1. «У РОССИИ НЕТ СВОЕЙ ЭКОНОМИКИ»

Наше правительство делает вид, что оно управляет страной, в том числе ее экономикой. У нас куча министерств, которые предназначены для управления экономикой в целом и ее отдельными секторами: министерство экономического развития, министерство финансов, министерство энергетики, министерство природных ресурсов, министерство сельского хозяйства, министерство промышленности и торговли и ряд других. Но на самом деле они почти ничем не управляют. По той простой причине, что все так называемые крупные и средние «субъекты хозяйственной деятельности», осуществляющие производственную, торговую, финансовую и иную деятельность на территории Российской Федерации, имеют оффшорный характер.

Иначе говоря, действующие в стране предприятия зарегистрированы в оффшорных юрисдикциях и управляются оттуда. При этом реальные владельцы (бенефициары) таких предприятий, как правило, неизвестны нашим властям. Т.е. в случае возникновения необходимости наши власти даже не знают, с кем разговаривать и решать возникающие вопросы. А если российские власти вдруг надумают разбираться с таким оффшорным предприятием в судебном порядке, то им светит перспектива выяснять свои отношения с управляющими и хозяевами таких предприятий в иностранных судах.

Офшоры - вывод капитала

В полном размере: Офшоры - вывод капитала

Далеко за примерами ходить не надо. В январе 2011 г. в нашем аэропорту «Домодедово» прогремели взрывы (террористический акт). На место события приехал тогдашний Президент РФ Д. Медведев. Никто не смог главе государства членораздельно объяснить, кому принадлежит предприятие аэропорта, кто в нем несет конечную ответственность за безопасность, с кем выяснять причины и последствия взрыва.

Потому что аэропорт «Домодедово» оказался оффшорным «субъектом хозяйственной деятельности», а перед Президентом страны в тот день стояли только «шестерки», «приказчики». Лишь через месяц после напряженной работы правоохранительных органов и спецслужб удалось разобраться в схеме управления аэропортом. А ведь это не лавочка по продаже пива и «кока колы». Это крупнейший в стране аэропорт, являющийся стратегическим объектом! И таких стратегических объектов, управляемых из оффшоров, у нас в России тысячи.

Об оффшорах сегодня, в 2013 году заговорили во всем мире. Оффшоризация – проблема глобальная. Но в России она несравненно более остра, чем в странах «золотого миллиарда». По данным депутата Государственной Думы Е.А. Федорова, долгое время возглавлявшего комитет по экономической политике и предпринимательству,95% крупных и крупнейших российских компаний управляются из оффшорных юрисдикций.

Лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов таким образом охарактеризовал оффшорный характер российского бизнеса: «…у России фактически нет своей экономики. Для предприятий, зарегистрированных вне налоговой территории России, будущее страны - пустой звук. В оффшорах «создаются» наличные деньги для подкупа чиновников. Там же находится и собственность чиновников, приобретенная на коррупционные деньги»

Статья полностью

Cегодня более 70% российских производственных активов принадлежит фирмам, зарегистрированным в оффшорах, в то время как в США и Евросоюзе не более 10%. При этом, в оффшорах регистрируют свои финансовые компании не только частные, но и государственные компании. Поэтому тема оффшоров пользуется большой популярностью у кандидатов в президентской предвыборной гонке.

«Я резко выступаю против оффшоризации российской экономики, - пишет в понедельник, 13 февраля в своей статье кандидат в президенты от «справороссов» Сергей Миронов. - По признаниям некоторых членов правительства, в прошлом году из России по сомнительным каналам было выведено более триллиона рублей. Что это означает? То, что у России фактически нет своей экономики. Для предприятий, зарегистрированных вне налоговой территории России, будущее страны - пустой звук. В оффшорах «создаются» наличные деньги для подкупа чиновников. Там же находится и собственность чиновников, приобретенная на коррупционные деньги».

Другой кандидат – миллиардер Михаил Прохоров, выступая в субботу на пресс-конференции в Санкт-Петербурге, призвал поднять налоги на активы российских компаний в оффшорах, а также провести налоговую амнистию для легализации капитала и возвращения его на родину. Кстати, в декларации, которую зарегистрированный кандидат в президенты подал в Центризбирком, вообще ничего не сказано про кипрский оффшор — «Онэксим Холдинг ЛТД», бенефициаром которой является Прохоров, в ней указаны только те акции, которыми он владеет напрямую.

Но первым войну оффшорам объявил главный претендент - премьер-министр Владимир Путин, который в конце декабря прошедшего года потребовал от всех госкомпаний в двухмесячный срок провести «проверки на наличие связей с оффшорами». Это касается и крупнейших компаний энергетического сектора – «Газпрома», «Роснефти» и «Транснефти», руководство которых должно «заканчивать с оффшорным наследием» и доложить о принятых мерах.


О том, насколько реально «закрыть» оффшоры, и действительно ли они такое зло для экономики, «СП» рассказал замдиректора Центра развития ГУ-ВШЭ Валерий Миронов.

- Выводить финансовые компании в оффшоры – вовсе не российское изобретение. Многие зарубежные компании имеют финансовых «дочек» в оффшорах. Вопрос в том, какая часть доходов компаний идет через оффшоры, а какая попадает под национальную юрисдикцию для налогообложения. Другой вопрос, куда вкладывается прибыль, полученная компаниями через оффшоры. Судя по всему, пока компании, в том числе и государственные, не торопятся вкладывать деньги в российскую экономику. К примеру, в прошлом году Россия получила от экспорта нефти на 60 млрд долларов больше, а соотношение капиталовложений к экспорту в рублевом выражении составило всего 57,4% против 75% прошлогодних.

«СП»: С чем это связано?

- В первую очередь здесь играет свою роль плохой инвестиционный климат в России: отсутствие перспективных проектов, высокое налогообложение производства, излишнее бюрократическое давление на бизнес и так далее. Поэтому зачастую, вместо инвестирования в производство, компании активно вкладывают деньги в выкуп собственных акций на рынке, чтобы поднять свою капитализацию. Это стало очень популярным в России, например, «Роснефть», СУЭК и «Норникель» в прошлом году потратили на выкуп акций 2,5 млрд долларов.

«СП»: Можно ли заставить компании вывести деньги из оффшоров в приказном порядке - по указанию главы правительства?

- Сначала правительство должно улучшить инвестиционный климат в стране, а потом требовать возврата денег из оффшоров. И если компании увидят не пустые заявления, а реальное улучшение условий для ведения бизнеса, то они сами сделают встречное движение. В частности, в России до сих пор неясна ситуация с итогами приватизации, постоянно возникают разговоры о национализации незаконно приватизированных предприятий. Поэтому бизнесмены попросту опасаются потерять активы, если они выведут их из оффшоров в Россию. А когда правительство заявляет, что сначала компании должны вывести деньги из оффшоров, а нормальные условия для их работы в России оно будет создавать уже потом, то это выглядит трудноосуществимым.

Нужно понимать, что оффшор – понятие для бизнеса чисто техническое. Например, многие финансовые «дочки» американских транснациональных корпораций зарегистрированы по всему миру, но если они видят выгодные проекты на территории США, то инвестируют в них без всякого принуждения со стороны правительства.

«СП»: Что конкретно должно сделать правительство, чтобы капиталы из оффшоров вернулись в Россию?

- Оффшоризация российских компаний самая высокая в мире, но нужно иметь в виду, что деньги за границей в основном просто лежат на счетах в банках, а не инвестируются. И если правительство создаст условия для инвестиций, то они охотно вернутся в страну.

Надо признать, что в прошлом году власти предприняли ряд мер, которые могут отразиться на притоке инвестиций уже в нынешнем. Во-первых, Центробанк перешел к более-менее плавающему курсу рубля, чем отпугнул спекулянтов от валютного рынка России. Во-вторых, вступление в ВТО, которого, наконец, добились власти, приведет к введению международных стандартов в российские правила ведения бизнеса.

Кроме этого нужно, чтобы объявленная премьером индустриализация была нацелена на развитие инфраструктуры и мобильного рынка труда, что весьма важно для инвесторов. Существуют и многие другие практические меры, которые нацелены на облегчение ведения бизнеса в России и на перестройку структуры российской экономики. А просто заставить волевым решением перевести деньги из оффшоров не получится, к тому же, для экспортных компаний иметь финансовую «дочку» за рубежом просто необходимо.

«СП»: Кстати, насчет перестройки структуры экономики: недавно премьер Путин заявил, что считает несправедливым, что работающие в регионах компании платят налоги в Москве. Он даже употребил выражение «надо прекращать кормить Москву». О чем здесь речь?

- Речь идет о налоге на прибыль. Действительно, сейчас все крупнейшие налогоплательщики зарегистрированы в финансовых центрах страны. Здесь можно вспомнить, как в 2006 году «Газпром нефть», которая тогда называлась «Сибнефтью», ушла из Омской области и зарегистрировалась в Санкт-Петербурге. В результате бюджет Омской области, где у компании работают нефтеперерабатыващий завод и сбытовое подразделение «Газпромнефть-Омск», потерял 35% доходов.

Такая же ситуация часто наблюдается у вертикально интегрированных энергохолдингов, к примеру, у того же «Газпрома». Но дело в том, что их «материнские» компании регистрируются в столицах не просто так, а потому, что их руководство вынуждено постоянно общаться с правительством, которое все решает в области энергетики. Они должны встречаться с чиновниками в кафе и на семинарах, которые проводятся чуть ли не каждый день, выступать на конференциях и форумах, чтобы не «вылететь из обоймы» – из Сибири не налетаешься. Поэтому надо чтобы сначала правительство переехало в Омск, тогда и «Газпром нефть» вернется на свою «родину», а заставить это сделать силовым путем невозможно. К тому же, многие экспртные компании вполне оправданно должны иметь головной оффис поближе к Европе.

http://svpressa.ru/economy/article/52613/

Чтобы прочитать, откройте вкладку

В другом своем выступлении С. Миронов отметил, что «в России оффшорные структуры контролируют практически всю черную и цветную металлургию, большую часть угольной промышленности. Даже водоканалы в некоторых городах у нас сегодня управляются из оффшоров».

Статья полностью

Масштабы утечки капитала из России, озвученные Центробанком, сильно беспокоят президента Дмитрия Медведева. Как заявил он в понедельник, 11 июля на встрече с главами ведущих российских компаний в Горках, отток капитала в 2011 году достигнет 35 млрд долларов. Да и в прошедшем году, по его словам, отток капитала тоже был немаленький - под 40 млрд долларов. Причина этого – «неблагоприятные вещи, которые существуют в экономике и правовой сфере России», считает глава государства.

По словам депутата Госдумы Сергея Миронова, львиная доля этих денег уходит в оффшоры. «Сегодня в зарубежных оффшорных компаниях находится более 70% российской собственности. Для сравнения, после 15 лет успешной борьбы с утечкой капитала в Соединенных Штатах Америки и Евросоюзе, сейчас не более 10% их компаний работают в оффшорах. А в России оффшорные структуры контролируют практически всю черную и цветную металлургию, большую часть угольной промышленности. Даже водоканалы в некоторых городах у нас сегодня управляются из оффшоров», - сообщил Миронов.

Однако президент Медведев надеется, что отток российского капитала скоро будет компенсирован притоком иностранных денег в нашу страну. «Общаясь с иностранными партнерами, я вижу, что они позитивно относятся к тем новым подходам, которые были заявлены некоторое время назад. Все понимают: инвестиционный климат в нашей стране, мягко говоря, далек от совершенства. Иностранные инвесторы готовы вкладываться в нашу экономику, но, к сожалению, реальный приток инвестиций еще не так велик, как нам всем того бы хотелось»,- передает слова президента Медведева агентство РИА «Новости».

Интересно, что же это за «бы» мешает иностранным инвесторам прямо сейчас прийти в Россию. А может они приходят, но их не пускают или выгоняют после того, как они освоили первый, самый трудный участок работы? Вспомним хотя бы некрасивую историю с проектом «Сахалин-2», из которого буквально выдавили американскую компанию Exxon Mobile, после того, как она настроила первое в России производство сжиженного природного газа. Или скандал с попыткой создания совместного проекта государственной важности на Арктическом шельфе британской ВР и «Роснефти», которому не дали осуществиться олигархи Вексельберг и Фридман из своих корыстных интересов. Впрочем, подобных примеров можно привести множество…

Иностранцы здесь больше не работают

На днях разгорелся еще один конфликт между компанией «Альфа-Групп», которая принадлежит олигарху Михаилу Фридману, и ее американским партнером по бизнесу. Как сообщает The Financial Times, спор между «дочкой» «Альфы» - «A1» и американской венчурной компанией Indigo Partners идет за российскую авиакомпанию «Авианова». На кону главный вопрос: кто будет руководить «Авиановой», британец Эндрю Пэйн или первый замдиректора Константин Тетерин, назначенный российской стороной.

Дело в том, что после «внезапной смены власти в совете директоров, подготовленной представителями олигарха Михаила Фридмана, из российской авиакомпании «Авианова» были изгнаны управляющий-британец и иностранные менеджеры», пишет издание.

Как утверждает корреспондент британской The Times Тони Хэлпин, иностранных топ-менеджеров просто не впустили в московский офис компании охранники, которым «представитель Фридмана» сказал, что «иностранцы здесь больше не работают». В своем интервью британскому изданию управляющий директор Эндрю Пэйн заявил, что считает действия «Альфы» незаконными и сейчас пытается руководить компанией «дистанционно». Кроме Пэйна, на свои рабочие места так и не смогли попасть руководитель по финансовым вопросам Майкл Хэйден, директор по безопасности Гай Маклин и руководитель оперативного управления Тревор Уорбартон.

Пэйн назвал этот конфликт «побочным эффектом» соперничества между компаниями «А1», владеющей 51% акций «Авиановы», и Indigo Partners, которой принадлежит 49% предприятия. В ответ на это «А1» начала внутреннее расследование против иностранных топ-менеджеров, обвинив их в том, что по «некоторым признакам» они «неоднократно нарушали российское законодательство». Однако зарубежные инвесторы и аналитики отмечают сходство между данным конфликтом и «столкновениями, случавшимися ранее между аффилированными с «Альфа-Групп» иностранными компаниями - от норвежской Telenor до британской BP», - констатирует The Financial Times.

По мнению аналитиков издания, «агенты Фридмана» таким образом пытаются заставить иностранцев продать принадлежащие им 49% «Авиановы» с «дисконтом», то есть, по заниженной цене. В общем, ситуация очень сильно напоминает скандал вокруг «Сахалина-2». Поэтому, как считает финдиректор Хэлпин, «есть риск, что спор вокруг «Авиановы» поставит в неловкое положение президента Медведева - не прошло и месяца, как он обратился к иностранным инвесторам с просьбой поддержать его проект модернизации российской экономики».

