Бархатная революция — это тот весьма продолжительный процесс, в результате коего был уничтожен Советский Союз и рухнул весь социалистический блок. Защитить СССР не смогли баллистические ракеты, тысячи танков и боевых самолетов, атомные субмарины и орбитальные спутники. Многомиллионная КПСС, всемогущий КГБ, тотальный идеологический контроль СМИ, «железный занавес» — все это не удержало советское государство от полного разгрома.

Сегодня РФ еще более уязвима перед цветными революциями, закручивание гаек, фальсификация выборов и массированная телепропаганда не способны спасти кремлевский режим в том случае, если «вашингтонский обком» решит сменить своих марионеток. Это не вопрос принципа, а лишь вопрос технологий.

В первые послевоенные годы Запад делал ставку на вооруженную конфронтацию с СССР. Это сейчас гонку вооружений недалекие политологи объясняют стремлением экономически разгромить СССР, втянув его в непосильное соревнование. На самом же деле англосаксы судорожно стремились получить решающее военное преимущество над противником, чтобы реализовать его в ходе массированной атаки. Но по факту Запад гонку вооружений проиграл — он не только не получил преимущества, но бурное развитие ракетной техники впервые сделало территорию США уязвимой для внешнего противника, а старушка-Европа в случае начала горячего конфликта вообще была обречена — она превратилась бы в большое атомное пепелище.

Судя по рассекреченным документам, даже в начале Холодной войны возможность военного вторжения на территорию СССР рассматривалась лишь при условии предварительного проведения массированной пропагандистской и политической работы по обеспечению сил вторжения. Примечательно, что широко разрекламированная фальшивка «плана Даллеса» — «Директива 2001», датированная декабрем 1945 г. как бы маскирует реальную директиву Совета национальной безопасности США 20/1 «Цели США в отношении России» от 18 августа 1948 г. (NSC 20\1). В ней довольно сухо, но откровенно излагается стратегия, способная принести Америке победу над СССР в Третьей мировой войне.

В NSC 20\1 заокеанские стратеги еще отдают приоритет войне горячей, но не стоит забывать, что в то время США обладали ядерным оружием, а СССР еще нет, и потому янки могли себе позволить милитаристский гонор: «Война с СССР не неизбежна, но весьма вероятна», — утверждают авторы документа, но «…оккупация и установление военного оккупационного режима на всей территории СССР не представляются желательными и практически достижимыми…».

Методам психологического подавления противника отводят вспомогательное действие, да и вообще разработчики проекта крайне скептически относятся к тому, что победителям удастся найти в СССР «демократически настроенных политических лидеров» для укомплектования кадров оккупационной администрации, либо внедрить «идеалы демократии» в массовое сознание в течение «исторически короткого промежутка времени».

Ситуация выглядит весьма пессимистично: оккупировать одну шестую часть суши не представляется возможным, а надежных союзников внутри СССР нет. Соответственно, единственная возможность победить Советский Союз в войне, которая уже шла третий год — разложить советское общество изнутри так, чтобы создать почву для произрастания коллаборационистских и сепаратистских движений. Вероятность победы Запада в открытом вооруженном противостоянии с советской системой после создания в СССР атомной бомбы и достижения ядерного паритета становилась все более призрачной. Провалы в Корее, на Кубе и, особенно, во Вьетнаме со всей очевидностью продемонстрировали неспособность США силой оружия задавить прокоммунистические режимы в странах Третьего мира.

1956—1957 гг. — рубежное время Холодной войны. Именно после начала Хрущевым антисталинской кампании, когда мировое коммунистическое движение было ввергнуто в тяжелейший кризис, вражеские спецслужбы поменяли не просто тактику, а саму стратегию борьбы. Запад (читай — США), окончательно отказавшись от планов прямой агрессии против стран социалистического блока, сделал ставку на своих союзников в правящих элитах соцлагеря. «В мае 1948 г. для проведения тайных операций в ЦРУ создается Управление координации политики (УКП). Интересная деталь: если в 1949 г. в УКП были 302 сотрудника, то в 1952 г. 2812 человек трудились только в его вашингтонской штаб-квартире, не считая 3142 сотрудников, работавших за границей. Бюджет УКП увеличился с 5 млн. долларов в 1949 г. до 82 млн. долларов в 1952 г., поглощая львиную часть средств, ассигновывавшихся для работы ЦРУ». (Олег Хлобустов, «Еще раз о «пресловутом плане Даллеса»).

Западу просто не оставалось другого выбора, кроме как действовать против Советского Союза иным оружием — консциентальным. Понятие это вошло в широкий обиход уже после нашего поражения в Холодной войне, и означает оружие, поражающее сознание (от лат. сonscient — сознание). Впрочем, нельзя считать, что консциентальное оружие придумано недавно. О его большой роли говорил еще Наполеон: «Четыре газеты смогут причинить врагу больше зла, чем стотысячная армия». В минувшем веке Гитлер уже придавал пропагандистским операциям по подрыву боевого духа противника стратегическое значение.

Захват Чехословакии без единого выстрела — вот высший успех новой военной доктрины. Да, Запад сдал чехословаков Гитлеру, но что же парализовало волю самих чехов к сопротивлению? Албанцы были несравнимо слабее их, однако они отчаянно сражались с итальянцами и немцами непрерывно всю войну. Словаки же подняли восстание только осенью 1944 г., а чехи прониклись решимостью серьезно побороться с оккупантами вообще лишь после взятия русскими Берлина в мае 1945 г. Бессмысленно объяснять это соотношением сил или иными объективными факторами, дело именно в сознании: «культурные» чехи безропотно признавали над собой превосходство высшей германской расы, а «отсталые» албанцы — нет.

Чтобы воздействовать на сознание противника, надо контактировать с ним. Ситуация, когда социалистический лагерь представлял собой осажденную крепость, не очень-то располагала к доверительным контактам. Именно поэтому уже в 1948 г. разработчики NSC 20\1 предлагают навязать своему противнику систему внешнеполитических отношений, которую можно выразить в следующих тезисах:

мирное сосуществование двух систем;

разрядка напряженности;

расширение культурных контактов;

международное сотрудничество;

невмешательство во внутренние дела;

общечеловеческие ценности;

права человека;

толерантность;

прогресс.

Дело, конечно, не в лозунгах, а в том, что в этой упаковке нам навязывались совершенно чуждые ценности. К тому же вышеозначенные принципы являются ловкой словесной манипуляцией. Например, если требуется вмешаться во внутренние дела суверенной страны, то можно сделать это под маркой защиты прав человека. Если хотите ограбить ее, то надо побольше трещать о расширении международного сотрудничества. Главное, чаще произносить красивые и ничего не значащие слова, с которыми никто не захочет спорить, и которые действуют на противника, словно гипноз. Одним из активных агентов влияния Запада в нашей стране был академик Сахаров. Такое впечатление, что конспекты его речей готовились заокеанскими специалистами по психологической войне:

«Мир, прогресс, права человека — эти цели неразрывно связаны, нельзя достигнуть какой-либо одной из них, пренебрегая другими.

…Сегодня мы должны бороться за каждого человека в отдельности против каждого случая несправедливости, нарушения прав человека — от этого зависит слишком многое в нашем будущем» (Нобелевская лекция «Мир, прогресс, права человека», 1975 г.).

