Как бы США ни хотели смены режима в Иране, пока что это у них не получается, а силовое решение уже и не рассматривается. Вашингтон и так запутался в многочисленных конфликтах на Ближнем Востоке, которые он сам же и создал: войны в Ираке, Сирии, Ливии, Йемене, нестабильность в Египте и Тунисе, быстрое распространение терроризма в регионе. В этих условиях американцы вынуждены продолжать переговоры по ИЯП и даже периодически делать оптимистические заявления.

Более того, де-факто США позволили Ирану играть основную роль по уничтожению ИГ в Ираке, закрыв глаза на участие спецподразделений КСИР в нынешнем контрнаступлении иракской армии на Тикрит. А тут еще 17 марта из уст госсекретаря Джон Керри прозвучало чуть ли не миролюбивое заявление в адрес Башара Асада. Тем самым Вашингтон пытается «отбить» Иран и те арабские страны, которые находятся в зоне влияния Тегерана (Ирак, Сирия, Йемен), у России, чтобы подкрепить свою агрессивную линию против Москвы на Западе – через Украину и страны Балтии – еще и натиском по всем направлениям с юга – Ближнего Востока. А Ирану отводится в этом ключевая роль. Чтобы все стало на свои места, достаточно проанализировать последствия возможного перехода ИРИ в американскую орбиту.

Военный фактор

Иран играет весьма чувствительную роль с точки зрения обороноспособности России на южных рубежах, прежде всего на кавказском и центральноазиатском направлениях. И что особенно важно – на Каспии. Сейчас Каспийское море – это «внутреннее озеро» прикаспийских государств, которые выстраивают свои отношения в духе добрососедства. Поэтому ни России, ни другим государствам этого региона нет необходимости держать там мощные военно-морские силы. Однако, если ИРИ перейдет в орбиту влияния США, то вскоре на южном побережье Каспийского моря могут появиться американские военные базы, как военно-морские, так и военно-воздушные. А это – прямая угроза Поволжью и Северному Кавказу. России придется существенно наращивать там войсковую группировку и создавать полноценный военно-морской флот, выстраивать заново систему ПВО и т.д. К тому же, американцы начнут интриговать с другими прикаспийскими странами – Азербайджаном, Казахстаном и Туркменистаном, которым тоже придется укреплять свою прибрежную военную инфраструктуру, что приведет к гонке вооружений.

Кроме того, с территории Ирана американские спецслужбы начнут засылать на Северный Кавказ боевиков радикальных исламистских организаций типа ИГИЛ или «Джабгат ан-Нусра», создадут на иранской территории лагеря по подготовке диверсантов и террористов, имеющих российские паспорта, для проведения подрывных действий на территории РФ, прежде всего в целях разжигания сепаратизма, радикализма и национализма в мусульманских регионах Северного Кавказа и Поволжья. Они станут мощнейшей частью «пятой колонны», создаваемой Вашингтоном для совершения «цветной революции» в России и последующего развала нашей страны на несколько частей, как это уже случилось в свое время с СССР. Уже сейчас в Америке раздаются голоса о том, что после 1991 года надо было пойти дальше − заодно развалить и Российскую Федерацию.

Энергетический фактор

Не менее опасными являются последствия потери Ирана Россией и в энергетической сфере. Возможно, они даже более опасны для нашего выживания, чем военные факторы. Уже сейчас заметно, насколько болезненно мы переносим итоги ценового сговора США с Саудовской Аравией по нефти. Российская экономика в минусе, курс рубля упал почти вдвое, цены выросли более чем в 1,5 раза, бюджет трещит по швам. А теперь нужно представить, что случится, если к американо-саудовскому сговору присоединится Иран, обладающий крупнейшими запасами нефти и газа. Цены на нефть могут упасть до 25-30 долларов за баррель. Ясно, что при таком развитии ситуации экономика РФ, если вообще не развалится, то народу придется переходить на такой режим экономии, который может быть только в условиях блокадно-военного времени. Вряд ли это понравится населению. И тогда социальные последствия могут стать таковыми, что власти столкнутся с массовыми протестами. И не стоит сомневаться, что этим воспользуется «пятая колонна» и так называемые лидеры либеральная толка.

Но гораздо более опасным является газовый вопрос и иранские возможности в газовой сфере. На Западе всерьез думают над тем, как заменить российский газ иранским. Для этого нужно снять санкции с Ирана, что должно произойти после подписания соглашения по ИЯП, вложить инвестиции в газовые месторождения ИРИ и проложить магистральный газопровод от месторождения Южный Парс через Ирак и Сирию (либо по дну Персидского залива через Саудовскую Аравию и Сирию, что существенно короче) в Южную Европу. В «трубу» пойдет также катарский газ с Северного месторождения. Этот проект уже существует, но не может быть реализован из-за войны в Сирии и независимого курса Ирана.

