Многие авторы со времен хрущевской "оттепели" и вплоть до настоящего времени, пытаются доказать, что освоение целины - стратегическое начинание 50-х годов, которое было бы невозможно в период "культа личности Сталина". Ну а до этой затеи правительство ничего существенного не предпринимало в сельском хозяйстве, ограничиваясь "командно-административными" мерами. Сам Хрущев на ХХI съезде КПСС (1959 г.) отмечал, что "благодаря успешному освоению целинных земель появилась возможность не только существенно улучшить снабжение продовольствием городов и промышленных центров, но и поставить задачу превзойти США по уровню развития сельского хозяйства". Вторя Хрущеву, Брежнев говорил о целине таким же образом: "Задача освоения целинных и залежных земель, будучи абсолютно верной, получила всеобщее одобрение и практическую поддержку трудящихся, превратилась в поистине всенародное дело".

Конъюнктурность и лживость заявлений такого рода требует изобличения, ибо в противном случае очень трудно объяснить "непосвященному" читателю причины и особенно последствия воистину "хрущевского" освоения целины, как и последующего "обкукурузивания" всей страны.

По мнению академика С. Бобышева и других ученых-аграрников, "целина была третьим сильным ударом, добивающим русскую деревню после жертв коллективизации и войны. Резкий отток трудоспособного, квалифицированного и молодого населения из деревни и перераспределение материально-технических ресурсов в пользу новых районов привели к ослаблению сельского хозяйства в центральной и северной части России... Оценить решения середины 50-х и их последствия представляется необходимым, так как и сейчас "целинное мышление" зачастую господствует в принимаемых законах и программах...

Широкомасштабное освоение целинных и залежных земель привело к крайне неблагоприятным экологическим последствиям, главное из которых - потеря плодородия на огромных пространствах. Огромное расширение сельхозугодий в новых районах породило ряд острейших проблем, явившихся результатом неизученности многочисленных последствий затеянного" ("Сегодня", 28.7.1994).

Обоснованы ли оценки подобного рода?

Вопросы развития продовольственного комплекса страны, были одними из главных в экономической политике советского руководства в послевоенные годы. Ущерб, нанесенный фашистскими оккупантами сельскому хозяйству, исчислялся несколькими десятками миллиардов рублей (в ценах 1945-46 годов). На оккупированной фашистами территории в прежние годы производилось в масштабе СССР до 55 % зерна, в том числе до 75 % кукурузы, почти 90 % сахарной свеклы, 65 % подсолнечника, 45 % картофеля, 40 % мясопродуктов, в том числе до 65 % свинины, 35 % молочной продукции и т.п. Оккупантами было уничтожено или вывезено почти 200 тыс. тракторов и комбайнов, что составляло примерно 30 % парка сельхозмашин в 1940 г. Страна лишилась более 25 млн. голов скота, а также почти 40 % предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции.

Засуха 1946 - 47 гг. усугубила ситуацию в сельском хозяйстве СССР, а отказ нашей страны от иностранных кредитов и импорта сельхозпродуктов за валюту из Северной Америки, Австралии, Новой Зеландии и Уругвая, обусловленный политическими и финансовыми причинами, тоже осложнял быстрое восстановление товарного потенциала сельского хозяйства СССР (в 1946 - 48 гг. СССР закупил небольшие партии пшеницы, ржи и кормовых трав в Швеции и Дании в обмен на уголь и нефтепродукты).

Кроме того, Москва в 1945 - 1952 годах оказывала безвозмездную продовольственную помощь Восточной Германии, другим восточноевропейским странам. Австрии, а также Корее, Китаю, Монголии, Вьетнаму, где после Второй мировой войны сложилось особенно тяжелое положение с продовольствием. По просьбе французского и британского правительств, СССР в 1947 - 48 гг. направил в Великобританию и Францию пшеничную муку и корма, оплаченные валютой и поставками промышленного оборудования. По данным Продовольственной Комиссии ООН (ФАО), в 1945 -1952 годах из СССР в вышеназванные страны было поставлено до 850 тыс. тонн продукции растениеводства и примерно 180 тыс. тонн мясопродуктов.

Уже в 1946 - 47 годах ряду сельскохозяйственных исследовательских организаций страны было поручено разобрать предложения по обеспечению надежного снабжения сельхозпродукцией, повышению урожайности земледелия и продуктивности животноводства, а также по материальному стимулированию роста производительности труда в сельском хозяйстве Советского Союза. В конце 1946 года была создана межведомственная комиссия по выполнению данного поручения, руководили которой академики Лысенко и Немчинов.

