«Мы – 99%» - великий лозунг, но может быть он отвлекает наше внимание от зловещей реальности? Существуют убедительные доказательства, что мы должны волноваться не об 1%, а о 0,1%. Эта десятичная запятая имеет большое значение. За последние 10 лет гигантская доля доходов попала в карманы этого богатого контингента. Это дико экзотические и быстрорастущие растения в нашей экономической теплице. Их привычки и подход к жизни сильно отличаются от всех нас, и если мы позволим им, то вскоре они перекроют нам воздух и свет.

99 процентам не мешало бы найти точки соприкосновения с большей частью 1 процента, насколько это возможно, так как мы нуждаемся друг в друге для защиты от угрозы олигархической верхушки. Чтобы попасть в 1% необходимо иметь 350000 долларов годового дохода или около 8 млн. долларов накоплений. На нижнем уровне 1% вы найдёте таких людей как успешные врачи, бухгалтеры, инженеры, юристы, вице-президенты компаний и хорошо оплачиваемые фигуры в СМИ.

Многие из этих обеспеченных людей поцелованы Госпожой Удачей, а многие упорно работают и хотят принести пользу своим сообществам. В прошлом эти граждане служили в советах музеев и культурных учреждений, и были активными и выдающимися фигурами в своих городах. Но теперь их отпихнули в сторону более высокопоставленные, влиятельные и богатые финансисты Уолл-Стрит и магнаты Силиконовой долины. Сидящие на дне «одного процента» купили себе отличные дома и выезжают по отпускам в экзотические места, но они не носятся повсюду на личных вертолётах или мегаяхтах. В таких дико дорогих городах как Нью-Йорк и Сан-Франциско нижняя часть 1% вообще не чувствует себя богатой. Большинство из них, на самом деле, не увеличивает своего богатства и боится скатиться по экономической лестнице. И у них есть причины для волнений.

Некоторые из нижней части 1% начинают понимать, что их естественные союзники сидят не наверху экономической лестницы. Они чувствуют, что 0,1% - закрытый гипер-элитный клуб, и бедная часть 1% не допускается туда. 0,1% резко обособился на неустойчивой вершине, и его доходы растут быстрее, чем у всех остальных. В отличие от других богачей, верхушка 1% использует все возможные налоговые уклонения – считается, что они практически ничего не платят Дяде Сэму. Их доходы поступают, в основном, за счёт прироста капитала, который облагается самыми низкими налогами.

Поскольку у них становится всё больше и больше денег, их бросающееся в глаза потребление не знает границ: они собирают массивные коллекции предметов искусства, строят роскошные дома и даже покрытые золотом бункеры для защиты на случай восстания. Многие из них не живут постоянно в одном городе, они скитаются от Нью-Йорка до Лондона, от Дубая до Каймановых островов, следуя за благоприятной погодой и налоговыми ставками.

Все знают, что 0,1% владеет сейчас почти таким же богатством как и 90% американцев. И это – только официальные цифры. Большая часть их богатства спрятана заграницей, в таких местах, где сложно подсчитать их накопления. Чтобы попасть в их закрытый клуб, необходимо начать с минимум 20 млн. долларов на банковском счёте, но и с этими деньгами олигархи будут считать вас нищим. Джордж Буш проник в этот клуб, он очень богат, но всё равно не попал в число самых высших господ второго «позолоченного века».

По мере продвижения на вершину олигархии, можно встретить таких персонажей как хэдж-фондовый миллиардер Стив Коэн, который купил для своего кабинета 14-футовую акулу в формальдегиде, которая символизирует его теневые махинации (его предыдущая фирма SAC Capital была закрыта федералами за инсайдерство). У Коэна не один особняк, у него их множество. Его основной дом за 23 млн. долларов в Гринвиче (Коннектикут) оснащён закрытой баскетбольной площадкой, стеклянным бассейном, катком для катания на коньках площадью 6700 кв. футов с машиной для выравнивания льда, полем для гольфа и частным художественным музеем. У него также есть пять других домов в одном только Нью-Йорке.

Такие люди как Коэн составляют большую часть олигархов, получивших свои богатства за счёт рабочих и государства. Они почти ничего не дают обществу, они лишь выкачивают деньги из наших школ и других учреждений и пользуются налоговыми лазейками, принятыми купленными политиками. Среди них можно встретить и таких генеральных банкиров как Джейми Даймон из JPMorgan Chase и корпоративных директоров с заоблачными зарплатами как республиканка Карли Фиорина, работавшая директором Hewlett Packard.

