Крах российской государственности и распад Российской Федерации "технически" является достаточно легко осуществимым мероприятием, о чем свидетельствуют "мгновенный" развал Советского Союза и ставшие почти регулярными "цветные" революции на постсоветском пространстве. Мы оставляем за кадром анализ корней и причин возможных социально-политических потрясений внутри нашей страны, заинтересованности Запада в таком развитии событий - на эту тему есть достаточно много научных и публицистических работ как зарубежных, так и отечественных авторов, в том числе публикации Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования.

Наше внимание привлекает другой, а именно - военный аспект: вооруженные силы США уже сегодня начали конкретную подготовку к той геополитической реальности, которая может возникнуть в будущем в условиях краха российской государственности.

1. Цель Запада - геополитическое уничтожение Российской Федерации

Российская Федерация одним фактом своего существования воспринимается на Западе в качестве серьезного геополитического вызова, и геополитическое уничтожение России является, в конечном счете, его важной стратегической целью.

Стратегия геополитического уничтожения Российской Федерации не предусматривает физического уничтожения населения, материальных ценностей и богатств и даже не обязательно предполагает слом политической системы и подрыв традиционных культурных основ российского общества. Она предусматривает уничтожение Российской Федерации как геополитической реальности, а это легко достигается "механическим" раздроблением единой Федерации - совершенно неважно по какому принципу (территориальному, национальному, религиозному или социально-экономическому). Если сегодня единая Россия по своему геополитическому статусу, образно говоря, представляет для Запада "головную боль", то лоскутное построссийское пространство будет "вариться в собственном соку", занимаясь своими собственными проблемами, выкарабкиваясь из состояния хронического хаоса и перманентного кризиса.

В рамках стратегии Запада по геополитическому уничтожению Российской Федерации, как нам представляется, формируются и выстраиваются комплексы мероприятий как внутрироссийского, так и международного плана. При этом, истинные цели проведения такого рода мероприятий не всегда очевидны. Наоборот, они могут прикрываться весьма благородными, понятными для населения, социально-мотивированными лозунгами, заявлениями, решениями, программами, доктринами, национальными проектами и инициативами, для которых предусматривается своеобразная "зона свободы действий".

С точки зрения осуществления геополитической стратегии Запада в отношении России, в российском обществе допустимы любые эксперименты в области экономики и бизнеса, здравоохранения и образования - лишь бы они способствовали аккумулированию в обществе протестных, негативных настроений, нарастанию имущественного, социального и культурного неравенства, росту недовольства по линии "Центр - регионы", обострению межнациональных, религиозных, этно-культурных, да и просто бытовых противоречий. Совершенно неважно, чем вызвано недовольство населения - недостатками системы школьных ЕГЭ, "мигалками" на автомобилях чиновников, низкими зарплатами шахтеров или несовершенством "гражданского общества" в России. Нарастание и аккумулирование любого недовольства в российском обществе объективно отвечает геополитическим интересам Запада и будет в той или иной форме на словах и на деле поддержано им.

С другой стороны, интересам Запада никоим образом не отвечает, например, реальное укрепление военного потенциала РФ, прежде всего ракетно-ядерного комплекса, или выработка единой национальной идейной доктрины России - то есть любые меры, направленные на истинное (а не декларируемое) укрепление единства России, ведущие к укреплению геополитического статуса государства на мировой арене. Такие мероприятия не могут не рассматриваться на Западе в качестве геополитического вызова.

2. Операции по стабилизации вооруженных сил США

В последние годы в военной теории и практике подготовки войск США произошел поистине революционный переворот: там осознали чрезвычайную важность невоенной составляющей войн и вооруженных конфликтов современности. Эта составляющая получила название "операций по стабилизации".

В 2005 г. вышла Директива МО США № 3000.05, в которой было дословно зафиксировано: "Операции по стабилизации являются основополагающей задачей, которую Министерство обороны должно быть готово проводить и поддерживать. Им должен отдаваться приоритет по сравнению с боевыми операциями, на подготовку к ним необходимо обращать особое внимание, интегрируя их во всех сферах деятельности Минобороны".