Самое интересное, что первые три года работы «Авиановы» российские партнеры жили душа в душу с иностранцами, и лишь сейчас, когда дело налажено, их отношение вдруг изменилось. Однако оптимисты среди зарубежных инвесторов в России говорят, что подобные истории - исключение, а инвестиционный климат в стране лучше, чем считается, отмечает The Financial Times. Как советует один из них - Джейком Грэйпенгиссер из East Capital International, нужно просто «осмотрительно выбирать партнеров, поскольку некоторые олигархические группы известны несправедливым отношением к западным инвесторам». Одним словом, не так страшен черт, как его «малютки»…

Кипр умер, да здравствуют Нидерланды

По материалам Счетной палаты, более 80% экспортного угля сегодня продается через оффшоры, причем - ниже мировых цен на 30-54%. «Иными словами, компании продают сами себе по заниженным ценам, а потом перепродают уже по мировым, кладя в свои карманы прибыль и невыплаченные налоги»,- констатирует Сергей Миронов.

После мирового финансового кризиса требования к оффшорам ужесточили многие страны, и Россия тоже озаботилась этой проблемой. В прошлом году президент Дмитрий Медведев нанес первый в истории официальный визит на Кипр, в ходе которого обсуждались вопросы финансово-экономического взаимодействия стран и налогообложения российских компаний. Россия убедила власти Кипра в необходимости предоставлять по запросу российских налоговых органов сведения о компаниях, их учредителях и бенефициарах. Если будет доказано, что реальный бенефициар – конечный получатель прибыли зарегистрированного в оффшоре бизнеса является резидентом России, то платить налоги ему придется в российский бюджет по ставкам, которые вдвое выше кипрских.

Однако с этим российские власти явно запоздали – российские капиталы давно уходят от налогов другим путем. По данным экспертов, сейчас основная часть российских денег уходит уже не на Кипр, а в Европу – в Швейцарию, Люксембург и Нидерланды. Правда, переговоры с этими странами тоже идут, но пока европейские оффшоры успешно заменяют российским особо предприимчивым людям отработавший свое Кипр.

«Оффшорная деятельность разлагает российское общество, потому что именно в оффшорах создаются наличные деньги для взяток и подкупа чиновников, в оффшорах скрывается и собственность чиновников, приобретенная на эти коррупционные деньги», - утверждает депутат Миронов.

Проблема в том, что не только частные, но и государственные компании России имеют свои финансовые «представительства» в оффшорах. К примеру, компания Rusnano Capital гоcкорпорации «Роснано» зарегистрирована в Швейцарии, а первый ее фонд «стоимостью» 500 млн долларов, прописан на Британских Виргинских островах. Делается это, якобы, для того, чтобы обеспечить более широкие возможности по привлечению средств международных инвесторов в российские нанотехнологии.

Дескать, зарубежные инвесторы боятся напрямую заводить свои денежки в «тихую гавань» российского бизнеса. Но учитывая российскую ментальность, кто гарантирует, что не случится обратного, и через этот оффшорный «филиал» не станут утекать на Запад деньги «Роснано», в том числе и государственные.

Впрочем, «Роснано» далеко не единственная госкомпания, которая проводит свои финансовые потоки через оффшор. Вспомнить хотя бы «Газпром», финансовая компания Gazprom Finance B.V. которого находится по соседству в Нидерландах, или «Роснефть», которая имеет финансовый «офис» на острове Нью-Джерси.

Оффшоры нужны бизнесменам не только для того, чтобы прятать в них деньги – часть из них возвращается в Россию, но уже под чужой юрисдикцией. По данным экспертов, среди лидеров в области инвестиций в Россию оффшорные Нидерланды, Швейцария и Люксембург. По информации Росстата, львиная доля этих «заграничных» инвестиций идет в обрабатывающие предприятия, сырьевые производства, в оптовую и розничную торговлю, а также в связь и недвижимость. Эксперты подозревают, что эти деньги в самые перспективные отрасли народного хозяйства через оффшоры вкладывают россияне. Возникает вопрос: почему не напрямую? А потому, что так надежнее и налогов не надо платить…

http://svpressa.ru/economy/article/45578/

Чтобы прочитать, откройте вкладку

По сведениям председателя Комитета по промышленности Государственной Думы предыдущего созыва Сергея Себко, в оффшорных юрисдикциях зарегистрировано 295 системообразующих российских предприятий, относящихся к добыче полезных ископаемых, энергетике, инфраструктуре. Одно из исследований дает такую цифру: у 25% российских компаний с объемом годовых продаж более 30 млрд. рублей имеются оффшорные владельцы. Эти данные согласуются с выборочными оценками, произведенными журналом «Эксперт».

Из 50 крупнейших российских компаний рейтинга «Эксперт-400» с совокупной выручкой 16 трлн. рублей, принадлежащих частному капиталу и не являющихся дочерними структурами иностранных корпораций, 46% (то есть 23 компании) либо зарегистрированы за рубежом. Они зарегистрированы главным образом в оффшорных зонах на Кипре, в Нидерландах или на Британских Виргинских островах, при этом за оффшорами числится от 40 до 90% акций таких компаний… там находится центр прибыли или центр принятия решений.

Статья полностью

Прозрачность офшоров — мировой тренд, а теперь еще и российский. Несмотря на то что офшоры считаются совершенно необходимыми для российского бизнеса, экономике страны они уже нанесли огромный ущерб.
По данным Налоговой и таможенной службы Британии, за первое полугодие 2012 года крупные компании скрыли от налогов до 1 млрд фунтов стерлингов. На фоне ВВП страны в 1,4 трлн фунтов стерлингов и расходов бюджета в 0,63 трлн кажется, что это не много. Тем не менее британцы обеспокоены, начинают давить на бизнес и требовать объяснений.

Starbucks объясняла свои небольшие налоговые отчисления в казну острова убытками британского подразделения. Но при этом декларируемые убытки не мешали подразделению все это время перечислять значительные средства другим отделениям сети в странах с более мягким налогообложением.

Возмущение общественности заставило Starbucks пойти на уступки. Компания обещала увеличить налоговые отчисления в ближайшие годы. Но к тому времени деятельностью Starbucks заинтересовались власти Германии и Франции, обещав проверить ее на предмет уплаты налогов.

В России возмутить общественность уводом денег и активов в офшор практически невозможно. За последние два месяца российские власти сделали несколько заявлений и шагов, пытаясь начать деофшоризацию. Сначала президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию сказал о необходимости деофшоризации экономики и предложил начать с повышения прозрачности офшоров. Позже МЭР выступило с предложением включать прибыль офшорных «дочек» в налогооблагаемую базу российских компаний, затем выяснилось, что мерами по деофшоризации занимается рабочая группа помощника президента Эльвиры Набиуллиной. Ни одно из этих предложений не получило поддержки и одобрения — не только массовой, но и со стороны аналитического сообщества.

Между тем взять под контроль офшоры и их резидентов пытаются во всем мире, это совершенно нормальный процесс пополнения собственной экономики деньгами. И тем более актуальна деофшоризация для России, где офшоры аккумулируют очень серьезную долю прибыли и активов. «В России создана уникальная офшорная экономика, — сказал “Эксперту” заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин. — По объему вывода собственности и капитала мы в мире одни из первых. При этом ключевой вопрос не текущие налоговые потери, а вывод собственности.

Доля офшорного держания у нас такова, что страна фактически превращается в операционный центр с минимизацией прибыли, где ключевое владение активами — за рубежом, финансирование тоже за рубежом, а внутренние держатели активов и внутреннее финансирование относятся прежде всего к бизнесу средней и малой капитализации и к населению». Не знаем, удастся ли нам впечатлить читателей этой цифрой, но у 25% компаний с выручкой более 30 млрд рублей — офшорные владельцы.

Верните деньги

На текущий момент в мире идет полномасштабная война с офшорными юрисдикциями. Наиболее агрессивную борьбу за деофшоризацию помимо Великобритании ведут Франция, Германия и США. За 2010 год власти Франции и Германии сумели вернуть с зарубежных счетов 1 млрд и 4 млрд евро соответственно. Основные проблемы европейских стран — так называемые белые, респектабельные офшоры, такие как Кипр, Гибралтар, Люксембург или Мальта. Эти юрисдикции раскрывают всю информацию о своих резидентах, а налоги там просто ниже, чем в других европейских странах (а не стремятся к нулю, как в серых и черных офшорах).

Основным способом борьбы с офшорами Германия и Франция избрали путь обмена налоговой информацией.

В октябре 2010 года министры внутренних дел и юстиции стран Евросоюза приняли решение о создании Eurofisc — общеевропейской системы по борьбе с уклонением от уплаты налогов. Члены ЕС будут своевременно получать данные о появлении новых схем уклонения от уплаты налогов, то есть главное в новой структуре — информационный обмен.

В США официальный старт борьбе с офшорами был дан в 2008 году после публикации доклада «Международное налогообложение крупных корпораций США и федеральных подрядчиков». В докладе говорится, что 83 из 100 крупнейших корпораций США имеют «дочек» в офшорах, у некоторых число таких «дочек» доходит до 400. Кроме того, отмечается в докладе, с офшорами практически невозможно бороться, поскольку в американском законодательстве нет четких характеристик налоговой гавани.

Ведет личную борьбу с офшорами и действующий президент страны Барак Обама. Несколько лет назад он выступил одним из соавторов законопроекта о борьбе со злоупотреблениями налоговыми гаванями. Стало знаменитым высказывание Обамы об офисе юридической фирмы Ugland House на Каймановых островах, в котором зарегистрировано более 18 тыс. компаний: «Либо это самое большое здание в мире, либо величайшая в истории налоговая афера».

В ответ, правда, представитель островов обратил внимание на офис, находящийся в штате Делавэр (во внутреннем американском офшоре), в котором числится 285 тыс. компаний, в том числе «дочки» Google, General Motors, Coca-Cola и Deutsche Bank.

Но США еще не самая «офшоризированная» страна в мире. Например, из 100 крупнейших компаний Великобритании только две не имеют офшорных «дочек». А в России кроме «дочек» в офшорах находятся и материнские компании, владеющие местными активами. То есть речь идет не только об экономии на налогах, но и о выводе активов в зарубежную юрисдикцию.

Давить на прозрачность

В 2011 году увидела свет книга Николаса Шексона «Острова сокровищ: налоговые гавани и люди, которые обокрали мир». Автор достаточно подробно рассмотрел в ней историю офшоров и их роль в мировой экономике.

Первое подобие офшоров появилось несколько веков назад в Великобритании. Да и сам лондонский Сити на протяжении многих столетий оставался офшором — зарегистрированные там банки пользовались налоговыми льготами. Однако золотое время офшоров наступило в середине XX века. Сначала это были британские колонии, которые находились в юрисдикции империи и могли давать налоговые льготы компаниям, открывающим там представительство. Очередной стимул офшоры получили в 1963 году, когда появились еврооблигации.

Эти вновь изобретенные инструменты представляли собой облигации на предъявителя, то есть были анонимными, и выпускались в офшорах. Банк, штаб-квартира которого находилось в Лондоне, эмитировал их в амстердамском аэропорту Схипхол, уклоняясь от британского гербового сбора, а выплаты по купонам производились, например, в Люксембурге, чтобы избежать британских подоходных налогов.

Казалось бы, именно тогда можно было остановить зарождающийся бум офшорных схем, но политики и регуляторы решили закрыть на это глаза. «Какое бы сильное отвращение ни вызывал у нас спекулятивный капитал, мы не можем… отказываться принимать эти деньги», — говорится в одном из писем Центрального банка Великобритании того периода.

Офшоры работают в интересах американских и английских банкиров и бизнесменов до сих пор. Сейчас только в британской юрисдикции 12 офшоров. У США есть «внутренние» офшоры (Делавэр, Вайоминг) и островные.

В целом же мир покрывает плотная сеть небольших государств, которые специализируются на оказании финансовых услуг. Большинство из них стали офшорами не от хорошей жизни: такие территории, как правило, находятся на периферии, не имеют ни финансовых, ни производственных, ни людских ресурсов. Оказавшимся в таких условиях государствам, чтобы стать офшорами, нужно выполнять три правила: максимально снизить налоги, обеспечить неприкосновенность собственности и стараться хранить банковскую тайну, не вмешиваясь в дела банкиров.

Например, до 1990-х годов Ирландия была одной из беднейших стран Евросоюза. Страна снизила налоговые ставки для компаний. В итоге американские высокотехнологические корпорации из IT-сектора и фарминдустрии облюбовали Ирландию и использовали ее юрисдикцию как трамплин для дальнейшего движения на европейские рынки. К 2000-м в Ирландии наблюдался высокотехнологический бум, а сама страна стала одной из богатейших в Евросоюзе.

Пользу от офшоров научились извлекать также Япония и Китай. Согласно докладу Центра ситуационного анализа (ЦСА) Российской академии наук, японцы при этом видят в офшорах не средство минимизации налогов, а плацдарм для обслуживания зарубежной сети и иностранных клиентов, выпуска ценных бумаг, покупки активов, слияний и поглощений, валютных операций за границей. К оттоку капитала через офшоры в Японии относятся как к аспекту глобализации. Законы Японии не ограничивают отток капитала из страны в офшорные юрисдикции, но ограничивают приток оттуда.

Подобное отношение к офшорам и у китайцев: офшоры используют как китайские компании, так и государство для своих внешних инвестиций. Но при этом вывести деньги из китайской экономики относительно сложно. Китай ведет контроль за валютными операциями, и пока либерализации на этом фронте не ожидается. К тому же Китай имеет более 120 соглашений об обмене налоговой информацией, в том числе с основными офшорными территориями. Это позволяет достаточно успешно выявлять схемы уклонения от налогов.

Опыт китайцев здесь не уникален. Ведущие мировые экономики уже давно заставили офшоры раскрыться. В 2009 году Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) создала три списка налоговых юрисдикций: «черный», «серый» и «белый», в зависимости от прозрачности. Однако черный список быстро опустел. Офшоры начали активно подписывать двусторонние соглашения со странами-«донорами» об обмене налоговой информацией. Сейчас офшоры сосредоточены в «сером» списке ОЭСР — на текущий момент это около 40 государств, и они все больше «обеляются».

Из последних новостей: Каймановы острова собираются раскрыть имена всех управляющих и номинальных директоров. «Почти во всем мире сейчас идет давление на институт номинальных директоров и бенефициаров, — рассказывает председатель совета директоров АКГ “Градиент Альфа” Павел Гагарин. — Так, США используют административные методы, постоянно ужесточая требования к банкам в отношении открытия счетов офшорных компаний, ужесточая контроль за подозрительными операциями таких компаний. Сюда же можно отнести и деятельность международной комиссии ФАТФ по борьбе с отмыванием денег». По словам Гагарина, пока вне этой тенденции только небольшая группа офшорных юрисдикций Карибского бассейна: Ямайка, Пуэрто-Рико, Барбадос, Доминикана, Сен-Китс и Невис и т. д.

