В ночь на 19 апреля в Средиземном море, недалеко от побережья Ливии затонуло судно с гражданами Сирии, Эритреи, Сомали, Сьерра-Леоне и Сенегала. По данным управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, на борту находилось более 800 человек. Спасти удалось лишь 28. Еще обнаружено 24 мертвых тела.

Произошедшая трагедия ярко высветила и другую, куда более масштабную проблему. Точнее, огромный гордиев узел проблем, среди которых бизнес на переправке нелегалов является наименьшим из всех зол. Вопрос уже стоит по-дарвиновски жестко: или Европа возьмется за пулеметы или, максимум через пол сотни лет, она, какой мы ее знаем, прекратит свое существование.

Долгое время на вопрос миграции господствовала «либеральная точка зрения». Общее неуклонное старение европейцев является однозначно доказанным фактом. В 1950 году демографическая структура населения Европы выглядела так: дети (от 0 до 14 лет) — 24,9%; молодежь (15 — 24 года) — 15,8%; средний возраст (25 — 49 лет) — 35%; старшее поколение (50 — 64 года) — 15,2%; пожилые (65 — 79 лет) — 7,9%; старики (80+ лет) — 1,2%.

Через пол века, в 2000 году доля детей снизилась до 17,1%, молодежи — до 13%. Стало больше среднего возраста — 36,9%, старшего поколения — 17,2%, пожилых — 12,3% и стариков — 3,4%. Расчеты показывают, что сохранение текущей тенденции приведет к тому, что общая доля детей и молодежи к 2025 году сократится до 25%, к 2050-му ужмется еще больше, до 23%. В то время как доля пожилых и стариков составит 22,7% и 40,3% к 2025 и 2050 году соответственно.

Это значит, что в 2025 году на 31,1% трудоспособного населения (дети и молодежь в эту цифру не входят) будет приходиться 44% людей в возрасте 50+. А к 2050 году это соотношение составит вообще 28,2% на 48,8%. Т.е. на одного работника — два пенсионера.

Дело даже не в том, что действующая пенсионная система больше не сможет обеспечивать сбор и выплату пенсии старикам. И не в том, что начиная с 2025 года каждое последующее поколение пенсионеров станет беднее предыдущего. Куда важнее другое.

Такими темпами, к примеру, Германия имеет все шансы лет через сорок сократиться с нынешних 80,6 до примерно 59 млн. человек, а работников в ней станет на 25% меньше, чем сегодня. При сохранении текущего уровня рождаемости и без учёта иммиграции, население ЕС будет насчитывать 600 млн.

К 2050 году Европа потеряет столько жителей, сколько сейчас населяет Германию, Польшу, Данию, Норвегию, Швецию и Финляндию вместе взятые. В последний раз столь значительное сокращение европейского населения наблюдалось только во время эпидемии чумы в 1347-1352 гг.

Общее сокращение населения неизбежно обернется полной остановкой роста европейского ВВП с переходом к его неуклонному спаду. Чем меньше и беднее население, тем ниже его платежеспособность. Чем меньше спрос, тем меньше потребность в производстве. Причем, тут без разницы, кто дальше станет работать, люди или роботы. Чем меньше производство, тем выше безработица. Чем выше безработица, тем беднее население. Чем беднее население, тем ниже его платежеспособность.

Из представленной картины либералы видят выход исключительно в иммиграции. Статистика показывает, что за лучшей долей в основном едут люди среднего, т.е. самого трудоспособного возраста. Причем, в абсолютном большинстве случаев на новом месте они соглашаются работать дольше, интенсивнее и за меньшие деньги.

Плюс к тому, иммигранты, особенно нелегальные, значительно реже пользуются всякими социальными благами. Таким образом, за счет миграции представляется возможным поправить и демографию и европейскую экономику. У ЕС просто нет иного выбора, кроме как призвать к себе примерно 70 — 75 млн. иммигрантов.

Собственно, экономический эффект от миграции в Европе ощущается уже сегодня. Например, во Франции, показавшей 1,5% роста ВВП, мигрантами являются 25% строителей и не менее 30% рабочих на автозаводах. Мигрантом является каждый второй шахтер в Бельгии.