Постсталинское руководство СССР с готовностью проглотило наживку Запада, и чем более оно пыталось следовать предложенным им правилам игры, тем уязвимее становился коммунистический мир. Воздействовать напрямую на сознание советских людей никто, разумеется, мистерам не мог позволить, и те ограничивались лишь трансляцией радиоголосов да заброской диссидентской литературы. Но если не пускают в дверь, они лезут в форточку. Ареной ожесточенного консциентального сражения становится Восточная Европа — события в Германии, Венгрии, Чехословакии, Польше в 50-60-х годах — звенья одной цепи. Это разведка боем. В Венгрии основная ставка еще делалась на традиционные методы государственного переворота — вооруженное восстание, на свержение режима, ослабленного хрущевской оттепелью, снизу, для чего в Австрии были созданы специальные лагеря для подготовки боевиков, оттуда же поступало оружие и подрывная литература. В Чехословакии методы были уже куда более тонкими — там революция осуществлялась сверху. Хотя успехи ее тоже были относительными, пражские события 1968 г. показали Западу, что курс на разложение коммунистических режимов изнутри выбран верно.

Самое слабое звено социалистической системы было найдено нашим противником безошибочно — Польша! Именно в ПНР был обкатан в боевых условиях весь арсенал консциентального оружия. Там прошли испытания все известные нам сегодня тактические приемы и методы «бархатных» революций: от создания микроскопических диссидентских группочек до сколачивания массовых народных фронтов; от организации кустарных подпольных типографий до массированных пропагандистских атак с использованием миллионных тиражей сотен легальных изданий. План действий был гениально прост: сначала развернуть Польшу лицом к Западу в культурном отношении, благо, колоссальный авторитет католической церкви (напомню, что папой римским был поляк) создавал удобное средство коммуникации.

Далее на Польшу накидывают удавку «бескорыстной» экономической помощи и льготных кредитов. Западный капитал предложил полякам «бесплатный сыр»: давайте мы дадим вам кредиты, на которые построим в Польше современные предприятия, откроем вам свои рынки, вы продадите товары нам и таким образом вернете долги. На деле все оказалось не так радужно. Во-первых, производства, построенные в Польше, оказались не такими уж и современными. Во-вторых, заточены они были под западные материалы, и комплектующие, которые приходилось покупать за валюту. А вот продать польские товары, например, в Германии, было совершенно невозможно, они оказались некачественными и дорогими. СССР представлял собой гигантский рынок сбыта для польского ширпотреба, однако Советский Союз не торговал с соцстранами за валюту, которая была крайне необходима полякам для того, чтобы отдать долг.

Вот тут и начинается самое интересное! Если у власти в Польше просоветское коммунистическое правительство, то кто виноват в том, что страна выбивается из сил, пытаясь расплатиться с многомиллиардными внешними долгами, а в польских городах продукты распределяются по карточкам? Кто ж поверит в то, что эта ситуация была еще 10 лет назад смоделирована вашингтонскими и лондонскими стратегами, и все это время они целенаправленно загоняли Польшу в капкан? Зато совершенно легко можно обвинить во всем ПОРП и Москву. Теперь в дело вступают миллионы бойцов «Солидарности», а их вожаку Валенсе присуждается нобелевская премия и создается имидж Христа-бессребренника, идущего на Голгофу ради освобождения народа от пут тоталитарного режима.

Цель всего этого действа была четко прописана еще в NSC 20\1: «Одна из наших главных военных задач в отношении России заключается в полном разрушении всей системы отношений, посредством которой лидеры ВКП(б) осуществляют моральное и дисциплинарное воздействие на людей и группы людей в странах, не находящихся под коммунистическим контролем».

Формально в 1948 г., когда была составлена эта директива, ГДР еще не существовало, в Чехословакии и Венгрии у власти стояли некоммунистические правительства, Румыния вообще была монархией, Мао не пришел к власти в Китае, Вьетнам находился под властью французов, на Кубе ничто не предвещало революции, Югославия находилась в сильной конфронтации с Москвой. Поэтому можно полагать, что речь здесь идет о тех странах, которые впоследствии были отнесены к коммунистическому лагерю.

Что могли противопоставить этой стратегии коммунисты? Совершенно ничего, кроме пропаганды марксизма-ленинизма и танков. Но марксизм-ленинизм оказался абсолютно беспомощен против сладенькой картинки западного потребительского рая. Танки, хотя и помогали внешне стабилизировать ситуацию в Берлине в 1953 г., Будапеште и Познани в 1956 г., Праге в 1968 г., Гданьске в 1970 г., но явились более чем красноречивым свидетельством идейного бессилия Москвы и «доказательством» того, что восточноевропейские народы находятся под советской «оккупацией». Их же собственные правительства невольно становились в глазах общественности коллаборационистами. Последнее обстоятельство создало отличную почву для националистических движений в странах Восточной Европы, особенно в Польше, где борьбе против коммунистов целенаправленно придавали оттенок национально-освободительного движения. Можно было протянуть железный занавес от Балтийского до Средиземного моря, но он не способен был оградить умы людей от влияния с той стороны. Кондовые постулаты классовой борьбы оказались бесполезны в глобальной идеологической схватке за контроль над массовым сознанием.

Ну, а дальше примерно с тем же идейным подтекстом начинается Перестройка в СССР, приведшая к падению берлинской стены, крушению просоветских режимов в странах Восточной Европы и полному краху Советского Союза. Суть в том, что уничтожение мирового социалистического лагеря явилось не следствием широкомасштабного внешнего насилия, а было осуществлено изнутри руками правящих элит, которые ненавязчиво поощрялись к любым действиям, направленным на саморазрушение системы. У нынешних леваков стало хорошим тоном клеймить капээсэсную горбачевскую верхушку, как предателей. Дескать, подонки из Политбюро изменили светлым идеалам социализма и разрушили страну. Очень удобная позиция: виновные найдены, невиновные оправданы. Но хочется спросить: что же 14 миллионов рядовых членов КПСС не распознали изменников даже тогда, когда те открыто встали на путь разрушения Советского Союза? И куда смотрели остальные 260 миллионов советских граждан? Не могли же все поголовно стать предателями? А самое главное, где тогда были те, кто ныне горестно оплакивает развал Союза?

Нет, дело куда сложнее — большинство членов Политбюро были не предателями, а дебилами, что гораздо хуже. Ведь предателя всегда можно вычислить, как только он приступает к реализации своих целей, но как распознаешь опасность в искреннем дураке, особенно если он действует в унисон с остальными придурками, то есть поступает «как все»? И как же было затуманено сознание десятков миллионов человек, если они не только позволили правящей верхушке уничтожить свою страну, но и с энтузиазмом ей помогали? Поняв это, вы сможете уяснить принципы «бархатной» революции. Конечно, тема очень обширна и сложна, но по ней сегодня издана обширная литература.

Интересующимся могу порекомендовать популярные книги Сергея Кара-Мурзы, Александра Зиновьева, а тем, кто желает копнуть вопрос поглубже — сочинения Антонио Грамши, Яна Козака, Адольфа Гитлера, Збигнева Бжезинского, Герберта Маркузе, Ги Дебора и других. Сегодняшних революционеров «бархатные» технологии должны интересовать в сугубо практическом плане, и в этом аспекте мы их ниже бегло рассмотрим.

Основные положения концепции «бархатной» революции были сформулированы лидером итальянских коммунистов Антонио Грамши еще в 30-х годах во время пребывания в итальянской тюрьме. Да, его исследования носят теоретический характер, но в отличие от множества других марксистов, он анализировал реалии жизни, практику политической борьбы, а не занимался демагогией на тему построения коммунизма. Но Грамши именно описал, а не изобрел новые технологии прихода к власти, как это некоторые считают.

