Трудно поверить, что подобный пейзаж, больше подходящий для Сахары или Гоби, можно встретить и в России, а именно – в Астраханской области. Бархан с оруэлловским названием «Большой брат» расположен на западе региона и считается крупнейшим: достигает 20 метров в высоту, хотя вычислить точные размеры песчаных дюн сложно, их координаты то и дело меняются в зависимости от времени года и направления ветра.

Если посмотреть фотографии Астраханской области, сделанные со спутника, можно заметить, что она сплошь испещрена желтыми пятнами, а с каждым годом их становится больше – регион опустынивается. Сельхозпроизводители винят в этом животноводов: стада съедают и без того небогатую растительность, а все, что не съели, вытаптывают. Животноводы же ссылаются на плохую экологическую ситуацию и изменение климата.

Астраханская область никогда не славилась лесами и полями. Расположенная на дне высохшего моря, она всегда считалась краем засушливым и полупустынным. На многих территориях почва засолена. Именно в Астраханской области находится знаменитое озеро Баскунчак, «солонка» России. Соледобыча здесь началась более 130 лет назад и продолжается по сей день. Но залежи соли можно найти не только в непосредственной близости от озера. По всему региону встречаются соляные отложения. Во время весеннего половодья и осенних ливней они размываются, делая почву непригодной для любой растительности на километры вокруг. По данным исследований, засоление охватывает почти 50 % всех почв. Соли не только пронизывают весь почвенный профиль, но даже накапливаются на поверхности в виде белого налета или корочки.

УВЕЛИЧЕНИЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ

Погоня за увеличением показателей заставила животноводов наращивать поголовье скота, не задумываясь о том, что площадь пастбищ уменьшается и прокормить стада с каждым годом становится все сложнее. Опустынивание региона животноводов не сильно заботит: перспектива это далекая, туманная, а прибыль от продажи мяса – вот она, как на ладони. Особенно теперь, когда страна оказалась в кольце санкций и цена мяса резко подскочила.

Многие астраханцы с удивлением обнаружили, что свинина и говядина на местном рынке подорожали на 50–100 рублей (то есть сильнее, чем за весь предыдущий год). Причину горожане назвать затрудняются: вряд ли здесь замешано повышение курса евро или доллара, да и цена на бензин не должна значительно влиять на себестоимость, ведь большинство фермерских хозяйств находятся буквально в двух часах езды от городского рынка. Однако предприимчивые животноводы решили не дожидаться объективных предлогов и поднять цену просто так, за компанию с французскими сырами, моллюсками и хамоном.

Впрочем, угрозой для экологии являются не только коровы и бараны, а также их владельцы. В Астраханской области находится самое большое в России поголовье верблюдов, которое также вносит посильный вклад в уничтожение небогатого зеленого покрова. Верблюды с радостью поедают насаждения джузгуна, не говоря уже об их исконном лакомстве, верблюжьей колючке. Каким-то образом контролировать их вкусовые пристрастия невозможно – большую часть времени они проводят в «свободном плаванье» по пустыне и съедают все, что встречается у них на пути.

ПРИНИМАЕМЫЕ МЕРЫ

Если бы уничтожение растительности не сдерживалось мерами, принятыми когда-то правительством, – уже сейчас положение сельского хозяйства региона было бы критическим. Но в прошлом десятилетии ситуация была под контролем у лесного хозяйства. По сообщению начальника отдела службы природопользования, в конце 90-х годов прошлого века существовала программа «Полезащита», финансировавшаяся федеральными структурами. Через региональный минсельхоз деньги направлялись лесникам. Для защиты полей от опустынивания в песках высаживались тамарикс, джузгун, песчаный овес, формировались защитные лесополосы. Растения своей корневой системой закрепляли верхний плодородный слой почвы и защищали его от выветривания. Опустынивание же чревато не только уменьшением пригодных для сельского хозяйства земель, но и эрозией почвы, а в отдаленной перспективе и изменением климата.