Благодаря мобильности населения ВВП ЕС вырос на 0,3% или 30 млрд. долларов. За 2001 — 2011 год чистая прибыль «от приезжающих рабочих» в Великобритании достигла 22,1 млрд. фунтов стерлингов. Некоторые специалисты утверждают, что ВВП Франции, Германии и Великобритании уже минимум на 5 — 7% формируется исключительно за счет труда мигрантов. По мнению либералов это важно в первую очередь потому, что на обеспечение пенсий страны ЕС в целом уже расходуют примерно 7,1% ВВП.

Формально все это действительно так. Если бы не одно но. Идея спасения Европы за счет миграции основана на постулате культурной и этнической абсорбции. Считается, что через одно, максимум — два поколения «понаехавшие» турки, сирийцы, египтяне, ливийцы, поляки, литовцы, латыши, украинцы, русские, индусы с китайцами, переплавятся в немцев, французов, британцев, австрийцев, испанцев с итальянцами.

До недавнего времени оно примерно так и было. Но примерно с начала нулевых годов этот механизм сломался. Поляки, литовцы или там украинцы худо бедно в немцев или французов переплавляются, а вот все остальные — уже нет.

Плавильный котел народов Европы перестал работать. Подтверждением тому является официальный переход Евросоюза на политику мультикультурализма. Которая фактически обернулась окончательной остановкой культурной абсорбции и формированию обширных этнических анклавов европейских странах.

По данным различных организаций, всего мигрантов в Европе от 15 до 25 млн. человек. Наибольшее их число во Франции (до 8 млн. человек, 9% населения), в Германии (от 3 до 3,5 млн., 4%), в Великобритании (3,3 млн., 4%), в Нидерландах (1 млн., 5%). Это легальных. Потому что сколько-нибудь точного учета нелегалов в Евросоюзе не существует. По косвенным официальным оценкам, их численность достигает еще до 20 млн.

А самое главное, что приводимая либералами экономическая статистика, скажем так, не совсем верна. Да, в той же Великобритании эмигранты приносят экономике на 32% больше денег, чем государство тратит на них через социальные программы.

С нелегалами дело обстоит сильно иначе. Даже в самом лучшем случае, даже после того, как в расчет европейского ВВП стали включать доходы от контрабанды и проституции, труд нелегальных мигрантов дает экономике денег едва на 1 — 1,5% больше, чем из нее забирает.

Если учесть, что статистический «шум», т.е. погрешность расчетов, сама по себе может достигать 2%, а также факт экспертности самих этих оценок, то можно с уверенностью заключить: труд нелегалов для европейской экономики прямо убыточен.

Самим фактом своего существования, а также в виду согласия работать больше, дольше и за меньшие деньги, нелегалы понижают уровень оплаты труда легальных, в том числе местных, работников. В отраслях, с высокой долей низкой квалификации, как, например, среди шахтеров или младшего технического персонала морских буровых платформ, это давление уже сократило легальные зарплаты более чем на 27%.

Получается так, что нелегалы выгодны корпорациям, но разрушительны для общей экономики государства и общества. В особенности остро эта проблема стоит в странах Южной Европы, где уровень промышленного развития ниже.

В связи с чем формируется самая главная и серьезная проблема. Это лет 30 назад в Европу уезжали прежде всего наиболее образованные и талантливые. Вот уже более 10 лет основной поток миграции в Евросоюз идет из Северной Африки и Ближнего Востока.

Трагедия, с которой началась эта статья, является лишь самой верхушкой айсберга. Это те, кто попался, о ком узнали. Но по мимо них, через Италию, Грецию, Гибралтар и Испанию в Европу ежегодно проникает более 300 тысяч нелегалов. Это помимо примерно 20 — 40 тыс. турков и пакистанцев.

В абсолютном большинстве это нищие, неграмотные и совершенно не желающие культурно ассимилироваться люди. Более того, все они являются выходцами из исламских государств, что формирует еще и острейшую религиозную проблему. Если сами европейцы давно не проявляют уважения к своей религии и своим культурным ценностям, к своему государству, обществу и институту семьи, наивно ожидать, что к европейской культуре уважение будут проявлять эти мигранты.

Они стремятся в Европу исключительно за деньгами. По сравнению с естественным уровнем жизни, скажем, в Сьерра-Леоне или Уганде, даже четверть от европейской зарплаты это огромные деньги. По местным меркам, копеечные социальные пособия являются богатством, на которое можно жить на много лучше, чем у себя в стране.

Жизнью в европейской нищете беженца из Сомали или Эритреии уж точно не испугать. И даже если они попадаются, по европейским нормам на период содержания в лагере до решения миграционных властей, каждому мигранту положена выплата в 400 евро в месяц.