Он, попав после разгрома компартии фашистами (кстати, Муссолини был в прошлом партайгеноссе Грамши по соцпартии и редактором популярной газеты «Аванти», в которой печатался будущий основатель КПИ) в тюрьму, где провел последние 11 лет своей жизни, стал по объективным причинам чистым теоретиком. Да, «Тюремные тетради» — это теоретическая работа, но что есть теория, если не обобщенная практика? Адольф Гитлер и Бенито Муссолини были практиками, а Антонио Грамши сидел на нарах и обобщал их опыт в своих работах, пытаясь научить непутевых товарищей-коммунистов уму-разуму.

Читать тома «Тюремных тетрадей» — не самое легкое дело, уж больно много в них абстракции и сложных эвфемизмов. Но надо принимать во внимание, что писались они именно в тюрьме, и если бы политически опасный зек стал задвигать в своих рукописях доктрины о том, что буржуазию надо свергать и строить коммунизм, думаю, это не очень бы понравилось начальнику учреждения. Кстати, в заключении побывал не только Грамши, но и его книги, на этот раз в СССР. В 1959 г. массовым тиражом был издан его трехтомник, который появился в свободной продаже лишь в середине 70-х годов. До этого момента тираж хранился под замком.

Какова была практическая ценность его деятельности? На тот момент — нулевая. Исследования Грамши могли бы пригодиться послевоенному поколению коммунистов, но они его опыт не оценили и толком не использовали. Хотя коммунистические перевороты в некоторых странах Восточной Европы носили «бархатный» характер, и данный опыт осмыслил другой теоретик — Ян Козак — чешский писатель и общественный деятель, активный участник коммунистического движения. Однако в целом коммунисты стояли на схоластической и архаичной платформе классовой борьбы. Итог — полный и повсеместный крах коммунистического движения.

Почему Красное двухлетие в Италии закончилось не разгромом, а именно капитуляцией рабочих в условиях, когда они формально победили? Красное двухлетие — это период 1919—1920 гг., когда Италию захлестнула волна захватов рабочими предприятий, а крестьянами — помещичьих земель, что сопровождалось изгнанием старых владельцев. Если буквально следовать марксистской доктрине, после такого фундаментального изменения в базисе должно последовать обобществление собственности и форсированный переход к коммунизму. На деле же в 1920—1921 гг. произошел экономический кризис, в течение которого рабочее движение сошло на нет. Причем это произошло не потому, что против рабочих была брошена репрессивная мощь армии и полиции. Как раз наоборот, тогдашний глава правительства Италии, лидер Либеральной партии Джованни Джоллитти, дабы не раздражать рабочих, объявил «нейтралитет», предоставив события естественному течению. А это естественное течение привело к тому, что рабочие не стали ударными темпами строить коммунизм, а добровольно вернули собственность в руки капиталистов в обмен на обещание «делиться по справедливости».

Анализируя эту капитуляцию, Грамши приходит к выводу, что на Западе, наряду с армией, полицией, судом, сложилась целая сеть институтов, воспитывающих трудящихся в духе послушания буржуазии. Там сформировалась система стереотипов, мифов, традиций, моральных норм и устоев, с помощью которых можно управлять обществом гораздо эффективнее, нежели посредством прямого принуждения. Успех Октябрьской революции в России он объясняет тем, что русский господствующий класс опирался в большей степени на репрессивный государственный аппарат, и вследствие хотя бы своей малочисленности и сильнейшей оторванности от народа просто не имел возможности оказывать значительное культурное воздействие на массы (прежде всего на неграмотных в большинстве своем крестьян). Потому-то, уничтожив старую государственную систему, народ не стал воспроизводить его генетическую копию в соответствии с укоренившейся в сознании культурной матрицей, а создал нечто отдаленно напоминающее патерналистскую крестьянскую общину — советский строй.

Так вот, в Италии рабочие, даже устранив экономическую зависимость от буржуазии, не смогли преодолеть зависимость культурную, ибо их сознание, мышление, поведение, привычки, нравственные нормы — все это было сформировано именно буржуазным обществом, и потому отвечало интересам буржуазии. Те моральные установки, которые были выгодны буржуа, навязывались рабочим с самого детства через семью, школу, религию, искусство, книги, кино и т. д., и потому рабочие не могли действовать вопреки навязанным им представлениям о целесообразности и справедливости.

По Грамши доминирующий класс для удержания своего господства постоянно поддерживает иллюзию общей значимости, справедливости, то есть эталонности своего образа жизни, образа мыслей. Да и к власти он приходит только в том случае, если удается убедить общество в том, что ценности революционного на тот момент класса носят общечеловеческий характер. Так, буржуазия, ниспровергая феодальный строй, выдвинула лозунг личной свободы, который удалось сделать неимоверно популярным. Старая же аристократия, защищающая окостенелую иерархичность общества, утратила культурную гегемонию, церковь (инструмент осуществления культурной гегемонии феодальной элиты) потеряла былой авторитет и быстро перестроилась, начав обслуживать интересы нового правящего класса. Но только когда возникший духовно-интеллектуальный вакуум заполнили новые идеи об обществе, основанном не на традиции, общинности и духовном единстве, а на свободной конкуренции, частной инициативе, политической эмансипации и техническом прогрессе, — только тогда буржуазные революции начали свое победное шествие по Европе.

Антонио Грамши обобщил эти факты и явления в понятиях гражданского общества и гегемонии. Он утверждал следующее: «Можно зафиксировать два крупных надстроечных плана: тот, что можно назвать „гражданским обществом“, то есть совокупностью организмов, обычно называемых „частными“, и тот, который является „политическим обществом“, или государством. Им соответствует функция „гегемонии“, которую доминирующая группа осуществляет во всем обществе, и функция „прямого господства“, или командования, которая выражается в государстве, в „юридическом“ правительстве».

Гегемония складывается в «гражданском обществе». Под «гражданским обществом» Грамши подразумевает совокупность институтов господствующего класса, прямо не включенных в аппарат государственной власти: профессиональные, культурные, общественные, религиозные, благотворительные объединения, политические партии, средства массовой информации. Через них господствующий класс внедряет в массовое сознание свою идеологию, свое мировоззрение, развивает и укрепляет свое политическое влияние, добивается нейтрализации враждебных социальных групп. Если кому-то будет проще представить этот процесс образно, то могу предложить такую трактовку: с помощью институтов «гражданского общества» господствующий класс форматирует сознание общества, или даже можно сказать — зомбирует. Причем эти институты воспроизводятся самим же обществом (происходит своего рода матричный синтез), хотя и находятся под доминирующим влиянием господствующего класса. Организации «гражданского общества» действуют неформально, их решения не имеют юридической силы, не обеспечиваются государственным принуждением, они имеют только моральный авторитет.

Под «политическим обществом» Грамши понимает государство как правительственный аппарат, чьи действия определяются законом, а не традициями, представлениями о целесообразности, как в случае с «гражданским обществом». Он включает в себя органы принуждения. Контролируя эти два элемента надстройки, класс осуществляющий свое господство (гегемонию), выступает как исторический класс, определяющий сущность эпохи.

Такой значимый общественный институт, как система всеобщего образования, я бы сказал, находится на стыке гражданского и политического общества. В каких-то случаях система образования находится под полным контролем государства, в иных приобретает большую автаркию, становясь в значительной степени неформальным сообществом, и даже вступает в резкую конфронтацию с системой государственной власти. Иллюстрацией может служить события студенческой революции во Франции в 1968 г., когда, пусть и временно, студенчество в значительной степени вышло из-под контроля правящего класса. Похожая ситуация существовала и в России на стыке XIX и XX столетий, когда диссидентствующие либеральные профессора своими лекциями массово плодили противников самодержавия. Но чаще всего система образования контролируется господствующим классом в достаточной степени, поскольку имеет стратегическое значение в вопросе формирования мировоззрения общества в целом.

