Зачем нужна оппозиция здоровому и самостоятельному обществу? Вопрос не так прост, как принято считать. На первый взгляд может даже показаться, будто оппозиция не нужна вовсе — ибо с какой стороны ни посмотри, явного вреда она приносит куда как больше, чем виртуальной пользы.

Вот, допустим, спортсмен бежит свою дистанцию в несколько километров. Как полагаете, имеет смысл привязывать ему к ноге гирю, чтобы она его тормозила? Побежит он от этого лучше?

Очевидно, нет. И даже если спортсмен в каком-то месте ошибётся и свернёт не туда, оппозиционная гиря ему ровным счётом никак не поможет.

Или, допустим, бизнес, традиционный рассадник либерализма. Много знаете бизнесменов, которые добровольно заведут у себя в фирме оппозицию, которая будет критиковать их по всем вопросам? Лично мне таковые неизвестны: обычно ежели «оппозицию» у себя в штате и терпят, то терпят вынужденно, а вовсе не из каких-то идейных соображений.

Возьмём более крупную структуру — армию. Численность нашей армии (включая резервные войска) — три с лишним миллиона человек. Это в десять раз больше, чем, например, население демократический Исландии. Но как-то так получается, что наша армия великолепно обходится без оппозиции: равно как и все остальные известные мне армии нашей планеты. Если же оппозиционеры таки заводятся, они моментально отправляются на гауптвахту, поразмышлять о важности соблюдения субординации.

Посмотрим на более либеральные структуры, на корпорации. В корпорации Walmart, например, работают более двух миллионов сотрудников, и эта цифра также сопоставима с населением многих небольших по меркам XXI века стран. Но оппозиционеров нет и в корпорациях...

Так зачем же тогда нужна оппозиция? Дмитрий Лейкин полагает, что хорошая оппозиция должна быть некой альтернативной властью: кем-то типа второго пилота в самолёте, всегда готового при необходимости заменить первого. Цитирую:

Я считаю, что настоящая российская оппозиция должна заниматься той же работой, что и действующая власть. Разумеется, только «на бумаге» — но всерьез.

То есть оппозиция точно так же, как действующая власть, должна писать законы, указы и приказы. Должна разрабатывать идеологию. Должна находить решения проблем. Должна придумывать глобальные проекты.

Разумеется, всё это не будет, в отличие от работы власти, обязательно к исполнению — зато у народа появится возможность сравнить. И определить, кто сделал одну и ту же работу лучше, а кто — хуже.

Вполне возможно, кстати, что действующая власть возьмет эту работу оппозиции на вооружение. Примет эти законы — от своего имени. Возможно, даже позовет такую оппозицию к себе в партию.

Но нам—то что? Мы же понимаем, что оппозиция нужна вовсе не для того, чтобы «захватить власть» — а для того, чтобы улучшить то, что основная власть упустила. Чтобы дополнять основную власть, а не уничтожать ее.

Только такая российская оппозиция будет настоящей. Только такая российская оппозиция будет полезной.

А все, абсолютно все остальные — не оппозиция, а самые обыкновенные демагоги и вредители.

https://speakers-corner.d3.ru/kakoi-dolzhna-byt-nastoiashchaia-rossiiskaia-oppozitsiia-798926/

С одной стороны, господин Лейкин прав, обрисованная им идеальная оппозиция и вправду была бы огромным шагом вперёд по сравнению с той несистемной оппозицией, которую мы со скорбью наблюдаем в настоящее время в России. Однако я всё же полагаю, что прежде чем задавать вопрос «какая оппозиция нам нужна» нам следует ответить на вопрос «зачем нам вообще нужна оппозиция».

Вероятно, я скажу очевидную вещь, однако эту очевидную вещь мы за последние годы порядком уже подзабыли. Политические партии нужны вовсе не для того, чтобы бороться за власть: политические партии нужны для того, чтобы власть учитывала интересы всех значимых групп.

Вот, допустим, есть у нас сельхозпроизводители. Их интересы достаточно понятны: защита внутреннего рынка от западного демпинга, разрешение на экспорт продукции, адекватная цена на солярку, дешёвые кредиты, возможность покупать технику по приемлемым ценам.

Есть у нас также, допустим, нефтеперерабатывающие заводы...