Этого им хватает не только на отправку большей части денег домой родственникам, но и на вполне нормальное существование в лагере до очередного платежа. Потому они в Европу бежали, бегут и будут бежать. На чем угодно. На дырявых перегруженных лоханях. На надувных лодках. Да хоть на плотах.

А Европа на борьбу с ними с каждым годом тратит все больше и больше денег. Так, к примеру, только на обустройство лагерей временного содержания Италия выделила более 200 млн. евро, а общие расходы ЕС на борьбу с нелегальной миграцией уже достигли примерно 2,4 млрд евро в год.

Кстати, с этими деньгами возникает еще одна проблема. Согласно европейским нормам, возиться с мигрантами, в том числе финансово, должна та страна, в которой их задержали или в которой они подали документы на разрешение на пребывание. В связи с чем основная денежная нагрузка ложится на Грецию, Испанию и Италию, страны с и без того стагнирующей экономикой.

В частности, постоянные значительные расходы на мигрантов являются одной из основных причин того, что Италия уже пятый год подряд не может выбраться из экономического кризиса. Это порождает в Южной Европе обострение центробежных тенденций. Тем более усиливающихся в виду публичных заявлений Великобритании о намерении закрыть свои границы для мигрантов. Хотя их туда добирается куда меньше, чем тот вал, который накрывает Италию.

С каждым годом проблема приобретает большую остроту. А недавняя трагедия вообще стала причиной предстоящей экстренной встречу министров стран ЕС, посвященной поиску способов борьбы с притоком мигрантов. Что они там в будущий четверг нарешают — не ясно, но весьма сомнительно, чтобы у них вышло что-то путное.

Это видно хотя бы из характера приказов, получаемых командирами итальянских и греческих патрульных судов в Средиземном море. Которые так толком и не знают, каким именно образом они должны «препятствовать попыткам нелегальной миграции», но при этом «предотвращать трагедию на воде и оказывать помощь терпящим бедствие на море».

Нахождение 800 пассажиров на лохани, технически рассчитанной максимум на 130 человек это уже само по себе бедствие! А ведь бывают случаи, когда контрабандисты с этих суденышек еще пытаются отстреливаться! Тем более что, по мере разрастания хаоса на Ближнем Востоке, увеличивается и количество всевозможного огнестрельного оружия в руках «гражданского населения». В ноябре прошлого года греческий патрульный катер вообще был обстрелян из гранатометов.

В общем, получается так, что это миграционное цунами имеет все шансы в ближайшие полтора десятка лет смыть Единую Европу. Полностью. Во всяком случае, в том виде, в каком мы привыкли ее видеть и воспринимать. На успешное восстановление работы европейского плавильного котла, тем более, на его значительное раскочегаривание в рамках господствующей сейчас на Континенте либеральной модели мышления надежды нет.

Политики говорят много громких и красивых слов, но в реальности и сами не знают, что делать. Пока они соревнуются в риторике, доля оседающих в Европе, но не желающих европиезироваться мигрантов растет. Это пока они еще не выдвигают политических требований. Когда их число достигнет 10 — 15% ситуация изменится кардинально. И тогда название одного фантастического романа — Мечеть Парижской Богоматери — имеет все шансы стать явью.

Реакция европейцев на происходящее присутствует. В ряде стран, например, во Франции и Швейцарии, местная политическая элита все больше «склоняется вправо». Наиболее резкие деятели даже не прочь прибегнуть «к пулеметам». Пока не буквально конечно.

Всего лишь категорически ужесточить законы, а то и вообще выйти из ЕС. Британцы, к примеру, в 2017 году намерены провести по этому вопросу национальный референдум вполне официально. Но, как говорится, чем черт не шутит. Как еще командир патрульного корвета в море может «не позволить» лохани с нелегалами продолжить плыть в сторону Европы?

Однако скорее всего время эффективных решений проблемы уже окончательно упущено. Ни идейно, ни психологически к решительным и очень непопулярным действиям Европа больше не готова. Так что самым вероятным исходом выглядит бегство европейских стран из ЕС с закрытием собственных границ.

Северо-западная Европа (Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Австрия и Люксембург) в этом случае имеет неплохие шансы устоять. Или хотя бы продлить свою агонию на достаточно продолжительное время. Но Южную Европу гарантированно «смоет».

http://alex-leshy.livejournal.com/513163.html