Итак, гегемония в доктрине Грамши есть форма диктатуры класса, которая опирается не только на голое насилие, принуждение, но и на систему классовых союзов, на идейное и культурное доминирование. Гегемония складывается в тех странах, где есть более или менее развитое «гражданское общество». Она, по мнению Грамши, формируется в законченном виде только в развитых буржуазных государствах, а при феодализме роль гегемона играет церковь, которая в целом сходит со сцены в эпоху Реформации, уступая место институтам «гражданского общества». В современном мире «гражданское общество» выступает своего рода скелетом государства. Государственное устройство может переживать глубокий кризис, даже терпеть катастрофу, но «гражданское общество» быстро воссоздает систему нового государственного аппарата сообразно своей культурной матрице. Поэтому, как пишет Грамши, революционерам надлежит прежде всего подорвать аппарат гегемонии, вырвать трудящихся из-под культурного, морального, идейно-политического влияние буржуазии, поскольку в ином случае разрушенный госаппарат будет быстро воссоздаваться, и формальный захват власти не приведет к революционным изменениям.

Кто же играет ведущую роль в установлении или подрыве гегемонии? Автор «Тюремных тетрадей» однозначно отводит эту функцию интеллигенции. По его мнению, главное предназначение интеллигенции — не профессиональная умственная или творческая деятельность (преподаватель, кинорежиссер, инженер, врач и т. д.), а создание и распространение унифицированных идеологий, глубокое внедрение их в массовое сознание. Этот процесс и есть установление или подрыв гегемонии того или иного класса — в этом истинный смысл существования интеллигенции. Кстати, Центр научной и политической мысли и иделогии — пример этой грамшианской интеллигенции в чистом, я бы даже сказал, концентрированном виде.

Грамши определял два типа интеллигенции — «органическую», порождаемую каждым классом и необходимую ему для опосредованного влияния на все общество в целом, и «традиционную» — профессиональную, классическую, интеллигенцию старого типа. Он описывает эти два типа так:

«1) Всякая общественная группа выполняет определенную, только ей присущую функцию в процессе экономического производства и естественно создает один или несколько слоев интеллигенции, которые помогают ей осознать свое значение и свою роль как в области экономики, так и в социально-политической области: предприниматель-капиталист создает рядом с собой специалиста по технике производства, по политической экономии, организатора новой культуры, создателя нового права и т. д. …

…Если не все предприниматели, то, во всяком случае, их лучшие представители должны обладать способностью управлять обществом в целом, организовывать весь сложный комплекс общественных служб, включая государственный аппарат, чтобы обеспечить наиболее благоприятные условия для развития своего класса…

Так, важно учитывать, что крестьянство, хотя и играет основную роль в сфере материального производства, не дает своих „органических“ интеллигентов и не „ассимилирует“ ни одной разновидности „традиционных“ интеллигентов, но при этом из крестьянской среды другие классы нередко получают представителей своей интеллигенции, и, кроме того, значительная часть „традиционных“ интеллигентов происходит из крестьян.

2) Всякая „основная“ социальная группа возникает исторически из предшествующего экономического базиса как результат его развития и застает уже возникшие до него социальные категории (по крайней мере, до сих пор так было всегда), что говорит о беспрерывности и преемственности исторического процесса, несмотря на сложные радикальные изменения, происходящие в социальных и политических формах его развития. Самая типичная из подобных категорий интеллигенции — духовенство, монополизировавшее на протяжении длительного времени важнейшие области общественной жизни: религиозную идеологию, то есть философию и науку этой эпохи, вместе со школой, образованием, моралью, правосудием, благотворительными и медицинскими учреждениями и т. д. Духовенство может рассматриваться как категория интеллигенции, органически связанная с землевладельческой аристократией: оно было юридически приравнено к аристократии, разделяло с ней право на феодальную земельную собственность и пользовалось привилегиями, которые государство предоставляло землевладельцам. Но монополия священнослужителей в области надстроек осуществлялась не без борьбы и ограничений, в результате чего различными путями (требующими специального изучения) появляются другие категории интеллигенции, которые при всех более благоприятных условиях развиваются по мере того, как усиливается, превращаясь в абсолютизм, централизованная власть монарха. Таким образом возникает судейская аристократия, имеющая свои особые привилегии, сословие управляющих и т. п.; ученые, теоретики, нецерковные философы и т. д.».

Продолжая аналогию, можно рассуждать о том, что роль «традиционной» интеллигенции в РФ играют представители старой, еще советской системы образования, научные кадры, деятели классического искусства, и т. д. Новая же, «органическая» интеллигенция, порожденная новым типом экономических отношений — это всякого рода мастера экономического словоблудия и практики финансовых манипуляций (яркий пример — Степан Демура), представители шоу-бизнеса, профессиональные телевизионные демагоги, политтехнологи, модные актеры, и т. д. Даже духовенство — традиционная интеллигенция феодального общества, как ни странно, увидела для себя шанс вновь встроиться в систему, пытаясь изо всех сил подмахивать режиму. А что поделать — попам тоже хочется сытно кушать

Как же происходит утверждение гегемонии? Сергей Кара-Мурза в книге «Манипуляция сознанием» описывает это так: «По Грамши, и установление, и подрыв гегемонии — «молекулярный» процесс. Он протекает не как столкновение классовых сил (Грамши отрицал такие механистические аналогии, которыми полон вульгарный исторический материализм), а как невидимое, малыми порциями, изменение мнений и настроений в сознании каждого человека. Гегемония опирается на «культурное ядро» общества, которое включает в себя совокупность представлений о мире и человеке, о добре и зле, прекрасном и отвратительном, множество символов и образов, традиций и предрассудков, знаний и опыта многих веков. Пока это ядро стабильно, в обществе имеется «устойчивая коллективная воля», направленная на сохранение существующего порядка. Подрыв этого «культурного ядра» и разрушение этой коллективной воли — условие революции. Создание этого условия — «молекулярная» агрессия в культурное ядро. Это — не изречение некой истины, которая совершила бы переворот в сознании, какое-то озарение. Это «огромное количество книг, брошюр, журнальных и газетных статей, разговоров и споров, которые без конца повторяются и в своей гигантской совокупности образуют то длительное усилие, из которого рождается коллективная воля определенной степени однородности, той степени, которая необходима, чтобы получилось действие, координированное и одновременное во времени и географическом пространстве…

…На что в культурном ядре надо прежде всего воздействовать для установления (или подрыва) гегемонии? Вовсе не на теории противника, говорит Грамши. Надо воздействовать на обыденное сознание, повседневные, „маленькие“ мысли среднего человека. И самый эффективный способ воздействия — неустанное повторение одних и тех же утверждений, чтобы к ним привыкли и стали принимать не разумом, а на веру. „Массы как таковые, — пишет Грамши — не могут усваивать философию иначе, как веру“. И он обращал внимание на церковь, которая поддерживает религиозные убеждения посредством непрестанного повторения молитв и обрядов».