Однако США, судя по их последним шагам, готовы пойти на прекращение сирийского конфликта, что откроет дорогу для строительства этого газопровода. Иранские и катарские запасы газа достаточны для того, чтобы по нему прокачивать более 80 млрд. куб. м в год. То есть надобность Южной Европы в российском газе полностью отпадет. И тогда не нужен европейцам ни Южный, ни Турецкий поток. Себестоимость иранского и катарского газа существенно ниже. На строительство этого магистрального газопровода уйдет, по расчетам, 1,5 -2 года. Сокращение доходов российского бюджета от газового экспорта в ЕС вдвое из-за утраты южного направления будет означать катастрофу для нашей экономики. Возможно, такого масштаба, что экономика РФ ее не переживет. О геополитическом результате и говорить не приходится: газовый фактор является во многом ключевым при оказании воздействия на ЕС.

Экономический фактор

Иран  как был для России перспективным партнером, так таковым и остается. В российском понимании Иран вечно будет находиться где-то рядом, от него вроде бы вреда никакого нет, но и от дружбы с ним нет никакого проку. Подавляющее большинство (72%) иранцев считают, что Россия всегда использовала Иран как разменную монету, еще печальнее то, что 83% иранцев считают, что в трудную минуту никак нельзя рассчитывать на Россию, подведет. И в доказательство своих слов они сходу могут привести десятки аргументов. Действительно, в своей новейшей истории, Россия, в зависимости от конъюнктуры, иногда общалась с Ираном, а чаще его игнорировала.

Такое ощущение, что российские чиновники думают, что Иран в режиме санкций будет находиться вечно. По их мнению, куда он денется? Когда захотим, активизируем с ним отношения, и то для того, чтобы кому-то «насолить», а когда захотим, оставим все как есть. Самый свежий пример: подписано соглашение по формуле «нефть в обмен на промышленные товары» на сумму 20 млрд. долл., но российская сторона тянет с его выполнением.

Если проявить политическую волю, то объем ежегодного товарооборота между РФ и ИРИ можно быстро довести до 25-30 млрд. долл. вместо нынешних 961 млн. долл. Кое-какое движение наблюдается в сфере мирного атома. Редким примером нашей гордости в двухсторонних отношениях является то, что  АЭС в Бушере уже работает. Скоро там начнется сооружение второго блока с двумя реакторами. Существует также проект Южного транспортного коридора, который призван сократить путь из Северо-Западной и Западной Европы в Индию и Китай через территорию РФ и ИРИ в два раза по сравнению с нынешними морскими маршрутами вокруг Африки или через Суэцкий канал. Но о нем, похоже, совсем забыли, хотя еще в середине 90-х годов он активно прорабатывался.

Российские компании могли бы принять самое активное участие в разработке иранских газовых и нефтяных месторождений, но почему-то не хотят инвестировать свои средства в это, что с радостью сделают западные энергетические корпорации. Большие возможности есть в сфере транспорта, модернизации железных дорог, создании электрогенерирующих мощностей, оптиковолоконной связи и т.д. Но все это стоит без движения. Создается впечатление, что российские компании не идут в Иран, чтобы оставить вышеупомянутые сферы сотрудничества своим западным конкурентам. А уж если Тегеран станет партнером Запада, то России придется «чесать репу» и забыть о том, что можно было бы заработать на сотрудничестве с ИРИ десятки и сотни миллиардов долларов.

Внешнеполитичеcкий фактор

Переориентация Ирана на США и ЕС означала бы коренной перелом ситуации на Ближнем и Среднем Востоке и в сопредельных регионах, включая Центральную Азию и Южный Кавказ. Уже сейчас неоспоримо влияние Тегерана в Ираке, Сирии, Йемене и ряде других арабских стран. И нет никаких сомнений в том, что уходя в орбиту влияния США Тегеран постарается увести за собой и эти государства. А это будет означать снижение возможностей партнерства с ними России. То есть Москва потеряет своих основных союзников на Ближнем Востоке. Причем со многими из них сейчас развиваются не только торгово-экономические связи, но и ВТС, приносящее большие прибыли. К сожалению, приходится констатировать, что в этом случае России в этом регионе практически не будет. А ее роль, которая и сейчас не так уж велика, станет близкой к нулю.