Кстати, лирическое отступление. За последние годы довольно много новых НПЗ введено в строй, мы всё больше и больше нефти перерабатываем у себя. Продолжается строительство новых и новых НПЗ, через какое-то время сырую нефть мы перестанем экспортировать вовсе, будем всю перерабатывать сами:

http://ruxpert.ru/Крупные_российские_проекты_(строящиеся)

Так вот, есть у нас нефтеперерабатывающие заводы. Им нужно, чтобы производство солярки окупалось. Если государство будет слишком сильно душить их по цене в пользу сельхозпроизводителей, им придётся работать в минус.

И вот таких групп — сельхозпроизводители, НПЗ, металлурги, нефтяники, военные, врачи, собаководы, пенсионеры и прочая и прочая — у нас в стране весьма много. И у каждой из этих групп есть свои интересы: хотя, конечно, влияние собаководов куда как меньше, нежели влияние нефтяников.

Поднимемся теперь на уровень действующей власти. Вот принимается какое-нибудь существенное решение: допустим, обязать металлургов продавать на внутреннем рынке металл по низкой цене. Это решение позволяет автозаводам легче пройти кризис — так как на дорогой металл в условиях падения продаж у них денег нет — однако это решение вынимает какое-то количество денег из кармана металлургов.

Следовательно, властям нужно позаботиться о том, чтобы компенсировать металлургам убытки: возможно не прямо сейчас, а через какое-то время, когда кризис закончится. Если же интересы металлургов последовательно игнорировать, они перейдут в жёсткую оппозицию и будут пытаться сменить власть на ту, которая будет учитывать и их интересы тоже.

Обратите, пожалуйста, внимание: предполагается, что народ в России избирает всю власть единолично, включая депутатов всех уровней и президента. В виртуальном мире политических фантазёров никаких групп влияния нет, и мнение владельца металлургического завода ничуть не более важно, чем мнение сторожа, который охраняет на этом заводе склад списанных цеховых велосипедов.

В реальном мире дела обстоят, разумеется, иначе. Когда принимается то или иное решение мнение и интересы народа учитываются — но учитываются также и интересы других групп. Если оценивать очень грубо, то можно оценить влияние народа где-то в 20% от всего объёма властных голосов. Остальные 80% — это банкиры, нефтяники, военные, деятели культуры и прочие группы, перечислить которые нет никакой возможности в силу их большого количества.

Наш президент, Владимир Путин, имеет сейчас мандат доверия от народа — те самые 20% властных голосов. Что будет, если Владимир Владимирович начнёт действовать без оглядки на интересы разных влиятельных группировок — так, как требуют от него сторонники «массовых расстрелов»?

Остальные элиты очень быстро перейдут в жёсткую оппозицию. Так как когда власть игнорирует ваши интересы, другого выбора у вас нет — или вы уходите в оппозицию, или вы теряете свои активы и выбываете из рядов элит.

Проведу аналогию. Допустим, вы живёте в многоквартирном доме, за порядком в котором следит некий управдом. Допустим, вы зарабатываете себе на хлеб уроками музыки, и к вам в дневное время приходят ученики, которых вы учите играть на фортепиано.

Что будет, если управдом скажет вам, что играть на фортепиано вам можно не более часа в день, так как музыка мешает другим жильцам отдыхать?

С точки зрения лубочной демократии он будет прав: большинство жильцов предпочитает тишину, а на ваши личные проблемы большинству жильцов глубоко наплевать. Однако своим решением управдом создаст вам очень серьёзные неудобства. Если управдом будет «наступать на ногу» аналогичным образом не только вам, но и другим жильцам, через какое-то время в доме сформируется непримиримая оппозиция, которая и пролоббирует замену управдома на более адекватного.

В масштабах страны происходит ровно то же самое. Власть, которая игнорирует мнение распоряжающихся ресурсами групп, весьма быстро перестаёт быть властью. И это правило работает для любого государственного строя — от феодализма до коммунизма. Если вы полагаете, что Иосиф Виссарионович при принятии решений не думал, как отреагируют на них советские элиты, у меня весьма обескураживающие новости для вас.

Точно так же и Николай II, при всех его недостатках, не имел возможности поступать с либералами по своему усмотрению. Если бы Николай II начал массовые репрессии, с большой долей вероятности его правление закончилось бы значительно раньше весны 1917 года.

Вы спросите меня: как могут, например, банкиры влиять на власть, если каждый банкир технически оснащён ровно одним голосом избирателя, а общее поголовье банкиров в масштабах страны исчезающе невелико.

