Еще в 2013 году, после избрания президентом Ирана Хасана Роухани США переходят к новой стратегии в отношении Тегерана. Задача – ослабить, а затем разрушить нынешнее государственно-политическое устройство страны, а также подчинить своему контролю гигантские нефтегазовые ресурсы ИРИ, превратив эту страну в послушный инструмент усиления американского господства в Персидском заливе, на Ближнем Востоке, на Южном Кавказе, в Каспийской зоне и в Центральной Азии. Ведь Иран – ключевая, региональная держава на пересечении этих регионов. А что если США удастся решить эту задачу, что станет с Россией с уходом этой гигантской страны, в том числе с ее интересами в Центральной Азии и на Большом Кавказе?

Основная цель Вашингтона

Предпринимаемые сегодня администрацией Обамы шаги в отношении Ирана направлены в первую очередь на то, чтобы оторвать эту страну от России, с которой у ИРИ складываются, хотя и очень медленно, отношения стратегического партнерства. Для США здесь важно использовать Тегеран в борьбе за вытеснение РФ с европейского и мирового рынка газа, а также в плане понижения цен на нефть в целях ослабления российской экономики. С появлением санкций против Москвы в связи с Украиной реализация этой задачи открыто осуществляется Обамой. Выброс иранской нефти на рынок после снятия с Ирана международных санкций на фоне того, что сами США и Саудовская Аравия уже увеличивают экспорт нефти, может привести к падению нефтяных цен до 75-80 долл.за баррель.

Иран - нефть и газ

Карта в полном размере: Иран - нефть и газ

а  Для российского бюджета – это сокрушительный удар, учитывая, что цена в бюджете РФ на 2015 год заложена в 90 долл. за баррель. А выход ИРИ на европейский рынок газа при том, что Ирак начнет его экспорт уже в 2016 году, станет новым мощным ударом по доходам России, 70% которых составляет продажа именно углеводородов. То есть Тегерану отводится роль своего рода Саудовской Аравии 1982-84 г.г., когда США и КСА путем обрушения цен на нефть способствовали коллапсу советской экономики и распаду СССР. Эта линия во многом повторяет стратегию Рейгана, принятую в 1982 году на узком закрытом совещании высших чинов американской администрации.

Региональные комбинации США

Еще одно направление удара Вашингтона на иранском направлении – это избавление зависимости от других важных региональных игроков – Турции, Саудовской Аравии, Израиля и Египта, которые во многом перестали учитывать пожелания Белого Дома и проводят собственную политику на Ближнем Востоке. Кроме того, США очень важно ослабить опору Запада на энергетические поставки из арабских стран ССАГПЗ, прежде всего Саудовской Аравии, Катара, Кувейта и ОАЭ. Только Иран способен стать противовесом этим региональным полюсам влияния, тем более если будет действовать в унисон с Ираком, который обладает не меньшим нефтегазовым потенциалом. Совместно Иран и Ирак смогут экспортировать нефти не меньше, чем Саудовская Аравия, и газа – не меньше чем Катар. А Турция со своими неоосманскими амбициями и Египет, как традиционный политический лидер арабского мира, вынуждены будут учесть иранский фактор в американском распределении ролей в регионе Большого Ближнего Востока. Равно как и Израиль с его лобби в Вашингтоне.

Задача номер три – с помощью Ирана решить сирийский и иракский вопрос в своих интересах, равно как и обуздать «Хизбаллу» ради Израиля, что должно стать некоторой компенсацией Тель-Авиву за американо-иранское сближение и уступки Вашингтона по ядерной программе ИРИ. Уже всем ясно – ядерная программа Тегерана мало волнует Вашингтон. Ведь она не направлена против США. Зато утихомирит региональных игроков типа Саудовской Аравии и Израиля, которые будут вынуждены усиливать свою опору на гарантии безопасности со стороны Вашингтона. И скорее всего, американцы договорятся с ИРИ по его ядерной программе к концу ноября с.г., после чего антииранские санкции будут сняты, что даст ИРИ доступ к замороженным авуарам на сотни миллиардов долларов, начнется бум прихода иностранных инвестиций в иранскую экономику, т.к. Иран сейчас − единственный оазис стабильности и благополучия на всем Ближнем Востоке, и для него откроется доступ к многомиллиардным доходам от экспорта нефти и газа.

Чем придется заплатить?