Вышеупомянутая комиссия существовала до 1954 года: в том году, согласно решениям пленума ЦК КПСС (март) ее работа была признана неудовлетворительной. И прежде всего - за отрицательное отношение к инициативе Хрущева и "хрущевцев" по скорейшему освоению целинных земель и "смещению" приоритета агрополитики правительства и ведомств на восток страны. Данную идею Хрущев и "преданные" ему ученые (Шмальгаузен, Завадовский, Жуковский и др.) выдвинули еще на закрытом пленуме ЦК КПСС в июне 1953 г., но получили отпор со стороны Молотова, Маленкова, Ворошилова, Андреева, которому непосредственно подчинялась комиссия Лысенко-Немчинова), и многих ученых-аграрников. Но в лету 1954 г. Хрущев и его единомышленники сумели укрепить свои позиции в руководстве партии и страны.

Но во второй половине 1940-х в начале 1950-х годов вышеназванная комиссия предоставила в ЦК КПСС и Совмин Союза, а также лично Сталину несколько подробных докладов и рекомендаций, в соответствии с упомянутым выше поручением ЦК и правительства (1946-47 гг.). Материалы комиссии после обсуждений в ЦК партии и Совмине явились основой сельскохозяйственной политики сталинского руководства.

"Целинный вопрос" тоже был изучен комиссией, поскольку некоторые ученые в 1949-51 годах буквально "бомбили" письмами Лысенко, Немчинова и Андреева, лоббируя идею экстенсивного развития сельского хозяйства страны - освоения новых земель прежними агротехническими методами, с "помощью" массового использования химических удобрений и передела региональных структур площадей и землеиспользования.

В документах комиссии отмечается, что распашка под пшеницу примерно 40 млн. гектаров целинных земель, существенно отличающихся по своим свойствам и требуемым методам обработки от сельхозугодий других районов СССР, приведет к постепенной и практической не поддающейся предотвращению деградации этих земель, к негативным изменениям экологической ситуации в обширном регионе страны и, соответственно, к резкому увеличению затрат по поддержанию плодородия целинных почв. Подчеркивалось, что временный эффект, который выразится в больших урожаях на целине, не превысит 2-3 года. Затем с помощью химических средств и увеличения объемов искусственного орошения можно будет добиваться лишь поддерживания уровня урожайности (т.е. уровня предыдущих 2-3 лет), но никак не дальнейшего ее роста.

Ввиду особенностей почвы и климата в целинных районах урожайность там, как отмечалось комиссией Лысенко-Немчинова, будет в 2-3 раза ниже урожайности в традиционных сельхозрайонах СССР (Украина, Молдавия, Северный Кавказ, Центрально-Черноземный регион, ряд районов Поволжья). Искусственное же наращивание ее за счет химикатов и орошения приведет к неустранимому загрязнению и засолению почв, а значит - к быстрому распространению эрозии, в том числе на естественные водоемы в "целинном" регионе. Такая тенденция предопределит, в частности, ликвидацию животноводства как сельхозотрасли в регионе от Волги до Алтая. В первые 5-6 лет запасы плодородного слоя почвы, гумуса, на целинных землях сократятся на 10-15 %, а в дальнейшем этот показатель составит 25 - 35 % в сравнении с "доцелинным" уровнем.

Для искусственного орошения могут потребоваться многокилометровые отводы от Волги, Урала, Иртыша, Оби и, возможно, Арала и Каспия (с предварительным обессоливанием воды этих артерий). Это может привести к негативным изменениям в водохозяйственном балансе многих регионов страны и резко ухудшит водообеспечение сельского хозяйства этих регионов. А снижение уровня Волги, Урала и других водных артерий и водоемов отрицательно скажется на всех отраслях экономики регионов, примыкающих к целинным землям, особенно на рыбном хозяйстве, судоходстве и электроэнергетике.

Если же стремиться к увеличению урожайности зерна на целинных землях в условиях деградации целинных почв и роста дефицита воды, то, наряду с постоянным наращиванием объемов химизации почвы, придется целиком переориентировать нижнее и, частично, среднее течение рек Иртыш, Волга, Урал, Амударья, Сырдарья и Обь на северный Казахстан и примыкающие к нему районы. Следовательно, придется со временем изменить русла и течение вышеназванных рек. Практически же северная часть Каспия и Арал будут обречены на высыхание, а последствия "преобразования" природы в Сибири, на Урале, в Казахстане и других целинных районах непредсказуемы и неустранимы.

