – среди сторонников светского пути развития страны.

2. Хуситы не являются ни «клиентами» Ирана, ни уж тем более «тегеранскими марионетками». Созданное им движение «Ансаруллах» − прежде всего политическое, а не религиозное. Более того, при том, что Тегеран воспринимается частью зейдитов как «духовный центр», те же хуситы совершенно не горят желанием сделать страну «иранским протекторатом», рассматривая Исламскую республику не более чем геополитическим союзником, к тому же с весьма ограниченными возможностями влияния на ситуацию.

3. Хуситы не стремятся к власти над всем Йеменом. Они намерены достичь высокой степени автономии, и местные интересы для них куда важнее абстрактных «общенациональных». Причем, сходной позиции придерживаются и племена Юга.

4. Ослабление хуситов больше всего выгодно «Аль-Каеде Аравийского полуострова» и «Исламскому государству», которое стремится к созданию своего «филиала» в этой стране. На словах заявляя о том, что военная агрессия против Йемена является операцией по «восстановлению власти законно избранного президента Мансура Хади», в реальности Саудовская Аравия, Объединенные Эмираты, Иордания и, в определенной степени, США объективно способствуют укреплению позиций террористических группировок.

5. Обострение конфликта в Йемене является продуктом внешней политики нового саудовского руководства. Конечные цели, которые преследует в Йемене новый король Салман, достаточно очевидны: укрепление гегемонии Саудовской Аравии в регионе, расширение «антииранского фронта» и установление контроля над страной, которую в Эр-Рияде считают главным плацдармом для атаки на династию. Именно поэтому, кстати, сейчас в такой спешке прорабатывается вопрос о вступлении Йемена в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива.

6. В другой геополитической обстановке Тегеран жестко ответил бы на агрессию Эр-Рияда. Действительно, Саудовская Аравия для своей агрессии выбрала просто идеальное время. В Эр-Рияде знают, что на фоне Украины и санкционной политики Запада России по большому счету сейчас не до Йемена. Знали, что любая активная реакция со стороны России на их авантюру может вывести и без того сложные ныне отношения России с Западом и США на новый уровень напряженности, более того, к ним еще добавится новое противостояние с монархиями Персидского залива. Они знали, что другой союзник хуситов  - Тегеран идет на историческое соглашение по своей ядерной программе.

Тегеран в эти дни, как говорится, связан по рукам и ногам и никак не может жестко реагировать на провокации монархий Персидского залива во главе с Саудовской Аравией. В другое время саудиты и коалиция агрессоров, все вместе взятые, вряд ли осмелились бы на такой шаг, зная, что могут натолкнуться на жесткий отпор со стороны Тегерана. А сейчас пошли ва-банк, рассчитывая вытащить на бой Тегеран и таким образом сорвать ожидаемое историческое соглашение, т.к. многие из них понимают, что подписание соглашения по ИЯП станет началом расцвета для Тегерана, периодом бурного и прорывного развития, а для монархий Персидского залива, наоборот, это событие станет началом заката и даже распада для некоторых из них.

7. В урегулировании ситуации вокруг Йемена Тегеран очень рассчитывал на полную и безоговорочную поддержку Москвы, как постоянного члена СБ ООН. Так как преградить путь агрессии коалиции арабских стран при потворстве и прямой поддержке США, в первую очередь, отвечало бы ее интересам. Ведь очевидно, что Йемен при хуситах – это может быть единственная и редкая возможность для России вновь вернуться в этот стратегически важный регион.

Из всего перечисленного следует только один вывод: обострение конфликта в Йемене выгодно только и исключительно саудитам. Это часть нового внешнеполитического плана короля Салмана и его окружения, которые сегодня для сохранения позиций королевства в регионе и выживания монархии активно и жестко работают над тем, чтобы, во-первых, свести на нет возможные благоприятные последствия для Тегерана после соглашения о его ядерной программе. А, во-вторых, нанести удар по российским позициям в регионе, на самом широком фронте – от Ливана и Ливии, до Сирии и Ирана. И нужно ясно понимать то обстоятельство, что когда Москва воздержалась от голосования по резолюции 2216, а не наложила на нее вето, это сработало на интересы саудитов, а уж никак не на интересы России и Ирана. Вполне ожидаемо, что в московских кабинетах не перевелись фантазеры, считающие, что с Эр-Риядом можно о чем-то всерьез договориться путем уступок.