Но в ответ американцы потребуют плату в виде изменения внешней политики ИРИ, отказа от сотрудничества с РФ, включая сферу ВТС (а кроме России, никто Ирану не поставит самые современные виды вооружений), изменения позиции по Сирии, «Хизбалле», Ираку, Южному Кавказу и Центральной Азии. И плата эта будет высокой, вплоть до разрешения на создание американских тренировочных баз на иранской территории для подготовки диверсионных специалистов, боевиков, наемников и просто террористов для их последующей инфильтрации в Россию (на Северный Кавказ и в Поволжье) для раскачивания власти Владимира Путина, а также в Центральную Азию (в Туркмению, Узбекистан и Казахстан для смены там нынешних режимов и замены их на прозападные, которые поставят под контроль США свои нефтегазовые ресурсы. А с Таджикистаном все будет просто, так как Иран считает его своим родственным государством, если не больше) и богатый нефтью и газом Азербайджан.

Иран - главные нефтяные поля

Иран - главные нефтяные поля

С помощью нефти и газа указанных бывших советских республик и самого Ирана, а также Ирака Вашингтон вполне сможет выдавить углеводороды России из Европы, причем полностью. Особенно это касается газа. Для этого достаточно будет возродить проект газопровода Набукко, добавив к нему иранский, иракский, туркменский и катарский газ. И тогда на «Южном потоке» можно будет окончательно поставить жирный крест. Более того, даже Украина сможет избавиться от газовых поставок из России. А пока российский газ пойдет в Китай, наша экономика может обвалиться до критического уровня.

А понимают ли это в Москве?

Очень хочется верить в то, что в Москве просчитывают все последствия новой американской политики в отношении Тегерана в общем контексте усилий Вашингтона по удавлению РФ, превращению России в зависимую от США страну второго или третьего разряда, роль которой сведется к обеспечению Запада дешевыми углеводородами и другими сырьевыми товарами. И уж никакой самостоятельной внешней и внутренней политики. И тем более мощных вооруженных сил.

Похоже на то что США для реализации этого чудовищного плана применяют новую тактику. Они специально вовлекли Россию, как говорится, по уши в геополитический конфликт с Украиной и в энергетический конфликт с ЕС в качестве отвлекающего маневра. Поэтому пока, на этот час, и не видно, что Москва что-то предпринимает для предотвращения нового курса Белого Дома в отношении Ирана. Все силы брошены на Украину и газовый рынок ЕС, тогда как основная угроза надвигается с южного направления. Американцы тихой сапой ежедневно делают свое дело. И военная операция в Ираке и Сирии под предлогом борьбы с ИГИЛ и международным терроризмом – часть этого курса на завоевание Ирана и выдавливание РФ из этого региона.

Почему Москва бездействует?

Возникает вопрос – почему Москва бездействует? Недооценка опасности? Непонимание ситуации? Слабость российской дипломатии? Или все вместе? А ведь в сентябре с.г. по итогам заседания Постоянной Российско-Иранской межправкомиссии по торгово-экономическому сотрудничеству был подписан протокол с перечнем реализуемых проектов общей стоимостью почти в 70 миллиардов долларов. Но прошел месяц, и никого телодвижения, что-то не видно, что его кто-то собирается выполнять. Кроме того, Ирану срочно нужно перевооружать армию самым современным оружием. Единственный потенциальный поставщик – Россия. Только Москва даст Тегерану такие системы ПВО как С-300 или С-400 или «Панцирь», боевые самолеты Миг-31 или СУ-30 (СУ-35), танки Т-90 S, ПТУРСы «Корнет», современные подводные лодки и боевые надводные корабли, ракетные системы береговой обороны и т.д.

Иран - экспорт нефти 2012

Иран - экспорт нефти 2012

Ведь очевидно, что США и НАТО оружие такого уровня Ирану не дадут, по крайне мере до смены нынешнего «исламско-революционного» режима на проамериканский, чтобы не изменить радикально баланс сил в регионе, где Вашингтон продолжит активное военное сотрудничество с ССАГПЗ и Турцией, хотя бы исходя из огромных дивидендов от продажи вооружений богатым арабским монархиям. А тут еще фактор возрастающего иранского влияния, который заставит аравийских монархов бежать в Вашингтон за новыми военными заказами. Так что России надо срочно наращивать отношения с Ираном, иначе просто можно опоздать на иранский поезд, быстро набирающий скорость. Это касается не только ВТС, но и торгово-экономического сотрудничества, особенно в энергетике, включая сферу углеводородов и ядерную программу мирного атома. И нужно стартовать сегодня, а точнее нужно было еще вчера, если не позавчера.