На основании этой концепции Антонио Грамши создает новую теорию революции. Он, отходя от классического марксизма, приходит к выводу, что революционеры должны направить свои усилия не на слом базиса, а воздействовать в первую очередь на надстройку, совершая с помощью интеллигенции «молекулярную агрессию» в сознание, разрушая «культурное ядро» общества. Установив духовное господство, завладев контролем над массовым сознанием, навязав обществу новые идеалы, можно уже уверенно ломать политическую систему государства, не встречая сильного сопротивления, и перекраивать базис в соответствии со своими представлениями. Именно таким путем совершалась Перестройка в СССР. Если постараться коротко изложить грамшианскую концепцию «бархатной» революции, то она будет выглядеть примерно так.

Крушение государства следует рассматривать, как результат утраты правящим классом культурного диктата над подавляющим большинством народа. Исследователь утверждал, что надо не захватывать власть и насаждать революционную культуру с помощью ресурса государственной власти, а воздействовать на культуру снизу, и тогда власть сама упадет к ним в руки. Этот путь тем более эффективен, что государство не может с помощью прямых репрессий (роспуск революционных партий, арест активистов, закрытие оппозиционных газет) ликвидировать культурное влияние революционеров на массы. Более того, такие репрессии могут даже катализировать процесс утраты правящим классом духовного авторитета (это мы наблюдали в Польше в 70-80-е годы).

Но для того, чтобы иметь возможность воздействовать на культурное ядро, необходимо владеть инструментами этого воздействия — газетами, киностудиями, школами, университетами, звукозаписывающими компаниями и радиостанциями. Сегодня одной из самых важных арен войны за сознание стала сеть Интернет, и, в первую очередь, блогосфера. Сложность в том, что эти инструменты (пожалуй, кроме блогосферы) правящий класс старается держать в своих руках, генерируя «органическую» интеллигенцию и подкупая интеллигенцию «традиционную». Соответственно, главные бои революции происходят не на улицах и предприятиях между угнетенными и эксплуататорами, а в культурной сфере между интеллигенцией реакционной и революционной. Если в этой схватке побеждают революционеры, они получают возможность навязывать обществу свои идеалы, и тогда попавшие под их влияние обыватели выходят на улицы, саботируют выборы и устраивают забастовки. Власть же, лишившись культурной гегемонии, не может противопоставить этому ничего, кроме грубой силы, а одним лишь насилием удерживать общество в повиновении совершенно невозможно.

К тому же сами силовики вне службы — это такие же обыватели, испытывающие на себе влияние окружающей среды, впитывающие те же революционные идеи. Поэтому в ходе революционных событий они, чаще всего, проявляют необъяснимую на первый взгляд пассивность. На самом деле все просто: ОМОН может творить самый чудовищный и циничный беспредел, когда власть в силе, когда они чувствуют свою безнаказанность, а общество не сочувствует жертвам режима. Но когда власть утрачивает авторитет в глазах народа, это парализует волю самых жестоких полицаев. Власть держится на авторитете, именно он обеспечивает ее легитимность.

Из доктрины Грамши следует, что революционеры должны сконцентрировать свои усилия не на прямых действиях, а на проникновении в школы, на кафедры, СМИ, театры, художественные и музыкальные студии, дабы с их помощью подрывать культурную гегемонию правящего класса. Если это невозможно (хотя, спрашивается, почему невозможно?), надлежит создавать контркультуру, но не замыкающуюся внутри себя субкультуру, а именно альтернативную модель культуры, которая стремится стать мейнстримом.

Так когда-то рок-н-ролл в СССР был почти исключительно подпольным явлением, но магнитофонный самиздат буквально в течение нескольких лет превратил непричесанных деятелей андеграунда во всеобщих кумиров. Правда, ненадолго — как только в массовом сознании произошли культурные деформации, бывшие яростные бунтари превратились в респектабельных звезд шоу-бизнеса средней величины. Шевчук и Кинчев ударились в поповщину и воспевание святой Руси, Гребенщиков развлекает публику на корпоративных вечеринках, имидж нынешнего Бутусова совершенно не вяжется с образом холодного нигилиста, надсадно исполняющего «Шар цвета хаки» или «Скованные одной цепью». В сотни или даже тысячи раз съежилась и аудитория бывших неформалов.

На начальной стадии революционного процесса даже думать нечего о штурме власти, сначала надо добиться культурного влияния на массы. Вспомним 70-80-е годы XIX в.: одни карбонарии шли в народ рассказывать о социализме, другие подались в террористы, рассчитывая с помощью бомб быстро покончить с царским режимом. И вот какой парадокс имел место: хотя с практической точки зрения бомбисты ничего не добились, именно они оказали колоссальное влияние на сознание людей, хоть и не стремились к этому, а те, кто пытался воздействовать на сознание, потерпели полный провал. Имела место ошибка с выбором целевой аудитории: крестьяне оказались абсолютно глухи к непонятным идеям Маркса и Кропоткина, а вот у разночинной интеллигенции (не у всей, конечно) бомбисты вызывали почти щенячий восторг. Вот эта-то органическая интеллигенция и разъела, словно кислота, устои абсолютной монархии при том, что подавляющая часть народной массы сохраняла пассивную лояльность царизму вплоть до 1917 г.

Как же добиться воздействия на массовое сознание? Утверждение альтернативных культурных символов, создание новой знаковой системы понятий, утверждение нонконформистских идеалов — это кропотливая напряженная работа, которую надо делать с умом. Коль уж мы выше уже коснулись музыкальной темы, могу провести такой пример. Есть в Москве рок-группа революционной направленности «Эшелон», которая поет под музыку идеологически правильные тексты про пролетариат, гневно клеймит буржуазию и призывает массы на баррикады. Не берусь судить о художественном уровне их произведений, поскольку этот вопрос вне рассматриваемой нами темы. Суть в том, что «эшелоновцы», сколь бы они не были политически подкованы и остросоциально ориентированы, не создают тех художественных образов, которые способны захватывать воображение подростковых масс (именно на молодежную аудиторию ориентирован панк, хард-кор и близкие им музыкальные стили).

Совсем иное дело — произведения казахстанской панк-группы «Red Army». Они хоть и остросоциальны, но обладают идеологической ненавязчивостью. Их песни приземлены, это так сказать, «бытовуха», они затрагивают банальные проблемы маленького человека. И именно этим цепляют, поскольку автор (к сожалению, даже не знаю его имени) говорит со сверстниками на понятном языке о совершенно очевидных вещах, но с таким эмоциональным накалом, едким юмором, что это сразу пленяет. А своими яркими поэтическими и музыкальными образами он как раз и разрушает культурную гегемонию правящего класса, если уж говорить сухим языком политической теории. Оцените, как смачно автор песни плюнул в образ светлого капиталистического завтра:

На моих руках давно исчезли вены,
Я за месяц посадил себя на белый,
И мне давно уже пора перекумарить,
Но нахера мне это — я и так клевый парень!
Мне обещают «Казахстан-2030»,
Но я вчера унес из дома телевизор,
когда наступит рай, я так и не узнаю,
Я от этого рая меньше всех пострадаю

Как инструмент подрыва культурной гегемонии правящего класса, я оцениваю творчество «Red Army» весьма высоко, хотя очевидно, что отдельно взятая панк-группа не способна революционизировать общество. Но в том-то и дело, что этих маловлиятельных по отдельности панк-групп сотни, если не тысячи. Они сегодня гораздо более деятельные революционеры, чем уличные экстремалы, считающие высшим подвигом помахать красной тряпкой на митинге и прокричать матерные речевки против буржуев

Я сознательно не упоминаю такие более-менее известные в масштабах страны группы, как «Гражданская оборона», «Пятниzza», замечательного барда Александра Непомнящего и других, чтобы подчеркнуть, что агрессия в культурное ядро общество — это именно молекулярный процесс. Сто малоизвестных панк-группочек, выпустивших пару самопальных альбомов за полгода своего существования, в данном случае делают больше, чем одна суперраскрученная звездная команда. Тактика миллиона комариных укусов бывает порой более эффективна, нежели один удар кулаком. Да и как бороться против тучи невидимых вездесущих москитов? Всех не перебьешь, не перетравишь дихлофосом, никуда от них не спрячешься.

