Оценка дела Навального по Кировлесу

Как известно, количество противоречащих друг другу мнений юристов по любому уголовному делу равно исключительно количеству юристов. Поэтому после того как я опубликовал на страницах Политрэша экспертизу дела «Кировлеса», написанную Ильей Ремесло, со мной связался Ян Стригов и предложил мне опубликовать его версию того, что из себя представляет данное дело. Общественно-юридический вестник «Политрэш» не может отказать в публикации интересного и содержательного контента.

P.S. Если вдруг кто не видел — www.navalnoff.ru

I. Предисловие и исходные данные

«Все лгут» (с) G.House, MD

Верность этого простого тезиса узнаёт любой обладатель юридического образования максимум через год работы по специальности. Поэтому юристы людям никогда не доверяют -сказывается так называемая профессиональная деформация. И поэтому каждый адекватный и профессиональный представитель юридической профессии, чтобы составить представление о сути спора, всегда скрупулёзно рассматривает позиции всех сторон и изучает имеющиеся доказательства. Ни один нормальный юрист с приличным опытом работы не поверит даже клиенту на слово — во-первых, слово к делу не пришьёшь, во-вторых, отнюдь не редко даже правые люди своему юристу выкладывают не все обстоятельства. Иной раз в суде вскрываются настолько неожиданные факты, что хочется взять что-нибудь тяжёлое и кааааак… Но не будем о неразумных клиентах.

Навальный - финансы

Я начал свой текст с этих слов, чтобы дать понять следующее. Я не верю Навальному. Я не верю следствию. Я не верю судам. Я верю фактам — и доказанным фактам. Потому что сказать можно всё, что угодно — всем юристам приходится при построении своей позиции о чём-то умалчивать, что-то подавать в ином свете и давать соответствующие инструкции клиенту. Поэтому, слушая позицию только одной стороны, ты неизбежно можешь увидеть только часть картины — ту, которую хочет тебе показать эта сторона.

Изучив имеющиеся в доступе документы (к сожалению, немногие), я пришел к тому, что ни заключение «Агоры», ни постановление о привлечении в качестве обвиняемого, ни мнение И. Ремесло меня с точки зрения профессиональной юридической оценки ситуации не удовлетворяют.

Поэтому я решил изложить своё мнение по данному вопросу. Я не хочу громко называть данный текст «экспертизой», слишком мало материалов для анализа и, в любом случае, наше законодательство не предусматривает такого вида экспертиз — «юридической экспертизой» является решение/приговор суда. Сразу предупреждаю, что к Навальному испытываю антипатию. Сразу предупреждаю, что я знаю, как у нас расследуются уголовные дела, особенно в сфере экономической деятельности, поэтому никакой симпатии к следствию тоже не питаю. Про суды наши я знаю тоже не понаслышке, поэтому заранее прошу ничего на эту тему не писать в комментариях.

Для анализа использовались:

  • постановление о привлечении в качестве обвиняемого;
  • заключение общественно-правовой экспертизы МАПО «Агора»;
  • размещенные на сайте Навального бухгалтерские документы ООО «ВЛК»;
  • Отчёт о хозяйственной деятельности ООО «ВЛК» в 2009 году, подготовленный экономистом, выпускником Московской школы управления «СКОЛКОВО» Александром Хоменко.

Обращаю внимание не обременённых интеллектом и внимательностью людей с обеих сторон баррикад, что я сознательно НЕ использую материалы переписки Навального с Офицеровым, поскольку они не являются надлежащими доказательствами и лично у меня есть некоторые сомнения в подлинности файлов — я не специалист по информационной безопасности и мне лень детально копаться в этой теме, чтобы удостовериться. (специалисты по информационной безопасности уже все проверили и опубликовали мануал для желающих удостовериться в подлинности — прим. Политрэш)

Эффективность Роспила

Хотелось бы отметить, что материала для полного анализа недостаточно. Следствие в постановлении вообще не указывает доказательств, на которых основывает свою позицию, но это понятно — тайна следствия, так и должно быть. Навальный выкладывает только (i) постановление о привлечении в качестве обвиняемого; (ii) базы 1С по ООО «ВЛК» (далее — ВЛК); (iii) выписки по счету ВЛК; (iv) копии платежных поручений по перечислению денежных средств в адрес КОГУП «Кировлес» (далее — Кировлес); (v) бухгалтерские документы и договоры ВЛК.

