Несмотря на то, что «Щит Евфрата» вышел за пределы первоначально заявленных задач и дальнейшее расширение рамок операции сопряжено с политическими и военными рисками, Турция всё ещё присматривается контролю над городом Эль-Баб, стремясь создать себе «безопасную зону» в Сирии и укрепить отряды мятежников, контролирующих восточную часть города Алеппо.

Месяц продолжается начавшееся 24 августа турецкое военное вторжение в Сирию.  Анкара стоит перед деликатным выбором: переименовывать ли ей операцию с кодовым названием «Щит Евфрата» в «Меч Османа», использовавшийся для коронации османских султанов?

«Щит Евфрата» начинался как приграничная операция скромных масштабов по оттеснению отрядов сирийского курдского ополчения назад на восточную сторону реки Евфрат.  Сегодня её состояние можно охарактеризовать как «ползучая операция».

Историческая роль России и роль русских в турецком менталитете
В статье:

Россия глазами турок

В понедельник президент Реджеп Эрдоган переопределил цели «Щита Евфрата» в программной речи.  Как он объяснил, после взятого первым расположенного на сирийской границе города Джараблус Аль-Раб сейчас турецкие войска «продвигаются на юг вплоть до города Эль-Баб».

Эрдоган обозначил вопрос, интересующий всех: «И зачем мы идём туда?» После чего сам же на него и ответил: «Нам нужно освободить эти места от могущего быть для нас угрозой».

Теперь турецкие войска готовы продвинуться на 30 километров вглубь сирийской территории, приближаясь к эпицентру событий в Алеппо, где бушует сражение между сирийскими правительственными войсками и поддерживаемыми Турцией боевиками.

Эрдоган добавил:

«К настоящему моменту в рамках операции «Щит Евфрата» от террористов была очищена территория площадью 900 квадратных километров.  В настоящее время мы отодвигаем её границу на юг.  Мы оцениваем площадь этой территории общей площадью 5000 квадратных километров как часть зоны безопасности».

Эрдоган просто сдвигает стойку ворот (целевой показатель ) операции «Щит Евфрата» в сторону одного из вариантов решения вопроса территориальных приобретений.  Анкара игнорирует замечания Москвы, Тегерана и Дамаска о том, что турецкое вторжение нарушает международное право и суверенитет Сирии.

Кто на самом деле создал эрдогановскую Турцию
в статье

Кто стоит за исламизацией Турции
А так же в статье
Что такое Нурджулар

Любопытно, что Эрдоган произнёс речь всего через четыре дня после визита в Анкару начальника российского генштаба генерала Валерия Герасимова 15 сентября, в ходе которого, по данным Министерства обороны РФ, он имел «возможность сблизить оценки  текущей обстановки в Сирии и мероприятий, необходимых для поддержки режима прекращения огня».

По сообщению информационного агентства «Интерфакс», Герасимов дал понять турецкому коллеге генералу Хулуси Акару, что операция «Щит Евфрата» вышла за рамки первоначальных задач, и любое дальнейшее расширение операции несёт политические и военные риски.

По всей видимости, Эрдоган не воспринял предупреждение Герасимова всерьёз.  Безусловно, по характеру Эрдоган рисковый игрок.  Но в этом случае, он в состоянии хладнокровно оценить, что цель оправдывает средства, и у него есть политическое пространство для маневра.

Контроль города Эль-Баб даёт Анкаре двойное преимущество.  Во-первых, посылает мощный толчок турецкому проекту создания «безопасную зону» в Сирии, которая будет свободна от атак российской и сирийской авиации или сухопутных войск и де-факто превратится в турецкий анклав.

Независимо от прохладного отношения западных держав, включая США, к идее «безопасной зоны», Эрдоган ожидает, что по факту появления такой зоны смысл её существования как стратегической опорной точки в Сирии сразу же станет понятен НАТО.

Вмешательство ЦРУ США в политику Турции
в статье

Террор НАТО в Турции
А так же в статье
Исламский проект ЦРУ в Турции

Во-вторых, Эль-Баб расположен всего в  50 километрах к северо-востоку от города Алеппо.  Его контроль позволит Турции значительно укрепить отряды боевиков, контролирующих восточную часть Алеппо.

Интересно, что Анкара просила американский спецназ присоединиться к военной операции по захвату Эль-Баба.  Задумка неплоха, поскольку американское военное присутствие будет гарантией против любой российской попытки сорвать турецкий контроль Аль-Баба.