Суть этого заявления заключается в том, что, по действующим в военном ведомстве США представлениям, военные конфликты будущего будут в корне отличаться от привычного представления о войне, основанного на стереотипах эпохи "холодной" войны. Будущие военные конфликты, в которых придется участвовать вооруженным силам США, не будут ожесточенным столкновением многомиллионных вооруженных до зубов регулярных армий, выстроившихся в линию фронтов на огромном пространстве где-то в Европе, Азии или Африке. В Вашингтоне считают, что в условиях абсолютного военно-политического доминирования США в грядущем мире, американские вооруженные силы будут вести не только и не столько наступательные или оборонительные военные действия, сколько участвовать в экспедиционных операциях по стабилизации (Рис. № 1).

В 2006 г. вышел документ Комитета начальников штабов вооруженных сил (ВС) США JP 3-0 "Joint Operations" ("Межвидовые операции"). Он впервые дал комплексное представление о роли и месте, характере и сущности операций по стабилизации вооруженных сил США. В нем отмечалось, что традиционные войны становятся все менее актуальными по сравнению с иррегулярными войнами, под которыми понимается "ожесточенная борьба между государством и негосударственными акторами за власть и влияние над соответствующим населением". Вооруженные силы США в таких условиях могут вмешаться - т.е. оказать поддержку той или иной стороне в конфликте, которая объявляется в Вашингтоне легитимной. В этом и состоит суть операций американской армии по стабилизации.

Важным предварительным условием проведения операций по стабилизации является кризисная или конфликтная ситуация внутри какого-то государства или региона. Такая ситуация может созреть объективно или быть инспирирована извне - это не так важно. Главное, что кризисная или конфликтная ситуация дает формальные основания для оправдания и легитимизации американского вмешательства.

В октябре 2008 г. вышел Полевой устав сухопутных войск США FM 3-07 "Stability Operations" ("Операции по стабилизации"). В нем делается акцент на межведомственном характере операций по стабилизации, в которых должны участвовать все министерства и ведомства правительства США. Важно и то, что документ FM 3-07 был разработан во взаимодействии с партнерами США по НАТО.

В уставе FM 3-07 формулируется понятие "хрупкого государства", под которым подразумевается "государство, страдающее от институциональной слабости достаточной для того, чтобы угрожать стабильности центрального правительства". По американской классификации, "хрупкие" государства делятся на "уязвимые" и "находящиеся в кризисе". В документе указывается:

"Уязвимое государство является государством, не способным или не желающим обеспечивать необходимую безопасность и решать основополагающие задачи жизнеобеспечения значительной части населения. В уязвимых государствах легитимность центрального правительства является сомнительной. Это - государства, идущие к краху или выкарабкивающиеся их кризиса. Государство, находящееся в кризисе, является страной, где центральное правительство не осуществляет эффективного контроля над своей собственной территорией. Оно не способно или не желает обеспечивать необходимую безопасность и решать основополагающие задачи жизнеобеспечения значительной части населения. В странах, находящихся в кризисе, центральное правительство может быть слабым, отсутствовать вообще или быть не способным или не желающим обеспечивать необходимую безопасность и решать основополагающие задачи жизнеобеспечения. Это - государства, идущие к краху или уже оказавшиеся в крахе, где ожесточенный конфликт является реальностью или готов вспыхнуть в любую минуту".

Если теперь все эти теоретические выкладки наложить на представления официального Вашингтона о происходящих в Российской Федерации процессах, можно вполне обоснованно утверждать, что Россия рассматривается на Западе в качестве "хрупкого" государства.

Теоретические подходы к теории "хрупкого государства" военные специалисты США преобразовали в практическую модель "матрицы стабильности" (Рис. № 2).

Вряд ли можно заподозрить официальный Пентагон в стремлении заниматься абстрактным теоретизированием. Военные всегда прагматики по своему менталитету. Очевидно, в вооруженных силах США уже сегодня осознанно стремятся подойти к оценке будущей военно-политической реальности в глобальном масштабе, и соответствующим образом подготовиться к ней.

3. Специфика подготовки вооруженных сил США

О том, что положения официальных документов Пентагона не являются голой теорией, свидетельствуют направления модернизации ВС США и подготовки личного состава.

В феврале 2010 г. в Вашингтоне официально представлен важный документ, определяющий направления развития вооруженных сил США на ближайшие годы - "Четырехлетний обзор состояния обороны". В нем перечислены 32 новых программы и проекта, формирующих генеральную линию развития вооруженных сил США в ближайшие годы. Интересно, что для противодействия угрозе со стороны официально объявленных противников США - международного терроризма (операции в Ираке и Афганистане), Ирана и КНДР - более 80% программ и проектов не нужны или целесообразность их осуществления вызывает сомнения.

