Нефть – не столь уж мощное оружие против современной России, как можно было бы подумать.

Утверждать, что резкое падение цен на нефть покончит с Россией точно так же, как с Советским Союзом – пишет Амброуз Эванс-Притчард  в Daily Telegraph – означает забыть, насколько далеко ушла Россия от тех мрачных времён.

Действительно, СССР не смог справится с падением доходов от нефти, а Саудовской Аравии приписывают, что она помогла развалить бывшую империю, резко нарастив производство нефти с 2 миллионов до 10 миллионов баррелей в день в 1985 году.

И санкции могли бы осложнить России доступ к западным «ноу-хау», и в итоге повлиять на российское производство нефти.

Но это только в том случае, если бы они длились много лет – что сомнительно, учитывая, какую цену ЕС платит уже сейчас. Сокращение глобальных поставок нефти – и более сильный глобальный рост – вероятно, за это время перестроит баланс нефтяного рынка.

Мерой улучшенных перспектив России служит то, что население её растёт впервые после 1992-го. На деле вопреки санкциям российские финансы теперь выглядят весьма стабильно.

У России только около $678 миллиардов внешнего долга, который она энергично выплачивает, снизив с $732 миллиардов на конец 2013 года. (Внешний долг США превысил $6 триллионов, и продолжает расти). У России текущий высочайший бюджетный профицит и положительный баланс выплат. И она обходит доллар с помощью торговых соглашений. Даже после расходов в $60 миллиардов поддержки компаниям, нуждавшимся в долларовой ликвидности, у России около $375 миллиардов валютных резервов.

Хотя рост ВВП замедлился с 2012 с мощных 4,25%, он, по-видимому, удержится на отметке в 1%, что не хуже, чем в 2013-м.

Возмущённый возможным отключением от системы СВИФТ, которая помогает проводить международный финансовые транзакции, Путин приказал Центральному Банку России в качестве альтернативы развивать собственную национальную платёжную систему.

Кроме того, существует проект «Двойной Орёл», который даст возможность торговым партнёрам исчислять цену нефти в золоте. Это позволит потребителям уйти от доллара (и евро) и вести дела в чем-то физическом и более существенном, чем бумажные деньги – что нации-партнёры России по БРИКС (Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка) только приветствуют.

Так что, вероятно, в «безрассудстве» Путина есть система. Россия не только существенно увеличила производство золота, но и наращивает его запасы, удвоив свои резервы с 2008 по 2014 год.

Действительно, бюджет страны был основан на цене нефти $96 за баррель. При падении цен ниже $70, это определенно больно бьет по стране. Но Россия выживет. Она каким-нибудь образом уменьшит расходы. И уже получает рост товарооборота из-за падения рубля – курс которого по отношению к доллару снизился на 25% с конца сентября – поскольку это помогает компенсировать потери доходов из-за дешевеющей нефти.

Российские нефтяные компании зарабатывают доллары за границей за свой экспорт, но тратят внутри страны рубли. Это значит, что их получаемые бюджеты остаются не затронуты и, кроме того, гарантирует, что правительственные налоговые поступления резко не упадут. Производство в действительности выросло в сентябре до 10,6 миллионов баррелей в день, что близко к самым высоким месячным показателям после развала Советского Союза. 8 миллионов баррелей ежедневного российского экспорта дают 15% всего нефтяного объема на мировых рынках.

По иронии судьбы санкции Обамы будут иметь худшие последствия для Соединённых Штатов, если Россия нарастит производство ради того, чтобы увеличить доходы, а это приведет к ещё большему падению цен на нефть. И одной из первых жертв этого станет сланцевая индустрия США. Американские операции по гидроразрыву пласта – намного более дорогие, чем традиционное российское (или саудовское) бурение – начинают становиться экономически невыгодными при ценах на сырую нефть ниже $70 за баррель. Если цена упадет до $60, многие нетрадиционные скважины США будут вынуждены закрыться, и импорт снова вырастет.

США ресурсы

Пределы рентабельности месторождений сланцевой нефти в США

Таким образом, снижение нефтяных цен угрожает американской энергетической независимости и скорее стимулирует, чем ослабляет Россию.

В то же время Россия наращивает изыскательские работы и развитие инфраструктуры. Не так давно Путин подписал 25-летнее нефтяное соглашение с Китаем, включающее строительство совершенно нового 3000-мильного трубопровода. И отправляет в Арктику флот атомных ледоколов, чтобы контролировать больше ресурсов, прикрывая их развёртыванием войск.

Пока американцы рассчитывают, сколько долларов сегодня они сэкономят на бензине и рождественских подарках, Путин подсчитывает миллиарды, которые он получит, когда цена на нефть восстановится.

Нынешнее сражение Россия может быть проигрывает, а может быть и нет. Но не важно, что там воображает Эванс-Притчард, Путин точно не намерен проиграть войну: на самом деле, он – единственный, кто действительно понимает, какова окончательная награда за победу.

Как проясняется в моей новой книге «Холодок войны», геополитика энергоносителей – в особенности схватка между США и Россией – единственный смысл событий, происходящих в сегодняшнем мире.

Путин не собирается напрягаться, чтобы победить в состязании, и нет смысла ставить на это. Не впервой его задевают, и он платит той же монетой, становясь сильнее.

http://polismi.ru/ekonomika/energeticheskaya-sverkhderzhava/912-rossiyu-ne-trevozhit-padenie-tsen-na-neft.html