Какая связь между стремлением фармацевтических корпораций увеличить продажи дорогих лекарств и их безопасностью? Кроме Управления по контролю за продуктами и лекарствами исследованиями лекарств занимаются медицинские журналы. На самом деле, реклама о пользе новых, ещё неразрешённых, лекарств используется для их продвижения и очернения конкурентов. Например, за пять лет до разрешения лекарства flibanserin от снижения сексуального влечения у женщин британский журнал Women's Health опубликовал статью под названием «Flibanserin: потенциальное лечение нарушения сексуального влечения у женщин в предменопаузный период». Просто задумайтесь об этом. Беглый взгляд на лекарства и их применение показывает тревожный след купленных медицинских специалистов и журналистов, которые поддерживают фармацевтические корпорации.

Vioxx.

Понимание продажности научных специалистов утвердилось среди нас после рекламы болеутоляющего Vioxx, в которой засветились Дороти Хэмилл, Брюс Дженнер и другие знаменитости. Но вскоре выяснилось, что Vioxx стало причиной более 27000 сердечных приступов и внезапных смертей от остановки сердца. В 2004 году это лекарство перестали продавать. Миф о безопасности Vioxx был создан в 2001 году журналом New England Journal of Medicine, который умолчал о вероятных сердечнососудистых проблемах. Когда чудовищная некомпетентность этих специалистов стала очевидной для всех, редактор New England Journal of Medicine Джеффри Дрэзен сказал, что авторы статьи, среди которых оказались сотрудники корпорации Merck, сознательно скрыли негативные факты. Почему сотрудники частной фармацевтической корпорации опубликовали в научном журнале недобросовестную рекламу? «Это был один случай, когда было ясно, что люди рассказали не о всех данных», - сказал Дрэзен. - «Теперь я понял, что мы должны быть осторожнее».

SSRI.

Вскоре после разоблачения Vioxx разразился скандал с Journal of the American Medical Association. В 2006 году обнаружилось, что авторы этого журнала с медицинским образованием были связаны с производителями антидепрессантов. Такие дела. Ли Коэн, ведущий автор исследования антидепрессантов, со страниц одного из главных медицинских журналов США заявил, что «мы не рассматриваем эти связи как имеющие отношение к таким исследованиям», он также назвал 76 финансовых отношений девяти врачей с корпорациями. Три года спустя обнаружилась финансовая связь другого автора этого журнала с производителями антидепрессантов SSRI. Роберт Робинсон, который написал статью о Lexapro, получал гонорары за лекции об этом лекарстве от его производителя. Мартин Келлер, почётный профессор психиатрии Университета Брауна и ведущий автор рекламного исследования SSRI Paxil, признал, что GSK дала ему десятки тысяч долларов до и после этого исследования.

Статины.

Недавно AlterNet писал о статинах (особенно о Lipitor и Crestor), которые лежат в миллионах американских медицинских аптечках. В год антидепрессантного скандала Journal of the American Medical Association Пол Ридкер из Гарварда (который опубликовал в этом журнале результаты исследования статина Crestor) извинился за сокрытие финансовой информации. В списке источников финансирования исследования он «забыл» упомянуть корпорации AstraZeneca, Bayer, Novartis, Roche, Sanofi-Aventis.

Лекарства, подавляющие иммунитет.

Через несколько недель после скандала с Ридкером, другой автор Journal of the American Medical Association извинился за свою прошлогоднюю статью о лекарствах от ревматоидного артрита, которые вызывают рак. Профессор медицины из Mayo Clinic Эрик Маттесон и другие авторы статьи получили от производителя лекарства Enbrel 25000 долларов. Кроме того, авторы этой статьи должны были перед публикацией передать её на цензурную проверку в корпорацию Abbott Laboratories, которая производила лекарство Humira. AlterNet уже писал об опасности лекарств, типа Humira, которые подавляют иммунитет. Для серьёзно больных людей такие лекарства могут принести пользу, но для других высокие риски заболевания раком не оправданы. На самом деле, смерть Гленна Фрея от пневмонии и заболевания кишечника ускорилась из-за приёма лекарств, подавляющих иммунитет.

Лекарства против инсульта.

Ещё одни авторы Journal of the American Medical Association, которые опубликовали статью о мигрени с признаками скорого эпилептического припадка и риском сердечнососудистых заболеваний, скрыли финансирование со стороны кардиологических компаний. «Хотя мы считаем, что у нас нет финансовых интересов, отношений или связей, которые касались бы наших выводов о связи мигрени с сердечнососудистыми заболеваниями», - пишет ведущий автор этого исследования Тобиас Курт, - «мы раскрываем все негосударственные отношения каждого автора». Курт составил список из 53 финансовых связей 6 учёных с фармацевтическими компаниями. Через пять лет в журнале Американской кардиологической ассоциации Circulation Курт снова участвовал в написании статьи о связи инсульта с мигренью, и снова при финансировании медицинских корпораций.