В документах комиссии Лысенко-Немчинова отмечалось также, что совокупность вышеупомянутых последствий приведет через 7-10 лет к "наступлению" эрозии и деградированных земель в соседние с целиной регионы, в первую очередь - в Поволжье, на Северный Кавказ и Центрально-Черноземные области. Затраты же на предотвращение данной тенденции будут соответствовать примерно троекратному увеличению объемов капиталовложений, направляемых в сельское хозяйство в течение 4-ой пятилетки (1946 -1950 гг.).

Что ж, прогнозы комиссии Немчинова-Лысенко сбылись благодаря "целинному рвению" Хрущева и его сподручных.

Однако доводы и рекомендации комиссии в начале 1950-х годов были приняты во внимание, и "революционное" освоение целины при жизни Сталина не состоялось. Но комиссия не отвергла в принципе идею освоения новых земель, в том числе целинных. Для чего, по мнению ее участников, требовались принципиально новые агротехнические методы, в том числе развитие селекционной работы, учитывающей как специфику природно-климатических условий конкретных регионов, так и особенности воздействия химических удобрений на те или иные виды сельхозрастений (подробнее см. Т.Д. Лысенко. "Агробиология", М., 1949; В.И. Куликов. Коммунистическая партия в борьбе за дальнейшее развитие сельского хозяйства СССР, М., 1951 г.).

Освоение новых земель, как подчеркивалось в 1947 -1952 гг. в решениях ЦК партии и Совета Министров, а также ВАСХНИЛ, должно осуществляться на принципиально иной технологической и научной основе с учетом прогрессивных методов повышения урожайности злаков, продуктивности животноводства и плодородия почв без нанесения им генетического и экологического ущерба. По всей стране создавались станции и другие научные лаборатории, главная задача которых состояла в поиске и апробации агротехнологических методов, учитывающих специфику конкретных сельхозземель и природно-климатических условий (см. например, Т.Д. Лысенко. "Агробиология"; С. Беликов. Послевоенное развитие сельского хозяйства СССР; Е.С. Осликовская. Передовой опыт мастеров социалистического земледелия, М., 1949).

ЦК партии и правительство в своих постановлениях подчеркивали, что недопустимо подменять хозяйственное (отраслевое) руководство экономикой партийным, что эта тенденция способствует распространению некомпетентности и сокрытию "руководящими кадрами" собственных просчетов и проблем отраслей, в том числе сельскохозяйственных. В 1946 -1952 годах во всех отраслях экономики были созданы межведомственные комиссии по проверке профессионального уровня и компетентности партийных и хозяйственных кадров - курировали такую работу Мехлис (тогдашний председатель Госконтроля СССР). Андреев и Сабуров (председатель Госплана Союза в 1949 - 1953 гг.).

Тем не менее, инициаторами "преобразования" целины, как и последующего распространения посевов кукурузы, вплоть до Карелии и побережья Белого моря (!) были Хрущев и подчинявшийся ему партийный аппарат в центре и на местах.

В 1946 г. были введены жесткие санкции за разбазаривание и запущение сельскохозяйственных земель, за некомпетентное руководство сельскохозяйственными предприятиями и нарушения Устава сельхозартели. Уже к середине 1947 г. колхозам и совхозам было передано или возвращено почти 5 млн. гектаров земель, 150 тыс., голов скота и много другого имущества, в том числе 28 тыс. тракторов и комбайнов.

Пленум ЦК КПСС в марте 1947 г. и соответствующие его решениям постановления Совмина провозгласили в качестве приоритетной задачи в сельском хозяйстве - развитие агрономической науки в сельскохозяйственных регионах и быстрое внедрение ее достижений в опытное и серийное (постоянное) сельхозпроизводство. На эти цели было выделено свыше 50 % общего объема сельскохозяйственных капиталовложений в 1947 - 49 годах.

В 1947 г. были начаты реконструкция мелиоративных систем, орошение значительных сельскохозяйственных массивов в Средней Азии, на юге Казахстана и Украины, на Северном Кавказе и в Азербайджане. Начались также работы по осушению болот на юге Молдавии и в Полесье (Белоруссия). Подчеркивалось, что результаты агробиологических исследований и проводимых работ могут пригодиться для освоения обширных территорий, пока недостаточно используемых в сельском хозяйстве из-за экологических причин и отсутствия соответствующих технологий.