В то же время, 100% всех программ и проектов развития вооруженных сил США, упомянутых в документе Пентагона, могут рассматриваться как адекватно направленные на противодействие Российской Федерации. Применительно к КНР данный показатель ниже на 20%.

В документе Пентагона не говорится о том, что Россия рассматривается в качестве противника, однако некоторые иносказания на эту тему все же просматриваются. В частности, делается намек на возможный сценарий использования вооруженных сил США против России:

"К вопросам, вызывающим у нас самую серьезную озабоченность, относится нестабильная ситуация в каком-либо государстве, обладающем ОМУ, или его крах. Такое событие может… быстро перерасти в глобальный кризис, создающий прямую физическую угрозу США и всем другим странам". Другими словами, необходимость взятия под свой физический и технологический контроль ракетно-ядерного комплекса России в условиях серьезного внутригосударственного кризиса в РФ может быть использована в качестве логичного предлога для военного вмешательства.

В "Четырехлетнем обзоре состояния обороны США" выдается еще одна "тайна": там указывается стратегическое направление приложения военных усилий США против России. Угроза США с арктического направления выделена в документе в качестве одной из наиболее серьезных и требующих внимания. Вполне очевидно, что никто кроме Российской Федерации потенциально не способен бросить вызов США с арктического направления, но и Россия не способна и не собирается это делать. Все как раз ровно наоборот: именно с арктического направления Россия является наиболее уязвимой для возможного удара или вторжения. Как нам представляется, под абстрактным предлогом защиты США с арктического направления создается наступательный и ударный потенциал для действий в Арктике - против России.

Оглашению документа "Четырехлетний обзор оборонного строительства" предшествовал этап разработки возможных сценариев применения вооруженных сил США в будущем. Все сценарии американскими специалистами были сведены к трем вариантам:

"Крупная операция по стабилизации, направленная на сдерживание и разгром регионального агрессора, обладающего высоким военным потенциалом, и одновременно оказание поддержки американским гражданским властям в ликвидации катастрофических последствий в США.
Сдерживание и разгром двух региональных агрессоров с одновременным поддержанием ВС США в состоянии высокой боевой готовности в США и вокруг них.
Одновременное проведение крупномасштабной операции по стабилизации, длительной операции по сдерживанию на отдельном ТВД, контрповстанческой операции средней интенсивности и полномасштабной поддержки гражданских властей внутри США".

Практически все три сценария, очерченные в официальном документе Пентагона, не исключают гипотетической возможности ведения военных действий против Российской Федерации, прежде всего в форме операций по стабилизации.

"Четырехлетний обзор состояния обороны США" зафиксировал также интересную инициативу лично министра обороны США по формированию так называемого Экспедиционного корпуса гражданских специалистов вооруженных сил. Идея состоит в том, чтобы иметь в ВС США резерв заранее подготовленных специалистов в разных сферах гражданской государственной и общественной деятельности. Эти специалисты будут востребованы в большом количестве в условиях проведения операций по стабилизации, о чем свидетельствует опыт нынешних военных операций в Афганистане и Ираке. Очевидно, что создание Экспедиционного корпуса гражданских специалистов свидетельствует о том, что в Вашингтоне ожидают резкого расширения масштабов вовлеченности США во внутренние процессы в кризисных регионах мира. Не исключено, что одним из таких кризисных регионов мира может оказаться постсоветское или даже построссийское пространство.

В мае 2010 г. в Вашингтоне опубликован документ "Стратегия модернизации сухопутных войск США - 2010", в котором сформулированы основные направления модернизации сухопутных войск США на ближайшие полтора десятилетия. Что характерно, в нем нет даже намека на то, что в США намерены создавать новые модели танков, артиллерийских систем или боевых вертолетов. Речь идет только о модернизации существующего парка военной техники. Системам тяжелого вооружения, судя по всему, уделяется по сравнению с периодом "холодной" войны значительно меньше внимания. В то же время, сухопутные войска США получат новое семейство легких многофункциональных боевых машин, имеющих противоминное бронирование и обеспечивающих защиту от самодельных взрывных устройств. Это - незаменимая боевая и транспортная машина для операций по стабилизации.

Одновременно, в качестве приоритетов модернизации сухопутных войск посредством внедрения новых технологий и возможностей названы, например, такие специфические проекты, как автоматический биометрический комплект для идентификации личности всех заложенных в базу данных подозрительных и враждебно настроенных лиц и система машинного перевода с иностранных языков для личного состава американских войск.

