До 90% российских предприятий принадлежит оффшорным компаниям, зарегистрированным на других концах земного шара. Это вполне серьезная угроза национальной безопасности. Не считая «мелких происшествий» вроде истории с «Русским вольфрамом», в один прекрасный день Россия при содействии наших западных «партнеров» может оказаться без всех своих стратегических активов. Пока Москва и Вашингтон балансируют на грани перезагрузки и перегрузки политических взаимоотношений, дельцы из бывшего СССР давно нашли общий язык со своими единомышленниками с Дикого Запада, и без вмешательства государства ничего перезагружать не собираются.

В последнее время в России развернулась широкая общественная дискуссия о роли оффшорных компаний в экономике страны. Всё началось с поиска реальных собственников аэропорта «Домодедово» после страшного террористического акта. Но проблема на самом деле гораздо шире. Впервые оффшорная тематика выплеснулась на первые полосы федеральных СМИ в апреле 2009 года в связи с напряженной социальной ситуацией вокруг расположенного в посёлке Светлогорье Приморского края Лермонтовского Горно-обогатительного комбината, принадлежащего Московскому ООО «Русский вольфрам».

Доведенные до отчаяния рабочие комбината объявили голодовку, требуя выплаты задолженности по зарплате в размере 2,7 миллиона рублей. Брошенный неизвестными собственниками комбинат чуть было не стал причиной социального взрыва. Кроме ГОКа в Светлогорье нет других предприятий и 300 рабочих, составляющие ровно половину трудоспособного населения поселка, в буквальном смысле голодали. Так что объявленная ими голодовка носила чисто формальный характер.

Ситуация усугублялась тем, что ни бывший тогда премьер-министром В. Путин, ни губернатор Приморья С. Дарькин, которые пытались разрешить конфликт между рабочими и собственником комбината, не смогли выяснить, кто же им является. По документам комбинат принадлежал госпоже Анабель-Джин Луис — управляющей компанией «Гранит Кэпитал Менеджмент», зарегистрированной на далеких Сейшельских островах. Но вести с ней переговоры о задолженности по зарплате явно не имело смысла.

Дело дошло до того, что лично В. Путин дал задание ФСБ найти истинного владельца «Русского Вольфрама». «Этот человек где-то бегает по Москве, скрывается», — проинформировал тогда силовиков Путин. Поскольку с той поры никаких сведений о «Русском вольфраме» и его собственнике в открытых источниках не появлялось, можно предположить, что этот загадочный гражданин до сих пор бегает по Москве или какому-нибудь другому городу мира.

В общественном сознании слово «оффшор» обычно ассоциируется с различными экзотическими странами, вроде Каймановых островов, Панамы или тех же Сейшел. Однако зачастую те же самые «налоговые гавани» прячутся под флагами вполне респектабельных стран, таких, например, как Соединенные Штаты Америки.

Штат Делавэр — это 6500 квадратных километров и 780 000 жителей на северо-восточном побережье США. Однако именно здесь зарегистрированы 60% компаний, входящих в рейтинг Fortune 500, т.е., попросту говоря, большая часть крупнейших корпораций мира. В одном офисном здании в столице Делавэра Вилмингтоне «расположены» более 200 тысяч фирм. К несчастью для корпоративного Эльдорадо им заинтересовался премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер.

Уважаемому политику стало обидно выслушивать обвинения от коллег из Евросоюза и США об участии его небольшой страны в отмывании денег и нарушать принцип банковской тайны для раскрытия информации о беглых капиталах из Германии, США, Швеции и других стран. Интерес Юнкера к Делавэру был связан с решением глав государств G20 о борьбе с оффшорами. «Если уж и должен быть создан какой-то черный список стран оффшорных юрисдикций, Америка должна занять в нем свое место», — заявил премьер Люксембурга.

Главная улица Вилмингтона — Маркет Стрит. Она олицетворяет все признаки экономической рецессии. На прилавках магазинов тоскливо ожидают случайных покупателей парики, кроссовки и уцененная спортивная одежда. Старомодные деревянные троллейбусы разъезжают по ней почти пустые. Зато рядом, в центре города, растут как на дрожжах здания американских банков. Над городской площадью возвышается здание суда, где можно услышать изысканные беседы бизнесменов. Корпоративная жизнь в Вилмингтоне цветет.

Многоэтажный офисный центр по адресу 1209 Orange Street вмещает более 200 тысяч фирм, среди которых Ford, American Airlines, General Motors, Coca-Cola, KFC и многие другие известные бренды. Но вот чего нельзя увидеть в этой современной вавилонской башне, так это толп офисных клерков. Их там вообще нет. Есть только таблички с названием фирм на выкупленных ящичках картотек, точно так же, как это происходит на Бермудах, Джерси или в Андорре.