В развитие решений и мероприятий 1947 года, в октябре 1948-го Совмином был утвержден рассчитанный на 10-15 лет "план создания системы государственных защитных полос, развития защитных лесонасаждений, по закреплению и облесению песков, развитию орошения, строительству прудов и водоемов". За первые 2 года реализации этого плана была проведена посадка полезащитных лесных полос площади в 1,4 млн. гектаров, а количество оросительных водохранилищ и каналов возросло почти в 2,5 раза в сравнении с 1947 годом.

Примечательно, что в регионах охваченных подобного рода мероприятиями, урожайность сельхозкультур и продуктивность животноводства к 1958 г. возросла более чем в 2 раза по сравнению с 1948 годом. Эти регионы - Среднее и Нижнее Поволжье, некоторые районы Ставропольского и Краснодарского края, Ворошиловградская, Оренбургская, Омская, Курганская области, восточные районы Азербайджана, ряд районов Узбекистана.

Однако уже с мая 1953 г. реализация большинства постановлений ЦК и правительства по сельскому хозяйству и решений ВАСХНИЛ 1946 - 1952 годов была прекращена...

В апреле 1949 года ЦК партии и правительство утвердили "Трехлетний план развития общественного продуктивного животноводства, 1949 - 1951 гг.", на который было выделено примерно 20 % капиталовложений, направлявшихся в экономику страны в 1949 - 51 годах. Приоритет в этой программе имели развитие животноводства в регионах, наиболее обеспеченных кормами, а также увеличение поголовья тех пород скота, для которых имелась необходимая кормовая база. Были приняты меры по созданию новых животноводческих хозяйств и расширению площадей кормового травосеяния в стране.

В результате, уже к 1952 г. поголовье крупного рогатого скота возросло в сравнении с 1949 годом на 32 %, свиней - на 89 %, мелкого рогатого скота - на 30 %, дичи - почти на 60 %, что превысило довоенный уровень данного показателя. Объем же механизации сельского хозяйства в 1950 г. превзошел уровень 1940 г. (см. М.З. Сабуров. Доклад о пятом пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР ХIХ съезду КПСС, М., 1952).

В рамках существовавшей тогда системы управления экономикой, осуществление вышеназванных и других мероприятий требовало укрепления колхозов и совхозов с последующей их трансформацией в "агрогорода" - в рамках сокращения различий между городом и деревней, что провозглашалось Сталиным в его книге "Экономические проблемы социализма в СССР" (1952 г.). Сталин критиковал тех, кто призывали побыстрее ликвидировать такие различия, подчинить колхозы правительству и продать (или "подарить") сельхозтехнику колхозам. Сталин высказался и против расширения товарно-денежных отношений в экономике, в том числе в сельском хозяйстве, против отказа от государственного контроля за ценами и ликвидации приусадебных хозяйств трудящихся села и горожан. Подобные предложения Сталин называл "хлестаковщиной" и "тарабарщиной свихнувшихся марксистов"...

Процесс укрупнения колхозов и совхозов был прерван уже в 1953 году, как, впрочем, и санкционированное в 1951 г. создание межколхозных (межрайонных) электростанций, хранилищ сельхозпродукции и предприятий по ее переработке. План Совмина по расширению травопольных севооборотов и приусадебных сельхозугодий и по развитию производственно-сбытовой кооперации между колхозами, совхозами и приусадебными хозяйствами, рассчитанный на 1950 -55 годы, после 1953 г. тоже был предан забвению.

Среди мероприятий первого послевоенного пятилетнего плана и начала 50-х годов отметим постановление ЦК партии "О постановке дела пропаганды и внедрения достижений науки и передового опыта в сельском хозяйстве" (июнь 1950 г.). В ходе его реализации в 1950 -53 гг. примерно 70 % подтвержденных опытами научных разработок и открытий в сфере сельского хозяйства (за 1948 -1951 гг.) были внедрены в агропромышленном комплексе страны (см. "Агробиология", 1953, N 8; "Материалы Всесоюзного совещания работников совхозов, май 1954 г.", М., 1954).

На расширенном заседании президиума ЦК партии и Совмина в декабре 1951 года была осуждена практика, когда после выполнения обязательств перед государством во многих колхозах почти все доходы распределялись лишь по трудодням. С 1952 г. установился размер отчислений на пополнение неделимых фондов - не менее 15 % и не более 20 % - от денежных доходов объекта (колхоза).