Акцент в боевой учебе американских войск делается ныне на культурологической и лингвистической подготовке всех категорий военнослужащих; наращивании потенциала ведения психологических операций и совершенствовании структуры органов гражданского администрирования; создании так называемых групп изучения антропологического ландшафта.

Такого рода проекты явно не нужны для ведения "нормальных", классических военных действий: наступления или обороны. Здесь четко просматривается подготовка американских войск к ведению специфических действий - операций по стабилизации.

4. Возможный сценарий операции вооруженных сил США по стабилизации на территории Российской Федерации

Суммируя теоретические положения официальных американских документов и экстраполируя эти выкладки на российскую действительность, можно попытаться обрисовать сценарий возможного развития ситуации в России в случае нарастания негативных внутриполитических процессов.

Серьезный (системный) внутригосударственный кризис в Российской Федерации способен привести к ослаблению центральной федеральной власти и краху государственности. Это будет сопровождаться социально-экономическим хаосом, массовыми выступлениями недовольных и обездоленных, созданием альтернативных органов власти, вооруженными конфликтами в разных регионах России. Спорадические ожесточенные конфликты в определенных условиях могут перерасти в гражданскую войну.

Крах России

Что будет дальше? Как нам представляется, ситуация может развиваться по трем возможным сценариям (Рис. № 3):

Негативное развитие кризиса в России (варианты № 2 и № 3) неизбежно приведет Россию к лишению ее нынешнего геополитического статуса, превращению ее в "хрупкое" государство, находящееся в состоянии хронического кризиса, или даже к окончательному краху государственности и распаду Российской Федерации - то есть к достижению геополитических целей Запада в отношении России.

Как в таком случае может развиваться обстановка?

Дискредитированные, ослабленные, морально и идейно дезориентированные формирования и войска МВД РФ будут не в состоянии противостоять выступлениям населения страны. Ведущаяся уже длительное время в современной России крупномасштабная психологическая кампания против МВД может, в конечном счете, серьезно разрушить эту опору власти.

Находящиеся в состоянии перманентных реформ, ослабленные, морально и идейно дезориентированные Вооруженные Силы РФ будут подвергаться нападкам со стороны оппозиции и не смогут выступить против "возбужденного" населения.

Основными игроками на внутриполитическом "поле боя" в стране могут стать частные охранные предприятия, криминальные банды, радикальные молодежные военизированные формирования, организованные формирования казаков, отряды местной самообороны, радикальные религиозно мотивированные этнические формирования и т. д. Государственные силовые структуры, в целом, будут не способны защитить конституционный строй и государственно-бюрократическую систему власти.

Природно-климатические условия России могут явиться мощным ускорителем социальных потрясений государственного масштаба. Серия техногенных катастроф и аварий на теплосетях и в системе энергоснабжения страны в условиях сильных морозов и длительной зимы могут вызвать физическое вымерзание населения, голод, панику, хаос как в отдельных регионах, так и в масштабах всей страны.

Крах единого государственного управления в Российской Федерации и превращение ее в "хрупкое" государство (по американской классификации), возможное провозглашение формально самостоятельных государственных образований на территории уже бывшей Российской Федерации создаст множество предлогов и поводов для международного гуманитарного, социально-политического и экономического вмешательства в происходящие на территории России события.

Международное сообщество (в лице ООН и его институтов) под любым надуманным предлогом выдаст санкции на военное вмешательство в происходящие в России события. Военное вмешательство будет названо: гуманитарная акция, миротворчество, принуждение к миру, стабилизация, восстановление порядка, миростроительство и др. На международной арене, как это представляется сегодня, не будет ни одного государства, которое выступит против военного вмешательства в происходящие в России события.

Вполне логично предположить, что внешнее вмешательство ("интервенция") первоначально не будет носить физического (военного) характера. "Процесс должен созреть": накал недовольства населения и политических страстей в России должен достичь такого уровня, когда и власти, и население страны сами осознают, что национальные силовые структуры не справляются и единственным выходом из создавшегося положения может быть только внешняя "помощь" со стороны мирового сообщества. Это положение является принципиально важным. Другими словами, мы сами должны будем обратиться за помощью к США и блоку НАТО.

Ввод иностранных войск на территорию России будет осуществлен с соблюдением всех формальных процедур, призванных обеспечить легитимный статус их пребывания на нашей территории. Речь идет о формальном приглашении со стороны легитимных (имеющихся или новых) российских властей, соответствующих резолюциях ООН или других международных организаций. Легитимный статус "приглашенных" войск США будет определяться тем, насколько быстро и насколько прочно в сознании большинства населения России будет сформирован позитивный облик американской армии.

