На днях из Брюсселя пришла информация о том, что НАТО отказывается от сотрудничества с Россией на афганском направлении. Более того, альянс исключает возможность вернуться к прежнему уровню партнерства с российской стороной.

Причины очевидны – «заморозка» вызвана глубокими расхождениями по сирийскому и украинскому вопросам. Но в любом случае демарш НАТО стабильности в регионе не способствует. Напротив, это вполне укладывается в представления многих экспертов о том, что Североатлантический альянс целенаправленно замыкает «дугу нестабильности» в южном подбрюшье России.

ИГИШ

В полном размере: ИГИШ в Сирии и Ираке

В США было принято, а на саммите НАТО в Уэльсе поддержано решение о начале новой войны с международным терроризмом в Ираке, Сирии, частично в Пакистане и Афганистане. Главный враг – террористическая группировка «Исламское государство». Кстати, это те самые повстанцы, которые «взращивались» Вашингтоном, получали от него военную помощь, тренировались у американских инструкторов на территории Турции и стран Персидского залива, а окрепнув, отправились в «свободное плавание». Теперь Вашингтон с ними как бы начинает бороться.

«США недооценили религиозную основу так называемых повстанцев. Спецслужбы стран залива, вкладывая в эти группировки гораздо меньше, чем США, смогли очень быстро переориентировать их на другие цели. Да так, что результат поверг в шок даже циничные американские спецслужбы: несколько десятков американцев и европейцев обезглавлено под видеозапись, массовые изнасилования детей и женщин… Деятельность исламистов в странах Большого Среднего Востока, включая Афганистан, стала напрямую угрожать стратегическим интересам США», – сказал в беседе с автором руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин.

Но вот что характерно: когда режим Башара Асада в Дамаске согласился с бомбардировками позиций «халифата» в Сирии, Турция, которая ранее всячески дистанцировалась от антитеррористической операции своих союзников по НАТО, мгновенно оживилась. Анкара, используя действительно сложнейшую ситуацию, сложившуюся вокруг курдских беженцев, просьбы курдов Сирии о помощи и «опасность», которую несут исламисты мавзолею эмира Сулеймана – деда основателя османской империи Османа Первого (а этот маленький эксклав считается турецкой территорией) – моментально приняла решение о возможности прямого ввода своих войск в Сирию. Дамаск, разумеется, категорически против. Потому что всем становится ясно: т.н. «антитеррористическая операция» становится очередной попыткой свержения существующего сирийского режима.

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Между тем, дуга нестабильности охватывает все новые регионы. Фрустрации вот-вот перекинутся в Ливан, Иорданию, Афганистан. Боевики «Талибан» в начале сентября заявили о переходе в «ИГ». 26 сентября лидер другой экстремистской организации Исламское движение Узбекистана (ИДУ) Усмон Гозии заявил об объединении с «ИГ». А уже это несет очевидную опасность для Центрально-азиатского региона. Эксперты не исключают, что под прикрытием происходящего, говоря о необходимости противостояния «халифату», американцы попытаются укрепиться на южных рубежах России – в Центральной Азии. То есть использовать фактор борьбы с исламистами так, как это делает ныне Турция – для осуществления своих совершенно конкретных геополитических задач.

Да, пока очевидных признаков, свидетельствующих о подготовке к созданию в регионе баз США, или НАТО нет. Но разговор об этом может пойти уже в ближайшей перспективе. Причем одной из целей станет воспрепятствование развитию Евразийского экономического союза (ЕАЭС). «Сделать это можно лишь в том случае, если будут дестабилизированы Средняя Азия и Казахстан, «взорвутся» границы и начнется перемещение вооруженных групп, потоков и людей. Где-то это будут«доморощенные» боевики, где-то – опытные комбатанты, спонсируемые спецслужбами извне», – считает Александр Собянин.