Отвечу. Путём спонсирования газет, журналов, телеканалов, политиков и общественных деятелей. Газеты, которые получают от банкиров деньги, начинают писать, что де было бы неплохо, чтобы ГИБДД при регистрации продажи автомобиля проверяло, не находится ли автомобиль в залоге у банка. Депутаты, избирательную кампанию которых оплачивали банкиры, составляют соответствующий законопроект и пытаются продавить его через Думу. Так деньги преобразуются во власть.

Есть, разумеется, и другие механизмы влияния. Так, например, интересы сельхозпроизводителей власть учитывает уже хотя бы потому, что те обеспечивают продовольственную безопасность. Дефицит продуктов или рост цен на продукты — очень неприятная перспектива для властей, поэтому разумные требования сельхозпроизводителей власть старается по возможности удовлетворить.

Когда же договориться с властью у элит по-хорошему не получается, в стране образуется майдан. Народ сам по себе массово выходят на улицы обычно только в тех случаях, когда ему физически нечего кушать. В современных странах до такой степени деградации экономика доходит разве что в африканском регионе: в наших же широтах физический дефицит продовольствия — дело весьма редкое.

Однако для организации майданов есть хорошо отработанные рецепты: СМИ начинают рассказывать о том, что «нас обманули», политики один за другим демонстративно присоединяются к бунтовщикам, силовикам объясняют, что если они будут мешать протестующим, после успеха революции у них будут проблемы.

У правителя, восстановившего против себя большую часть элит, обычно нет шансов — даже в тех случаях, когда он реально опирается на народ. Если же у него нет и поддержки народа, майдан проводится быстро и безболезненно: неделька другая прыжков на площади и, получившему «чёрную метку» правителю остаётся только спешно покидать страну. За последние годы мы с вами не раз наблюдали подобные сценарии на разных континентах.

В чём заключается преимущество современной России?

В том, что наш президент имеет два очень мощных источника власти. Первый — безусловное доверие народа, который, спасибо агрессии Запада, поддерживает политику президента почти целиком. Второй — пятнадцать лет управления государством, в течение которых Владимир Путин выстроил крепкую вертикаль власти и поднял свой авторитет до очень серьёзного уровня.

Это в начале нулевых годов многие готовы были оспаривать власть нашего президента, предполагая, что она слаба. Сейчас же — после равноудаления олигархов в середине нулевых, после вчистую выигранного противостояния с прозападными протестами начала десятых, после двух президентских и одного премьерского сроков, желающих открыто выступать против Путина надо ещё поискать.

Точнее, разумеется, отдельные желающие находятся. Россия огромна, и очень много кто облизывается на наши обильные ресурсы, причём как изнутри, так и снаружи. Но в настоящее время революционерам вербовать сторонников под свои знамёна на порядок сложнее, чем 10 лет назад — так как очень мало кто верит в возможный успех бунта.

Заканчивая отступление отмечу, чем дольше правитель находится у власти, тем обычно сильнее его власть. Именно поэтому наши американские друзья и партнёры ничего не имеют против четвёртого срока Ангелы Меркель, но крайне негативно относятся к третьему сроку Владимира Владимировича — Ангела Меркель для них «своя», её им менять не надо. На месте же Владимира Владимировича американцы предпочли бы видеть какого-нибудь покладистого политика.

Вернёмся к двум преимуществам нашего президента, которые я обозначил несколькими абзацами выше — к безусловной поддержке народа и к богатому на события пятнадцатилетнему стажу управления государством. Достаточно ли этого для того, чтобы принимать решения без оглядки на властные элиты?

Отнюдь. Я бы оценил влияние нашего президента в 30% от всего объёма центральной власти в стране. 20% — это мандат от народа. 10% — собственный авторитет Владимира Путина. Остальные же 70% властных голосов принадлежат уже не президенту, а разного рода промышленным, финансовым и прочим элитам.

Вместе с тем 30% властного ресурса более чем достаточно, чтобы управлять государством — так как остальные 70% сильно разобщены и тянут одеяло каждый в свою сторону. Пока наш президент действует в интересах России и покуда он не перекрывает никому кислород, элиты не вмешиваются в стратегические решения президента, которые двигают страну в правильном направлении.

Взгляды на будущее России, повторюсь, у наших элит разные. Процитирую Crimsonalter:

В России есть четыре больших политических группы, которые я предпочитаю слегка цинично описывать через сочетание их официальной идеологии и её реального воплощения:

1. «Либерал-компрадоры»

Предлагаемый образ будущего: Россия интегрированная в западную цивилизацию.
На самом деле: Россия интегрированная в западную цивилизацию в качестве сырьевой колонии США.