Прибавим к этой «комариной» панк-атаке действия неформальных художников, фотографов, поэтов, самодеятельных актеров, неформатных писателей, блогеров, компьютерных хакеров, флэш-моберов — мы получим все расширяющийся поток альтернативной культуры, захватывающий умы все большего количества людей. Мэйнстрим, конечно, остается мэйнстримом, не смотря ни на что, а телевизионно-сериально-педирастическая культура надежно удерживает в своих объятиях обывательскую массу.

Но даже за сознание обывателя возможно эффективно побороться с масс-медиа. Уж на что Америка — тоталитарная и нетерпимая к инакомыслию страна, однако даже Голливуд порой снимает жутко антиамериканские фильмы. Настоящие шедевры — картины «Хвост виляет собакой» («Плутовство») режиссера Барри Левинсона или «Трасса 60» Боба Гейла. Причем, эти совершенно антиамериканские по своей идее ленты приносят еще и неплохие кассовые сборы. Майкл Мур заработал миллионы на своих документальных фильмах «Боулинг для Колумбины» и «Фаренгейт 9/11». Последняя его работа «Здравохоронение» так же вызвала мощный резонанс. Можно, конечно, считать, что он является агентом влияния демократов в драчке за власть с республиканцами. Но критический потенциал фильмов Мура на порядок превосходит необходимый партийному пиару уровень.

Напомню, что согласно доктрине Грамши, перед революционерами вовсе не стоит задача обратить в свою веру обывательские массы. Главное — изменить сознание того звена общества, которое формирует и охраняет «культурное ядро» нации, то есть интеллигенции. Возможно, я ошибаюсь, но на мой взгляд, сегодня как раз на виртуальных просторах бурно формируется революционная органическая интеллигенция, и, прежде всего, в блогосфере. Думаю, все заметили: результаты соцопросов в Сети и в оффлайновом мире настолько различаются, как будто опросы проводились на разных планетах. Активный пользователь Интернет — это без всякого преувеличения, человек завтрашнего дня. И если сегодня таковых не более 5% населения, то через 10 лет их количество будет в 4–5 раз больше. Влияние той же блогосферы на массы будет сравнимо с сегодняшним эффектом телепропаганды.

Но есть одно НО. Брожение в той-же блогосфере — это хаотическое движение молекул. Нет никакой четкой консолидирующей политической идеи, ярких лидеров, оффлайновой революционной структуры. Это вполне нормально: хаос есть начало любого революционного процесса. А в бесструктурности заключена великая сила бархатных технологий. Антиправительственную партию можно разогнать, ее лидеров арестовать, вредные газеты закрыть. Но как можно запретить форумы и блоги? Задачу революционеров значительно облегчает то обстоятельство, что сегодня правящий режим в РФ в значительной степени исчерпал свой запас культурной упругости, если можно так сказать. Он без всяких усилий извне сам дискредитирует себя, а официальные средства пропаганды демонстрируют все меньший КПД.

Специалист-практик по бархатным революциям занимается лишь тем, что направляет в спроектированное русло хаотическое движение миллионов молекул, разрушая правящий режим. Хаос и брожение уже есть. Вопрос в том, кто конвертирует этот потенциал в цепь осмысленных действий. Очень часто мне говорят, что в РФ никакие «цветные» технологии нежизнеспособны, потому что режим все душит на корню, а при необходимости готов на решительное «мочилово». Вот именно в этой готовности к «мочилову» — его большая слабость.

Как практик, могу уверенно заявить, что организовать аналог Кровавого воскресенья 1905 г. в Москве в тысячу раз проще, чем в какой-нибудь Бельгии. Думаю, не стоит объяснять, какой страшный удар по царизму нанесло это кровопролитие. Для того, чтобы осознать это, достаточно вспомнить, что в феврале 1917 г. никто не встал в столице на защиту царя, массы ему не сочувствовали. В лучшем случае его отречение было воспринято с удивлением и равнодушием. В столице же, где 12 лет назад солдаты сделали несколько залпов по мирной манифестации, в массах доминировало чувство радостной эйфории. То есть вывод таков: чем более тоталитарным становится государство, чем более жесток правящий режим — тем более оно уязвимо перед «бархатными» технологиями. РФ — очень уязвима, сколь бы истошно охранители не скандировали «Майдан не пройдет!».

Первый пример «бархатной» революции в том виде, в каком мы их знаем — это национал-социалистическая революция в Германии 1933 г. Как известно, в 1923 г. нацисты пытались учинить в Мюнхене вооруженный мятеж (так называемый «Пивной путч»), надеясь спровоцировать общегерманское восстание. Однако нескольких залпов хватило, чтобы рассеять мятежников. Сидя в тюрьме, Гитлер кардинально пересматривает стратегию штурма власти. Отныне он становится сторонником законного прихода к политическому господству с соблюдением всех юридических формальностей. Но достигнуть этого можно, только сделав своими сторонниками активное большинство немцев, ибо только это позволит удержать власть. Подчинить своему политическому влиянию народ — значит установить культурную гегемонию. Именно таким путем НСДАП и стала правящей, а вскоре и единственной партией. Задачу облегчало то обстоятельство, что немецкая демократия предоставляла своим врагам ровно столько свобод, сколько было достаточно для уничтожения этой самой демократии.

Основной упор нацисты сделали не на прямое действие — наращивание вооруженной мощи и силовой захват власти, а на завоевание умов соотечественников, в первую очередь молодежи. «Вы говорите, что никогда не поддержите меня, — презрительно бросал Гитлер своим оппонентам из числа Веймарского истеблишмента, — но ваши дети уже со мной». Привлекал сторонников фюрер не столько с помощью прямых политических лозунгов, сколько опосредованно — через сеть спортивных клубов, ветеранских и военизированных организаций, литературные кружки, театральные и хоровые студии, профсоюзы и объединения по интересам (союз филателистов, автолюбителей, рыболовов и пр.). И успехи гитлеровцев в этом деле были обусловлены тем, что им удалось создать слой пассионарной, агрессивной национал-социалистической интеллигенции, проникшей на кафедры, церковные амвоны, театры, редакции газет, и т. д.

Причем, национал-социалистическая интеллигенция вовсе не была маргинальной по своему характеру, а включала в себя представителей интеллектуальной элиты. Много шума наделало в 1932 г. в Германии заявление группы из 91 профессоров с требованием объявить Гитлера рейхсканцлером. Громадное значение для утверждения революционной интеллигенции имеет авторитет науки. Доктрина научного расизма навязывалась обществу влиятельными учеными, а не пьяными штурмовиками, дубасящими в подворотне подвернувшегося под руку еврейского лавочника.

Особое место в нацистской культурной революции отводилось прессе. Национал-социалистическая печать издавалась не для челнов партии, а для широчайших обывательских масс. Там не было навязчивой рекламы теоретических трудов Гитлера, но зато даже самые маленькие житейские проблемы рядового обывателя рассматривались сквозь призму нацистской идеологии, причем изложено это было простым, ярким, образным народным языком. Важнее было не вовлечь 10 тысяч человек в ряды партии, а сделать 10 миллионов сторонниками тех идей, которые отстаивали нацисты.