Удар по Китаю

Задача номер четыре американской линии по Ирану носит долгосрочный геополитический характер – ограничить возможности Китая как в перспективе основного соперника Вашингтона в Азии. Если США заполучат ИРИ в качестве стратегического партнера, то КНР потеряет важнейший источник получения нефти, а с учетом сказанного выше о России как основной цели американской политики по переделу мирового газового рынка, а также газовых поставщиках Центральной Азии, то в ближайшей перспективе экономика Китая будет полностью зависеть от Америки, так как США будут контролировать весь мировой рынок поставки углеводородов.

Создание летом этого года альтернативных международных институтов в рамках БРИКС, а также процесс расширения ШОС с перспективой вхождения в нее Ирана просто взбесили Америку. Особенно Вашингтон испугала возможность формирования оси Россия – КНР – Иран с возможным подключением к ней в будущем и Индии. Ведь это, полагают в США, означало бы не только утрату Америкой той глобальной роли, за которую она упорно цепляется, но и потерю контроля над основными источниками углеводородов, от поставок которых зависит дальнейшее экономическое благополучие Запада.

Иран рискует потерять независимый курс

Хочется надеяться, что в Кремле уже разглядели тот факт, что главные акценты наступления США, а значит и НАТО, вновь переносятся на Ближний и Средний Восток, на этот раз с упором на Иран и Ирак. Но понимают ли это в Иране, или там руководствуются лишь сиюминутными интересами любой ценой снять санкции? Ведь выход Ирана после снятия с него санкций и Ирака после стабилизации там ситуации как крупнейших ближневосточных поставщиков нефти и газа на мировой рынок уже к 2018-2020 годам (по оценкам, обе страны способны будут ежедневно экспортировать только нефти до 20 млн. баррелей в день) существенно снизит роль Саудовской Аравии, экспортные возможности по нефти которой не превышают 10-11 млн. баррелей в день.

Иран - карта языков

Карта в полном размере: Иран - языки

Без Ирана, Ирака и Сирии невозможно создать реальную альтернативу проекту «Южного потока». Другое дело – мощный выброс в Европу иранского газа с его крупнейшего месторождения «Южный Парс» и начало газового экспорта из Ирака, намеченного на 2016 год. И в этой сложной игре основная ставка сейчас делается Вашингтоном на Иран, точнее, на сближение с ним за счет уступок по ядерной программе, снятия санкций и вложения мощных инвестиций в энергетический сектор, а затем – на перерождение правящего иранского класса из национально-исламистского в прозападно-либеральный.

Главный расчет американцами делается на отрыв группировки президента Хасана Роухани и поддерживающих его полусветских политиков и бизнесменов от религиозной верхушки страны во главе с духовным лидером Али Хаменеи (поэтому США в том числе запустили гнусную кампанию по формированию общественного мнения относительно здоровья духовного лидера Ирана и перемен в связи с приходом нового лидера), а также от командования КСИР. Таким образом,Белым Домом зафиксирован отказ от идеи силового сценария по свержению нынешнего иранского режима на план его разложения изнутри путем прозападной «коррекции» по американским лекалам, поощрения внутренней оппозиции для ослабления власти нынешнего руководства, разжигания этнических трений между персами, с одной стороны, и национальными меньшинствами (азербайджанцами, курдами, белуджами и т.д.) − с другой.

*************

Сейчас Иран – основная мишень Вашингтона в его глобальных планах. Без смены или трансформации правящего режима в Тегеране Белый Дом не реализует этот новый стратегический курс. В США пойдут до конца, используя все методы и средства, а также крайнюю пассивность Москвы, отсутствие ее активной политики в регионе. Но если нынешний режим в Иране не поймет замыслы Америки, то иранскому народу придется заплатить самую высокую цену – потерю суверенитета над природными богатствами и самостоятельной независимой политики. Очень хочется верить, что великий аятолла Али Хаменеи, президент Хасан Роухани и командование КСИР и ВС ИРИ понимают, что скрывается за планами Вашингтона, и самые печальные последствия их реализации для Ирана.

В отношении возможной модернизации нынешней политической системы Исламской республики и внешнеполитической линии президента Хасана Роухани накопилось значительное количество различных домыслов и спекуляций. Одни из них специально направлены на дискредитацию «революционного» характера исламского государства. Другие же – результат элементарного незнания. Возможно, наиболее распространенный пропагандистский шаблон – это якобы разделение политического класса в нынешнем Иране на «консерваторов» и «либералов». На самом деле это не совсем так, а вернее это даже совсем не так. Кроме того, все чаще можно слышать рассуждения о проамериканском крене внешней политики ИРИ.