2. «Новые консерваторы»

Предлагаемый образ будущего: Российская Империя 2.0.
На самом деле: «Православный Иран» (подразумевается реальный Иран с его плюсами и минусами, а не карикатурное изображение Ирана в западных СМИ).

3. «Новые либералы»

Предлагаемый образ будущего: Страна победившего патриотического капитализма.
На самом деле: 2007 год как «День сурка» — бесконечные попытки воспроизвести сытость нулевых за счет модификации существующей системы.

4. «Красные патриоты»

Предлагаемый образ будущего: СССР 2.0.
На самом деле: Китай нулевых (опять же, подразумевается реальный Китай нулевых, с бурным экономическим ростом, огромной ролью государства в экономике, но и с возвращением специфического социального расслоения, при котором о статусном потреблении партийных элит пишут не в Татлере, а на заборе, от чего оно не становится менее реальным).

http://crimsonalter.livejournal.com/71370.html

Мы можем соглашаться с тем делением на группы, которое предлагает crimsonalter, или не соглашаться, однако вполне очевидно, что разные политические группы тянут Россию в разные стороны. Если завтра одна из этих групп, паче чаяния, выиграет в борьбе с остальными, власть президента резко ослабеет. Президент перестанет быть играющим арбитром, который находится «над схваткой» и управляет процессом, и станет всего лишь одним из игроков.

Если вспомнить, что наш с вами мандат доверия находится именно у президента — а не у одной из властных группировок — станет ясно, что угнетение не нравящихся нам групп элит отнюдь не в наших интересах. Это несколько парадоксальный вывод, однако если вы немного задумаетесь над ситуацией, думаю, вы со мной согласитесь. Штурвал в руках Владимира Владимировича — это гораздо лучше, чем штурвал в руках влиятельных людей, за которых мы не голосовали, которые чувствуют ответственность не перед нами, а только лишь перед членами своего партийного клана.

Затронем краешком тему массовых репрессий. Ни для кого не секрет, что во власти есть огромное количество людей с весьма спорными талантами, которые ведут себя зачастую довольно неприглядным образом — вызывая тем самым недовольство почтенной публики.

Казалось бы — увольнять таких с позором, сажать в тюрьму, конфисковывать наотмашь имущество... но не всё так просто. Каждая влиятельная фигура во власти является членом какой-нибудь группировки. И в тот момент, когда мы без веского повода отправляем не нравящуюся нам фигуру на нары, мы резко ухудшаем отношения с этой группировкой.

Если кто-то попался на преступлении, если есть доказывающие его вину документы, всё в порядке. В дело включается суд, и человек садится в тюрьму. Тут всё понятно, тут никто не возражает.

Однако проблема в том, что влиятельные люди хоть и ведут себя зачастую довольно глупо, но всё же стараются при этом максимально подстраховываться — не подписывая лично никаких документов, которые могли бы подвести их под монастырь. Мало того, они имеют возможность нанимать лучших адвокатов России, которые помогают им выстроить защиту максимально надёжным способом.

Теперь поставьте себя на место президента. Вот есть очередной вельможа, которого в обвиняют в каком-то проступке, и которого принадлежащие какому-то клану СМИ требуют примерно покарать. Вот есть суд, в распоряжении которого нет необходимых для посадки вельможи документов, так как вельможа имел достаточно мозгов, чтобы не подписывать ничего компрометирующего лично, и чтобы нанять очень хорошего адвоката.

Напомню, что даже гангстера Аль Капоне, вина которого была очевидна каждому, не могли посадить очень долго, и посадили в итоге только по обвинению в неуплате налогов — что, конечно, было далеко не самым серьёзным его преступлением. Современные коррупционеры стали в США ещё хитрее, посадить их практически невозможно:

http://ruxpert.ru/Коррупция_в_США

Отечественные коррупционеры, будьте уверены, ничуть не глупее американских. Так вот — должен ли наш президент надавить на суд и потребовать показательной посадки вельможи, который подозревается в чём-то неприглядном?

Начнём с того, что такое давление будет нарушением закона. Повторюсь, поймать за руку коррупционеров не так-то просто: они обычно не дураки и отлично понимают, что делают.

Допустим однако, что президент решит сыграть в Глеба Жеглова и прикажет подкинуть карманнику кошелёк. Последствия подобного шага предугадать несложно. Во-первых, СМИ дружно начнут кричать о судебном беспределе: и у них, что характерно, найдутся для этого основания, так как найти изъяны можно в любом, даже самом честном в мире судебном процессе.