Risperdal и другие детские антипсихотические средства.

Последние несколько лет корпорации платят «учёным», которые поддерживают точку зрения, что дети могут страдать от депрессии и психозов (не считая их проблем с дефицитом внимания). Лидером этой пропаганды является Джоан Луби, которая вынуждена была сознаться в Archives of General Psychiatry, что она скрыла финансирование AstraZeneca и другими компаниями лекций о детской депрессии, «потому что они не имеют отношения к тексту лекций». Если кто-нибудь сомневается во влиянии больших денег на рост продаж детских антипсихотических средств, прочитайте статью о программе «Детские расстройства настроения», которая была организована в Университете Иллинойса за счёт фармацевтических корпораций.

Суды стоят на стороне корпораций.

Некоторые из вас верят, что суды защищают общественные интересы, несмотря на стремления корпораций скрыть высокие риски и конфликты интересов. Но реальность совершенно другая. В прошлом году окружной судья Пол Энгельмайер вынес решение, что Первая Поправка защищает корпоративную рекламу лекарств, даже если они не были одобрены Управлением по контролю за продуктами и лекарствами. Это решение было выдвинуто по поводу препарата Amarin, рекламу которого хотело запретить правительство. В 2011 году Верховный суд отменил закон Вермонта, который мешал корпорациям финансировать врачей за пропаганду их новых лекарств. Шесть судей Верховного суда заявили, что этот закон нарушает право корпораций на свободу слова.

Медицинская коррупция.

Врачи и авторы медицинских журналов сами могут определять, какие источники финансирования раскрывать, а какие нет. И даже если в своих статьях они рекламируют новые лекарства, они могут сказать, что корпоративное финансирование не имеет отношения к выводам в этой статье. В политике это называется конфликтом интересов, должностным проступком или просто коррупцией. Ирония в том, что медицинское сообщество и общественность не заботится об этом. Пять лет назад я участвовала в медицинских конференциях, на которых говорилось, что раскрытие информации об источниках финансирования исследований с каждым днём становится всё стеснительнее и стеснительнее, но все присутствующие врачи не обращали на это внимания.

Более тревожный факт состоит в том, что нынешний кандидат в комиссары Управления по контролю за продуктами и лекарствами исследователь Университета Дьюка Роберт Калифф настолько зависим от корпоративных денег, что ситуация равносильна передачи контроля над безопасностью лекарств фармацевтической промышленности. На веб-сайте Duke Clinical Research Institute, в котором Калифф руководил исследованиями, указаны 25 компаний, от которых он получал финансирование, включая такие корпорации как Johnson & Johnson, Lilly, Merck, Schering Plough и GSK. Сам Университет Дьюка недавно оказался в центре скандала с большим исследовательским мошенничеством, отменой грантов и передачей на телевидении. Калифф участвовал в университетских испытаниях лекарственного препарата Xarelto и активно его рекламировал, несмотря возражения медицинских экспертов и смерть 379 пациентов.

Калифф оправдывал фармацевтические финансовые связи на National Public Radio, заявляя: «Многие из нас консультируются с фармацевтической промышленностью, что, по-моему, очень хорошо». Сенатор Берни Сандерс сказал, что выступает против утверждения Калиффа. «Вместо того, чтобы выполнять требования фармацевтической промышленности и 1400 лоббистов, Управление по контролю за продуктами и лекарствами и Конгресс должны прислушаться к большинству американцев, которые считают, что лекарства слишком дороги», - сказал он.

В январе сенатор от Аляски Лайза Мерковски заблокировала голосование по утверждению Калиффа, по иронии, из-за его деятельности не в сфере лекарств, а в сфере продуктов питания. Как пишет New York Times, сенатор сказала, что она блокирует кандидатуру Калиффа, так как он одобряет разведение генетически-модифицированного лосося, что наносит вред экономике её штата. (AlterNet уже писал о новом ГМ-лососе). Тем не менее, мало кто сомневается, что зависимый от фармацевтических корпораций Калифф станет следующим комиссаром Управления по контролю за продуктами и лекарствами, и некоторые даже говорят: а зачем нам тогда это Управление?

http://antizoomby.livejournal.com/485165.html