Лишились целого ВВП

Помимо ОЭСР свою борьбу с офшорами ведут и независимые организации и эксперты. Например, британская организация Tax Justice Network в 2012 году опубликовала большую работу о роли ведущих мировых банков и «большой четверки» аудиторов (PricewaterhouseCoopers, Deloitte, Ernst & Young, KPMG) в офшоризации планеты. На Западе доклад наделал много шума. Эксперты Tax Justice Network также подсчитали, что за постперестроечное время из России было выведено — большей частью в офшоры — активов на 800 млрд долларов (для сравнения: ВВП России за 2012 год должен составить 2 трлн долларов — окончательные данные пока не опубликованы). В абсолютных числах больше потерял только Китай. Из него было выведено активов на 1,2 трлн долларов, но за сорок лет.

Колоссальные потери России на первый взгляд кажутся нереальными. Но если посмотреть на объем российских активов, контроль за которыми находится за рубежом, то оценка в 800 млрд долларов не покажется завышенной. Как уже упоминалось выше, согласно оценкам Якова Миркина, сделанным на основе данных «СПАРК—Интерфакс», до 25% компаний с оборотом выше 30 млрд рублей имеют материнский холдинг в иностранных юрисдикциях. Эти данные согласуются с выборочными оценками, произведенными журналом «Эксперт». Из 50 крупнейших российских компаний рейтинга «Эксперт-400» с совокупной выручкой 16 трлн рублей, принадлежащих частному капиталу и не являющихся дочерними структурами иностранных корпораций, 46% (то есть 23 компании) либо зарегистрированы за рубежом (главным образом в офшорных зонах на Кипре, в Нидерландах или на Британских Виргинских островах, при этом за офшорами числится от 40 до 90% акций таких компаний), либо там находится центр прибыли или центр принятия решений. Совокупная выручка таких компаний составляет 3,7 трлн рублей (23% данной выборки).

Несколько патриотичнее средний бизнес. Не более 40% акций компаний с выручкой от 1 до 30 млрд рублей хранится в офшорах, а материнскую структуру или центр консолидации прибыли в налоговых гаванях имеет только каждая десятая из них. У мелкого бизнеса офшоры владеют 5–15% компаний, считает Миркин. Эти оценки подтверждаются и бизнесом. «Девяносто процентов крупных российских компаний имеют офшоры; что же касается компаний более мелких, скажем так, не из первых сотен, то они, как правило, офшоры не используют — для бизнеса такого размера, как у них, это слишком дорого и не актуально», — сказал «Эксперту» внутренний аудитор офшорной компании, обслуживающей потоки крупного российского транспортного холдинга Тимур Касимов.

Россия находится в уникальном, стратегически уязвимом положении. Хребет экономики — предприятия ТЭКа, порты и аэропорты, связь, доменные печи, объекты электроэнергетики — все это контролируется из офшоров.

Но мало того, что российские предприятия принадлежат зарубежным компаниям, они еще и перекачивают туда средства. Можно выделить два денежных потока от нашего бизнеса в офшоры — относительно «белый» и «серый».

«Белый» — это дивиденды. Компания получает здесь прибыль и выплачивает дивиденды, которые получает материнский офшор. Налог на дивиденды он платит по своей ставке. Российские получатели дивидендов платят налог по ставке 9%, а на Кипре, например, эта ставка составляет 5%.

Относительно «белой» является схема с кредитами: структура из офшора выдает кредит компании в России. Проценты по этому кредиту позволяют уменьшить прибыль к налогообложению.

Но некоторые компании прибегают к «серым» схемам. Так, знаменитое дело «Мечела» 2008 года возникло из-за того, что до 80% российского угля уходило в офшоры по заниженным ценам — на 30–50% ниже мировых. Соответственно, офшор перепродавал уголь конечному получателю по рыночной цене, и прибыль от такой операции оседала сразу в налоговой гавани. Аудиторская проверка сравнивала цены «прямых» и «кривых» (через офшор) аналогичных контрактов и выяснила, что всего за счет трансфертного ценообразования из-под налогообложения было выведено от 2,4 до 4 млрд долларов.

Так обстоит дело не только с углем. Российский флот в 1992 году насчитывал 1080 судов, в 2000-е их было меньше 200. 80% флота ушло в офшорные юрисдикции.

Через офшоры проводится примерно 80% сделок по продаже на фондовом рынке российских активов. По оценкам экспертов Boston Consulting Group, стоимость принадлежащих российским миллионерам финансовых активов, которые размещены в офшорах, в 2009 году составляла 38% общей стоимости всех их активов. У американских миллионеров этот же показатель равнялся примерно 3%, у японских — 2%.

Даже официальная российская статистика Центрального банка (см. «Бухгалтерский отток», «Эксперт» № 3 за 2013 год) говорит о том, что лишь за 2011 год из России по сомнительным операциям утекло 32 млрд долларов, а за весь постперестроечный период, по оценке генерального директора «Интерфакс-ЦЭА» Михаила Матовникова, 500 млрд долларов.

«Еще одна проблема в том, что наш крупнейший центр держания активов, Кипр, относится к офшорам второго-третьего порядка, с серьезными финансовыми рисками, с крупной экспозицией на Грецию, — добавляет Яков Миркин. — Ситуация была бы не столь опасной, если бы официальное держание было переведено в традиционные европейские центры прямых инвестиций и холдингов — Нидерланды, Люксембург, — где хотя бы можно капитализировать активы, привлекать средства в крупнейших денежных центрах, заниматься трансграничной экспансией».

Мягкое возвращение

Итак, мы теряем огромную налогооблагаемую базу, не говоря уже о возможных инвестициях. 800 млрд долларов, вложенные в инфраструктуру и бизнес, могли бы сделать ВВП России выше на десятки процентов.

Однако реакции российского общества нет. В Великобритании неуплаченный налог в размере нескольких десятков миллионов долларов вызвал бойкот кофеен Starbucks. В России выведенные в офшоры сотни миллиардов долларов и неуплаченные десятки миллиардов долларов налогов ни у кого не вызывают ни малейшего интереса.

Свою роль, естественно, играет исторический контекст: российский бизнес уходил в офшоры не только для того, чтобы сократить налоги, но и чтобы спастись от рейдерства, а также сделать операции с активами более удобными (это касается в первую очередь наследования и передачи прав на активы с использованием траста; разговоры о необходимости создания института траста в России идут уже довольно давно).

«Если правительство намерено искоренить офшоры у госкомпаний — это логично, но деофшоризация всего рынка — это маловероятно», — считает старший партнер консалтинговой группы «Минфин» Александр Волков. Он призывает определиться с тем, что именно будет подразумеваться под деофшоризацией — контроль над бенефициарами, контроль над денежными потоками или еще что-то. «Если речь идет о том, чтобы открыть бенефициаров, это сразу повышает риски рейдерских захватов активов, — категоричен Волков. — Если задача — пресечь сокрытие в офшорах прибылей, то это не согласуется с задачей построения финансового центра, который предполагает, вообще-то, миллионы транзакций и использование тех налоговых режимов, которые предпочтительнее для капитала. Если же говорить о мерах, то не надо придумывать ничего нового, достаточно тех, которые предусматривает ФАТФ».

Скорее всего, в российском варианте деофшоризация начнется именно с повышения прозрачности владения активами. «Сейчас в первую очередь важно, чтобы госструктуры видели движение собственности за рубежом. Прежде всего важно предотвратить потерю контроля за пакетами госкомпаний», — сказал «Эксперту» директор Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Дынкин. Необходимые меры здесь тоже известны: это уже подписанное в конце прошлого года дополнительное соглашение с Кипром о предоставлении информации (после чего Кипр был исключен из черного списка офшоров, составленного Минфином), а также международное сотрудничество по линии ОЭСР и ФАТФ.

Допсоглашение с Кипром означает, что теперь его чиновники будут предоставлять информацию российским налоговым органам не только по судебному, но и по административному запросу. Правда, не факт, что наши налоговые органы сразу все узнают: «Процесс получения информации от кипрских чиновников довольно сложен и требует от запрашивающей стороны стольких документов для подтверждения оснований такого запроса, что в реальности получить информацию нашим налоговым органам будет по-прежнему очень непросто, по крайней мере на текущий момент», — полагает Тимур Касимов. Возможно, свои плоды даст и международное сотрудничество: ведь для того, чтобы офшорная компания могла открыть счет в европейском банке, она должна раскрыть своих бенефициаров. Так что все русские владельцы активов, «упакованных» в кипрские офшоры, в Европе хорошо известны.

Прозрачность владения уже может служить фундаментом для того, чтобы попытаться вернуть деньги, а главное, активы в Россию. Но вот этого административными мерами уже не добиться. О том, что для этого необходимо улучшить инвестиционный климат, говорят практически все экономисты (такие рекомендации есть и в разработках рабочей группы Набиуллиной). Хорошо бы все же создать в России аналог траста — фонда, в который помещается имущество. Такой фонд находится под управлением доверительного управляющего, но собственника у фонда нет (есть лишь бенефициары, которые получают от имущества доход). Имущество в трасте очень сложно «отрейдить», на него нельзя обратить взыскание.

Отдельный вопрос с налогами. К примеру, на Кипре сделки купли-продажи акций не облагаются налогами, напоминает Касимов, тогда как в российской юрисдикции они подлежат налогообложению: для юридических лиц это в большинстве случаев 20% дохода, для физических — 13%. Речь не идет о том, чтобы снизить налоги в России до уровня офшоров, но можно активно использовать налоговые стимулы — например, для развития того же рынка акций.

Наконец, очень важна широкая инвестиционная база, избыток капитала, чтобы не было смысла идти за ним за рубеж.

«Лучшее средство для деофшоризации — настройка экономики на рост, резкое расширение налоговых стимулов, ориентированных на инвестиции, модернизацию, длинные деньги; снижение регулятивной нагрузки и связанных с ней рисков внутри России, рост финансовой глубины экономики. Массовый импорт технологий на основе нового контракта с Западом. Все остальное — просто инструменты, которые могут либо косметически подправить картину, либо лишь подтолкнут к выводу капитала и активов», — констатирует Яков Миркин.

http://expert.ru/expert/2013/04/pora-vozvraschatsya-s-ostrovov/

Чтобы прочитать, откройте вкладку

В конце 2011 г. на заседании «Деловой России» В.В. Путин (в то время премьер-министр) признал, что оффшоризация российских компаний лишает власть возможности управлять экономикой: «…когда у нас за оффшорами вообще ничего не видно, не видно конечного бенефициара совсем, нам невозможно даже принимать решения по некоторым ключевым вопросам». Впервые на таком высоком уровне было озвучено, что оффшоризация – серьезная угроза российской экономике и национальному суверенитету. С тех пор прошло полтора года, борьба с оффшоризацией российской экономики Путиным после возвращения в кресло Президента РФ была объявлена важным приоритетом национальной политики. Реально же пока все остается status quo.

2. ЗАПАДНЫЙ БИЗНЕС ВЫВОДИТ В ОФФШОРЫ ПРИБЫЛИ, А РОССИЙСКИЙ - АКТИВЫ

Об оффшоризации экономики сегодня говорится и пишется как о глобальной проблеме. При этом, к сожалению, часто опускается из виду, что схема оффшоризации российской экономики принципиально отличается от схем США, Великобритании, других стран Запада. На Западе в оффшорах создаются, как правило, дочерние структуры материнских компаний, имеющих «прописку» в метрополии (США, Великобритания и др.). Дочерние оффшорные структуры являются центрами аккумуляции прибыли. В некоторых случаях они также используются для разного рода схем, основанных на манипуляции трансфертными ценами. Опять-таки такие манипуляции обслуживают вывод прибыли за пределы страны, собирающей налоги. Западные схемы «заточены» на минимизацию налогов, уплачиваемых материнской компанией в казну метрополии.

Россия - инвестиции в офшоры

Россия - инвестиции в офшоры

У российских компаний схема иная: выстраивается цепочка оффшорных компаний, на верхнем конце которой находится материнская компания – конечный бенефициар. А в российской юрисдикции находятся дочки, внучки, правнучки, в капитале которых участвуют вышестоящие оффшорные компании. Российская схема «заточена» на защиту собственности, на эффективный контроль конечного бенефициара над активами, расположенными в России. При сохранении анонимности конечного бенефициара.

«Россия находится в уникальном, стратегически уязвимом положении. Хребет экономики — предприятия ТЭКа, порты и аэропорты, связь, доменные печи, объекты электроэнергетики — все это контролируется из оффшоров», - пишут авторы обзора мировой оффшорной экономики Е. Обухова и Е. Огородников (Евгения Обухова, Евгений Огородников. Пора возвращаться с островов. // Эксперт, 28.01.2013, №4). - Вкладка выше

Дополнительным стимулом для вывода российских компаний в оффшоры является доступ к рынкам дешевых банковских кредитов и западным фондовым рынкам. Конечно, российские компании также используют оффшоры и как центры аккумуляции денежных средств (прибыли), и для разного рода манипуляций с трансфертными ценами (для выведения прибыли из России по «серым» каналам). На вполне законных основаниях российские компании переводят в оффшорные структуры дивиденды, а также проценты по кредитам. По некоторым оценкам, суммы недобираемых в федеральный бюджет налогов, укрываемых в оффшорах, составляют 25-30% по отношению ко всем налогам, которые фактически уплачивают в бюджет все категории юридических лиц. В Европе не более 4% крупнейших и крупных компаний контролируются владельцами из оффшорных юрисдикций, в США – 2%.

Офшоры - схема взаимодействия

Офшоры - схема взаимодействия

Что же касается России, то здесь картина совершенно иная, не имеющая аналогов среди развитых стран мира. Мы уже выше говорили, что доля крупных и средних компаний, работающих в России, но управляемых из оффшорных юрисдикций, превышает 90%. А вот еще оценка, которую часто приводит в своих выступлениях лидер «Справедливой России» С. Миронов: более 70% российских производственных активов принадлежит фирмам, зарегистрированным в оффшорах, в то время как в США и Евросоюзе не более 10% (Олег Гладунов. «У России фактически нет своей экономики»). - Вкладка выше

Итак, отличие российской и западной моделей оффшоризации принципиальное. У них в оффшоры выводятся лишь прибыли. У нас в оффшоры выводятся не только прибыли, но и активы. Первый вариант создает проблемы фискального характера. Второй вариант создает угрозу окончательной утраты всей отечественной экономики.