Другой аспект – возможность использования потенциала Ирана в таких международных и региональных организациях как ШОС и БРИКС. Вхождение в них ИРИ существенно бы усилило их и ослабило возможности и агрессивный натиск проамериканских структур, включая НАТО. Если же Тегеран сменит внешнеполитическую ориентацию на прозападную, то у Запада появится доступ к его внешнеполитическому потенциалу, который, в свою очередь, существенно ослабит потенциал ШОС и БРИКС. А в целом на южных рубежах России окажутся такие мощные страны проамериканской ориентации как Саудовская Аравия, Ирак, Иран, не говоря уже о натовской Турции. Их общий потенциал сам по себе, даже без США, представляет собой огромную силу, оказывающую самое серьезное влияние на геополитические процессы, происходящие вокруг России или затрагивающие ее интересы.

Обама опережает Москву и делает важный шаг навстречу Ирану

Главное сейчас состоит в том, что ни у кого не должно быть сомнений в том, что Барак Обама пытается радикально изменить свою политику на Ближнем Востоке. Лишним подтверждением этому стало то, что 19 марта президент США сделал два громких дипломатических заявления. Во-первых, Президент Обама позвонил Нетаньяху якобы для того, чтобы поздравить его с победой на досрочных парламентских выборах. Однако разговор получился тяжелым. Американский президент выразил серьезное недовольство политикой Израиля и Нетаньяху как премьер-министра этой страны.

Президент Обама заявил, что поддерживает создание палестинского государства в ответ на то, что Нетаньяхну сказал, что не допустит этого. Кроме того, Обама сообщил, что США готовы к соглашению с Ираном по ядерной программе. Во-вторых,он специально обратился к лидеру и гражданам Ирана, предложив им мирные договоренности и межгосударственное сотрудничество. Таким образом, можно сделать вывод, что президент США пытается поменять вектор политики Вашингтона в свете изменения ситуации на Ближнем Востоке.

Барак Обама, поздравляя народ Ирана с Наврузом, назвал иранцев «потомками древней цивилизации». Он выразил надежду на скорейшее решение по ИЯП. «Последующие дни и недели будут критически важными. Наши переговорщики добились прогресса, но лакуны остаются. В обеих наших странах и за их пределами остаются люди, которые выступают против дипломатического решения. Я хочу сообщить вам, народу Ирана, что вместе мы можем открыто добиваться будущего, которое нужно нам», − заявил Обама.

«Если иранские лидеры могут согласиться на разумные договоренности, это может привести к новому пути − пути растущих возможностей для иранского народа. Больше торговли, связей с миром. Больше иностранных инвестиций и рабочих мест, в том числе для молодых иранцев. Больше культурных обменов и шансов для иранских студентов путешествовать за границей. Больше партнерства в таких областях, как наука, технологии и инновации», − добавил он.

Яснее не бывает. Обама предложил Тегерану сделку по ИЯП в обмен на снятие санкций и западные инвестиции в иранскую экономику. Странно, что подобное поздравление не направил российский лидер. Видимо, его эксперты по Ирану не отслеживают такие вещи. Зато теперь можно констатировать, судя по реакции простых иранцев на слова президента США – счет стал 1:0 в пользу Вашингтона. Москва стала проигрывать.

Другое дело – дадут ли республиканцы и Израиль Обаме возможность реализовать курс на разворот политики США в регионе. Скорее всего нет. Ведь американский президент – «хромая утка», и править ему осталось совсем недолго. Но России явно следует поучиться искусству дипломатии Обамы, который использовал праздничные чувства иранского народа для того, чтобы направить крайне важное послание, способное повлиять на внешнюю политику Ирана.

*************

Конечно, все это пока что возможный сценарий, но с каждым днем он становится все реальнее. Иран сопротивляется американскому натиску, но вечно находиться в режиме санкций не собирается. Ослабить воздействие санкций или вообще их разрушить могла бы Россия, выйдя из них в одностороннем порядке. За ней, наверняка последовал бы и Китай. Но Москва по каким-то причинам не делает этого и не демонстрирует активности по поддержке Ирана в его противодействии политике США.

Хочется верить, что стратеги российской политики в отношении Ирана понимают, чем грозит России потеря этой страны и ее переход в орбиту Вашингтона. И надо всерьез воспринимать заявления американских деятелей, в частности заявление госсекретаря Дж. Керри от 18 марта о том, что на переговорах с Тегераном достигнут значительный прогресс, и уж тем более послание президента Обамы иранскому народу 19 марта. Это должно сильно насторожить Москву и подтолкнуть наконец к реальным шагам на иранском направлении.

http://vk.cc/3BV6wM