Раньше достаточно было стать миллиардером, чтобы вас включили в список 400 богачей Forbes – так было до 2006 года. Теперь не так. Наше нынешнее стадо жирных котов обгоняет своих коллег по «позолоченному веку», чтобы отхватить ещё больший кусок экономического пирога. Forbes пишет, что в 2014 году для попадания в этот клуб требовалось 1,55 млрд. долларов на банковском счёте. Это на 250 млн. долларов больше, чем в 2013 году. К 2015 году этот порог увеличился: Кэрол Дженкинс Барнетт, которая накопила своё богатство на магазинах Publix, со своими 1,69 млрд. долларов оказалась слишком бедной для списка Forbes.

И этот порог продолжает расти. В 2015 году самая богатая двадцатка владела большим богатством, чем половина американцев. В этой толпе: Марк Цукерберг из Facebook и Ларри Пейдж из Google, а также такие финансисты как Уоррен Баффетт и Джордж Сорос. Но ряды очень богатых больше не пополняются предпринимателями и даже финансистами, которые самостоятельно добились успеха. Список состоит из людей, которые накопили богатство благодаря нескольким десятилетиям регрессивной налоговой политики. И на вершине этой пирамиды сидят такие олигархи как Уолтоны и Кох. Это новая наследственная аристократия средств и власти.

Очень трудно выяснить, сколько самые богатые тратят на политиков, но очевидно, что большие вклады 0,1% очень важны. Раньше считалось, что миллиардеры делают пожертвования, а затем поднимают трубку и говорят, чего они хотят. Так сделал Джейми Даймон, когда захотел, вместе с другими банкирами, понизить ключевую роль Додд-Фрэнка до прежнего уровня. Они привыкли получать то, что хотят, а в первую очередь они хотят освободиться от налогов и государственного регулирования. Именно поэтому политики продолжают заявлять, что мизерная сумма социального обеспечения слишком велика, и что «мы не можем себе позволить» отправлять детей в колледж, не отягощая их долговой кабалой.

Теперь неравенство доходов и богатства в новой форме вернулось в политический процесс этой предвыборной гонки. Такие магнаты как Дональд Трамп покидают привычное закулисье, непосредственно выходя на политическую сцену. Мы входим в новую эру американской демократии, при которой 0,1% берёт на себя функции государственного управления и напрямую руководит нашими чиновниками. Берни Сандерс, который поднимает большой шум по поводу власти миллиардеров, нервирует 0,1%. Но он вряд ли сможет избавиться от этой власти, пока 99,9% не смогут объединиться для борьбы с общей угрозой.

Майк Н. – частный врач из Северной Каролины – входит в 1%, но не в 0,1%. «Растущее неравенство плохо для всех», - написал он мне. - «Я не верю, что это стабильность». Он считает себя таким же, как большинство остальных американцев, которые с трудом сводят концы с концами, потому что именно так протекла большая часть его жизни до внезапного недавнего обогащения. Он хочет приносить пользу обществу с помощью благотворительности и общественно-политической активности, и он верит, что «все должны иметь возможность получить образование и медицинские услуги». Майк Н. – именно тот человек, с кем 99% могут наладить сотрудничество.

Если мы не будем действовать смело и вместе для сокращения концентрации частного богатства, неравенство продолжит расти и богатство 0,1% продолжит увеличиваться, потому что прирост их капитала превышает увеличение зарплат и доходов, как написал Томас Пикетти в своей книге «Капитал в XXI веке». Они могут богатеть, просто сидя в кресле и ничего не делая. На самом деле, было бы намного лучше, если бы они просто сидели и ничего не делали, потому что все их дела заканчиваются дестабилизацией экономики.

И только введя серьёзные изменения в налоговую систему, мы сможем направить значительные средства в нашу экономику. Пока мы не сможем выступить против 0,1%, мы продолжим наблюдать уничтожение демократии и социального обеспечения, дестабилизацию экономики и других аспектов нашей личной и общественной жизни. Мы нуждаемся в нижней части 1%, если хотим построить достаточно сильное общественно-политическое движение.

http://antizoomby.livejournal.com/455800.html