3. В ОФФШОР УХОДИТ НЕ ТОЛЬКО ЧАСТНЫЙ КАПИТАЛ, НО И ГОСУДАРСТВО

Оффшоризованным у нас оказывается не только средний и крупный частный бизнес. Оффшорами также активно пользуются компании, имеющие государственный статус - госкорпорации, акционерные общества с преобладающей долей государства. Президент Путин в послании Федеральному собранию признал, что госкомпании 90% сделок совершают в иностранной юрисдикции. У государственной "Роснефти" только по официальной отчетности зарегистрированы одиннадцать "дочек" в оффшорах и юрисдикциях с льготным режимом налогообложения: пять на Кипре, по одной в Голландии, Ирландии, Великобритании, Люксембурге и две — на острове Джерси.

За границей и часть активов "Ростехнологий": например, в конце 2012 г. госкорпорация подписала соглашение о создании нового СП с альянсом Renault-Nissan. Компания Alliance Rostec Auto, получившая в собственность контрольный пакет акций АвтоВАЗа, была зарегистрирована в Нидерландах — эксперты единогласно объяснили этот факт привлекательным налоговым режимом. В конце 2012 г. "Ростехнологии" перепродали кипрской компании Nordcom 45,42% акций единственного в России производителя титана — корпорации "ВСМПО-Ависма". Акции, впрочем, и до этого принадлежали дочерним структурам "Рособоронэкспорта" через офшоры Cador Enterprises и Jivanta Ventures.

Имея статус госкорпорации «Роснано» начала создавать оффшорные структуры под предлогом того, что они позволят корпорации выходить на западные финансовые рынки. Наиболее крупная такая структура – фонд «Rusnano Capital» с капиталами 500 млн. долл., зарегистрированная в Швейцарии. После преобразования в 2011 году «Роснано» из госкорпорации в акционерное общество с государственным участием компания продолжила курс на офффшоризацию своего капитала и операций.

"Газпром", в котором государству, как известно, принадлежит контрольный пакет, львиную долю своей деятельности ведет при помощи юрисдикций с более комфортным, чем в России, налогообложением. Осенью "Газпром", владеющий многочисленными зарубежными активами, решил перерегистрировать их в Швейцарии. Все расценили это как бегство от санкций Еврокомиссии, которая подозревает компанию в ограничении конкуренции и установлении несправедливых цен на газ, за что "Газпрому" грозит штраф 14 млрд. долл.

Помимо этого швейцарская прописка помогает материнскому холдингу минимизировать налоги. До этого у "Газпрома" был лишь швейцарский трейдер Gazprom Schweiz AG, а почти все зарубежные активы находились под контролем берлинской Gazprom Germania GmbH. Громкой покупкой через офшор стало в 2005 году и приобретение "Газпромом" нефтяной компании "Сибнефть".

Сделал он это через голландскую "дочку" Gazprom Finance В. V. Недавно стали известны и подробности продажи доли "Газпрома" в компании НОВАТЭК структурам, близким другу Путина и совладельцу нефтетрейдера Gunvor Геннадию Тимченко. Все сделки проводились через ирландские и люксембургские аффилированные компании. В начале 2012 года Счетная Палата России объявила о начале проверки работы в оффшорах крупнейших российских государственных компаний, в том числе «Газпрома», «Роснефти», «Зарубежнефти», «Росатома».

Статья полностью

Только за прошлый месяц были подготовлены сразу две концепции о способах вывода российской экономики из офшорных зон. Между прочим, диаметрально противоположные. Рабочая группа Российской академии наук выступила за набор карательных мер, настаивая на всяческих запретах и ограничениях. В противовес им специалисты под руководством помощника президента Эльвиры Набиуллиной обратили внимание на необходимость расширить льготы для частных инвесторов, а также ввести упрощенный порядок наследования бизнеса российскими предпринимателями. Можно было бы всерьез порассуждать о качестве этих концепций, но дело в том, что из перечня инициатив, обсуждавшихся за последние пять-семь лет, не принята ни одна. Сейчас тема борьбы с офшорами особенно популярна, в связи с тем что чуть больше года назад во вдохновенной предвыборной речи Путин назвал "деофшоризацию" экономики своей приоритетной задачей.

Имитировать деятельность по выполнению поручений президента начали сразу все ведомства, вплоть до Следственного комитета, но пока что самым большим успехом России стал вывод из черного списка любимого и основного офшора — Кипра. Теперь власти острова обязуются представлять сведения о владельцах счетов, но в данном случае страны договорились не о полном раскрытии информации и лишь по конкретным запросам ведомств. Кипрские же компании полностью освобождаются от налогов при выплате дивидендов компаниям российским, что делает Кипр еще более привлекательным в глазах российских бизнесменов.

Райские острова государства российского

Пока правительство рассказывало, как оно будет бороться с офшорами, произошла примечательная история с приватизацией порта Ванино. Покупатель госпакета порта металлургическая компания "Мечел" менее чем через месяц продала его трем кипрским офшорам. Сделка вызвала недовольство ФАС, но премьер-министр Аркадий Дворкович законность продажи пакета подтвердил, а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков посетовал лишь, что она "хоть и законная, но контрастирует с идеей необходимости деофшоризации".

Реалии российского бизнеса, собственно, с этой идеей очень ярко контрастируют. Наиболее показательно, что офшорными схемами не брезгуют и компании, на 100% принадлежащие государству. У государственной "Роснефти" только по официальной отчетности зарегистрированы одиннадцать "дочек" в офшорах и юрисдикциях с льготным режимом налогообложения: пять на Кипре, по одной в Голландии, Ирландии, Великобритании, Люксембурге и две — на острове Джерси. За границей и часть активов "Ростехнологий": например, в конце прошлого года госкорпорация подписала соглашение о создании нового СП с альянсом Renault-Nissan.

Компания Alliance Rostec Auto, получившая в собственность контрольный пакет акций АвтоВАЗа, была зарегистрирована в Нидерландах — эксперты единогласно объяснили этот факт привлекательным налоговым режимом. Месяцем ранее "Ростехнологии" перепродали кипрской компании Nordcom 45,42% акций единственного в России производителя титана — корпорации "ВСМПО-Ависма". Акции, впрочем, и до этого принадлежали дочерним структурам "Рособоронэкспорта" через офшоры Cador Enterprises и Jivanta Ventures.

"Газпром", в котором государству, как известно, принадлежит контрольный пакет, львиную долю своей деятельности ведет при помощи юрисдикций с более комфортным, чем в России, налогообложением. Осенью "Газпром", владеющий многочисленными зарубежными активами, решил перерегистрировать их в Швейцарии. Все расценили это как бегство от санкций Еврокомиссии, которая подозревает компанию в ограничении конкуренции и установлении несправедливых цен на газ, за что "Газпрому" грозит штраф $14 млрд. Помимо этого швейцарская прописка помогает материнскому холдингу минимизировать налоги.

До этого у "Газпрома" был лишь швейцарский трейдер Gazprom Schweiz AG, а почти все зарубежные активы находились под контролем берлинской Gazprom Germania GmbH. Громкой покупкой через офшор стало в 2005 году и приобретение "Газпромом" нефтяной компании "Сибнефть". Сделал он это через голландскую "дочку" Gazprom Finance В. V. Недавно стали известны и подробности продажи доли "Газпрома" в компании НОВАТЭК структурам, близким другу Путина и совладельцу нефтетрейдера Gunvor Геннадию Тимченко. Все сделки проводились через ирландские и люксембургские аффилированные компании.

Когда у самого государства не хватает желания вести бизнес в своей стране, странно ожидать этого от частных компаний. Большинство крупных российских компаний точно так же предпочитают офшорные юрисдикции.

Данные Росстата указывают на гигантский перекос: огромная доля инвестиционных потоков проходит через офшоры и льготные налоговые юрисдикции. Представители трех стран-лидеров — Нидерландов, Кипра и Люксембурга — накопили в российской экономике инвестиции почти на $180 млрд, а привлекли — на $63 млрд. И в том и в другом случае — больше половины общей суммы.

Прячутся в офшорах собственники самого большого частного аэропорта страны — Домодедово, офшорные акционеры есть у "Северстали", "Норникеля", НЛМК, ЛУКОЙЛа и десятка других компаний. Причины у всех одни и те же. Во-первых, неблагоприятный для операций на фондовом рынке налоговый режим — этих трат можно избежать, если акции принадлежат, например, кипрскому офшору. Во-вторых, несовершенная правовая система, в которой высок не только индекс коррумпированности, но и риски рейдерского захвата собственности как со стороны других бизнесменов, так и со стороны государства. Ну а в-третьих, неразвитый финансовый рынок.

В 2011 году Михаил Прохоров и Сулейман Керимов приняли решение перевести свою компанию "Полюс Золото" на британский остров Джерси, объясняя это желанием продавать ценные бумаги на Лондонской бирже (LSE). Так же поступили российские предприниматели Александр Несис и Александр Мамут, зарегистрировав в Великобритании юридическое лицо, владеющее акциями их компании "Полиметалл" — лидера добычи серебра в России.

В прошлом году некоторые эксперты увидели позитивный знак в возвращении в Москву Геннадия Тимченко. До этого времени один из крупнейших экспортеров российской нефти, гражданин Финляндии действительно появлялся в России не так часто, а в прошлом году открыл здесь управляющий офис "Урал-инвест". Тем не менее ни одну из своих компаний полностью в российскую юрисдикцию Тимченко не вернул.

По сути, государственные холдинги отличаются от частных только одним: государственные закапывают в офшорах акции "дочек", частные — материнских компаний. Все они вместе, по сути, делают Россию мировым лидером по выводу средств. В прошлом году специалисты британской исследовательской группы Tax Justice Network выявили страны с наибольшим уровнем оттока частного капитала. Россия заняла в этом списке вторую строку с показателем $798 млрд. И это не считая средств, потраченных на имущество, яхты и автомобили. Больше России потерял только Китай, из него утекли активы на $1,2 трлн. Однако данные о Китае приводились за последние 40 лет, тогда как отток капитала из России считался только с начала 1990-х.

Тем не менее борьбой с офшорами Россия занимается чуть ли не хуже всех в мире. Наиболее популярные офшорные юрисдикции (такие, как Виргинские острова, Лихтенштейн, Андорра и т. д.) согласились раскрывать информацию о своих резидентах практически из всех стран, кроме России. В черном списке Минфина по-прежнему насчитывается 41 страна, не раскрывающая информацию о владельцах счетов. В аналогичном списке Банка России их еще больше.

Законодатели по-прежнему заявляют о решимости преодолеть этот барьер. Счетная палата обещает проводить постоянную проверку деятельности госкомпаний в офшорах — но обещает давно, а никаких конкретных результатов так и не обнародовала. Федеральная налоговая служба определила понятие "бенефициар" и предложила ввести налог на выплаты в офшоры, но не готов еще даже проект законопроекта. Представители Росфинмониторинга потребовали отчетов обо всех офшорных счетах, а Минэкономразвития — сведений о налогах с прибыли офшорных "дочек", материнские структуры которых находятся в России.
В Госдуме же подготовили сразу два законопроекта — в начале и конце года. Государственная дума собиралась принять закон, по которому офшорные компании, не раскрывающие бенефициаров, признавались бы недобросовестными приобретателями и в отношении их применялись бы санкции. Документ затерялся в парламенте, как и последующий, в котором предлагалось повысить налоги для анонимных акционеров. К делу подключились даже Следственный комитет России и Высший арбитражный суд. Первый предлагает обязать претендента на участие в приватизации госпакетов раскрывать информацию не только о прямых учредителях, но и о конечных бенефициарах, а второй — отказаться от разрешения судебных споров, возникающих между офшорными организациями.
Все эти предложения объединяет одно: они направлены на ужесточение наказаний, а не на смягчение условий ведения бизнеса. Целый ряд инициатив представлен в концепции РАН: предлагается запретить регистрацию российских компаний в юрисдикциях, с которыми нет соглашений об обмене налоговой информацией, все имеющиеся соглашения об избежании двойного налогообложения с офшорами расторгнуть, а госкомпании обязать всегда спрашивать разрешения у государства на сделки с офшорами. "Однако одними запретительными мерами с выводом капитала в офшоры никогда не справиться,— уверен ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов.— Нужно общее улучшение инвестиционного климата, тогда бизнесмены готовы будут еще и доплачивать, только бы работать в стране с такими условиями". Стоит сказать, что все развитые страны так и поступают: усиливают контроль над выводом капитала из собственных компаний и тем самым активно расширяют различные льготы для иностранных инвесторов.

Именно поэтому из двух предложенных Владимиру Путину схем борьбы с офшорами более привлекательной выглядит разработанная под руководством Эльвиры Набиуллиной. Газета "Ведомости" сообщала, что в предложении Набиуллиной сделан акцент на расширении льгот для частных инвесторов. Например, предлагается уменьшить налоги на прибыль от продажи ценных бумаг и паев открытых ПИФов, а также обнулить налог на доходы от акций инновационных компаний и налог на доходы от прироста капитала стратегических инвесторов. Кроме того, группа Набиуллиной затрагивает вопрос о наследовании бизнеса российскими предпринимателями, предлагая, к примеру, после смерти одного из бенефициаров все его имущество оставлять в собственности других бенефициаров (наследников) без переоформления. По мнению экспертов, реализация этих предложений могла бы привлечь десятки долгосрочных инвесторов, однако шансы на быстрый запуск этих инициатив очень слабые.

http://www.kommersant.ru/doc/2115665

Чтобы прочитать, откройте вкладку

В начале 2013 года Счетная Палата продолжила эту работу, включив в список проверяемых такие государственные компании, как «Аэрофлот», РЖД, «Русгидро», «Росагролизинг». Однако настораживает то обстоятельство, что в открытом доступе нет никакой информации об уже проведенных проверках. Мы обращаем особое внимание на оффшоризацию государственного сектора экономики по той причине, что раздающиеся с 2011 года призывы власти к сворачиванию оффшорных структур никак не реализуются практически. Можно понять сопротивление частного капитала деоффшоризации, его способность уходить от исполнения государственных директив. Но если власти не принимают никаких мер по деоффшоризации государственных компаний, то это вызывает сомнение в том, что заявления власти искренни. Или возникает подозрение, что власть вообще способна чем-то управлять.

Впрочем, следует иметь в виду, что созданные несколько лет назад в России госкорпорации – по сути,внутренние оффшоры, которые закрыты полностью от общества, а также непрозрачны для органов государственной власти. Эти госкорпорации не имеют аналогов в мировой практике. Некоторые из них являются настоящим «государством в государстве». Они организованы по принципу «матрешки»: в рамках холдинговой «матрешки» имеются десятки дочерних и внучатых компаний-«матрёшек». А при создании госкорпорации «Ростехнологии» в нее вошло аж 450 предприятий разных отраслей экономики.