Почему-то постановления о возбуждении и прекращении уголовного дела (далее — УД) не выложены, хотя они очевидно передавались «Агоре» (указаны в приложениях к заключению). Кроме того уже составлено обвинительное заключение и дело передано в суд. При этом обвинительное заключение Навальный почему-то не выложил, хотя с ним ознакомился. Поясню, почему бы я хотел увидеть обвинительное заключение — потому что в нём указывается не просто мнение следствия (как в имеющемся постановлении), но и доказательства (с указанием на листы дела) позиции обвинения — протоколы допроса, договоры, экспертизы и т.д. и т.п. С ним уже можно было бы полноценно оценить силу позиции обвинения.

Обращаю ещё раз ваше внимание: выложенное Навальным постановление — не обвинительное заключение, как его ошибочно назвал И.Ремесло, и оно не содержит предъявленное обвинение, как это ошибочно указывает Навальный.

Кроме того, видимо, «Агоре» и Хоменко представлялись какие-то дополнительные документы, касающиеся хоз. деятельности Кировлеса, т.к. в заключении и отчете указано, что расчеты с ВЛК составляли только 5% годового оборота Кировлеса (у «Агоры», судя по тексту, было в распоряжении ещё и заключение экономической судебной экспертизы), а также указаны другие сведения, подразумевающие наличие данных о хозяйственной деятельности «Кировлеса». Также в отчете Хоменко, например, подробно описывает порядок взаимодействия ВЛК и «Кировлеса» при составлении приложений к договору поставки и определении цен — источник данных сведений им не указывается. Надо сказать, что Хоменко вообще не указываются материалы, на основании которых он составил отчёт (это чтобы вы не подумали, что отчёт представляет собой профессиональное аудиторское заключение).

Как врет Навальный

II. Позиция обвинения.

Постановление — не текстовый документ, скопировать не получится, поэтому кратко изложу суть.

  • В декабре 2008 — январе 2009 г. Белых на встрече с руководителями крупных предприятий Кировской области (на котором был Опалёв — ген. директор Кировлеса) представляет будущих советников на общественных началах, в т.ч. Навального (официально он был назначен только 21.05.09).
  • В феврале 2009 г. Навальный с Офицеровым приезжает в офис Кировлеса, знакомит Опалева с Офицеровым и поручает Опалеву дать Офицерову информацию о структуре Кировлеса, ассортименте продукции и «иные необходимые данные», что Офицеров выполнил.
  • В феврале — марте 2009 г. в здании областного правительства Навальный говорит Опалеву, что Офицеров создаст предприятие для оказания посреднических услуг по сбыту добытой и переработанной Кировлесом лесопродукции «с целью последующего совершения растраты вверенного Опалеву имущества». Опалев соглашается.
  • 18.03.2009 г. регистрируется ВЛК, единственный участник и ген.директор — Офицеров.
  • март-апрель 2009 — Офицеров подготовил проект «заведомо для КОГУП «Кировлес» убыточного договора поставки» и подписал со стороны ВЛК.
  • 15.04.2009 Опалев подписал данный договор поставки. При этом Опалев получил «устное отрицательное заключение работников», отвечающих за сбыт.
  • Согласно договору поставки Кировлес обязан был поставлять товар грузополучателям, указанным в приложениях к договору. При этом Навальный, Опалев и Офицеров «достоверно знали», что ВЛК «будет оплачивать товар … по заведомо заниженной цене по сравнению с то, которую могло бы получить КОГУП «Кировлес» от покупателей без использования посреднических услуг ООО «ВЛК», а указанный договор направлен исключительно на создание видимости возникновения у КОГУП «Кировлес» гражданско-правовых обязательств перед ООО «ВЛК» якобы на возмездной основе передавать лесопродукцию грузополучателям, а в действительности этот товар будет передаваться без эквивалентного и соответствующего возмещения со стороны ООО «ВЛК».
  • с 15.04 по 13.07 подписали 36 приложений к договору поставки, цена по которым «без учета какой-либо экономической необходимости была преднамеренно занижена … по сравнению с ценой, по которой продукция КОГУП «Кировлес» могла напрямую реализовываться контрагентам ООО «ВЛК». Офицеров заключил договоры поставки с контрагентами.
  • 19.05.2009 г. Опалев издал приказ № 76 «Об установлении порядка реализации лесопродукции», которым был введен запрет лесхозам Кировлеса самостоятельно заключать договоры поставки в отношении лесопродукции.
  • В общей сложности было отгружено 10084,277 куб.м. леса на сумму 16 165 826,65 руб.
  • В течение 2009 г. на р/сч. ВЛК от контрагентов поступило 16 003 880,28 руб.