Но кончина Сталина "предотвратила" реализацию многих планов и программ...

Из-за едва ли не повсеместной ликвидации посевов кормовых трав и многих технических культур во многих регионах СССР "взамен" кукурузы и - невозможности использовать целинные земли под кормовые злаки с 1956 года, в стране к середине 1960-х годов резко сократилось поголовье скота, а коневодство было вообще ликвидировано. Впрочем, обратимся к статистическим данным:

le start

1953г. 1959г. 1964г. 1967г.

Забой скота, в % к выращиванию:

Крупный рогатый 85 91 105 94

Свиньи 93 96 103 106

Мелкий рогатый 86 93 95 88

le end

Существенно сократилось и поголовье домашней птицы: если ее поголовье составляло в 1960 г. - 515 млн. голов, то в 1964 г. - 449,1 млн. (подробнее см. статистический справочник "Социалистические страны и страны капитализма в 1968 году", М., ЦСУ СССР, 1969 г.).

Если в 1948 - 53 годах на предотвращение опустынивания и эрозии почв выделялось примерно 30 % объема сельскохозяйственных капиталовложений, то в 1958 -70-х годах - лишь 20 , а в 1980-х гг. - не более 15 %, хотя темпы опустынивания и эрозии почв возросли к середине 1980-х гг. более чем в 2 раза в сравнении с 1947 - 54 годами.

Важны и другие цифры: если в 1947 - 1955 годах валовая продукция сельского хозяйства СССР возросла на 65 %, то в 1958 - 65 гг. - лишь на 10 %, а в 70-е - 80-е годы - только на 17 % (за 20 лет!).

Вопреки обоснованным доводам комиссии Лысенко-Немчинова, целинные земли распаханы в кратчайшие сроки под исключительно зерновые культуры. Посевы там технических и кормовых злаков были ликвидированы, а местное население - преимущественно казахи и иртышские киргизы переселены в другие районы Казахстана и Средней Азии. "Процесс пошел" с апреля 1954 года.

За 1954 - 58 годы было вспахано 43 млн. гектаров земель. Из них в Заволжье, Сибири и на Урале - 17 млн. га, в северных районах Казахстана - 26 млн. га. Зато посевные площади под зерновые и технические культуры к 1959 г. были примерно в 2 раза сокращены по сравнению с 1953 г. в российском Нечерноземье, в Центрально-Черноземном регионе РСФСР, на Среднем Поволжье. В дальнейшем, в основных зернопроизводящих регионах России посевные площади и урожаи сокращались постоянно.

Как и предсказывала комиссия Лысенко-Немчинова, в первые 5 лет существенно увеличился сбор пшеницы на целине и, значит, в стране. Но увеличивалась не урожайность пшеницы, а площадь посевов: доля целинных земель в посевных площадях пшеницы в Союзе к 1958 г. составила 65 %, а доля этих земель в валовом сборе пшеницы в стране - почти 70 %. Если среднегодовой валовой сбор пшеницы в 1950 -53 гг. был равен 62 млн. тонн, то в 1955 -58 гг. - 71 млн. тонн. За 1953 -59 гг. потребление сельским хозяйством химических удобрений возросло более чем в 2 раза - целинные земли требовали растущего количества "химических инъекций", впоследствии заражающих и почвы, и зерно, и водоемы...

Что ж, за счет России хрущевцы вознамерились "преобразовать" экономику и природу других регионов СССР.

Итак, посевы многих сельхозкультур сокращались, что привело к запущению в прямом и переносном смысле огромных по территории регионов страны, особенно в РСФСР. Естественно, увеличились и капиталовложения в сельское хозяйство: за 1955 - 1985 годы они возросли более чем в 3 раза (в сопоставимых ценах), ибо растущие масштабы химизации и орошения главных сельхозземель - целины - требовали постоянно растущих инвестиций. Однако реальная отдача от этих затрат сокращалась: объем сельскохозяйственной продукции, приходившийся на 1 рубль капиталовложений в сельское хозяйство сократился к 1990 г. более чем в 10 раз по сравнению с 6-ой пятилеткой (1956 - 1960 гг.) и, более того, был на 17 % ниже уровня 5-ой пятилетки (1951 -55 гг.)!