Американские операции по стабилизации на территории России будут проводиться только тогда, когда для их успешного проведения созреет главное условие: население России будет готово воспринять американские войска в качестве истинных "избавителей" от хаоса, голода, холода, бесправия, произвола и анархии, которые обрушатся на население страны в результате системного кризиса государства.

"По просьбе российской стороны", американские войска будут переброшены в крупные города и стратегически важные населенные пункты практически одновременно по всей территории Российской Федерации.

Отразить иностранное военное вторжение в пределы Российской Федерации военными средствами будет невозможно. Во-первых, ослабленные Вооруженные Силы РФ будут не способны это сделать физически. Во-вторых, высокая степень их морального разоружения не позволит им выступить против иностранных "освободителей". В-третьих, возможная поддержка иностранных войск со стороны населения России окончательно деморализует "остатки" отечественных силовых структур.

Вооруженные силы США в рамках операций по стабилизации будут взаимодействовать с новыми или имеющимися национальными и/или местными органами власти и их силовыми институтами во имя "защиты российской государственности", стабилизации военно-политической и социально-экономической ситуации внутри России или ее отдельных регионов.

Американские и натовские силы по стабилизации обстановки на территории Российской Федерации возьмут под свой контроль военно-политическую и социально-экономическую ситуацию как в центре, так и на местах. Очевидно, что уже на этом этапе территориальная целостность единого государства под предлогом трудности осуществления контроля может быть ликвидирована.

В зонах оккупации будут созданы органы Временной американской военной администрации, которые постепенно будут сменяться национальными органами власти, действующими под контролем международных структур.

Период прямой оккупации, скорее всего, будет достаточно длительным, многолетним, что необходимо для окончательного саморазрушения самоидентификационной матрицы населения России и формирования новой политической и идейно-культурной реальности на Евразийском пространстве.

Крах российской государственности и иностранная военная оккупация наверняка вызовут массовые повстанческие движения и бурный рост партизанской деятельности против новой власти и иностранных войск. Такого рода действия будут рассматриваться в качестве "террористической деятельности" с соответствующими ответными мерами официальных властей.

Вооруженные силы США и НАТО в рамках операций по стабилизации будут очень аккуратно, в ограниченных масштабах подключены к проведению активных контрповстанческих действий, которые могут затянуться на долгие годы или десятилетия.

В результате, временная военная оккупация территории Российской Федерации может продолжаться многие годы или даже десятилетия - в зависимости от того, насколько сохранение военного присутствия США на построссийском пространстве будет отвечать интересам Запада.

5. Некоторые предварительные практические расчеты

Огромное пространство исторически служило главной защитой для России. Покорить это пространство не удалось ни одному завоевателю. Но в условиях современной войны этот фактор уже не выполняет своей защитной функции. Представленный нами гипотетический сценарий развития обстановки на построссийском пространстве не предполагает крупномасштабного внешнего военного вторжения в пределы нашего Отечества. Речь идет об опасности серьезного внутриполитического конфликта, который может спровоцировать внешнюю интервенцию - если военное вторжение будет отвечать геополитическим интересам Запада.

Однако здесь вполне уместен вопрос: насколько реален описанный сценарий развития обстановки с точки зрения военных возможностей США?

По опыту проведения вооруженными силами США операций по стабилизации в Ираке и других регионах мира, можно представить примерные нормативы этих операций. Одна бригада (боевая бригадная группа) сухопутных войск США способна вести операцию по стабилизации в одном-двух административных округах (районах) крупного мегаполиса общей площадью около 400 кв. км и населением до 1 млн. человек. В соответствии с этими нормативами, например, в Багдад (население около 5,5 млн. человек) в ходе войны 2003 г. были введены две дивизии (6 бригад) американских сухопутных войск и морской пехоты США.

В России насчитывается 164 города (населенных пункта с населением свыше 100 тыс. чел.), из которых Москва имеет 10,5 млн. человек, а Санкт-Петербург - 4,5 млн. человек. Еще 9 российских городов имеют население от 1 млн. до 1,4 млн. человек; 5 городов - от 800 тыс. до 1 млн. человек. Еще 20 городов имеют численность населения от 500 до 700 тыс. человек, а 56 городов - численность населения от 200 до 500 тыс. человек. Более 70 городов обладают численностью населения вообще менее 200 тыс. человек.