Эксперт пояснил, почему угроза для Средней Азии и Казахстана видится наиболее актуальной, чем, например, на Кавказе. «На Южном Кавказе Россия за 20 лет выстроила глубоко эшелонированную мощную систему, которая готова к любым масштабным вспышкам в этом регионе, включая возможную карабахскую войну, включая возможную войну Азербайджана и Армении, включая маловероятную реваншистскую попытку Грузии. Кавказ укреплен. Среднеазиатское направление не может быть укреплено априори. И дело не только в огромных рубежах с Казахстаном (сухопутная российско-казахстанская граница имеет протяженность 7,5 тысяч км). Это зона, где проживают народы, объединенные общей мусульманской, советской, русской культурой. Среднеазиатский исламизм тесно взаимосвязан и взаимопроникаем с исламизмом Волги, Урала, Западной Сибири.

Именно сюда стремятся вооруженные группы религиозных радикалов. Скорее всего, кроме традиционных экстремистских групп типа Исламского движения Узбекистана, могут быть задействованы и граждане стран Центральной Азии, которые в настоящее время участвуют в сирийском конфликте на стороне антиасадовских сил. Таких насчитывается только по официальным данным более 4 тысяч человек. По возвращении на родину они могут представлять серьезную угрозу местным политическим режимам, силовые структуры которых, за исключением Таджикистана, участия в реальных боевых действиях не принимали. Опыт переброски боевиков с Ближнего Востока в страны СНГ у западных спецслужб уже есть. В ходе гражданской войны на Украине ополченцы Новороссии не раз сообщали, что в боях против них участвуют наемники из Сирии.

В свете всего этого появление в странах Центральной Азии американских баз видится вероятным. Известно, что США приглядываются к Карши-Ханабаду и Термезу в Узбекистане, не сбрасывают со счетов и Казахстан. «Появление американских военных объектов на территории этих республик маловероятно в нынешних условиях, но вполне возможно», – допускает Александр Собянин.

Отметим, что США, потеряв в Киргизии свою авиабазу, начали вести переговоры с властями Узбекистана. Несмотря на то, что формально законы страны запрещают создание на ее территории подобных объектов, военное присутствие США может быть оформлено в виде логистического центра или Центра оперативного реагирования, который со временем фактически станет выполнять функции военной базы. В начале сентября в Ташкенте побывал командующий Центральным командованием вооруженных сил США генерал Ллойд Джей Остин. Он провел серию встреч с узбекскими официальными лицами, а также был принят президентом страны Исламом Каримовым. Информация о проводившихся по инициативе США переговорах по размещению американских военных в Узбекистане просочилась в оппозиционные узбекские СМИ.

Ислам в России

Карта в полном размере: Расселение мусульман в России

Александр Собянин считает, что Среднюю Азию готовят к масштабному взрыву, но это будет не сейчас, а в следующем году. Эксперт убежден, что американцам нужно присутствовать там, где они будут стравливать народы, разжигать войну, им нужно управлять ситуацией на месте. «Пока в России не будет принято решение возвращаться в Среднюю Азию ответственно, а оно пока не принято, нет возможности даже помогать серьезно силовым структурам Узбекистана и Таджикистана в борьбе с исламистскими группировками. Россия может только оружие поставлять, это она делает и так. Это мы делаем и на Украине. Не мы начали эту войну. Но мы готовы помогать. Мы готовы к любым действиям в ходе войны. Понимая, что затевают американцы, мы в тоже время не можем повлиять на этот процесс, на их подготовку к взламыванию Узбекистана и Казахстана. Именно от дестабилизации Узбекистана и Казахстана может рухнуть вся региональная система. Главная цель США – расфокусировать внимание РФ, создав ей новые проблемы вдоль и без того нестабильных и уязвимых военно-стратегическом отношении южных рубежей», – сказал Александр Собянин.