Именно с "целинного пятилетия" сельское хозяйство стало главным "потребителем" капиталовложений - и чем больше был их объем, тем ниже становилась их эффективность (подробнее см. Т.С. Хачатуров. Эффективность капитальных вложений, М., 1980; "СССР в цифрах", М., 1959; Ежегодник Мюнхенского Института по изучению СССР и Восточной Европы, 1991).

Игнорирование специфики целинных земель, к которой апеллировала комиссия Лысенко-Немчинова, привело к наступлению ветровой и химической эрозии почв, частым пыльным тайфунам и, соответственно, к потере плодородия почв в регионе от средней и нижней Волги до Алтая. Отметим, что эта территория равна по площади почти двум Великобританиям или Швеции с Финляндией...

Уже в 1956 - 58 гг. с целины было "сдуто" 10 млн. гектаров пашни, что эквивалентно территории Венгрии или Португалии. Вопреки рекомендациям Лысенко, при освоении целины отказались использовать специальные почвозащитные технологии, успешно применявшиеся в 1947 - 1954 годах, ибо они увеличивали сельскохозяйственные капиталовложения.

В результате, естественное плодородие сельскохозяйственных земель в СССР к 1990 г. сократилось примерно в 2,5 раза в сравнении с 1954 г., а размеры деградированных (экологически нарушенных) сельхозземель увеличились за тот же период почти в 7 раз. В том числе по целинным землям эти показатели равны соответственно 3 и 8 раз...

Зато сегодня многие ученые аграрники считают, что "в хрущевской сельхозполитике не учитывались достижения селекции, почвоведения, возможности агробиологических технологий" ("Сегодня", 28.7.1994). А учитывалось ли вышеперечисленное при "кукурузной революции", призванной по замыслу Хрущева и Ко сгладить долговременные негативные последствия целинной авантюры?

Данные о валовом сборе зерновых и технических культур (млн. тонн) в последний период "всевластия" Хрущева говорят сами за себя:

le start

1958г. 1962г. 1963г.

Пшеница 76,6 71 49,7

Рожь 16 17 12

Кукуруза 10,2 15,5 11

Овес 13,4 5,7 4

Сахарная свекла 54,4 47,4 44

Лен 0,44 0,43 0,37

Картофель 86,5 70 71,6

le end

(см. "Мировая экономика", справочник, М., 1965).

Как видим, резко сократился валовой сбор основных зерновых и технических культур, особенно пшеницы и овса, а с середины 1960-х годов СССР стал импортером зерна и кормов.

Уже к 1964 году свыше 60 % кукурузных посевов, произведенных в 1960 -62 гг. погибли, а урожайность "оставшихся" кукурузных полей была вдвое ниже, чем в среднем в 1946 - 1955 гг. Хрущев и его приближенные заставляли сеять кукурузу вплоть до северных районов страны, а ученых, открыто выступавших против очередной авантюры, хрущевцы именовали "шарлатанами" и "кабинетными бюрократами". Таких эпитетов был удостоен, в частности Лысенко, направивший письма в ЦК КПСС и Совет Министров в 1961 -62 годах с подробным изложением долгосрочных последствий целинно-кукурузной кампании. В итоге, Лысенко с 1962 вплоть до своей кончины (в 1981 г.) был отстранен от научно-исследовательской работы.

Зато на целинных землях большинство учрежденных совхозов и колхозов назывались "именем Хрущева" и "именем ХХ съезда КПСС". Так что имя "основоположников" целины было, вроде бы, увековечено...

Бесславное окончание "кукурузного эксперимента" совпало по времени с 10-й годовщиной "целинной революции" и... пленумом ЦК КПСС в октябре 1964 г., на котором "соратники" Хрущева отправили его в отставку. Припомнив ему целину и кукурузу, обещания коммунизма через 20 лет и продажу сельхозтехники колхозам, что сделало их хроническими должниками государства, а впоследствии - банкротами. "Соратники", однако, не вспомнили о своем активном участии во всех хрущевских авантюрах (достаточно "вспомнить" приписываемое Брежневу сочинение "Целина"...).

Что же в итоге? Последствия целинной авантюры с ее "кукурузным продолжением" были дополнены продажей сельхозтехники и, соответственно, МТС колхозам. Как мы уже отметили, Сталин еще в 1952 году указывал в "Экономических проблемах социализма в СССР", что продажа сельхозмашин колхозам может привести к тому, что последние окажутся не в состоянии содержать в должном состоянии агротехнику, и лишатся возможностей улучшать развивать сельскохозяйственное производство. А направляемые государством в сельское хозяйство кредиты будут "проедаться" на ремонт старой и на приобретение новой сельхозтехники. В такой ситуации колхозы обанкротятся, а государственные капиталовложения в сельское хозяйство трансформируются со временем в безвозмездные и невозвращаемые кредиты.