Это изумительный трюк, достойный воздушного гимнаста.  Помимо нейтрализации российской сопротивления расширению операции «Щит Евфрат», Анкара также устанавливает неписаное правило, что когда речь идет о сухопутной операции в северной Сирии, американский спецназ будет оставаться подчинённым Турции партнёром.

У Соединённых Штатов нет иного выбора, кроме как принять предложение, поскольку альтернативой будет ещё меньшая их роль в северной Сирии, где турецкие военные преисполнены решимости доминировать.  В стратегическом плане на установлении разграничения в  северной Сирии настаивает Турция – а вовсе не возглавляемая США коалиция.

Подводя итог изложенному выше, отметим следующее: если два-три месяца назад Турция проявляла слабость и сдавалась, а международное сообщество высмеивало региональную политику Эрдогана, то сейчас она готова создавать новые и привлекающие всеобщее внимание примеры на месте событий в Сирии.

«Безопасная зона» в Сирии неизбежно потребует на долгие годы разместить тысячный турецкий воинский контингент на обширной территории 5000 квадратных километров.  Очевидно, что Турция не предусматривает, что сирийское государство когда-либо восстановится настолько, чтобы оказать сопротивление Анкаре и освободить оккупированные территории.

Иными словами, в ближайшем будущем Турция надеется на равных соперничать с Россией как ключевой арбитр в любом сирийском урегулировании.

Как Эрдоган провернул такой трюк?  Попросту говоря, он украдкой втащил Турцию внутрь важнейшего регионального политического разлома — геополитического соперничества между Россией и США в Сирии и большой игры, разворачивающейся в Чёрном море.

Турция целиком и полностью использует своей стратегическую независимость, оспаривая «ничейную» России и Запада землю.  Она давит на болевые точки Соединённых Штатов (к примеру, выдача Фетхуллаха Гюлена, использование базы «Инджирлик», сотрудничество в борьбе против ИГ* и т.д.), Европейского союза (к примеру, проблема беженцев) и НАТО (к примеру, Чёрное море).

Вместе с тем, роль Турции будет иметь решающее значение для России в предстоящем военном противостоянии в Чёрном море, где НАТО оспаривает традиционное российское доминирование.

С российской точки зрения, многое зависит от применения Анкары положений Конвенции Монтрё (1936 г.), которая даёт Турции контроль над проливами Босфор и Дарданеллы.

Турция полагает, что Россия с уважением отнесётся к её законным интересам в Сирии, так же как и Москва ожидает, что Анкара примет во внимание российскую способность к быстрому реагированию по поводу наращивания присутствия НАТО в Чёрном море.

Если влияние Сирии на вопросы национальные безопасности Турции критически важны, то и военный баланс в Чёрном море не менее важен собственно для национальной обороны России.

В июле Эрдоган сумел вбить это в голову генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу, лаконичным замечанием, сказав:

«Снижение вашего присутствия в Чёрном море создает впечатление, что оно — подлинно русское озеро. Мы должны вновь сделать Чёрное море бассейном стабильности».

С той поры Турция и Россия нормализовали отношения, но Москва должна дважды подумать, прежде чем оспорить «Щит Евфрата» в Сирии.

Впрочем, возобновление дружественных отношений между Россией и Турцией вынуждает Соединённые Штаты и их европейских союзников вести переговоры с Эрдоганом «в бархатных перчатках».  Это уже заставило их всего лишь мягко пожурить Эрдогана за жёсткое преследование инакомыслящих в Турции.

Запад наслаждается при виде ослабления Эрдоганом российско-иранского господства в Сирии.  Эрдоган же понимает, что он будет ещё больше востребован как желанный партнёр в Сирии к следующему году, когда повестка дня «смены режима» в Сирии получает получит новую жизнь при новом президенте Соединённых Штатов.

Развал соглашения между США и Россией о «прекращении военных действий» в Сирии может пойти на пользу только  Турции.  «Щит Евфрата» останется непрерывным военным вмешательством в сирийские дела до тех пор, пока отделение «умеренных» повстанческих группировок от экстремистов будет оставаться несбыточной мечтой.

Примечание:

* — группировка, запрещённая в РФ.

http://polismi.ru/politika/liniya-peregiba/1479-turetskij-shchit-evfrata-prevrashchaetsya-v-mech-osmana.html