В свою очередь, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований Константин Сыроежкин убежден, что США очевидно переигрывают Россию, а Москва, как представляется, по-прежнему не пытается выработать целостной политики ни в отношении СНГ вообще, ни в отношении Средней Азии – в частности. «Россия действует ситуационно и, к сожалению, не всегда адекватно», – считает эксперт. Что же касается ориентации американцев на Узбекистан, то, по его мнению, это «чисто тактический ход, лишь на период вывода сил коалиции из Афганистана». В дальнейшем США снова вспомнят о правах человека и т.д., убежден политолог. Главная же цель заигрываний Вашингтона с Ташкентом – «оказать влияние на внешнеполитические позиции соседнего Казахстана, особенно в контексте снижения уровня его участия в интеграционных проектах совместно с Россией и Китаем». К тому же американцам, конечно же, хотелось бы видеть более «лояльную» позицию Астаны в отношении, например, сирийского кризиса и проблемы Ирана – заключил казахстанский эксперт.

Министерство национальной безопасности Азербайджана (МНБ) сообщило о задержании 26 граждан своей страны, которые принимали активное участие в боях в Сирии и Ираке на стороне террористической группировки «Исламское государство» (ИГ). Их обвиняют в создании и участии в незаконных вооруженных формированиях, в обеспечении оружием и боеприпасами, а также в привлечении несовершеннолетних к совершению тяжких преступлений и других правонарушений. За столь тяжкие грехи предусматривается и максимальное наказание – лишение свободы от 20 лет вплоть до пожизненного.

По словам руководителя Центра по связям с общественностью МНБ Азербайджана Арифа Бабаева установлено, что некоторые азербайджанские граждане были вовлечены в войну на Среднем Востоке еще несколько лет назад. Вначале их отравляли в Пакистан, а после обучения перебрасывали в зону боевых действий в Ирак и Сирию. Власти Азербайджана опасаются, что религиозные экстремисты, прошедшие войну в рядах ИГ могут продолжить джихад за свободу единоверцев не только в Азербайджане, но и на всем Северном Кавказе и даже в Центральной Азии. Тем более, что в рядах боевых отрядов ИГИЛ не только азербайджанцы и выходцы из Северного Кавказа, но и казахи, киргизы, таджики, татары.

«Странам Кавказа и Центральной Азии стоит максимально серьезно отнестись к угрозе, которую несет «Исламское государство», — считает эксперт московского Центра Карнеги профессор Алексей Малашенко. — Народу воюет много – до 30 тысяч человек. Причем из 80 стран мира. Есть даже человек из Мексики. Это серьезно. Пошел новый виток напряженности. Это то, к чему пришла «арабская весна». Если процесс не остановить, то он пойдет дальше. Остановить тоже не просто, так как ИГ – это пик айсберга радикального исламизма. Отголоски происходящего доносятся по всему миру – по Индии, Пакистану, Нигерии и т.д. Противостоять такой угрозе обязательно надо. Но те процессы, которые происходят в Азербайджане или странах Центральной Азии могут быть и не связаны с этим противостоянием. В этих государствах обычно трудно разобраться, за что именно сажают, и нередки случаи простой зачистки политического поля под предлогом борьбы с исламским радикализмом», – сказал в беседе с автором Алексей Малашенко.

«Арабская весна», начавшаяся в 2011 году, по мнению Малашенко, вызвала эйфорию и ошибочные мнения о том, что в регионе, наконец, начались демократические процессы. «Это оказалось не так, а намного хуже. Наступила полоса нестабильности, которой тут же воспользовались исламские радикалы. Сегодня они создают войсковые инфраструктуры, захватывают себе пространство для жизнедеятельности. В результате под ними — треть Сирии, треть Ирака. Сотнями тысяч покидают места курды… Вопрос – кто поддерживает исламских радикалов?» — говорит Малашенко. По его мнению, дело обстоит так, что эти боевики помимо внешней поддержки в значительной степени обходятся и собственными силами – у них есть деньги, опыт, сила. Они уже продают нефть с захваченных месторождений. «Они показали свои возможности, и даже, если разбомбят их лагеря, они уйдут в подполье, и снова дадут о себе знать», — полагает Алексей Малашенко.