Особенности иранской элиты

История успеха Ирана после исламской революции 1979 года обусловлена тем, что достаточно жесткая консолидированность элиты ИРИ вокруг базовых принципов парадоксальным образом не препятствует, а, наоборот, способствует интеллектуальной и политической борьбе в иранском обществе. Вопрос на самом деле не в остроте столкновений конкретных политических деятелей. К примеру, каждый раз выборы президента ИРИ приводят к формированию специфической политической культуры Исламской республики. Это всегда знаменует завершение важных и взаимосвязанных циклических процессов внутри правящего класса ИРИ накануне нового политического цикла.

Иран - карта религиозных предпочтений.

Карта в полном размере: Иран - религии

Во-первых, осуществляется комплексный, широкомасштабный анализ внешней и внутренней государственной стратегии за прошедшее время. Во-вторых, происходит очередной раунд согласования интересов различных влиятельных политических сил и центров влияния – различных групп высшего шиитского духовенства, Корпуса стражей исламской революции, остальных силовых структур, ключевых экономических институтов и прочее. Но в центре всех этих сложных открытых и конфиденциальных внутриэлитных процессов находится ключевая фигура Рахбара – духовного лидера страны, который собственно и гарантирует устойчивый баланс, динамичную координацию всей политической структуры нынешнего Ирана.

Исключительный статус в системе принятия решений в ИРИ нынешнего рахбара аятоллы Али Хаменеи определяется двумя обстоятельствами. Во-первых, рахбар – это высший арбитр, и по своему политическому статусу, и по своему моральному авторитету в обществе, во взаимоотношениях между институциональными и элитными центрами в стране. И, во-вторых, именно духовный лидер отвечает в рамках данной политической системы за окончательное формулирование и реализацию общей государственной линии в предстоящий период. Кроме того, по своим личностным качествам аятолла Али Хаменеи принадлежит к числу очень редких сегодня мировых лидеров, которые обладают действительно стратегическим мышлением. Соответственно, любой избранный президент в Исламской Республике Иран как представитель коалиции определенных политических сил в стране не является реальным главой государства как такового. Фактически он лишь возглавляет систему исполнительной власти в Иране. В этом статусе президент ИРИ ответственен за проведение согласованной с высшим иранским истеблишментом внутренней и внешней политики. Но безусловным гарантом всей этой политической модели является именно духовный лидер.

Особый статус духовного лидера Ирана

У Рахбара есть многочисленные возможности для контроля за политической и общественной жизнью – как формальные (назначение членов ряда государственных институтов), так и морально-религиозные. Например, духовный лидер напрямую назначает часть членов Наблюдательного совета, который определяет финальный список кандидатов в президенты. Когда президент Хатами в середине 90-х годов посчитал, что с США надо договариваться, так как в Вашингтоне закончилась борьба относительно того, какой линии нужно придерживаться по Тегерану, выразителем противоположной линии стал рахбар – аятолла Хаменеи, который считал, что внутренняя борьба в высшем американском истеблишменте по поводу отношений с ИРИ не закончилась и будет продолжаться. И в этой ситуации, по его мнению, продемонстрировать свою готовность к переговорам и компромиссам означало показать свою стратегическую слабость. Последующие события показали, что именно Хаменеи оказался прав. А совсем недавно властолюбие Ахмадинежада, формирование им собственной властной группы, противостоящей другим, его стремление игнорировать точку зрения других элитных групп, в том числе самого рахбара, его попытка сформировать собственные правила политической игры вновь резко обострили ситуацию внутри иранского истеблишмента.

Ближний Восток сегодня

Ближний Восток сегодня

Поэтому закономерно, что ставленник Ахмадинежада Машаи был исключен из списка кандидатов, участвующих в президентской гонке. Стало ясно, что кто бы ни стал новым президентом ИРИ в 2013 году, это будет политик, который существенно будет отличаться и от Хатами, и от Ахмадинежада. И самая главная причина заключается в том, что Исламская Республика Иран сегодня это уже совсем другая страна, нежели была в 1997 году и даже в 2005 году. Сегодняшний Иран – это фактически единственная региональная супердержава в зоне Ближнего и Среднего Востока. Тегеран это убедительно доказал, поскольку оказался способным эффективно противостоять США в течение более тридцати лет. Как наиболее влиятельная сила в регионе, ИРИ способна формировать и укреплять свою сферу регионального влияния. Более того, как показывают нынешние события в Сирии и Ирака, Тегеран способен изменять региональный баланс сил в свою пользу, даже в казалось бы самых неблагоприятных условиях. Более того, Исламская Республика Иран имеет влиятельных глобальных партнеров в лице России и Китая, поскольку к такому партнерству подталкивают их взаимные стратегические интересы.