«Аравийские миражи» и праздник в Эр-Рияде

Без всякого преувеличения монархии Персидского залива расценили решение Москвы отказаться от вето на голосовании в Совбезе ООН по Йемену как настоящий «триумф» арабской дипломатии. Шеф-редактор международной арабской газеты Asharq Al-Awsat Салман Алдоссари, к примеру, считает, что решение России «удивило международное сообщество» и дало «проблеск надежды». Теперь, по его мнению, государства Персидского залива «могут надеяться, что в будущем русские будут вести более справедливую политику по арабским вопросам».

Сразу следует пояснить, что «справедливая» политика в понимании монархов означает сдачу Москвой Сирии, отказ от сближения с Тегераном и молчание по поводу того, что саудиты и их союзники вытворяют на Ближнем и Среднем Востоке. Именно об этом они желают «договариваться» как о предварительных условиях «позитивного возвращения России в регион», которому они, видите ли, не будут препятствовать.

Но можно ли о чем-то всерьез договориться с саудитами? Убежден, что нельзя. Потому как, по большому счету, нет такого государства – Саудовская Аравия. Есть совместный проект американских нефтяных корпораций, «ястребов» из политической элиты Вашингтона и верхушки местных племен. Первые получают финансовые и политические «сливки» от контроля за ресурсами, военно-политического присутствия в регионе и постоянного притока средств от монархов в американский ВПК. А верхушка племен, по условиям этого проекта, получает как право фактически бесконтрольно распоряжаться своей долей прибыли от продажи энергоресурсов, так и право сохранять средневековыми методами свою власть в стране и во всем регионе.

Да, сегодня проект несколько мутировал, формы взаимозависимости стали сложнее и многообразнее, американская элита уже далеко не так едина в восприятии «дома Саудов» как своего «непотопляемого авианосца». Но для нашей страны это ничего не меняет – не с кем здесь договариваться, интересы Эр-Рияда практически по всем позициям не совпадают с интересами Москвы. И единственно возможной формой отношений является «вооруженный нейтралитет» и постоянная бдительность.

За четверть века эта простая истина так и осталась недоступной для «архитекторов новой российской внешней политики». Доходит до откровенного маразма: отечественные фантазеры, грезящие «аравийскими миражами», всерьез считают, что вручение послу Саудовской Аравии юбилейной медали Совета Федерации изменит традиционную враждебность Эр-Рияда к Москве. Заигрывания с монархами у нас приобретает и более анекдотичные формы – даже американский Госдепартамент итоги ноябрьских выборов 2014 года в Бахрейне, фактически оккупированном саудитами, прокомментировал весьма сдержанно:

«Хотя выборы не пользуются поддержкой всего спектра политических элит Бахрейна, они дали важнейшую возможность населению выразить свою гражданскую позицию». А вот холуйское поздравление нашего посла в этой стране: «Активное и позитивное участие подавляющего большинства граждан Бахрейна в демократическом избирательном процессе отражает их искреннюю заинтересованность осуществлять в прозрачном и честном пути их конституционное право и стремление получить уважаемых и искренних парламентариев».

Как говорится, почувствуйте разницу: массовые фальсификации на выборах, снятие шиитских кандидатов, запугивание и репрессии во время выборов в российском посольстве «не увидели». С одной стороны, понятно – протокол ко многому обязывает. Но ведь лакейства-то он не требует. А результат этих и других «глубоко дипломатических шагов» арабские монархии над потугами отечественных «талейранов и горчаковых» мало того, что смеются, так еще, распоясавшись от безнаказанности, и угрожают. Как это сделал Катар, которого с первого раза и на карте-то не найдешь. Или как это сделал совсем недавно саудовский министр иностранных дел, комментируя обращение российского президента к саммиту Лиги арабских государств.