К борьбе с ИГ присоединилась Грузия. Тбилиси предложил США создать на своей территории тренировочный лагерь подготовки сирийских повстанцев для борьбы с боевиками ИГ. Об этом сообщило американское издание Foreign Policy со ссылкой на грузинского посла в США Арчила Гегешидзе. Грузия, таким образом, якобы поддержит США в борьбе с Исламским халифатом. По данным издания, предложение было сделано министру обороны США Чаку Хейгелу во время его визита в Тбилиси в начале сентября. Именно тогда был подписан документ, согласно которому Грузия становится первым участником за пределами «ядра» коалиции (Англия, Франция, Германия, Канада, Австралия, Италия, Польша и Дания) против терроризма ISIS («Исламское государство Ирака и Леванта»).

Грузия уже участвует в операциях НАТО в Афганистане и Ираке. Если нынешнее предложение Тбилиси будет принято, то Грузия внесет свою лепту в борьбу против «Исламского государства». У Вашингтона, по данным Foreign Policy, существует план подготовки 5000 повстанцев в лагерях Саудовской Аравии, чтобы в следующем году с их помощь бороться с проявлениями экстремизма в Сирии и Ираке. По словам Арчила Гегешидзе предложение Тбилиси рассматривается Вашингтоном. Дипломат уточнил, что речь идет о создании регионального центра по борьбе с терроризмом, которым могут воспользоваться как страны-соседи, так и «заокеанские партнеры».

Как считает Алексей Малашенко, Тбилиси делает верный ход. «Грузии надо доказывать лояльность к Западу. Есть и определенный символический момент: Абу Омар Шишани, который был символом кавказского присутствия в Сирии, — выходец из Панкисского ущелья Грузии. Это пятно как бы надо смывать», – сказал Малашенко.

Между тем, Совет по государственной безопасности и управлению кризисными ситуациями при премьер-министре Грузии выступил со специальным заявлением, в котором опроверг возможность размещения на своей территории лагерей для подготовки сирийских повстанцев. Хотя некоторые другие грузинские институты при этом подтвердили существование плана по созданию регионального антитеррористического центра или базы.

Касаясь опасности для Кавказ и Центральной Азии со стороны Исламского государства», казахстанский политолог Досым Сатпаев напомнил, что начиналось все с общих угроз Кавказу и ЦА в целом. «Основные усилия группировки ИГ в настоящий момент направлены на захват территорий Сирии и Ирака. При этом основная масса ее боевиков – это разношерстная публика из разных стран мира, которая помогает создать тот самый «халифат» именно на указанных территориях. Но вместе с этим то и дело появляется информация о том, что некоторые так называемые «моджахеды», получив необходимый боевой опыт, возвращаются в свои страны. В частности, сообщения об этом поступали из Великобритании, Франции и Германии. И когда говорится о возможных рисках для Азербайджана, или, например, Казахстана, связанных с участием граждан этих стран в боях на стороне ИГ или движения «Талибан», акцент делается на том, что их возвращение на родину может в какой-то степени изменить баланс сил в радикальном подполье», – сказал автору Досым Сатпаев.

Политолог отметил, что возвращение домой людей с опытом войны может привести как к созданию новых форм объединений различных группировок радикального исламистского направления, так и к активизации террористической деятельности в целом.

В настоящее время в среде боевиков, базирующихся в Пакистане, налицо процесс дальнейшего размежевания по этническому принципу. Очередным толчком послужила военная операция в агентстве Северный Вазиристан (СВ) в зоне пуштунских племен на границе с Афганистаном (официально наступление началось 15 июня 2014 г.). Задача ставилась, по заявлению пресс-службы Ставки армии, как уничтожение иностранных боевиков, обосновавшихся на территории страны. В результате успешных действий федеральной армии, к середине сентября 2014 г. до 90 процентов территории зоны племен было освобождено от террористов, уничтожена большая часть их мест укрытий, базы, тренировочные лагеря, военная инфраструктура и т.д. Многие из них погибли, были, схвачены, некоторым удалось бежать через границу в соседний Афганистан.