«Таким образом, Опалев, действуя совместно с Навальным, организовавшим и руководившим совершением преступления, и Офицеровым, с использованием своего служебного положения ген. директора, из корыстных побуждений, противоправно растратил находящееся в его ведении чужое имущество в виде лесопродукции КОГУП «Кировлес» объемом 10 084,277 куб. м. на сумму 16 165 826,65 руб., т.е. в особо крупном размере, в пользу третьих лиц — соучастников преступления и подконтрольного им ООО «ВЛК», чем причинил имущественный ущерб собственнику данного имущества — КОГУП «Кировлес».

Такие дела.

III. Позиция «Агоры».

  1. Договор поставки заключен и не оспорен. Кировлес обращался с иском о расторжении договора, но потом отказался от иска.
  2. ВЛК оплатило лесопродукцию и транспортные услуги Кировлеса на сумму 13 705 599,14 руб., что подтверждается выпиской по счету и копиями платежных поручений. Из всех заключенных ВЛК договоров только 6 — с бывшими контрагентами Кировлеса (разница в ценах составила 589 110,87 руб.), и 10 — с новыми, найденными ВЛК покупателями, таким образом, ВЛК увеличило рынок сбыта Кировлеса. При этом ВЛК не осуществляло выплат в пользу Офицерова, кроме заработной платы и не осуществляло платежей в пользу Навального.
  3. Объем продаж лесопродукции ООО «ВЛК» в общем объеме продаж «Кировлес» за анализируемый период составил только 5%, лесхозы продолжали заключать договоры поставки с иными лицами и поставлять им продукцию.
  4. ВЛК просто имеет задолженность перед Кировлесом в размере 3 123 069,67 руб. 19.10.11 г. Кировлес был признан банкротом, временный управляющий указал, что признаков преднамеренного или фиктивного банкротства не выявлено, подозрительных сделок не установлено.
  5. Стороны свободны в определении цены поставляемой продукции. Средняя наценка составила 7,4%, цена была экономически обоснована. Нельзя говорить о необоснованном, преднамеренном или каком-либо существенном занижении цен по договору.

Цитата:
«Таким образом, налицо отсутствие таких обязательных признаков хищения как:
- противоправность (отчуждение осуществлялось на основании договора, арбитражными судами установлено наличие фактических гражданско-правовых отношений, а не мнимых);
- безвозмездность (лесопродукция оплачена ООО «ВЛК» в соответствии с условиями договора);
- причинение ущерба собственнику (продукция оплачена по среднерыночной цене, расширен рынок сбыта «Кировлес» за счет новых контрагентов);
- корыстный мотив и цель (лично ни Навальный А.А., ни Опалев В.Н., ни Офицеров П.Ю. не получили от описанных операций доходов)».