Пусть даже эти люди будут пассивными сторонниками НСДАП, пусть они не станут маршировать в коричневой форме, орать до исступления «Зиг хайль!» и ходить на драки с социал-демократами. Достаточно было добиться того, чтобы уставший от политики бюргер, покуривая сигаретку в ожидании трамвая, молча думал: «Как достали все эти политические бляди! Пусть хоть даже коричневые будут у власти, лишь бы наступил порядок, лишь бы не было этого вечного страха потерять работу». Это означало, что у врагов Гитлера стало одним сторонником меньше. Если же бюргер начнет высказывать свои (точнее, внушенные ему) мысли вслух, то выходит, что у национал-социалистов стало одним пропагандистом больше, и этот добровольный и искренний пропагандист сделает поклонниками НСДАП еще нескольких колеблющихся.

Так пядь за пядью Гитлер завоевывал умы и сердца соотечественников. А потом бац — без всякой стрельбы и штурма рейхстага стал главой правительства. Его же бывшие противники сочли за честь предложить ему пост канцлера. Просто потому, что за Гитлером стояли не только тысячи головорезов СА, но и десятки миллионов поверивших в него немцев. А социал-демократы и коммунисты, которые не успели сбежать, имели, сидя на нарах, много времени для того, чтобы поразмышлять на тему «Как мы прохлопали ушами стремительный взлет из грязи в князи безвестного ефрейтора»?

Задним числом это объясняли тем, что Гитлера, дескать, взяли на содержание представители крупного монополистического капитала, что он коварно одурачил десятки миллионов немцев своей антисемитской человеконенавистнической и милитаристской пропагандой, что его вскормила англо-французская и американская буржуазия, и т. д. Но обстоятельного ответа на вопрос советский агитпроп так и не дал

Зато Грамши очень убедительно и подробно рассмотрел механику «ползучего» прихода к власти путем завоевания господства над общественным мнением — культурной гегемонии. Какое же влияние оказал теоретик Грамши на ход мировой истории? Увы, совсем не такое, как рассчитывал. Именно враги коммунизма взяли на вооружение его доктрину культурной революции, и в течение 30 лет блестяще осуществили развал соцлагеря и его базу — Советский Союз. Причем такого оглушительного эффекта, да еще в столь сжатые сроки, даже сами антисоветчики, судя по всему, не ожидали.

Насколько актуальны технологии, принесшие успех нацистам в Германии, для современных революционеров? К. Кауфман в 1951 г. на 39-м заседании участников «Дня немецких юристов» в Штутгарте говорил:

«Революции не будут происходить на баррикадах. Так же маловероятно — в результате государственных переворотов наверху вследствие одностороннего акта или внезапного захвата власти небольшой группой. В эпоху массовой демократии государственные перевороты подготавливаются постепенно путем пропаганды идеологий, подрыва авторитета и институтов существующей системы, злонамеренной и язвительной критики проводимой этими институтами политики и практических мер, путем расшатывания государственного аппарата, инфильтрации туда, а также в экономические структуры и особенно те из них, от которых зависит функционирование органов управления хозяйственных, политических и общественных организаций, посредством создания ячеек из активных фанатизированных ударных групп, которые в подходящий момент могли бы быть использованы для захвата власти». (Цитируется по книге: Юрий Дроздов, «Записки начальника нелегальной разведки»).

Буквально в одном предложении Кауфман исчерпывающе описал инструментарий «бархатной» революции, перед которым бессильны либеральные демократии Запада. Может быть, традиционные деспотии Востока надежно защищены от подобной заразы? Вот небольшой отрывок из статьи Хусана Сепехра «Иран — китайская модель на исламской почве?», опубликованной на сайте движения «Вперед»:

«Впервые, в результате противоречий между фракциями режима, избирательный маскарад 2005 года был разделен на два действия.

Из более тысячи возможных кандидатов Совет Стражей, этот сторожевой пес Исламской конституции, одобрил всего пять, в число которых попали: Моин, тогдашний Министр Культуры (кандидат от реформаторов); прежний президент Рафсанджани, столп режима; Каруби, тогдашний президент Исламского Парламента; Ахмадинежад, мэр Тегерана, неизвестный публике новичок на политической сцене; и пятый кандидат — „темная лошадка“. Первый раунд завершился неожиданно: первое место с 6.5. миллионами голосов занял неизвестный прежде Ахмадинежад, обойдя всесильного Рафсанджани. Во втором раунде проголосовало 29 миллионов из 47; Ахмадинежад получил 17.5 миллионов голосов. Было очевидно, что голосование за Ахмадинежада означало прежде всего большое „нет“ Рафсанджани, как фигуре, с самого начала олицетворявшей режим. Каждый раз, когда людям давали шанс высказаться, они использовали его, чтобы сказать „нет“ режиму.

На этих выборах стал очевиден еще один важный аспект: роль Стражей Революции. Они использовали весь государственный аппарат с его пропагандистской машиной для продвижения Ахмадинежада. После полного поражения так называемой „реформы“ в экономической и политической сферах, была принята новая стратегия. В сфере экономики — чистый либерализм, внутренняя политика — абсолютно репрессивна: исламский вариант „китайской модели“.

Несколько лет назад в Тегеране был издан перевод известной книги Сэмюэля Хантингтона „Столкновение Цивилизаций и Передел Мирового Порядка“. Издатель получил заказ на 1000 экземпляров, то есть, на половину тиража. Дистрибьютер вспоминает: „Мы заинтересовались, кто заказал столько книг. Ответ стал ясен, когда мы увидели, что за книгами прибыл военный грузовик, принадлежащий Корпусу Исламских Стражей Революции. Среди чиновников, получивших книгу, был Яхья Сафави; сегодня это главнокомандующий Стражей. Другой экземпляр отправился к Махмуду Ахмадинежаду, бывшему резервному офицеру Стражей, нынешнему президенту Исламской республики Иран“.
В последние годы власть в стране теми или иными способами сконцентрировалась в руках Стражей. Прежний офицер Стражей Ибрагим Азгазадех, сам признается, что военно-политическая элита устроила „ползучий“ переворот. Пока прежний президент Мохамед Хатами ездил по миру, пытаясь очаровать западную публику цитатами из Гоббса и Гегеля, Стражи строили внушительную низовую сеть по всему Ирану и в итоге создали две весьма влиятельные политические организации: „Усулагаран“, то есть „фундаменталисты“, и „Исаргаран“, то есть „жертвующие собой“, привлекая в них молодых офицеров, государственных служащих, предпринимателей и интеллигенцию.

В 2003 году сеть взяла под контроль Тегеранский муниципальный совет и назначила Ахмадинежада на пост мэра. Два года спустя он стал кандидатом в президенты от Стражей, победив прежнего президента Рафсанджани, одного из самых богатых людей на планете и представителя старой гвардии мулл, находящейся на пороге вымирания».

Как видим, тактика ползучего захвата культурной гегемонии — путем пропаганды идеологий, подрыва авторитета и институтов существующей системы, по словам Кауфмана, который почти дословно процитировал Грамши, с успехом применяется не только в странах Европы с их развитой системой гражданского общества, но и в азиатских деспотиях. Кстати, одна из самых ярких и успешных бархатных революций, которую провернули ЦРУ и Ми-6 — это свержение правительства Мосаддыка в Иране в 1953 г.