Повышенная инвестиционная привлекательность Делавэра объясняется очень просто — дружественное налогообложение и эластичная судебная система. Ни одна из компаний, зарегистрированных в Дэлавере, не ведет деятельности на его территории. Джерри Дэниэл, заместитель начальника отдела лоббинга в Corporation Trust Company, которая управляет зданием 1209 по Orange Street, объясняет интересующимся, что офис — это просто почтовый адрес для корпораций: «Мы здесь просто получаем и пересылаем дальше корреспонденцию, адресованную фирмам».

Но «налоговые гавани» оказались под угрозой. Барак Обама еще во время своей первой предвыборной кампании назвал конкретный адрес — Ugland House на Каймановых островах. Там зарегистрировано всего 12 тысяч фирм из США. «Это либо самое большое офисное здание в мире, либо самое большое налоговое мошенничество в истории», — сказал нынешний президент США. Трудно поверить, что блестящий корпоративный юрист Обама ничего не знает об американском штате Делавэр.

Власти Дэлавера умело используют правовую систему США на благо штата. Еще в конце XIX века здешние юристы славились как специалисты в области хозяйственного права. В тамошнем арбитражном суде все дела рассматриваются исключительно профессиональными судьями, а не присяжными заседателями. Это важно для бизнеса, поскольку судьи не прислушиваются к популистским аргументам и эмоциям.

Известен он еще и тем, что быстро и без волокиты разбирает дела о противоречивых интересах правлений, менеджеров и акционеров. Судебные тяжбы бывают и в раю, если он налоговый. Гостеприимство властей штата — это не благотворительность, а отличный бизнес. Регистрационные оплаты и налоги, которые платят числящиеся там корпорации, приносят в бюджет штата 775 миллионов долларов ежегодно, что составляет 22% от всех поступлений.

Mark Roe, профессор Гарвардской школы права уверен в том, что вся правовая система штата Делавэр подчинена интересам бюджета, т.е. созданию дружественных условий для международных корпораций. Общественный интерес так же, как и интересы акционеров являются для властей штата делами второразрядными. Поэтому именно в этом штате рассматриваются в суде самые скандальные споры «хозяйствующих субъектов». Именно здешний суд в 2004 году лишил владельца Daily Telegraph Конрада Блэка его любимого детища, там же рассматривался вопрос о банкротстве General Motors, не пожелавшего попасть в руки российского собственника.

У штата Делавэр есть могущественные заступники. Вице-президент США Джо Байден долгое время представлял этот штат в сенате США. В период с 2002 по 2008 год юридические фирмы Делавэра внесли в избирательные фонды Байдена более миллиона долларов. В администрации штата контроль за регистрацией компаний осуществляет мистер Рик Гайзенберг. Он считает, что премьер-министр Люксембурга путает регистрацию оффшорных компаний с понятием банковской тайны. По его же мнению, законы США эффективно препятствуют отмыванию грязных денег и позволяют выявлять подозрительные торговые сделки.

На самом деле, оффшорных юрисдикций на территории США несколько. Это штаты Мэн, Вайоминг, Делавэр, Невада и еще несколько штатов, позволяющих при отсутствии хозяйственной деятельности на территории штата, не платить НДС и налог на прибыль, ограничивая платежи ежегодным фиксированным взносом в казну. Эти платежи колеблются от 800 до 1500 долларов США.

Все эти территории позволяют иметь номинальных директоров вроде упоминавшейся в начале статьи госпожи Анабель-Джин Луис. Как правило, эти люди «управляют» сотнями компаний. Докопаться до фамилий подлинных собственников практически невозможно. Невозможно предположить, что американский президент не знает о существовании оффшорных центров на территории своей страны. Но почему-то его возмущение вызывают только далекие Каймановы острова.

Справедливости ради надо отметить, что США — вовсе не монополист в этом сомнительном бизнесе. Даже респектабельный Лондон не брезгует заработками от предоставления такого рода услуг. Компании с юридическим адресом в столице Великобритании при отсутствии хозяйственной деятельности на территории Соединенного Королевства тоже обладают всеми преимуществами оффшоров. Это не считая всяких там Британских Вирджинских островов, целого архипелага островов в проливе Ла-Манш, Гибралтара и прочая, и прочая.

Как заявил недавно Председатель Комитета по экономической политике и предпринимательству Государственной Думы РФ Евгений Федоров, до 90% российских предприятий принадлежит оффшорным компаниям, зарегистрированным на других концах земного шара. Это вполне серьезная угроза национальной безопасности. Не считая «мелких происшествий» вроде истории с «Русским вольфрамом», в один прекрасный день Россия при содействии наших западных «партнеров» может оказаться без всех своих стратегических активов. Пока Москва и Вашингтон балансируют на грани перезагрузки и перегрузки политических взаимоотношений, дельцы из бывшего СССР давно нашли общий язык со своими единомышленниками с Дикого Запада, и без вмешательства государства ничего перезагружать не собираются.

http://old.win.ru/win/8074.phtml