Почему налицо признаки улучшения американо-иранских отношений?

Почему же многие сделали вывод о том, что новый президент Роухани является проводником проамериканской линии? Ведь духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи, трезво оценивающий происходящие события в регионе, согласился с его кандидатурой на пост президента, лояльного к Западу, который одержал уверенную победу. Дело в том, что несмотря на свою военную и экономическую мощь, Иран пока не способен адекватно отвечать на растущую мощь и амбиции арабского мира, прежде всего военно-политической группировки в лице ССАГПЗ, в регионе. При этом Тегеран также понимает, что в случае падения режима Асада будет обезглавлена и «Хизболла» − очень важный союзник в стремительно меняющемся регионе. В свою очередь, США также осознали всю опасность втягивания в авантюры Катара и Саудовской Аравии. Высокопоставленным лицам на Капитолийском холме приходилось искать адекватный ответ на вопрос: «Почему мы поддерживаем Аль-Каиду и другие террористические группы в Сирии?». Более того, летом с.г. на севере Сирии и на севере и в центре Ирака серьезно укрепились позиции террористической группировки «Исламское государство Ирака и Леванта».

С геополитической точки зрения США также невыгодно чрезмерное усиление арабского фактора на Ближнем Востоке. Для поддержания баланса сил необходимо найти потенциального партнера, коим может стать именно Иран. В данном контексте стороны пытаются найти решение по проблеме разработки ядерного оружия. Сегодня для Тегерана самая главная задача – не допустить усиления Саудовской Аравии, Катара и радикальных суннитских групп, и для решения этой задачи Хаменеи готов идти на уступки. В свою очередь США готовы снять санкции против Ирана. Так, госсекретарь США Джон Керри недавно заявил: «Решение о снятии международных санкций, действующих в отношении Ирана, может быть принято в течение нескольких месяцев, но при условии, что Тегеран пойдет на сотрудничество и откроет доступ на все объекты своей ядерной программы международным инспекциям.

Новый Ближний Восток

Карта предположительного раздела Ближнего востока

Существует вероятность, что такая договоренность будет достигнута гораздо раньше. Всё зависит от открытости и готовности Ирана». При этом сближение с Ираном позволит США значительно ослабить позиции России (сведя на нет все достижения по Сирии) не только на Ближнем Востоке, но и на Южном Кавказе и Каспии. В свою очередь для Ирана сближение с США означает определенное ослабление позиций не только арабского мира и Турции, но и Израиля. Неудивительно, что в Тель-Авиве весьма негативно восприняли диалог между Вашингтоном и Тегераном.

Обама не хочет конфликтовать с Ираном и ядерное оружие его тоже мало волнует: по большому счету, оно Америке не страшно. Он прекрасно понимает, что иранская, индийская, пакистанская, какая угодно атомная бомба против Америки направлена не будет, а отношения этих стран с соседями − это их проблемы, − полагают многие эксперты. Зато США и Иран могли бы сотрудничать против радикальных суннитских групп. 16 июня с.г. президент Ирана Хасан Роухани в своем выступлении относительно активизации террористов из организации «Исламское государство Ирака и Леванта» отметил, что Иран готов сотрудничать с США в борьбе против радикальных суннитских групп. «Все страны должны принять участие в совместной борьбе с терроризмом. Мы можем работать вместе с американцами над тем, чтобы покончить с беспорядком на Ближнем Востоке», − подчеркнул иранский президент.

Госсекретарь США Джон Керри и его иранский коллега Джавад Зариф на словах уверены в том, что Соединенные Штаты и Иран готовы в кратчайшие сроки согласовать оставшиеся пункты и подписать окончательное соглашение. Действительно, пять новых раундов переговоров «Шестёрки» по иранской ядерной программе, которые начались в ноябре 2013 года в Женеве и закончились в июне в Вене, стали настоящим достижением для американской и иранской дипломатии. И, несмотря на то, что пакет санкций от 2012 года еще не отменен, Белый Дом закрывает глаза на отдельные крупные сделки иранских, американских и европейских компаний. Более того, после отмены отдельных санкций Иран увеличил доходы от нефти на $10 млрд.