Весной 2012 года обсуждался даже вопрос о создании специальной гигантской структуры - госкорпорации Сибири и Дальнего Востока; фактически предлагалось большую часть станы вообще вывести из-под контроля федерального правительства, превратить в гигантский оффшор. Правда, слава Богу, к середине прошлого года этот вопрос стал «затухать». В несколько модифицированном виде он был реанимирован в марте 2013 года, когда начался «наезд» на оффорную зону Кипра, от которого пострадали многие компании и граждане России. Премьер-министр Д. Медведев заявил, что ответом России на этот «наезд» могло бы быть создание ряда оффшоров на Дальнем Востоке. Правда, дальнейшей детализации эта идея не получила.

За непроницаемой завесой госкорпораций может происходить втайне от народа приватизация государственной собственности, вывод капитала за пределы российской юрисдикции, трансформация внутренних оффшоров во внешние оффшоры. Вот как характеризует один эксперт государственную корпорацию:

«С точки зрения менеджмента госкорпорация - это вертикально-интегрированная структура, имущество которой на 100% формируется за счет имущественного взноса российской Федерации, создаваемая специальным Федеральным законом для решения конкретных отраслевых задач и подчиняющаяся напрямую Президенту РФ. Понятно читателю?! Создается за счет имущества государства, но выводится из подчинения государства и передается в частные руки, которые и осуществляют управлением, ставят цели и задачи вне государства и неподконтрольные государству» («Госкорпорация – частная оффшорная зона»).

Статья полностью

Госкорпорации – частная оффшорная зона.

Мир движется к последней стадии развития капитализма - глобализму. Успехи просто поражают воображение. Успехи ещё и потому что, на примере создания госкорпораций мы видим насколько изворотлив капитализм (частная собственность), в попытке удержать свою власть, удержать частную собственность, которая уже глобализирована до такой степени, что всей собственностью земного шара владеют – цифры подаются разные, - но суть остается, что владеют всеми богатствами земли несколько сотен или десятков конкретных лиц.

В создании госкорпораций много темных пятен, много тайн, много непонятного не только для простого смертного, но и для специалиста. Но суть мы можем чётко уловить. Это дальнейшее обобществление ресурсов земли, успехов цивилизации и труда миллионов и миллионов рабочих рук простых людей земли. Госкорпорации - это методика ухода частного капитала, частной собственности из-под контроля государства и контроля простых граждан конкретного государства. Это создание государства в государстве, неподконтрольного государству и подконтрольного только группе, неизвестных для остального мира, – лиц.

Основная суть современного капитализма, находящегося на стадии глобального укрупнения, уход от государства и государственного контроля и постепенная передача всех богатств мира в руки частных, тайных лиц. А это в свою очередь есть отработка и создание мирового государства с единой экономикой и единым мировым правительством. Это и есть основная цель создания госкопораций.

Что касается России, то здесь можно найти и интересы конкретных властных лиц. Дело в том, что госкорпорации практически выведены из подчинения государства, хотя финансируются государствам. А это несоизмеримые финансы, которые могут контролировать частные лица а самим оставаться неподконтрольными ни с какой стороны. Потому что госкорпорации выведены за пределы контроля со стороны счетной палаты и любого другого государственного органа.

Вот мы и попытаемся разобраться в какой-то мере, что собой представляют корпорации, какова цель их создания, какие задачи и чьи она решает. Задача трудная, но мы вдохновляемся хотя бы тем, что поставим вопрос перед гражданами нашей страны и перед учеными, которые должны не только разобраться во всем этом, но и упредить громаднейшую опасность, каковую представляет создание и функционирование на территории России монстров глобальной экономики и наших могильщиков.

Выясним, кстати, в чём отличие целей и задач российских госкорпораций от иностранных, которые решают немного другие проблемы, хотя цель везде одна и та же.

Что такое госкорпорация.

Сейчас в России существуют семь госкорпораций. Это Внешэкономбанк, "Ростехнологии", Агентство по страхованию вкладов, "Росатом", "Олимпстрой", Фонд содействия развитию ЖКХ и "Роснанотех". Практически у каждой из них есть своя, хотя и не всегда четко сформулированная цель - реформирование ЖКХ, проведения Олимпийских игр, повышение конкурентоспособности экономики страны, и так далее.

Госкорпорация создается на основании отдельного федерального закона, который выполняет функции учредительных документов корпорации. В законодательстве говорится, что госкорпорации наделяются определенными правами и обязанностями, в том числе полномочиями властного характера - для осуществления социальных управленческих или иных общественно полезных функций. Формулировка "иные общественно полезные функции" замечательна своей расплывчатостью, поскольку никак не определена в законодательстве.

Особенности госкорпораций

1/ По закону, имущество, переданное Российской Федерацией госкорпорации, становится собственностью госкорпорации, но не государства. В качестве основного ограничения, установленного законом, является обязанность государственных корпораций использовать имущество только для достижения целей своей деятельности. Расплывчатость этих формулировок специально закладывается в законы и инструкции, чтобы дать простор и свободу в деятельности учреждения.

2/ Ликвидировать госкорпорацию государство может, лишь прекратив свое учредительство в ней. Но в законе прямо оговорено, что к ним не применяются правила, предусмотренные законодательством о несостоятельности (банкротстве). Речь идёт о том, что если госкорпорация и обанкротится, то государство этому не позволит и начнёт загонять туда миллиарды и миллиарды долларов, что и происходить на само деле.

3/ Формально госкорпорации неподвластны контролю Счетной палаты, но еще в апреле 2008 года глава ведомства Сергей Степашин утверждал, что госкорпорации не против визита аудиторов. И даже заявил, что госкорпорации намерены подписать добровольные соглашения о проверках, хотя содержание самих проверок почему-то должно было определяться на переговорах, а не желанием и задачами аудитора. Вот в этом и весь секрет. "В 2008 году мы проверим шесть госкорпораций, заявил Степашин, но это осталось тайной – проверяли ли госкорпорации или нет. Информации до сих нет.

4/ Кроме того, в законах о госкорпорациях предусмотрены возможности выхода из-под контроля налоговиков (частично освобождены от уплаты налогов), а также Росфинмониторинга – финансовой разведки, которая контролирует прозрачность денежных потоков в России. Сейчас госкорпорации фактически обязаны лишь предоставлять квартальные и годовые отчеты о расходах средств непосредственно президенту, в рабочие приоритеты которого, корпение над многостраничными отчетами явно не входит.

5/ Но не только большие расходы на госкорпорации беспокоят чиновников. К примеру, в феврале Минфин направил в правительство письмо с предложением снизить зарплаты руководству госкорпораций. При этом Минфин даже не смог определить размера сокращения зарплат, поскольку располагает данными о зарплатах в госкорпорациях лишь на март 2008 года.

В феврале чиновники запросили у госкорпораций данные о зарплатах топ-менеджеров, однако даже отвечать на запрос многие госкорпорации просто отказались. По прикидкам чиновников, зарплаты руководителей госкорпораций достигают миллиона рублей в месяц, что в 3-4 раза больше, чем зарплаты министров.

Выводы:

Таким образом - реализация масштабных проектов фактически попадает в полную зависимость от действий одного человека, т.е. группы неизвестных лиц.

Далее читатель сам может делать выводы и аналитику.

Недоразумения:

1/ Юристы президента посчитали, что госкорпорации создаются преимущественно или даже исключительно для осуществления предпринимательской деятельности, хотя являются некоммерческими организациями.

2/ Более того, такой организационно-правовой формы как «госкорпорация» вообще по сути не существует, поскольку каждая госкорпорация имеет свои специфические черты, которые делают ее похожей на что угодно, но только не на госкорпорацию. Вообще документ, подготовленный юристами президента, пестрит примерами многочисленных юридических коллизий, которые создают законы о госкорпорациях.

3/ Так, в форме госкорпорации могут существовать как некоммерческие (Фонд ЖКХ), так и коммерческие организации ("Ростехнологии", "Роснанотех", Агентство по страхованию вкладов (АСВ), Внешэкономбанк (ВЭБ), "Олимпстрой", а также образования, объединяющие в себе функции коммерческих организаций и компетенцию органов государственной власти ("Росатом" и частично "Олимпстрой").

4/ К примеру, "Росатом" может сам принимать нормативные правовые акты, распоряжаться бюджетными средствами и иметь собственные военизированные охранные подразделения (аналогичные претензии юристы имеют и к "Олимпстрою"). Чем не государство? Обладает всеми функциями государственных органов, следовательно, федеральные законы на подвластной территорией «Росатома», действовать не будут. Да собственно подобное положение во всех госкорпорациях России.

5/ В частности, ВЭБ, сейчас действует без лицензии Центробанка и без контроля с его стороны, что дает ВЭБу "необоснованные конкурентные преимущества перед прочими коммерческими банками".

6/ АСВ, по мнению авторов концепции, вообще является страховой компанией, что противоречит статусу госкорпорации как некоммерческой организации. "Роснанотех" и "Ростехнологии" юристы вообще сочли инвестиционными банками, которые могут ставить под свой полный контроль независимые акционерные общества.

7/ К тому же в условиях кризиса щедрые расходы на их содержание стали для правительства тяжким бременем. Т.е. то о чём я писал неоднократно. Банки, частные предприятия, а теперь ещё и монстры – госкорпорации стали той дырой куда уходят государственные деньги, т.е. наши деньги. И это в то время, когда население России в размере 93-97% находится за чертой бедности (см. статью «По мировым стандартам 93%-97% населения России бедные и нищие». Интернет).

Вот пример: Гораздо дороже российскому бюджету обходится деятельность госкорпорации "Ростехнологии", которой были переданы 450 компаний, общий долг которых только за первые три квартала 2008 года составил 630 миллиардов рублей.

Сейчас госкорпорация разрабатывает варианты реструктуризации задолженности, а также готовит программу сокращения издержек. По сообщениям российских СМИ, "Ростехнологии" получат от правительства более 260 миллиардов рублей в качестве денежных средств и госгарантий.

Кроме того, предприятия, которые входят в госкорпорацию, станут получателями средств по шести федеральным целевым программам с финансированием на триллион рублей. Проблема этой госкорпорации в том, что более половины ее активов не могут быть обанкрочены, поскольку являются оборонными предприятиями и считаются стратегическими.

Так что же это такое – госкорпорации?

С точки зрения менеджмента госкорпорация - это вертикально-интегрированная структура, имущество которой на 100% формируется за счет имущественного взноса российской Федерации, создаваемая специальным Федеральным законом для решения конкретных отраслевых задач и подчиняющаяся напрямую Президенту РФ. Понятно читателю?! Создается за счет имущества государства, но выводится из подчинения государства и передается в частные руки, которые и осуществляют управлением, ставят цели и задачи вне государства и неподконтрольные государству. Парадокс? Да! Здесь кроется какая-то тайна? Да!

«Государственная корпорация -- организационно-правовая форма некоммерческих организаций в России. Эта форма отличается как от ОАО с преобладающим государственным участием, так и от государственных унитарных предприятий (ФГУПов). В частности, на госкорпорации (ГК) не распространяются положения о раскрытии информации (если есть закон о нераскрытии информации о действиях госкорпорации, значит, есть что скрывать! - автор), обязательные для публичных ОАО, а также действие закона о банкротстве; в отличие от ФГУПов ГК выведены из-под контроля ряда государственных органов». Государственная корпорация - Википедия [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Госкорпорация/ свободный - Загл. с экрана..

Как и зачем создаются госкорпорации?

Госкорпорации российские и зарубежные сильно отличаются друг от друга своими задачами и целями. Попробуем найти эти отличия.

В России госкорпорации были созданы с помощью специальных законов, которые внес в Думу Путин. О их назначении и причины создания никто народ не просвещал. Как и все законы в России создаются в кулуарах и тихонько, чтобы никто ничего не заподозрил. А как в других странах?

«В мировой практике такие хозяйствующие субъекты называются «статутными корпорациями», поскольку для каждой пишется особый закон (статут). Они единичны, создавались в условиях кризиса или послевоенного восстановления экономики.

Например, в США в 1933 году была создана Федеральная корпорация по страхованию вкладов, а в Великобритании в 1946-м для вывода энергетики из кризиса был создан Национальный совет по углю (снова приватизирован в 1994 году после реформы отрасли). Так же стоит отметить и созданный еще в 1974 году в Сингапуре госхолдинг «Temasek», которому принадлежат основные доли в акционерном капитале компаний, функционирующих в ряде отраслей.

В Японии государственное участие в экономических отношениях прошло весь жизненный цикл - от создания в первой половине 1950-х годов Системы источников специального финансирования дорожных работ до приватизации в 2005 г. четырех государственных корпораций в связи с выполнением возложенной на них миссии. По японскому пути пошли Корея, Индонезия, Малайзия и некоторые другие страны».

Как видим, госкорпорации создавались в момент кризисов, для выхода их кризиса какой-либо отрасли. После выполнения своей функции госкорпорации ликвидировались. В России госкорпорации создавались после кризиса. Цели и задачи - какие ставились при их создании, мы можем только догадываться. Государственные корпорации (ГК) распространены по всему миру и возникают на всех уровнях государственной власти. Это "рука государства", умеряющая рыночную стихию в отдельных отраслях экономики, важное звено в цепи, объединяющей сбережения граждан с возможностями государства во имя экономического роста.

ГК в значительной мере разрешают противоречие между потребностью общества в государственных инвестициях и неспособностью государства быть эффективным инвестором. Как видно цели и задачи, которые ставились перед госкопорациями в западных странах довольно прозрачны. Госкорпорация на западе – это «рука государства», умеряющая пыл частных собственников. Как мне представляется, для России это звучит по другому: госкорпорация – это рука частных лиц для отъёма финансов у государства и его распил.

«Франклин Рузвельт, 32-й президент США, инициатор создания крупнейших ГК, утверждал, что, как общее правило, развитие экономики есть функция частной инициативы и частного капитала, но из этого правила бывают жизненно важные исключения, требующие радикального государственного вмешательства.

Являясь ставленниками государства в экономике, ГК в нескольких отношениях сильно отличаются от частных фирм.

Во-первых, ГК пользуются финансовой поддержкой государства. Но эта поддержка строго дозируется и контролируется. Чтобы выполнить свою нелегкую миссию, ГК должны по крайней мере на первых порах иметь повышенный запас прочности. Их стартовый капитал может быть внушительным; их могут освободить от уплаты не только дивидендов, но и некоторых налогов; они могут получать государственные субсидии на специальные нужды и государственные гарантии выплат по своим облигациям. Все другие нужные им средства ГК добывают на рынке капитала. И долг ГК не включается в государственный долг, если только он не является объектом государственной гарантии (как и сами ГК не включаются в государственный сектор)».