Данные технологии потому эффективны, что учитывают не только психологию отдельного человека, но и природу человеческого общества, как сложного социального организма. Ни в коем случае нельзя считать, что эти революционные технологии могут использоваться лишь революционными силами для своей победы над консерваторами — это лишь инструмент. С помощью автомата Калашникова можно как свергнуть правительство, так и подавить попытку свержения режима. Побеждает тот, кто будет более умело и решительно использовать оружие. То же самое и с оружием идеологическим, культурным. Известный афоризм «Винтовка рождает власть» вполне можно переиначить так: власть над сознанием рождает политическое господство.

А кто будет господствовать — вопрос открыт.

К ситуации в России. Политический режим в РФ — практически идеален для цветного переворота — он достаточно авторитарен по сути, что позволяет легко сформировать образ врага и мобилизовать массы на борьбу со злом; при этом он достаточно демократичен по форме, чтобы использовать выборы и политические партии в качестве инструмента свержения власти. Если оперировать точным политическим языком, то такие режимы носят название гибридных.

Кстати, по аналогии с «Арабской весной» революционные события в России скорее всего получат название «Русской осени», потому очень часто всего бурные события происходят в ходе избирательных компаний. В этом ключе перенос выборов в ГосДуру с декабря на сентябрь может сыграть с Кремлем злую шутку: в сентябре желающих помайданить будет гораздо больше, чем в промозглом декабре.

Цветные революции не делаются вдруг. То что мы видели на Украине в ноябре 2013-феврале 2014 г. — кульминационный акт, которому предшествовали 25 лет тихой, малозаметной работе по деформации культурного ядра нации, работы по дерусификации, украинизации и либерализации сознания. Наши квасные патриоты любят говорить, что русские и украинцы — один народ, искусственно разделенный госграницей. В какой-то мере так и было четверть века назад, но с тех пор на Украине сформировалось целое постсоветское поколение, имеющее совершенно иную культурную матрицу, важнейшей составляющей которого является русофобия. Как откровенно признавались американские функционеры, «на поддержку украинской демократии» США потратили $5 млрд.

Почему весной прошлого года проект Большой Новороссии бесславно провалился? Легко ответить на него: сколько денег Россия тратила на взращивание пророссийских сил на Украине? Ноль! Поэтому в критический момент оперетья на Украине было не на кого. Там, где не было морской пехоты ЧФ РФ или 53 автоматчиков, «русская весна» закончилось пшиком. Стихийные антимайданные настроения стремительно сошли на нет, их некому было организовать, возглавить и перевести в русло осмысленного политического действия. Еще раз повторю: цветные революциии происходят в течение недели, но почва для них целенаправленно готовится десятилетиями. Так было в Польше, Чехословакии и СССР. В Китае вышла осечка, и как раз потому, что китаец есть загадка для европейского ума.

Теперь вопрос: если заокеанские модераторы активно работали на Украине, кто готов поручиться, что они не работали в РФ? Работали, и еще как. Самая разрушительная цветная революция в истории человечества произошла именно в нашей стране в 1991 г. И ей предшествовало более 30 лет «молекулярной агрессии в культурное ядро». Работа в том же направлении продолжалась и в последующие годы.

Кремль сегодня пребывает в иллюзии, что либеральная идеология в России потерпела крах весной прошлого года, когда белоленточная общественность бурно протестовала против «крымнаша». Смешно. Дискредитировали себя как раз те либералы, которые Кремль создавал в качестве пугала. Идеология либерализма — явление неизмеримо более широкое. Либерализм уже впитан в плоть и кровь народа через систему ценностей потребительского общества. В России худо-бедно, пусть в зачаточном состоянии, но существует средний класс — подлинно революционный класс, у которого в ходе текущего экономического кризиса до предела обостряются противоречия с правящим режимом.

Как ни странно, низы, которые более всего страдают от падения рубля и барреля, не имеют противоречий с правящей клептократией, поскольку являются бенефициарами той 15-летней нефтегазовой халявы, которую обеспечивал путинский режим. Да, быдлу доставались крохи с барского стола, но кто ж будет кусать длань кормящую? К тому же либеральное мировоззрение есть мировоззрение как рабов, так и господ. Низам не нужна свобода, низам не нужна социальная мобильность. Им нужна стабильность, ну, и чуть побольше крох с барского стола.

А вот среднему классу, который, конечно, есть не более чем нарост на тебе сырьевой экономике, нужно нечто большее, что он имеет сегодня — реальные, а не имитационные политические свободы, социальные лифты, гарантии собственности, точнее даже не гарантии собственности, сколько гарантии неизменности правил игры. Как говорит мой знакомый коммерсант, я готов давать на лапу за право дышать, если размер дани будет фиксирован, а право дышать будет гарантировано. На деле же В РФ не существует правовой системы, действует лишь право сильного сожрать того, кто слабее.

Это и рождает противречие между либеральным правящим классом и либеральным средним классом. Противоречие это неустранимо в рамках существующей системы. Поэтому разрешен конфликт может быть только в ходе революции. Она может быть революцией сверху, если обособившийся политический класс осознает смертельную опасность для себя; либо это будет бархатная революция снизу.

Суровая правда жизни в том, что внутри страны нет сил, способных эту революцию организовать. Поэтому, как ни парадокасально, мы зависим от доброй воли Госдепа. Как там посчитают, что проект «Путин» пора закрыть, у нас появится шанс. Шанс только один: воспользоваться либеральной революцией так же, как воспользовались ею большевики в 17-м году.

В этой связи считаю нужным развеять широко распространенные фобии: мол, злые пиндосы (Запад, жибомасоны, мировое правительство, рептилоиды с Нибиру и т. д.) только и ждут, чтобы растоптать, расчленить и изничтожить добрую и духовную Россиюшку. Нет, она заинтересована в том, чтобы доить ее долго и эффективно. Для этого Россия должнв быть слабой и зависимой. Но вакуум или «сомали» на одной шестой части суши не нужен Вашингтону.

На самом деле мир — это мир джунглей, где есть хищники и кролики, которых жрут. Но хищники не могут позволить себе съесть всех кроликов, иначе пищевая цепочка будет нарушена и они вымрут. Более того, между самими хищниками существуют острые противоречия (например, цветную революцию американские «партнеры» устроили во Франции в 1968 г., хотя обе страны принадлежат к западному миру. Сегодняшний миграционный кризис в ЕС если не организован напрямую, то, по крайней мере, поощряется заокеанскими друзьями европейцев. Хотите выжить в таком мире — надо быть сильным, современным и эффективным во всех аспектах — военном, политическом, социальном, идеологическом, технологическом. Тогда никакие революции не страшны. Осуждать ту же Америку за то, что она пользуется вашей слабостью просто смешно. Когда Советский Союз был сильной державой, он перекраивал мир точно такими же методами, каким сегодня США действуют на Украине и в РФ. Смена режимов в Чехословакии и Румынии в конце 40-х годов «бархатными» методами — наглядный тому пример.

Есть и другая альтернатива цветному перевороту в РФ: революция не происходит, экономика в течение нескольких лет мучительно загибается, государственные и социальные институты разрушаются, страну охватывает хаос и распад, и на этом фоне к власти приходит жесткий тоталитарный режим, который в такой ситуации будет единственно жизнеспособным и прогрессивным. Но мне, почему-то кажется, что первый вариант все же предпочтительнее, он дает больше шансов на выживание и возрождение. Впрочем, надо следовать русской пословице: надейся на лучшее, готовься к худшему. В общем, не только Грамши надо читать, но НСД (наставление по стрелковому делу) изучать. Ну, а привыкать поменьше кушать надо в любом случае.

http://rusrand.ru/analytics/cvetnye-revolyucii-ot-prajskoy-vesny-do-russkoy-oseni