В целом, окончательное соглашение с Ираном и снятие всех санкций даст мощный стимул для иранской экономики. Так, Тегеран получит доступ примерно к $100 млрд., замороженным в иностранных банках, а также миллиардные доходы за экспорт нефти. В то же время страны ЕС заинтересованы не только в получении иранских углеводородов, что позволит снизить газовую зависимость от России, но и готовы начать широкие инвестиционные проекты в Иране. В развитии альтернативного для Европы «трубопровода» заинтересована и Америка. Высокопоставленные иранские чиновники многократно заявляли, что Тегеран готов поставлять в Европу нефть и газ в необходимых объемах.

Цели Обамы

Экономическая выгода понятна, но встает вопрос: «Почему администрация Обамы, которая более года вела с Тегераном тайные переговоры, форсирует подписание окончательного соглашения с Ираном?» Осенью текущего года в Америке пройдут промежуточные выборы в Конгресс. «Центр ответственной политики» по состоянию на сегодняшний день предрекает Республиканской партии победу в обеих палатах Конгресса с 80% вероятностью. В данном контексте президенту Обаме необходимо завершить сделку с Ираном до промежуточных выборов, чтобы не позволить потенциальному республиканскому большинству принять новый пакет санкций, что сведет к нулю все достигнутые соглашения. С другой стороны, даже если республиканцы не станут предпринимать шаги по введению санкций, инициатива перейдет из рук администрации к Конгрессу. Вряд ли президент Обама допустит, чтобы столь важное достижение, как разрешение конфликта с Ираном вокруг ядерной программы, республиканцы в дальнейшем приписали себе.

Ближний Восток - военные базы США 2

Карта в полном размере: Базы США на Ближнем Востоке

Второй фактор – это стремление США поддержать баланс между суннитским и шиитским миром на Ближнем Востоке. В последнее время Саудовская Аравия, будучи главным спонсором «арабской весны», активно способствует развитию радикального политического ислама в регионе. В данном аспекте чрезмерное усиление суннитского фактора ставит под угрозу национальные интересы США и безопасность ее союзников. При этом США не могут всерьез воспринимать гипотезы о сближении Саудовской Аравии и Ирана, которые являются прямыми политико-идеологическими конкурентами Ближнего Востока. И противостояние Эр-Рияда и Тегерана сводится не только к историческим конфликтам персов и арабов, шиитов и суннитов, но в значительной степени основаны на борьбе за геополитическую гегемонию в регионе.

Фредерик Каган, американский политолог и советник бывшего директора ЦРУ Дэвида Петреуса, описывая противостояние Ирана и Саудовской Аравии, отмечает: «Противостояние Саудовской Аравии и Ирана сводится и к легитимности каждого из соперников. Исламская Республика оспаривает законность любой монархии и претендует на роль лидера мусульманского мира. А Саудовская Аравия видит в этом угрозу для своей позиции предводителя суннитов и осознает религиозный вызов, брошенный Ираном». Более того, Саудовская Аравия всерьез опасается, что Иран, окрепнув экономически, сможет вести более агрессивную политику. Таким образом, создается ситуация, в которой США должны, с одной стороны, повлиять на проводимую Эр-Риядом политику поддержки исламизации региона, а с другой стороны, Вашингтон должен дать саудовцам гарантии безопасности.

Не стоит, правда, забывать и то, что сделка США с Ираном приведет к кризису во взаимоотношениях с Израилем. Для администрации Обамы израильский вопрос не только внешний, но и внутренний. Для США Израиль – своеобразная витрина демократии, находящаяся в окружении враждебного исламского мира. Военная и политическая помощь США – это синоним поддержки фундаментальных ценностей, о которых американские политики говорят каждый день. Во внутриполитическом контексте, как демократы, так и республиканцы должны учитывать фактор израильского лобби, которое является наиболее влиятельным в категории лоббистских групп Америки.

*********

Одним словом, Белый Дом стремится завершить все переговоры с Ираном уже к концу ноября текущего года, чтобы предоставить Израилю гарантии того, что официальный Тегеран не стремится к созданию ядерного оружия. Более того, США придется пресечь поставки иранского оружия в сектор Газа. Но случится ли это – покажет только время. А главное – что в конечном плане скажет президенту Роухани великий аятолла Али Хаменеи.

http://iran.ru/news/analytics/94890/SShA_nachali_shvatku_za_Iran_chto_zhdet_Rossiyu_esli_Iran_uydet

http://iran.ru/news/analytics/94870/Naskolko_opasen_proamerikanskiy_kren_Tegerana