Если читатель внимательно читает текст, то он сразу же увидит отличие госкорпораций запада и России. Там жесточайший контроль над финансами, которые дает государство. В России законодательно госкорпорация выводится из-под контроля счетной палаты, и даже налоговых органов.

«Продвигая свои проекты, государство рискует. Помимо дивидендов от ГК платой за риск является удовлетворение граждан результатами проектов и большее доверие государству». Здесь государственная финансовая поддержка ГК оправданна: Госкорпорация по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Вот что пишет Ростислав Туровский в статье: «Путин создает в Сибири опричнину, как Иван Грозный» (http://www.rbcdaily.ru). «Беспрецедентные полномочия может получить новая госкорпорация по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока. В ее появлении виден личный интерес Путина, который создает собственную опричнину, как Иван Грозный.

Владимир Путин, еще работая главой правительства, уделял огромное внимание Дальнему Востоку и Восточной Сибири. Эти регионы наряду с Северным Кавказом стали ключевыми по получению федерального финансирования. Однако привлечение инвестиций и бурное социально-экономическое развитие ассоциируются именно с Дальним Востоком и Восточной Сибирью.

С политической точки зрения Путин, переходя на пост главы государства, стремится сохранить контроль над финансовыми потоками, которые идут в эту часть страны. Таким образом, он очертил сферу своего влияния, будучи премьером, и не хочет ее отдавать новому правительству во главе с Дмитрием Медведевым.

С помощью этой компании и наверняка с помощью лояльной фигуры ее руководителя Путин хотел бы управлять финансовыми потоками лично, являясь уже президентом страны. Это предложение — проявление политики ручного управления. Таким образом, законопроект о создании новой госкорпорации, по сути, предусматривает создание параллельного правительства, функционирующего на огромной территории, с которым Путин лично связывает перспективы по-прежнему сырьевого, но все же развития страны.

Появление данного документа также связано с предстоящим саммитом АТЭС. На нем Путин будет ключевым игроком, а сама компания будет рекламироваться в качестве основного и единственного контр¬агента для возможных инвесторов и партнеров из стран АТР. Теоретически это может создать понятные правила игры для иностранцев»

Автор ошибается. Путин на саммите АТЭС будет не рекламировать свои затеи, чтобы привлечь инвестиции иностранных игроков на русское поле бизнеса, а продемонстрирует готовность передать Сибирь и Дальний Восток в руки мирового сообщества, как того и требуют адепты мировго правительства. Кто знает, может передача наших территорий и послужит пропуском «государя» в сонм богов, когорту «золотого миллиарда», в ряды бессмертных мировых лидеров.

Далее автор просто впадает в какую-то непростительную наивность, видя положительный результат в создании этой корпорации, для стимулирования и ускоренного развития Сибири и Дальнего Востока, попытка прекратить отток русского населения из этих регионов. Чушь. Цели и задачи создания госкорпорации совсем другие – шкурные, и они были заявлены автором в начале статьи правильно. Идея проведения саммита именно на Дальнем Востоке не случайность, а длительная и кропотливая подготовка передачи этих территорий в руки мировго сообщества. И именно в тот период, когда Путин снова станет президентом страны.

Мировое правительство и позволило Путину совершить фантастический политический кульбит, который войдет в историю как «Восьмое Чудо Света». Предстоящие 12 лет правления вечного «царя» были спроектированы, запланированы мировыми адептами давно для решения важнейшей задачи мирового сообщества – передача территорий России в руки США и Евросоюза и т.д., т.е. государствам «золотого миллиарда» во главе с мировым еврейством.

Как нам представляется – создание госкорпорации для управления Сибирью и Дальним Востоком, имеет одну цель и задачу – подготовка передачи госкорпорации в руки мировго сообщества. Метод довольно прост. Выпускаются ценные бумаги, которые потом начнут выбрасывать на рынки ценных бумах, где их будут раскупать частные фирмы, втайне от народа. Потом в одно прекрасное время окажется, что вся Сибирь и весь Дальний Восток уже не принадлежит русскому народу.

Подобное произошло со многим крупными предприятиями и целыми отраслями производства и добычи полезных ископаемых. Русский народ ведь до сих пор даже не представляет, хотя бы приблизительно, какие отрасли принадлежат русскому государству, а какие уже давно принадлежат иностранным фирмам.

А вот опубликовано и министерство по подготовке и передачи Сибири и Дальнего Востока мировому сообществу:

Новое министерство по развитию Дальнего Востока будет располагаться в Москве и Хабаровске

01.06. РАЗДЕЛ: РЕЖИМ И ЕГО БАНДА

Согласно документу, министерству разрешается иметь пять заместителей министра и до семи департаментов по основным направлениям деятельности.

Предельная численность работников ведомства (без учета персонала по охране и обслуживанию зданий) установлена в количестве 253 единиц и фонд оплаты труда указанных работников установлен в размере 202228,2 тысячи. рублей (в расчете на год). (Прим. NEWSru.com: то есть более двухсот миллионов в год на всех - при самых грубых подсчетах, зарплата среднего сотрудника министерства составит в месяц 65-70 тысяч рублей.)

Также Медведев согласился разместить новое министерство в Москве и Хабаровске.

Министерство на территории Дальневосточного федерального округа будет координировать деятельность по реализации государственных программ и федеральных целевых программ, в том числе долгосрочных, предусмотренных перечнем, утверждаемым правительством РФ.

Оно также будет управлять федеральным имуществом (за исключением лесного фонда и особо охраняемых природных территорий федерального значения, а также имущественных комплексов открытых акционерных обществ, федеральных государственных предприятий, включенных в перечень стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ, утвержденный президентом Российской Федерации) в порядке и пределах, установленных актами президента и правительства России. Кроме того, ведомство будет контролировать в регионе осуществление органами государственной власти субъектов РФ полномочий Российской Федерации, переданных им в соответствии с законодательством.

Удивительно, а может и не удивительно, но стали появляться статьи, где уже открыто ставится вопрос, что передачи Сибири и Дальнего Востока есть давно и объективно назревший факт мировой истории. И всё это поставлено на рельсы массированной пропаганды о передачи территорий России в руки «мировго сообщества». Идёт агрессивная пропаганда захвата территорий России во всех мировых СМИ и, особенно на территории нашей страны, чтобы примелькалась эта идея и впоследствии не вызывала никакой тревоги.

Так, между прочим, мировые адепты внедряют в сознание мирового сообщества любую идею, которую разработало мировое еврейское лобби и потом с чисто еврейской тактикой - медленного, но неуклонного внушения всему земному шару их идей, которые представляются уже как что-то объективно назревшее и не зависящее от воли человека и даже государств. Вот эти статьи:

Акулов правильно сказал: «Нам, русским людям, давно следовало бы понять, что речь идет не просто о захвате власти в России инородцами. Власть – это всего лишь инструмент. Речь идет о совершенно сознательном и хорошо спланированном уничтожении российской государственности, национального русского государства и русского народа как нации» (В.Л.Акулов. Понятие «коренной народ», его научное содержание и идеологический подтекст).

И ещё одна цитата: - Как вы считаете, чего нужно опасаться России сейчас?

- Более всего дестабилизации изнутри. Дважды за одно столетие нас не военным путем, а путем пропаганды ненависти к своей стране заставили ее разрушить. Хочется надеяться, что это никогда не повторится. А для этого каждый гражданин России просто должен понять и запомнить, что никому на этой планете Россия и ее жители не нужны. Кроме нас самих. А вот наши природные богатства нужны всем.

В истории уже были целые народы, которые фактически исчезли, оставив свои богатства другим. Потому что не понимали важность единства. Потому что враждовали друг с другом и верили красивым посулам чужеземцев. Вспомните индейцев - это очень хорошо прочищает мозги. (Составитель - NoСамсонов Анатолий Евгеньевич - Великоросс - электронный адрес samae@mail.ru).

«В настоящее время информационно-психологическая агрессия продолжается. Речь идет уже о непосредственном существовании России, об окончательном захвате ее сырьевых и энергетических ресурсов, о полном развале обороноспособности.

Что же делать?

Отвечу словами известного немецкого философа Эрнеста Кассирера:

"Чтобы победить врага, мы должны знать его. В этом заключается один из принципов правильной стратегии".

Но у нас, к сожалению, всеми средствами информационно-психологического воздействия на общественное сознание создается видимость отсутствия настоящего врага, развязавшего информационную агрессию против нас еще с 1948 г., и подмену его неуловимым бен Ладеном во главе с такими же неуловимыми отрядами "мирового" терроризма, изобретенного Америкой для беспардонного вмешательства во внутренние дела любой страны, исходя из призыва бывшего президента Буша: "...кто не с нами - тот против нас". Россия откликнулась на этот призыв одной из первых.

Нежелание властей признать агрессию нового типа, определить ее источники, стратегию и тактику, нежелание или неумение соответственно этому выработать и осуществить активное и эффективное противодействие -- в этом и заключается сегодня главная опасность для России и ее народа.

http://rusforce.org/showthread.php?t=11893

Чтобы прочитать, откройте вкладку

4. О «КРЕСТОВОМ ПОХОДЕ» ЗАПАДА ПРОТИВ ОФФШОРОВ

Как известно, Запад начал «крестовый поход» против оффшоров. Воинственные призывы стали раздаваться еще несколько лет назад, прежде всего от президента США Барака Обамы. Обращалось внимание именно на такую негативную сторону оффшоров, как уход физических, а особенно юридических лиц от уплаты налогов. Только в США налоговым уклонистам, по самым консервативным оценкам, удавалось прятать не менее 100 млрд. долл. налогов.

В Европейском союзе объем недополучаемых ежегодно налогов оценивается в 1 триллион евро, причем большая часть этой суммы укрывается от европейских фискалов в оффшорах. В условиях финансового кризиса дефициты бюджетов стран «золотого миллиарда» начали быстро расти, параллельно наблюдался быстрый рост государственного долга. Государственные и политические деятели Запада искали разные способы затыкания бюджетных «дыр», связанные как с экономией бюджетных расходов, так и увеличением налоговых поступлений в казну. На первое место вышел такой способ, как ликвидация оффшоров или, по крайней мере, изменение их статуса и повышение «прозрачности».

До недавнего времени борьба с оффшорами велась в достаточно вялом режиме. Власти США в конце прошлого десятилетия в качестве главного объекта этой борьбы выбрали Швейцарию, добиваясь получения от банков этого государства информации о налоговых уклонистах американского происхождения. В результате осады швейцарского «оазиса» властям США удалось не только получить информацию о налоговых уклонистах, но и в целом расшатать институт банковской тайны в этом знаменитом налоговом убежище.

Вела свою борьбу и Германия, периодически покупая на «черном» рынке ворованные базы данных о немецких клиентах банков Швейцарии, Лихтенштейна, Люксембурга. Но все это было лишь подготовкой к настоящей атаке. Борьба с оффшорами перешла в активную фазу в нынешнем, 2013 году. Сначала это был удар по оффшорному государству Кипр (март), а затем по очень крупному и пользующемуся всеобщим спросом оффшору под названием Британские Виргинские острова.

О чем идет речь

Информационное управление по борьбе с отмыванием денег (MROS) будет сообщать номера банковских счетов своим иностранным партнерам.

Le Bureau de communication en matière de blanchiment d’argent (MROS) devrait pouvoir communiquer des numéros de comptes bancaires à des partenaires étrangers.

На прошлой неделе Национальный совет одобрил внесение изменений в «Закон о борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма». Большинство парламентариев считает, что Швейцария должна соответствовать нормам GAFI/FATF – межправительственной «Группы по разработке финансовых мер по борьбе с отмыванием денег». Поэтому результаты голосования не стали сюрпризом: 105 голосов «за», 48 – «против».

Правда, тут следует сделать оговорку. Уступки, на которые в данном случае готова идти Конфедерация, – не требования самой FATF, а условия, выдвигаемые группой Egmont. Это неформальное объединение включает в себя более сотни управлений по финансовой разведке. Первая встреча этих спецслужб состоялась в 1995 году в Egmont Arenberg Palace в Брюсселе, откуда и пошло название группы. В объединение входят службы разных стран, в том числе Сеть по борьбе с финансовой преступностью США (FinCEN), Агентство по борьбе с организованной преступностью Великобритании (SOCA), Информационное управление по борьбе с отмыванием денег Швейцарии (MROS), Федеральная служба по финансовому мониторингу России и Госфинмониторинг Украины.

Egmont имеет статус наблюдателя при FATF, которая была создана в 1989 году на встрече тогда еще «Большой семерки» в Париже (до вступления России). Целью FATF является борьба с терроризмом и организованной преступностью. Ее методы – отслеживание денежных потоков, полученных криминальным путем, на этапе их легализации. Швейцария состоит в FATF с 1990 года. Первый «Закон о борьбе с отмыванием денег» был принят Конфедерацией в 1997 году.

Вносимые изменения – результат ультиматума, который получила альпийская республика от группы Egmont. Год назад Конфедерация была поставлена перед выбором – принять условия Egmont или выйти из объединения. Ив Нидеггер, национальный советник от Швейцарской народной партии, возмущен тем, что группа, которая даже не обладает статусом международной организации, диктует стране, какие изменения она должна внести в свои законы и в какие сроки!

Зачем выполнять необязательные требования, которые в очередной раз подвергают опасности банковскую тайну (или то, что он нее осталось) и позволяют обойти действующую процедуру юридической взаимопомощи? А угроза исключить Информационное управление Швейцарии по борьбе с отмыванием денег из группы Egmont выглядит не слишком пугающе. Особенно если учесть, что MROS гораздо чаще получает запросы от иностранных коллег, чем запрашивает информацию сам.

Однако, несмотря на уверенность некоторых парламентариев в том, что в Швейцарии действует самое строгое законодательство по борьбе с отмыванием денег, большое количество запросов в MROS, скорее, говорит об обратном. Изменения в нормативных актах, которые помогут Швейцарии упрочить ее репутацию в финансовой сфере, одобряют многие.

До сих пор MROS было единственным управлением в группе Egmont, которое отказывалось передавать своим партнерам финансовую информацию. Правда, как отмечает Жан-Кристоф Швааб, представитель Социалистической партии, даже сейчас речь не идет об автоматической передаче данных. Если действия граждан по швейцарским законам не являются правонарушениями в области отмывания денег, то им нечего бояться.

Согласно вносимым поправкам, Швейцария сможет передавать номера банковских счетов и информацию о движении средств или остатках на счетах. Эти данные пока защищены банковской тайной. MROS заключит протокол технической поддержки для сотрудничества с иностранными партнерами. Управление сможет получать информацию о подозрительных банковских операциях от других финансовых учреждений. Однако оно будет не вправе выдавать название финансового посредника, кроме тех случаев, когда анонимность информатора гарантирована.