Идеологической основой совместных (пакистанских талибов и иностранных боевиков) терактов и боевых действий была вооруженная борьба против «неверных», оккупировавших земли мусульман. С течением времени стали проявляться разногласия между местными повстанцами из зоны пуштунских племен и иностранными боевиками, в частности узбеками.

Боевики ДТП – в основном этнические пуштуны, родом из агентств Территории племен федерального управления (ТПФУ). Основная их миссия – защищать родовые земли от набегов других племен. Начало антитеррористической кампании США/НАТО в Афганистане в сентябре 2001 г. породило новый вызов для пуштунов зоны племен. Федеральная армия Пакистана неоднократно вторгалась в районы ТПФУ(2002 – 2005 гг.) с целью ликвидации иностранных боевиков и местных повстанцев. Последние поддерживали афганских талибов, последователей муллы Омара, эмира Исламского эмирата Афганистан (1996 – 2001 гг.), бежавшего на территорию Пакистана (провинция Белуджистан) после ввода американских и британских войск в Афганистан в сентябре 2001 г.

Пакистанские талибы до настоящего времени продолжают следовать указаниям идейного лидера афганских талибов муллы Омара. В свою очередь он близок некоторым из самых высокопоставленных руководителей Аль-Каиды. Приверженность мулле Омару вновь подтвердили и панджабские талибы. Часть боевиков из внутренних районов Пакистана отказалась от подрывных действий.

Иное дело с иностранными боевиками, в частности из Исламского движения Узбекистана (ИДУ). Война для них – образ жизни, бизнес на крови. ИДУ, созданное в конце 1990-х годов прошлого века, географически базировалось как на территории Афганистана, так и в зоне пуштунских племен Пакистана. Узбекские боевики прошли через годы терактов, боестолкновений с пакистанской армией. ИДУ представляет собой несколько «летучих» отрядов.

В сентябре 2014 г. в результате военной операции армии Пакистана в СВ, боевики ИДУ, лишившись привычных мест укрытий, взяли курс по двум направлениям: трансграничные переходы в Афганистан, далее в государства Центральной Азии (Туркмению и Таджикистан), второе – Ближний Восток.

Узбекские боевики, сторонники Аль-Каиды, поддержали боевиков «Исламского государства», контролирующих значительные территории в Сирии и Ираке. Усман Гази Usman Gazi, один из лидеров Исламского движения Узбекистана в конце сентября 2014 г. выступая «… от имени всех членов движения в соответствии со священными обязанностями», — заявил: «Мы находимся в одних рядах с «Исламским государством» в этой продолжающейся войне между Исламом и немусульманами». Он приветствовал «Исламское государство» за отказ признать государственные границы и выразил надежду, что группировка в ближайшее время возьмет под контроль Палестину и священные для мусульман города Мекку и Медину. «Исламское государство свободно от патриотической или националистической повестки дня … вы можете увидеть арабов, чеченцев, узбеков, таджиков, киргизов, русских и многих англоговорящих мусульман-моджахедов (борцов) в своих рядах», заявил Усман Гази.

Дальнейшее отделение группировок иностранных боевиков от Движения Талибан Пакистана свидетельствует о значительном сокращении численности боевиков в стране; их этнической идентичности, локализации и т.д. Ими высказывалось мнение, что потенциальный союз между афганскими / пакистанскими талибами и боевиками «Исламского государства» значительно укрепил бы боевую мощь ИГИЛ-овцев и, тем самым, расширил их влияние в регионе. Это обернулось бы очередным вызовом для США и западных держав на Ближнем Востоке.

http://ru.journal-neo.org/2014/10/19/rus-bor-ba-ssha-s-mezhdunarodny-m-terrorizmom-imeet-yavny-j-antirossijskij-podtekst/

http://ru.journal-neo.org/2014/10/04/rus-igil-doshel-do-kavkaza/

http://ru.journal-neo.org/2014/10/20/rus-pakistan-gruppirovki-boevikov-i-islamskoe-gosudarstvo/