IV. Анализ доводов сторон.

Навальному и Ко вменяется преступление, предусмотренное ч.4 ст.160 УК РФ — присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере.

Разберёмся с тем, что это значит.

  • Хищение. Согласно примечанию 1 к статье 158 УК РФ: «Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью (i) противоправные (ii) безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества (iii) в пользу виновного или других лиц, (iv) причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».
  • Растрата. Согласно п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2007 N 51 «как растрата должны квалифицироваться (i) противоправные действия лица, которое (ii) в корыстных целях истратило (iii) вверенное ему имущество (iv) против воли собственника (v) путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам. Растрату следует считать оконченным преступлением с момента противоправного издержания вверенного имущества (его потребления, израсходования или отчуждения)».

А теперь пройдёмся по доводам сторон.

1. Безвозмездность и причинение ущерба

Я лично посмотрел выписку по счету и платежные поручения — если только это не адский Фотошоп, ВЛК действительно перечислило 13 млн. Кировлесу.

Таким образом, у следствия отсутствуют основания заявлять, что была растрачена лесопродукция в объеме 10 084,277 куб. м. на сумму 16 165 826,65 руб. — ведь Кировлес получил возмещение в размере 13 705 599,14 руб. Следовательно, максимум, что можно вменять Навальному: 16 165 826,65-13 705 599,14=2 460 227,51 руб. Либо сумму задолженности перед Кировлесом — 3 123 069,67 руб.

При этом и её вменение в качестве ущерба небесспорно — доказать, что задолженность умышленно не погашалась, довольно проблематично (а вне рамок дела о преднамеренном банкротстве вообще нереально, полагаю). Больше шансов с наценкой ВЛК, которая составила 1 297 512,09 руб. за всё время, из них 589 110,87 руб. по 6 бывшим контрагентам Кировлес действительно недополучил (если ранее Кировлес реализовывал им товар по более высоким ценам), а вот по остальным надо доказывать существенное завышение цен. В принципе, это возможно — согласно даже отчету Хоменко средняя наценка составила 9,9%, а по отдельным контрагентам — и 191,4%, и 33%, и 27,5%.

Кроме того, в привлечении посредника действительно не было необходимости: Кировлес всё так же самостоятельно доставлял продукцию — просто уже не своим покупателям, а покупателям ВЛК. Совершенно беспомощным выглядит объяснение «в основном из?за неспособности КОГУП “Кировлес” вовремя формировать и предоставлять весь пакет документации, необходимой для реализации продукции» (увидел такое объяснение в отчете Хоменко). В Кировлесе много работников, которые из года в год оформляют аналогичную документацию и я уверен, что они бы справлялись с этим без «помощи» ВЛК, в котором работало 2 сотрудника — генеральный директор и бухгалтер. Тем более, я посмотрел первичную документацию ВЛК — никаких особо сложных сделок там не было, за исключением пары внешнеэкономических.

2. Противоправность

Да, договор поставки не признан недействительным. Однако это не требуется, если имеются доказательства противоправности сделки — например, то же занижение цены с корыстным умыслом.

Ссылка на решения арбитражного суда не имеет правового значения, т.к. обстоятельства, свидетельствующие о наличии противоправности в действиях сторон судами не исследовались и в любом случае не находятся в компетенции арбитражных судов.

3. Корыстный умысел

Самое узкое место. Участники схемы должны получить материальную выгоду.

Неизвестно, каким образом выводились средства из ВЛК. И, судя по бреду, написанному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, следствие этот вопрос не исследовало.