Национальный совет уточнил, что возможность передача данных исключена, если затронуты национальные интересы или безопасность страны. Другие предложения, призывающие ограничить сферу действия управления по борьбе с отмыванием денег, не имели успеха. А попытки Ива Нидеггера сорвать установление «диктатуры» Egmont потерпели полное поражение.

http://www.nashagazeta.ch/news/15178

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Итак, формально целью борьбы Запада с оффшорами выступает борьба со своими налоговыми уклонистами.

Об этой цели говорят все ведущие государственные и политические деятели стран «золотого миллиарда». Иногда говорится о том, что одновременно решаются такие важные задачи, как демонтаж банковской тайны, борьба с коррупцией, организованной преступностью, «отмыванием» «грязных» денег и даже международным терроризмом. Все это так. Но имеются и другие, не декларируемые цели. Борьба с оффшорами свидетельствует о том, что мировая финансовая элита, давшая «отмашку» «бойцам» с оффшорами, начала радикальную перестройку мирового порядка.

Важнейшими характеристиками нового мирового порядка будут следующие: фактическое исчезновение суверенных национальных государств, сворачивание традиционных товарно-денежных отношений и переход к нерыночным экономическим отношениям, создание мирового правительства, превращение банковской системы в институт глобальной исполнительной власти. Созданный социально-экономический порядок можно назвать новым рабовладельческим строем. Или «лагерным социализмом». Верховная власть будет принадлежать узкой группе мировой олигархии – главным акционерам Федеральной резервной системы США. Эта группа «избранных» подготовит мир к приходу нового «мессии».

Впрочем, пока это контуры, к счастью, не сегодняшнего, а завтрашнего мира. А пока группа «избранных» («золотой миллион») решает более конкретную задачу – окончательное перераспределение мирового богатства и его полное сосредоточение в своих руках. Лишь только полное лишение жителей планеты средств существования (земли и других природных ресурсов, а также основных средств производства) позволит «золотому миллиону» по-настоящему поработить все человечество. Исходя из понимания стратегических планов «золотого миллиона», можно в полной мере понять цели начавшейся кампании «зачистки» оффшоров.

Конечно, эта «зачистка» направлена не только и не столько на то, чтобы увеличить собираемость налогов в бюджеты стран «золотого миллиарда». Она нацелена на то, чтобы провести конфискацию имущества оффшорных компаний и банков в пользу «золотого миллиона». Можно выделить два основных объекта конфискаций: а) денежные средства, размещенные на счетах оффшорных банков; б) финансовые и нефинансовые активы, которые находятся в управлении оффшорных компаний.

Согласно последнему отчету международной исследовательской организации Tax Justice Network (TJN), занимающейся независимыми расследованиями в области уклонений от уплаты налогов, на банковских счетах оффшорных юрисдикций находится от 21 до 32 триллионов долларов. Что касается активов, которые находятся в управлении оффшорных банков и компаний, то этот вопрос является еще более туманным. Например, по данным Boston Consulting Group (BCG), оффшорные банки в конце прошлого десятилетия управляли капиталом в размере 7 трлн. долл., а по оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), - 11,5 трлн. долл.

Статья полностью

Дорогостоящие пакеты мер для стимулирования экономики, очередь за кредитами от МВФ, поиск и «попрошайничество» в целях получения заемных средств у других государств - всего этого развивающиеся страны, в том числе и Россия, могли бы избежать, не прекращая борьбу с охлаждением экономики. Альтернативой названным источникам капитала могли бы стать внутренние денежные ресурсы бизнеса. Но чтобы добраться до этой сокровищницы и пополнить бюджет за счет налоговых поступлений с доходов компаний, государству нужно преодолеть одну тяжелую зависимость, от которой страдают фирмы по всему миру, - тягу к уклонению от налогов через вывод капитала в оффшоры.

По данным Boston Consulting Group (BCG), сегодня оффшорные банки управляют капиталом в размере $7 трлн., а по оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), - $11,5 трлн. Как подсчитали эксперты британской организации Oxfam, физические и юридические лица из развивающихся стран держат на оффшорных счетах $6,2 трлн., причем ежегодно эта сумма пополняется на $200-300 млрд. В результате из государственной казны в этих странах из года в год «уплывает» $124 млрд. в виде недополученных налогов.

В то же время международная помощь развивающимся государствам составляет $103 млрд. в год. По мнению экспертов Oxfam, данная сумма становится бессмысленной на фоне той финансовой подпитки, которую эти страны могли бы получать при более прозрачном оффшорном законодательстве и более строгом налогообложении у себя дома. Однако для этого придется «поднапрячься» всем государствам, в особенности наиболее крупным, богатым и влиятельным.

Крестовый поход или блицкриг?

Борьба с рецессией - удовольствие не из дешевых, поэтому неудивительно, что поиск финансирования для растущего бюджетного дефицита привел многие страны в ярую оппозицию к оффшорным центрам. Судя по прошедшему в первые дни апреля саммиту G20 в Лондоне, сегодня охоту на «налоговые оазисы» возглавляют президент США Барак Обама, премьер-министр Британии Гордон Браун, канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози.

Решение о применении санкций к «строптивым» оффшорам стало едва ли не единственным и наиболее плодотворным по итогам саммита. Как отметил по поводу усилий «Большой двадцатки» Энджел Гурриа, генеральный секретарь ОЭСР, регулирующей на международном уровне функционирование оффшоров, «за последние несколько недель был достигнут больший прогресс в борьбе против налоговых гаваней, чем за все прошлое десятилетие».

А началась эта «охота на ведьм» и правда почти десятилетие назад. В 2000 году ОЭСР назвала сорок «налоговых оазисов» и уговорила тридцать пять из них принять стандарты организации по прозрачности и обмену информацией. С тех пор было подписано 49 соглашений об обмене между странами данными об росывающихся в «оазисах» налогоплательщиках. Однако семь стран тогда отказались сотрудничать, в результате чего попали в «черный список».

К этому году их число сократилось до трех - Андорра, Лихтенштейн и Монако. Но в преддверии апрельского саммита G20 большинство оффшорных юрисдикций, а также государства, которым грозило попадание в «черный список» ОЭСР и, соответственно, приобретение «подмоченной» репутации, зашевелились. Видимо, в предчувствии готовящегося массового ополчения против «налогового рая».

В марте Андорра и Лихтенштейн приняли решение смягчить закон об охране банковской тайны и привести его в соответствие с международными требованиями в сфере борьбы с уклонением от налогов. «Наша банковская тайна всегда служила для защиты частных интересов граждан и будет служить им дальше. Однако тайна банковского вклада не может быть средством ухода от налогов», - заявил тогда премьер-министр Лихтенштейна Отмар Хаслер.

Повод для беспокойства

Тем временем ОЭСР продолжает обновлять списки «налоговых оазисов». Второго апреля организация опубликовала три различных списка - «черный», «белый» и, образно говоря, «серый». Первый (со странами, нежелающими брать на себя обязательства или давшими слово в 2000 году, но не подкрепившими его реальными действиями) на данный момент пустует. Хотя еще до 7 апреля в нем числились четыре государства - Коста-Рика, Малайзия, Филиппины и Уругвай. Второй - перечень стран, которые выполняют международные обязательства в налоговой сфере. Здесь - большинство развитых стран, которые никогда не обвинялись в оффшорной деятельности, а также Кипр, Мальта, Великобритания с ее островами Мэн, Гуэрнси и Джерси. И, наконец, третий - список стран, которые на словах приняли стандарты ОЭСР, но так и не воплотили их в жизнь. Именно сюда попали такие страны, как Андорра, Багамы, Каймановы острова, Лихтенштейн, Монако, Панама и другие.

Но кроме оффшоров, в «сером списке» оказались и некоторые довольно добропорядочные финансовые центры - Австрия, Бельгия, Бруней, Гватемала, Люксембург, Швейцария, Сингапур и Чили. Несмотря на то, что ни в одном из списков они не упоминаются, эти государства заработали не очень хорошую репутацию в международном сообществе, о чем свидетельствуют и разгоревшиеся споры на саммите G20. Так, например, тучи сгустились над репутацией Гонконга. Поэтому Китай явно воспротивился тому отношению к оффшорам, которое пропагандируют Обама и европейские лидеры. Пекин предпочитает, чтобы этим занималась организация, в которой он также является членом, например, ООН. Однако в ООН никто подобными вопросами не занимается, поэтому Китаю придется идти на уступки.

Для обеспокоенных европейских стран камнем преткновения является банковская тайна. Однако из страха попасть в «черный список» государства понемногу ослабляют уровень секретности вокруг владельцев счетов в местных банках. Так, Бельгия внедрит автоматический обмен информацией со странами-партнерами. Более сговорчивыми стали и Австрия с Люксембургом. Но больше всего досталось на саммите Швейцарии, которую еще прошлой осенью Германия предлагала внести в «черный список». И хотя ОЭСР утверждает, что Швейцарии в этом списке делать нечего, повод для беспокойства у нее есть.

На счетах швейцарских банков сегодня осело, по данным BCG, около $2 трлн. И, как показывает скандал между американскими налоговиками и банком UBS AG (Министерство юстиции США подало иск против банка, требуя раскрыть имена 52 тыс. американских владельцев счетов, а UBS согласился лишь на 250 имен), многие из этих счетов были бы небезынтересны службам, занимающимся борьбой с отмыванием денег. Швейцария же категорически отказывается раскрывать банковские тайны другим странам, разве что в случае подозрения в уклонении от уплаты налогов.

Перекрестный огонь

Одновременно с фронтальной атакой на оффшоры начались и «точечные» нападения на них со стороны отдельных стран. Правда, не развивающихся, особенно нуждающихся в ускользающем капитале, а развитых. Первопроходцем по ужесточению соответствующего законодательства выступили Соединенные Штаты, казне которых использование американцами налоговых оффшоров обходится, по самым скромным подсчетам, в $100 млрд. ежегодно.

В первую очередь Вашингтон (а вся эта кампания - инициатива Барака Обамы) напомнил населению, что следует делать, имея оффшорный счет. Глава Службы внутренних доходов США Дуглас Шульман призвал таких американцев воспользоваться программой добровольного раскрытия своих доходов. Эта программа позволяет в большинстве случаев избежать уголовного преследования по обвинению в неуплате налогов. А неделю спустя Белый дом указал на то, что грозит американцам, не последовавшим совету Шульмана. А именно - правительство внесло в Сенат законопроект, упрощающий применение законов об отмывании денег против подозреваемых в уклонении от налогов.

В нем предлагается вдвое ужесточить санкции против тех, кто уклоняется от уплаты налогов, а также облегчить следствию доступ к банковским счетам подозреваемых. В документе содержится также положение о том, что отныне принадлежащие американцам иностранные компании будут рассматриваться как отечественные в целях исчисления налога. Кроме того, будет закрыта возможность уходить через оффшоры от уплаты дивидендов по акциям американских компаний.

Еще один активный борец за репатриацию «отмытых» денег - Великобритания. В этом году правительство намерено повторить операцию, проведенную в 2006 году, когда оно потребовало у пяти крупнейших банков страны предоставить информацию об их заграничных счетах.

«Мы дали людям возможность сообщить о своих деньгах за границей и в результате получили 400 млн. фунтов стерлингов налогов, которые иначе не были бы заплачены», - аргументировал свою позицию заместитель британского канцлера Стивен Тиммс, представлявший прошлой осенью Британию на совещании в Париже, посвященному оффшорам. Правда, на этот раз операция будет распространена на большее количество банков, включая британские филиалы иностранных банков. «Я уверен, что она снова принесет никак не меньше», - заявил Тиммс.

Впрочем, подобная активность наблюдается лишь в развитых странах, в то время как намного больше пользы она принесла бы развивающимся. И если бы, скажем, Россия сегодня приняла аналогичные меры, то завтра очередной транш кредита от МВФ лежал бы без дела на счетах в НБУ, а премьер-министру Юлии Тимошенко не пришлось бы просить денег ни у ЕС, ни у России, ни у Японии.

http://investfaq.ru/borba_s_offshorami_aktivna_v_razvityh_stranah_no_polezna_dlya_razvivayuschihsya.htm#

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Что касается нефинансовых активов, управляемых из оффшоров, то значительная их часть приходится на активы реального сектора российской экономики. В первой нашей статье мы привели денежную оценку материальной части национального богатства России: не менее 40 трлн. долл. Если исходить из предположения, что половина этого материального имущества представляет собой активы, управляемые оффшорными компаниями (по нашему мнению, консервативное предположение), то мы получаем 20 трлн. долл. Такова минимальная «цена вопроса» для тех, кто запланировал «зачистку» оффшорных компаний, принадлежащих российским физическим и юридическим лицам.

5. ПОД «КОЛПАКОМ» ЭКСПРОПРИАТОРОВ

Наши оффшорные компании, клиенты оффшорных банков, реальные бенефициары всех оффшорных схем давно уже находятся под «колпаком» Запада. Этот «колпак» начал создаваться еще в конце прошлого столетия под флагом борьбы с международной преступностью, коррупцией, «отмыванием» «грязных» денег, уклонениями от уплаты налогов. Процесс строительства «колпака» резко ускорился после событий 11 сентября 2001 года, когда США объявили о войне с международным терроризмом. Важнейшим направлением такой войны было определено предотвращение финансирования терроризма. Очевидно, что для финансирования даже крупных террористических актов требуются деньги, исчисляемые не миллионами, а сотнями или десятками тысяч долларов. Такие деньги обычно не проходят через банки, используются наличные средства.

Тем не менее, под флагом борьбы с финансированием терроризма Запад в значительной степени сумел демонтировать банковскую тайну, обеспечил доступ спецслужб и налоговых органов к информации о клиентах банков и их операциях. В строительстве «колпака» активно участвуют спецслужбы, налоговые органы, иные финансовые ведомства и организации (в том числе финансовая полиция), различные международные организации и банки. Последние выступают в качестве главных агентов западных спецслужб, являются их «щупальцами». Думаю, что спецслужбы таких стран, как США и Великобритания (стран, которые создавали в своих интересах оффшоры и которые контролируют большую часть всех оффшоров в мире) имеют более полное представление об оффшорном бизнесе российских граждан, чем спецслужбы самой России.

Приведу выдержку из одного материала, который был подготовлен еще в 1990-е годы английской фирмой Global Offshore Services, выступающей в качестве консультанта по оффшорным операциям для частных клиентов. В этом материале консультант предупреждает о тех рисках, которые несет юридическое или физическое лицо, открывающее банковский счет или компанию в оффшорной зоне: «Почти все существующие оффшорные финансовые центры мира являются колонией или бывшей колонией Британской Короны и независимый статус Британского Содружества не является независимостью от Британской Короны, которая продолжает управлять внешними делами всех своих колоний.