Предвидение Сталина сбылось. Массовая продажа МТС колхозам состоялась в 1958 - 59 годах. Но уже в 1962 году сельскохозяйственное производство в 65 % колхозов стало убыточным, а к 1964 г. этот показатель возрос до 73 %. Уже в 1963 г. свыше 20 % государственных капиталовложений в сельское хозяйство направлялось на частичное погашение долгов колхозов государству за поставленную (проданную) технику, за ее ремонт и текущее содержание. К 1983 г. этот показатель увеличился до 45 %.

Вдобавок ко всему, в 1958 г. были в 2,5 раза повышены цены на любую промышленную продукцию, производимую для колхозов, хотя Хрущев в 1957 г. обещал не повышать цены на продукцию для сельского хозяйства. Последствия же этой меры очевидны.

В дополнение к изложенным выше "результатам" хрущевской агрополитики отметим и другие немаловажные факты: за 1959 -64 годы средний удой молока на 1 корову снизился почти на 370 кг. Прирост объема сельскохозяйственной продукции за тот же период составил лишь 9 % вместо 70 % по плану. Резко ухудшилось продовольственное снабжение крупных городов, в также отдаленных регионов страны. С 1962 года стали увеличиваться розничные цены на все больший ассортимент сельхозпродукции.

Эти и им подобные "достижения" Хрущева и Ко были оглашены на пленуме ЦК КПСС в марте 1965 года. Отмечалось, что "получили распространение требования огульного расширения посевов таких культур как кукуруза, бобы, горох. Это вело к нарушению севооборотов, повсеместной ликвидации чистых паров и травосеяния, что не могло содействовать росту культуры земледелия, повышению его урожайности... (см. Пленум Центрального Комитета КПСС, 24-26 марта 1965 г., М., 1965).

В 1963 -64 годах в журналах "Здоровье" и "Наука и жизнь" публиковались статьи о вреде частного потребления помидоров и яиц, дичи и свинины, сливочного масла и ржаного хлеба. Итак, продовольственное изобилие не состоялось. Более того, по уровню снижения эффективности сельхозпроизводства в СССР с 1960-х годов первое место прочно занимала РСФСР. Это связано, например, с тем, что именно европейская часть РСФСР стала главным "кукурузным полигоном" в 1960 - 64 годах, и за счет сокращения финансирования именно российской агросферы все больший объем капиталовложений направлялся в целинные районы Казахстана в 1950-х - 80-х годах.

Если в 1952 г. СССР не импортировал зерно и корма, то в 1965 г. ввоз только зерна составил 1,5 млн. тонн, а в 1991 г. - 18 млн. тонн. Импорт же мясопродуктов возрос за 1962 - 91 гг. в 6 раз, кормов - в 7 раз, плодоовощей - в 6 раз (по объему). В 1995 году импорт СНГ зерна и кормов превысил 20 млн. тонн, в том числе Россией - 10 млн. тонн.

Дефицит капиталовложений в сельском хозяйстве СССР оценивался в 1953 г. в 6 % от потребности, в том числе в РСФСР - не более 7 %, а в 1991 г. - соответственно в 35 и 38 %. В 1995 г. этот показатель по России составил более 40 %.

Целинный эксперимент и его аналоги обусловили кризис сельского хозяйства и смежных с ним отраслей экономики, и прежде всего в РСФСР. Так что программа "сокращения неперспективных деревень РСФСР" (именно в РСФСР!), составленная и реализованная под руководством академика Заславской в 1960-е - 70-е годы, стала вполне логичным продолжением, точнее - неизбежным следствием хрущевской агрополитики.

Гибель Арала, агония обширных регионов Нечерноземья, едва ли не повсеместная деградация сельхозземель на территории бывшего СССР и прежде всего в России - последствия хрущевско-брежневского новаторства бесчисленны. И пока безнаказанны. Ну, а сегодня к ним добавляются методы "рыночного геноцида" российского сельского хозяйства, фактически направленные на уничтожение отечественного сельхозпроизводства.

 

http://www.duel.ru/199604/?4_3_1