Таким образом, по действующим американским нормативам, для установления контроля над городами России с целью полномасштабного осуществления операций по стабилизации достаточно развернуть:

- для Москвы - до 10 боевых бригадных групп;
- для Санкт-Петербурга - 4 боевые бригадные группы;
- для других 14 крупных городов (800 тыс. - 1,5 млн. человек) - 15 боевых бригадных групп;
- для всех оставшихся 148 городов России - порядка 44 боевых бригадных групп.

В результате, для проведения операций по стабилизации в отношении такой страны, как Россия, может потребоваться, по весьма приблизительным расчетам, до 73 боевых бригадных групп сухопутных войск.

В вооруженных силах США, как отмечается в "Четырехлетнем обзоре состояния обороны", предполагается иметь 73 бригадных боевых группы (45 постоянного состава и 28 резерва), а также 11 полков морской пехоты (сравнимых по задачам и возможностям с бригадами сухопутных войск). Достаточно интересное совпадение…

Естественно, неправильным было бы утверждать, что все эти бригады могут привлекаться для проведения операций по стабилизации на территории России. Реально речь может идти только о 30-40% этих войск (30-35 бригадных боевых групп и полков морской пехоты). Однако, мы не должны забывать о том, что, по американским представлениям, их войска будут только помогать национальным и местным властям! Далее, операции по стабилизации вовсе не обязательно предусматривают ввод контингентов иностранных войск в каждый российский город.

Кроме того, "поучаствовать" в операциях по стабилизации на территории России вряд ли откажутся многие государства-члены НАТО - или в рамках этого военного блока, или в рамках очередной "коалиции желающих". Они получили опыт ведения операций по стабилизации в Афганистане и Ираке и могли бы применить этот опыт на евразийском пространстве. Более того, в случае краха государственности в России и развала федерации, вряд ли индифферентным к судьбе обширных российских территорий останется Китай.

В целом, с учетом возможностей сухопутных войск, ВВС, ВМС и морской пехоты США, а также вооруженных сил других государств НАТО у Запада будет вполне достаточно сил и средств для крупномасштабной операции по стабилизации на всем пространстве Евразии.

Х Х Х

При всей условности представленного сценария, его вряд ли можно назвать надуманным: многочисленные разрозненные факты в своей совокупности формируют его общую канву. Развал Советского Союза, крах Югославии, "цветные" революции последних лет свидетельствуют о реальной возможности такого поворота событий. Насколько серьезно это воспринимается политическим руководством Российской Федерации и национальными политическими элитами - вопрос достаточно сложный. Анализируя происходящие в российском обществе и отечественных силовых структурах процессы, можно вполне обоснованно утверждать, что о таком развитии обстановки мало кто даже задумывается.

Нами явно недооцениваются концептуальные разработки и практические мероприятия американских вооруженных сил в области операций по стабилизации. Игнорируется нами и реальный опыт проведения таких операций, который накапливают вооруженные силы государств блока НАТО в Афганистане, где уже не один год развернуты и функционируют специфические структуры - Провинциальные группы реконструкции и развития. Личный состав вооруженных сил и гражданский персонал многочисленных государственных и негосударственных структур и организаций США и других государств Запада получают сегодня в Афганистане и Ираке опыт постконфликтного урегулирования, государственного строительства и экономического восстановления кризисного региона. Такой опыт может оказаться бесценным в будущих операциях по стабилизации, которые вооруженные силы США будут проводить в различных проблемных регионах мира в отношении "хрупких" государств.

И, наконец, последнее соображение для скептиков, считающих сценарии внешней военной интервенции явно надуманными: вооруженные силы США имеют реальный опыт ведения операций по стабилизации на территории России. В ХХ веке они уже высаживались на российские земли. И было это почти сто лет назад, в годы гражданской войны в России, ставшей продолжением глубокого системного кризиса в нашем Отечестве.

В сентябре 1918 г. 5 тыс. американских военнослужащих высадились в Архангельске и приняли участие в боевых действиях с Красной Армией. Операция получила название "Белый медведь", продолжалась до лета 1919 г. и стоила жизни 235 американцам. Почти 8-тысячный американский экспедиционный корпус "Сибирь" около двух лет находился во Владивостоке для "защиты Транссибирской железной дороги". 189 американских военнослужащих нашли смерть на дальневосточных рубежах России.

История имеет свойство повторяться…

http://milresource.ru/Stability.html