Собственно, если за четверть века Москва так и не смогла ответить для себя на вопрос: «Эр-Рияд для России друг или враг?», то стоит ли удивляться, что до сих пор не существует внятного ответа и на вопрос об Иране, и на вопрос о наших приоритетах и интересах на Ближнем и Среднем Востоке. Одна надежда, что это будет учтено при внесении корректив в «Стратегию национальной безопасности России до 2020 года», над которой сейчас работает Совет безопасности и аппарат Николая Патрушева.

Совершенно очевидно, что коли уж российские предложения, о которых так красочно рассказывал Чуркин – эмбарго на поставки оружия для всех сторон конфликтов, а не только для хуситов и Салеха – не прошли, то на резолюцию просто нужно было накладывать вето. Не решились, поосторожничали, запутались, и сели в лужу, да еще и под смех саудитов и всего Запада. Похоже, в Москве до многих так и не дошло, что нынешний конфликт интересов между нами и Вашингтоном – это сдача Россией экзамена на право быть суверенным государством, на право иметь самостоятельную политику, основанную не на бредовых «общечеловеческих интересах», а на конкретных задачах развития страны.

Ситуация в Йемене – не более чем эпизод, одна из задач этого экзамена. Решить которую, как показало голосование по резолюции 2216, Москва не сумела. Что, в общем-то, совершенно не должно никого удивлять: ведь, у России до сих пор нет никакой стратегии по Ближнему Востоку  и, соответственно, у нее нет ответа на важнейшие вопросы – кто там наш союзник, а кто не совсем. В итоге, очередной экзамен в регионе, который устроили нам американцы и саудиты, был с треском провален. Интересно было бы знать, сколько раз к экзаменационному столу будут подходить одни и те же неудачники?

Комментарий:

Много раз писал о том, что если Китай, в политическом смысле, terra incognita, сколько-то понятная узенькому кругу специалистов, то Иран (учитывая уникальную, нигде не прописанную, но очень жесткую систему "креатур") terra incognita вдвойне. Поэтому, только то, что бесспорно...

(а) Позиция г-на Чуркина на СБ ООН, несомненно, отражает какие-то закулисные торги.

(б) Судя по запредельно жесткому, на грани хамства тону, Тегеран крайне рассержен.

(в) Иран России не  враг и не друг, а  надежный партнер в рамках дружбы против США.

(г) Дедушки, которые нынче в силе, ничего не имеют против замирения с США.

(д) Но эти дедушки требуют взамен учитывать свои интересы, а прогибаться не намерены.

(е) В случае замирения с США, партнерство с Россией для Ирана не будет приоритетом.

(ж) Если такого замирения не будет, партнерство с Россией для Ирана принципиально важно.

(з) Саудовская Аравия России -  враг и другом не будет, хотя сейчас вражда завуалирована.

(и) Выигрыш Саудовской Аравии в Йемене укрепляет позиции США в переговорах с Ираном.

(к) Проигрыш Саудовской Аравии в Йемене резко ослабляет позиции США вообще.

(л) "Зависание" ситуации не выгодно ни США, ни Саудам, ни Ирану.

Это объективно.

Субъективно же, от себя, скажу, что в политике без договоренностей нельзя, но для России любые договоренности с США пагубны, поскольку с американской стороны соблюдаться не будут. Если в обмен на недовольство Ирана что-то выторговано, это "что-то" должно быть упаковано и вручено Кремлю в момент заключения сделки, - и ни минутой позже.

Уверен, что в Кремле это понимают и не слохуют
А как будут перетирать тему с Тегераном, даже гадать не собираюсь.

http://vk.cc/3MfkZ0

http://putnik1.livejournal.com/4220223.html