Стандартные способы вывода — это зарплата, выдача под отчет, обналичивание. Чтобы утверждать что-то, нужно конкретно садиться и перелопачивать всю первичку. Но я тут бегло просмотрел и нашёл кое-что подозрительное.
Вот возьмём некое ООО «Автостраж». ВЛК сделало в его адрес следующие проплаты:
21.08.2009 0:00:00 ВЭ000000157 Платежное поручение исходящее 117 000,00
26.08.2009 0:00:00 В0000000164 Платежное поручение исходящее 100 000,00
09.09.2009 0:00:00 ВЭ000000196 Платежное поручение исходящее 100 000,00
30.10.2009 0:00:00 ВЭ000000290 Платежное поручение исходящее 76 800,00

Якобы за пиломатериалы. Пиломатериалы поставлены не были ни по одной из сумм. 4 раза подряд ВЛК платило, не получало товар, снова платило, снова не получало товар и снова платило. Затем ВЛК обратилось в суд, в январе Автостраж вернул 10 000. 10 февраля 2010 заключили мировое соглашение об уплате Автостражем 383 800 руб., потом они заплатили 26.02 30 000 руб. И всё, ещё в 2011 от пристава пришло 28 тыс., больше денег от этого ООО не поступало — о нём, видимо забыли. Возможно, это ООО использовалось для вывода денег.
Что характерно, документов от этого Автостража среди выложенных Навальным документов я не нашёл.

На основании изложенного я полагаю, что действия Навального и соучастников нельзя квалифицировать ч. 4 ст. 160 УК РФ: растрата не имела место — нет имущества Кировлеса, которое бы преступным путём выбыло из владения собственника.

Хищение — это когда похитивший получает имущество, а потерпевший не получает ничего взамен, но никак не ситуация, когда «похитивший» получает товар на 16 млн. и отдаёт за него 13 млн. Вот если бы по распоряжению директора лес увозился бы со складов «неустановленными лицами в неизвестном направлении» — это да, хищение и классическая растрата. Пара примеров растрат из практики:

  1. Директор привлекли к административной ответственности как должностное лицо и назначили штраф. Вместо того, чтобы заплатить штраф самостоятельно, он дал команду бухгалтеру оплатить штраф со счетов организации.
  2. На нефтебазу привезли на хранение мазут. Через некоторое время часть мазута поклажедатель забрал. Затем оставшийся мазут вывезли машины, якобы от поклажедателя, разрешение на въезд, погрузку и выезд которых давал лично директор, при этом данные машины не принадлежали поклажедателю и мазут был похищен.

В случае же ВЛК имеет место занижение стоимости поставляемых товаров, но это не образует состав хищения — в пользу ВЛК занижается цена по сравнению с предыдущими контрактами Кировлеса, однако безвозмездно имущество в его пользу не отчуждается. В данной ситуации действия Навального и соучастников могут быть квалифицированы по ч. 2 ст. 165 УК РФ — причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой, а также причинившее особо крупный ущерб.

V. Заключение

В итоге я бы хотел сказать следующее — «Дело ясное, что дело тёмное»:

С одной стороны, позиция следствия не выдерживает критики и опровергается банковскими документами. Рассматриваемое дело очевидно требует переквалификации на ч. 2 ст. 165 УК РФ, в противном случае следствию обязательно надо представить доказательства занижения отпускной цены Кировлеса в отношении новых, найденных ВЛК контрагентов, а также обогащения Навального, Опалева и Офицерова от реализации преступного умысла.

Вместе с тем, схема с Кировлесом и ВЛК очень похожа на распространённую коррупционную схему создания «прокладок» при госпредприятиях-поставщиках и Навальный не «отбивает» все слабые места. И, что характерно, не публикует всех документов. Поэтому всё, что мы можем сейчас сделать — дождаться начала судебного процесса и посмотреть на то, какие доказательства там выложат. Правда, надежды на качественно проведенное следствие у меня немного.

http://politrash.ru/928/

Опубликовано 08 Янв 2018 в 17:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.