«Сейчас мы выполняем 100 % мероприятий, порученных нам в соответствии с лесным планом, но это лишь малая часть от прошлой работы, – отметил сотрудник службы природопользования и охраны окружающей среды в беседе с корреспондентом «Совершенно секретно». – Раньше мы высаживали растения на территории 300–400 гектаров ежегодно. А сейчас это 35–50 гектаров. Планы создаем не мы, это федеральное финансирование».

Получается, за 15 лет объем работ по предотвращению опустынивания уменьшился в 10 раз, также уменьшилось и финансирование. При этом количество фермерских хозяйств в регионе и объем производимой ими продукции выросли в геометрической прогрессии. И останавливаться на достигнутом фермеры, видя впереди перспективы расширения рынка за счет удаления заграничных конкурентов, явно не планируют.

Нельзя сказать, что работ по предотвращению экологической катастрофы не проводится вовсе: региональный минсельхоз отчитался о планах по спасению астраханских земель. До конца года на эти цели планируется потратить 6,1 млн рублей, что поможет провести работы на территориях общей площадью 4200 гектаров, сообщили в пресс-службе министерства. Эти цифры для людей, далеких от сельского хозяйства и смутно представляющих, как выглядят 4 тысячи гектаров, звучат впечатляюще, если не знать о том, что всего-то 15 лет назад объемы посадок измерялись сотнями тысяч гектаров. Для сравнения – площадь земель сельскохозяйственного назначения в регионе составляет 3473,5 тысячи гектаров – это 65,6 % от общей площади земельного фонда области. На фоне этих показателей цифра в 4 тысячи гектаров выглядит просто смешно.

По оценкам Министерства сельского хозяйства РФ, сельскохозяйственные угодья, выбывшие из оборота за последние 15 лет в России, составили более 15 млн гектаров, более 56 млн гектаров пашни характеризуются низким содержанием гумуса. Среднегодовой дефицит гумуса в пахотном слое за последние годы в среднем по Российской Федерации составил 0,52 тонны на гектар. При этом в Астраханской области для обеспечения бездефицитного баланса гумуса на каждый гектар посевных площадей необходимо вносить от 60 до 100 тонн органических удобрений, только эти нормы могут дать положительный баланс гумуса. А по области их ежегодно вносится в среднем около 9 тонн на гектар.

ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ

Наиболее опасными очагами опустынивания являются Харабалинский, Красноярский, Енотаевский и Наримановский районы. Но проблема носит далеко не локальный характер. Под угрозой находятся территории Дагестана и Калмыкии. Об этом еще два года назад говорил руководитель Лесной программы «Гринпис России» Алексей Ярошенко. Проблему опустынивания даже нельзя назвать общероссийской – во многих странах наблюдается похожая ситуация. А в ряде регионов России, в том числе и в Астрахани, продолжение деградации пастбищ может привести к полной стагнации сельского хозяйства.

Казалось бы, еще в 2012 году были приняты экстренные меры – создана целевая программа «Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения Астраханской области на 2014–2020 годы» и выделены деньги. Однако масштаб бедствия явно недооценили. Согласно данным регионального министерства сельского хозяйства, за период с 2006 по 2014 год в Астраханской области были проведены мероприятия по предотвращению опустынивания и деградации на площади порядка 9,4 тысячи гектаров.

Общий объем финансирования за эти годы составил 141 млн рублей. То есть за восемь последних лет от опустынивания были спасены 0,17 % территории региона. Цифры ничтожные, однако на их фоне заявление о том, что уже до конца года будет спасено еще 4 тысячи гектаров почвы, выглядит настоящим прорывом в заботе об экологии. Как тут не вспомнить тот же оруэлловский «1984» с его непоследовательными новостями про увеличение нормы отпуска шоколада до 20 граммов в неделю. А тем временем бархан «Большой брат» продолжает увеличиваться в размерах.

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4580/