Более того, конституции Британских колоний не являются защитой от произвола Британской Короны… Лица, полагающие, что они избежали глобального контроля развитых стран путем размещения своих активов в оффшорной юрисдикции, глубоко ошибаются… Все банковские перечисления в оффшорных финансовых центрах, осуществляемые в долларах США, проходят через Федеральный резерв США и данные по этим перечислениям (название компании или имя лица плательщика и получателя, основание платежа, сумма платежа) скапливаются в огромной базе данных международной финансовой полиции».

Статья полностью

При создании оффшорных структур и размещении финансовых средств за рубежом необходимо отдавать себе отчет в том, что правительства развитых Западных стран ведут систематическую борьбу с неплательщиками налогов, создавая при этом международные организации по выявлению таких лиц и заключая соответствующие международные соглашения. Более того, разворовывание государственными чиновниками России финансовой помощи, получаемой правительством России от МВФ и G7, приводит к тому, что многие респектабельные Западные банки отказываются открывать счета Русским гражданам.

Например, недавно один из солидных Английских банков – Барклайз банк - выслал всем своим Русским корпоративным клиентам письмо с уведомлением о закрытии счетов связи с тем, что банк не имеет возможности удостовериться в законности происхождения денежных средств, располагающихся на счетах его Российских клиентов. Ниже следуют основные международные соглашения, заключенные между развитыми Западными странами, и краткое описание созданных с этой целью международных организаций:

МЕЖДУНАРОДНЫЕ НАЛОГОВЫЕ СОГЛАШЕНИЯ

СОГЛАШЕНИЯ О КОНФИСКАЦИИ

Международные соглашения по сотрудничеству в сфере сбора налогов и конфискации результатов преступной деятельности следуют примеру США, которые стремятся разрушить суверенитет оффшорных юрисдикций, являющийся основой конфиденциальности, банковской тайны и защиты активов. Эти соглашения создали новый тип организации: международные органы разведки, которые следят за прохождением финансовых потоков через все основные оффшорные финансовые центры мира.

СОВЕТ ЕВРОПЫ – КОНВЕНЦИЯ ОЭСР ПО ВЗАИМНОЙ ПОМОЩИ В НАЛОГОВЫХ ВОПРОСАХ (1988)

Установившийся принцип международного права заключается в том, что власти не признают налоговые законы других стран на территории своей страны. Однако Конвенция ОЭСР является значительным шагом в ограничении или даже устранении этого принципа. Цель этой конвенции состоит в следующем:

удостовериться в том, что налогоплательщик не может уклоняться от уплаты налогов в одной стране путем размещения своих активов в другой стране.

Конвенция затрагивает все налоги: подоходный, на прирост капитала, НДС и даже такие налоги, которые отсутствуют в другой стране. Этот закон также предлагает создание международной налоговой организации, которая должна следить за уплатой налогов жителями стран всего мира и наказывать виновных в неуплате налогов путем конфискации их активов, в какой бы стране эти активы не размещались.

СОГЛАШЕНИЕ ООН ПО БОРЬБЕ С НЕЗАКОННЫМ РАСПРОСТРАНЕНИЕМ НАРКОТИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ (1988)

Соглашение касается борьбы со случаями отмывания денег при продаже наркотиков, требует раскрытия банковской тайны при расследовании случаев отмывания денег и конфискацию активов, полученных в результате отмывания денег. В результате у банков нет возможности полагаться на необходимость доказательства того, что преступление, совершенное каким-либо лицом, является преступлением на территории страны, где размещаются активы этого лица. Более того, Соглашение отменяет презумпцию невиновности, возложив на обвиняемого необходимость доказательства законности происхождения денег.

Говоря простым языком, у каждого оффшорного банка появился стимул заморозить ваш счет и обвинить вас в отмывании денег, т.к. согласно законодательству об отмывании денег, принятом практически во всех оффшорных юрисдикциях в течение нескольких последних лет, при конфискации денег клиента, обвиненном в отмывании денег, банк получает часть денег в качестве вознаграждения за проявленное им усердие. В виду этого при открытии банковского счета теперь нужно не только проверять репутацию и надежность банка, но и возможные акции, которые он может предпринять в том случае, если какой-либо из клерков банка заподозрит, что вы занимаетесь «отмыванием денег».

Более того, понятие «отмывание денег» имеет очень пространную формулировку, порой даже абсурдную. В результате при использовании банковского счета необходимо соблюдать определенные правила с тем, чтобы не обратить на себя внимание, как банковских служащих, так, и, государственных органов юрисдикции, в которой размещается банк.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ФИНАНСОВАЯ ПОЛИЦИЯ

Международная финансовая полиция была образована семью ведущими странами G-7 с целью борьбы с отмыванием денег во всем мире. В 1989г. эта организация опубликовала 40 рекомендаций, которым должны следовать все страны мира. Одна из рекомендаций следующая:

Контракт, заключенный между сторонами, которые знали о том, что этот контракт затруднит конфискацию активов, полученных по контракту, является незаконным.

СОВЕТ ЕВРОПЫ ПО БОРЬБЕ С ОТМЫВАНИЕМ ДЕНЕГ (1990)

Совет Европы следует рекомендациям международной финансовой полиции в требовании всем странам, являющимися членами Совета, считать уголовным преступлением отмывание денег, а также получение дохода, связанного с преступной деятельностью.

Например, в Швейцарии соглашение действует в отношении всех преступлений.

Почти все существующие оффшорные финансовые центры мира являются колонией или бывшей колонией Британской Короны и независимый статус Британского Содружества не является независимостью от Британской Короны, которая продолжает управлять внешними делами всех своих колоний. Более того, конституции Британских колоний не являются защитой от произвола Британской Короны. Например, в 1980 году в результате скандала, связанного с распространением наркотиков, Британская Корона прекратила функционирование оффшорного финансового сектора на островах Туркс и Каикос.

Лица, полагающие, что они избежали глобального контроля развитых стран путем размещения своих активов в оффшорной юрисдикции, глубоко ошибаются.

Тщательный анализ законодательства островов Кук выявляет следующее:

· Министр Финансов, официальное лицо, назначаемое Короной, имеет право прекратить действие траста или компании, действующей согласно закону о компаниях на островах Кук;

· Министр может это сделать без какого-либо судебного разбирательства и без права апелляции;

· Против Министра и других государственных чиновников не могут быть предъявлены какие-либо иски

Все банковские перечисления в оффшорных финансовых центрах, осуществляемые в долларах США, проходят через Федеральный резерв США и данные по этим перечислениям (название компании или имя лица плательщика и получателя, основание платежа, сумма платежа) скапливаются в огромной базе данных международной финансовой полиции.

Швейцария рекламирует себя как свободную демократию с непроницаемой банковской тайной, которая является последним оплотом капитализма и свободы во всем несвободном мире.

Это иллюзия. В действительности Швейцария – это социалистическое государство, управляемое картелями. Банковская тайна может быть приоткрыта и это часто происходит, т. к. Швейцария полностью влилась в глобальную систему тотальной слежки. США выплатили правительству Швейцарии более 30 миллионов долларов в качестве комиссионных по активам, которые были конфискованы Американскими властями в Швейцарских банках.

Подтверждением этому служат последние события, связанные с расследованием скандала по отмыванию денег Русской мафии через Bank of New York, где Швейцарские власти активно сотрудничали с Российскими правоохранительными органами по выявлению финансовых средств, которые были незаконно перечислены или вывезены из России на тайные Швейцарские счета некоторых богатых и влиятельных Российских бизнесменов.

Австрия также широко рекламируется как страна с прочной банковской тайной, но также как и в Швейцарии, банковская тайна может быть нарушена, если было совершено преступление из длинного списка преступлений, связанных с отмыванием денег. В Австрии предъявление иска о нарушении банковской тайны должно выполняться вкладчиком, который согласно Австрийскому законодательству имеет право предъявить иск только в течение 6 недель после нарушения банковской тайны. Если вкладчик каким-либо образом не узнает о факте нарушения банковской тайны своего вклада в течение этого времени, то он не сможет предъявить властям или банку, виновным в раскрытии банковской тайны, иск, и у него не будет возможности об этом узнать в силу того, что банк ему об этом не сообщит.

Переход телефонных сетей на цифровые стандарты означает, что теперь подслушивание телефонных разговоров не требует физического подключения к телефонной линии. Прослушивание может производиться на расстоянии путем посылки сигналов управления в телефонную систему и это в принципе можно делать даже из другой страны. Телефонные станции с готовностью помогают правоохранительным органам осуществлять подслушивание конфиденциальных телефонных разговоров.

В 1997 году ФБР и Европейский Союз начали создание глобальной системы прослушивания телефонных переговоров. Страны-члены ЕЭС, Канада и ФБР подписали протокол понимания, который говорит о доступе ко всем телефонным коммуникациям в режиме реального времени; предоставлении информации о местонахождении владельцев сотовых телефонов; мгновенной расшифровке всех шифруемых сообщений и мониторинге средств коммуникаций в юрисдикциях, которые отказываются сотрудничать по этому вопросу.

Точно также не требуется никакого разрешения для мониторинга почтовой корреспонденции. В то время как содержание почтового отправления охраняется законом, правительства всех стран тайно открывают и исследуют содержимое любого письма или почтового отправления.

Даже конфиденциальные отношения между клиентом и его адвокатом не являются тайной. Согласно закону бухгалтеры, адвокаты, брокеры, доктора и другие профессиональные лица (в том числе регистраторы оффшорных компаний) обязаны раскрывать правительственным органам информацию о своих клиентах.

Постоянное увеличение количества законов, направленных на борьбу с отмыванием денег, предоставляют следователям и прокурорам огромные возможности вклиниться в отношения между адвокатом и клиентом. Адвокаты, которые защищают клиентов по делам об отмывании денег, рискуют конфискацией своего гонорара. В результате это может привести к тому, что адвокат может «посоветовать» своему клиенту согласиться на увеличение срока тюремного заключения, но без конфискации имущества, – т.е. даже идя наперекор интересам клиента – с тем, чтобы сохранить свой гонорар.

Многие резиденты высоконалоговых территорий стремятся защитить свои активы путем размещения их в США, оффшорных финансовых центрах или Швейцарии. Оффшорные консультанты и профессиональные регистраторы оффшорных компаний, как правило, заявляют, что такие операции защищены от глобальной слежки и конфискации активов. Эти заявления ложны.

Банковские счета, счета по ценным бумагам, страховые контракты, взаимные фонды и другие регулируемые виды финансово-инвестиционной деятельности особенно подвержены опасности конфискации.

Например, одна страховая компания на острове Мэн заявляет, что ее контракт с клиентом является надежной защитой от судебного иска и конфискации. При этом многие клиенты ошибочно полагают, что то же самое справедливо и в отношении правительственной конфискации и слежки. Это не так, хотя многие уверяют клиентов в обратном. Даже трасты не могут противостоять приказу о конфискации имущества.

Большинство адвокатов, практикующих в США, рассматривают защиту активов своих клиентов как защиту от возможных судебных исков со стороны третьих лиц, но не от государства. Они помогают создавать сложные юридические барьеры между активами клиента и его возможными кредиторами. Однако при наличии соответствующих средств «упрямый кредитор» (т.е. правительство) может обойти почти все такие барьеры и конфисковать активы клиента. Создание таких барьеров требует создания сложных структур с большими годовыми гонорарами. В последнее время возможности таких сложных структур были сильно преувеличены оффшорными регистраторами.

Люди, создающие или участвующие в таких структурах, входят в контракт с правительством, который существует только по той причине, что правительство позволяет ему существовать. Однако правительство может в любой момент изменить законы и ликвидировать корпорацию или любую другую оффшорную структуру.

При контакте с оффшорными регистраторами и оффшорными консультантами, представляющими интересы оффшорных регистраторов, следует учитывать возможные последствия разглашения своей финансовой тайны третьим лицам и отдавать себе отчет в том, что многие действующие оффшорные регистраторы могут раскрыть информацию о вашей деятельности соответствующим государственным структурам под их нажимом. При этом вы об этом узнаете слишком поздно в виду того, что уведомление клиента о проводимом в его отношении расследовании является преступлением из длинного списка преступлений по отмыванию денег (пособничество в отмывании денег).

В виду всех перечисленных выше обстоятельств при осуществлении оффшорных схем работы необходимо тщательно продумывать все уязвимые звенья создаваемых оффшорных структур с тем, чтобы максимально защититься от возможных неприятностей со стороны государственных налоговых органов.

Английская компания Global Offshore Services специализируется на создании оффшорных структур с учетом вышеизложенных обстоятельств, а также особенностей Российского налогового и уголовного законодательства, и может оказать практическую помощь в создании практически неуязвимых оффшорных структур и схем работы.

При контакте с этой компанией вы можете свободно использовать вымышленное имя, т.к. в отличие от традиционных зарегистрированных оффшорных регистраторов у нее нет необходимости предъявлять каким-либо структурам отчеты о своей деятельности и раскрывать конфиденциальные списки своих клиентов.

Более того, компания автоматически шифрует всю приходящую и исходящую корреспонденцию, что позволяет оставаться этой информации абсолютно конфиденциальной.

Как правило, оффшорные клиенты заблуждаются, полагая, что, прежде всего сохранность их денег зависит от надежности или добропорядочности оффшорного регистратора. Хотелось бы обратить внимание таких людей на тот факт, что при правильной организации бизнеса при открытии и использовании оффшорной компании и банковских счетов они, прежде всего, зависят от надежности оффшорного банка, в котором размещаются деньги, а оффшорные регистраторы здесь играют второстепенную роль (информационную и координационную) в силу того, что клиент сам контролирует прохождение денег через оффшорные счета. Если ваш оффшорный регистратор предлагает вам иные варианты и решения, то лучше найти другого регистратора.

В отличие от большинства оффшорных регистраторов, поставивших свою деятельность на поток и предлагающим своим клиентам стандартные решения (компании, счета, трасты), компания Global Offshore Services в своей деятельности, прежде всего, обращает внимание на индивидуальную разработку надежного механизма по обеспечению конфиденциальности активов клиента с тем, чтобы обеспечить максимальную защиту активов клиента от возможных последствий, связанных с развитием во всем мире законодательства по борьбе с отмыванием денег.

Кроме того, неоспоримое преимущество компании заключается в том, что оффшорные механизмы и решения, которые она предлагает своим клиентам, учитывают особенности Российского налогового и уголовного законодательства.

http://bre.ru/risk/8930.html

Чтобы прочитать, откройте вкладку

http://martinis09.livejournal.com/663719.html