Во-вторых, элиты воспримут такое действие как объявление войны и примут некие ответные меры. Если неправосудные посадки станут сколько-нибудь массовыми, начнётся бунт. В нынешней политической ситуации этот бунт выльется в массовый переход элит на сторону США и последующую организацию майдана на Красной площади. Возможно, этот майдан и удастся задавить путём жестоких репрессий, однако легче от этого не станет.

Даже сейчас, в весьма спокойные по историческим меркам времена, в наших тюрьмах полно невиновных людей, которые случайно попали под раздачу. В тридцатые годы, будьте уверены, таковых было ещё больше. И не потому что Сталин был кровавым тираном, а потому что репрессии — это оружие массового поражения. На потоке отличать реальных преступников от обычных граждан колёса правосудия не смогут.

Обратите внимание: я ни в коем случае не хочу сказать, что коррупцию надо терпеть. Отнюдь. Коррупция не только несправедлива по своей природе, но весьма опасна для государства — с коррупцией надо бороться. Однако бороться с коррупцией нужно системно. Не подкидывая подозреваемым в воровстве кошельки, а устанавливая в трамваях видеокамеры.

Предвосхищая очевидный вопрос — работа по совершенствованию антикоррупционного законодательства ведётся, и весьма активно. Кое-какую информацию по этой работе можно уже найти на «Руксперте»:

http://ruxpert.ru/Коррупция_в_России

Пожалуй, на этом описание политической системы современных государств можно считать вчерне завершённым. Отмечу, что если вы посмотрите на власти США или на власти Китая, вы найдёте там ровно то же самое — извивающийся клубок элитных группировок, который имеет очень мало общего с той глянцевой демократией, которая изображается на листовках оппозиционных партий.

Теперь мы с вами готовы ответить на вопрос из начала статьи — нужна ли нам оппозиция.

Несложно увидеть, что весь властный ресурс в нашей схеме делится на три сегмента: собственно власть, умеренную оппозицию и жёсткую оппозицию.

Применительно к России власть — это сам президент и его ближайшие соратники. Президент в настоящее время опирается на волю народа и таким образом представляет собой пример столь редкого в современном мире по-настоящему демократического правителя.

Умеренная оппозиция — это разного рода властные группы, которые преследуют собственные интересы, но которые соглашаются подчиняться центральной власти, покуда она достаточно сильна, чтобы обеспечивать порядок.

Жёсткая оппозиция — это властные группы, которые имеют нерешаемые противоречия с центральной властью, и которые считают, что в текущей схеме они отстаивать свои интересы не могут.

Умеренная оппозиция полезна государству, она делает его более устойчивым. Наличие такой оппозиции страхует страну от излишней централизации и позволяет более-менее гладко обеспечить преемственность при переходе от одного правителя к другому. В государствах, в которых вся полнота власти находится в руках одного лица или одного клана, кризисные периоды заканчиваются зачастую катастрофами.

Наличие жёсткой, непримиримой оппозиции — это симптом некой болезни. Появление жёсткой оппозиции означает, что некоторые группировки не видят себе места в государстве, так как власть не хочет или не может учитывать их интересы.

Жёсткая оппозиция, очевидно, опасна для государства. Если жёсткая оппозиция представляет некие внутренние группы, с этими группами власть должна находить некий компромисс, который позволит этим группам как-то выживать в рамках государства. Как сказал в своё время Сергей Витте Александру III, «если вы не можете утопить евреев в Чёрном море, вы должны дать евреям равные права с остальными подданными».

Если же жёсткая оппозиция представляет интересы групп внешних, если эту оппозицию подпитывают другие государства, следует смотреть уже на геополитическую карту мира. Независимые государства должны тянущиеся из других государств щупальца обрезать, чтобы другие государства не могли влиять на их политику изнутри. Слабым и зависимым государствам, наоборот, надо договариваться с более влиятельными странами, чтобы те держали контролируемую ими оппозицию на цепи.

Что же касается вопроса, чем конкретно должна заниматься правильная оппозиция — предлагать альтернативные законопроекты или ходить на митинги — это, на мой взгляд, вопрос десятый. В конце концов, как сказал ещё в XVI веке Фрэнсис Бекон, «сколько бы ни было родов государственного строя, для науки существует только один — таким всегда было и всегда останется свободное государство».

http://fritzmorgen.livejournal.com/805064.html

http://fritzmorgen.livejournal.com/804714.html