Начавшийся в середине июня обвал на фондовом рынке Китая даже не пытается остановиться. Один из ключевых китайских индексов CSI300 упал уже более чем на 20% с годового максимума в феврале. В четверг, 2 июля, ключевые индексы упали еще почти на 6%. Согласно опросу Bank of America Merrill Lynch, 70% управляющих глобальными фондами считают, что на китайском рынке надулся «пузырь».

Еще один повод для беспокойства – это признаки кредитного пузыря в Китае наподобие того, который выстрелил в США в 2008 году. Проблемы в китайской экономике по возможным последствиям кратно превосходят греческие.

http://vz.ru/economy/2015/7/2/754017.html

Не самое лучшее время. Но уж так совпало. Меня во всем этом удивляет лишь реакция американских СМИ. О том, что где-то есть долговой пузырь, они соображают, только когда он уже назрел, а то и вообще лопнул. А до того они куда смотрят?

Что касается Китая, то экономика, основанная в базе на ссудном проценте, без пузырей существовать не может в принципе. В виду огромности своих размеров и абстрактности контрольных индикаторов, она спохватывается лишь тогда, когда точка равновесия пройдена.

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

В сущности, механизм выглядит просто большим массивным маятником. Когда он начинает движение из крайней точки, кажется, что тут только вкладывай и вкладывай деньги, копай глубже, кидай дальше, отдыхай пока летит. Причем качество вложений оценивается в первую очередь по единственному индикатору - темпам роста ВВП. Деньги, вложенные сегодня, оборачиваются ростом спроса завтра. А чем больше спрос, тем больше денег можно вложить на следующей итерацией, и, следовательно, тем больше заработать. Это создает ощущение, что цена вкладываемых денег не важна. Все равно завтра спрос опять вырастет и тем компенсирует любые издержки. Правильность стратегии подтверждается размером роста ВВП. Точнее, его темпом.

И так шаг за шагом. Масса маятника (размер ВВП и сумма вложенных в него денег) растет все быстрее, скорость качения - тоже. А размер экономики и ее многоукладность в конечном счете не позволяет даже в первом приближении рассчитать тот момент, когда все окупающий итерационный рост спроса начнет замедляться. Тут ведь превалирует догмат превосходства силы. Ну и что, что рынок начал сжиматься? Я сильнее, круче, умнее, развитее и моя рыночная доля больше. Так что это проблема аутсайдеров, а на мне оно не скажется. Я даже выиграю. В результате, считают исходя из положения сейчас, а вкладываются из расчета, что вложения должны будут вернуться в будущем. Хотя каким оно будет к тому моменту, не понимает никто.

Потому, точка равновесия уже проскакивается, а участники рынка продолжают вкладывать и вкладывать так, словно впереди еще совсем безоблачное небо. Все ожидают прибыли, хотя на самом деле система уже несет убытки. Товары все чаще не находят сбыта. Залитые в систему дорогие деньги все сильнее замедляют бег всего маятника в целом. Он начинает постепенно останавливаться. С него в небытие падают разорившиеся и испаряются деньги. В конце - концов он останавливается полностью. Кризис. И все начинается сначала. Чтобы добежав до противоположной точки остановиться опять. Чтобы потом побежать в обратную сторону. Потому, что это система.

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

Так вот, экономика Китая, не смотря на некоторую ее специфику, в принципе ничем принципиальным не отличается от любой другой. В ее основе лежит тот же самый ссудный процент. Просто потому, что ничего лучше в мире еще не придумано. Всяких разговоров на счет альтернативных механизмов хозяйствования, лишенных принципиальных недостатков системы ссудного процента, море, но хотя бы более менее годного для практического применения нет ничего. По этому высоченный темп роста китайского ВВП не может длиться вечно. Его драйверы со временем выдыхаются, а заменить их нечем. Рано или поздно остановиться , передохнуть и осмотреться должна абсолютно любая экономика. В том числе - китайская.

Другой вопрос, что "серьезные финансовые СМИ" почему-то вспоминают об этом с очень большим опозданием. На много позже того момента, когда маятник вплотную подходит к нижней точке траектории. Что-то мне подсказывает, в конце концов мы снова придем к плановой экономике.

Многие уверены, будто Китай — это такая идеальная страна, в которой всё происходит по мудрому плану никогда не ошибающихся вождей. Будто коррупции в Китае нет, так как за коррупцию там расстреливают, а капитализм якобы имеет в Китае исключительно человечное лицо, так как любую попытку пошалить власти Китая пресекают в зародыше.

Увы, реальная жизнь — это реальная жизнь. Хоть Китай и достиг невероятных успехов за последние десятилетия, отстроив с нуля огромные города и увеличив ВВП страны чуть ли не в 70 раз, список проблем Китая всё ещё огромен.

Когда Россия бросилась после распада СССР строить капитализм, Россия вляпалась с размаху в ловушку, в которую Соединённые Штаты попали в конце XIX века. Мы почти сразу оказались в эпохе «баронов-разбойников», как будто и не было семидесяти лет Советской власти.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Америка в 1870-1890 годах почти полностью попала под власть олигархов, которые скупали пачками сенаторов и конгрессменов, и вертели «невидимой рукой рынка» так, как будто это была их собственная рука. Знаменитая трилогия Теодора Драйзера — «Финансист», «Титан» и «Стоик» — рассказывает нам именно про эти романтические времена.

Эндрю Карнеги, Джон Морган, Джон Рокфеллер, Корнелиус Вандербильт… битва капиталистических гигантов носила тогда поистине масштабный размах. Достаточно назвать известный сейчас каждому главный памятник той эпохи — созданная в 1913 году советом олигархов система ФРС США.

Так вот, Россия в девяностые года внезапно обнаружила себя в эпохе «баронов-разбойников», и на протяжении длительного времени испытала на себе все прелести этой несовершенной экономической системы. Мудрый Китай обошёл эти грабли стороной — сопоставимого влияния на власть китайские олигархи так и не получили.

Однако Китай с размаху наступил на грабли из другого периода развития американского капитализма. Китай воспроизвёл у себя ту порочную систему, которая привела в начале нулевых годов к краху пузыря доткомов в США.

Подробно про нынешнюю ситуацию на китайских биржах пишет хорошо знакомый вам аналитик crimsonalter. Цитирую фрагмент:

http://crimsonalter.livejournal.com/64089.html

Среднестатистический китайский инвестор, которых в стране насчитывается от 68 до 100 миллионов (цифра зависит от того кто считает и считает ли клиентов «серых» и «черных» брокеров — бакетшопов), это вообще особый зверь. Дело в том, что в КНР есть ограничение процентных ставок по банковским депозитам (это последствие желания давать экономике дешевые кредиты) и это создает ситуацию при которой банковские депозиты по ощущениям многих китайцев нифига не покрывают инфляцию, от слова «совсем».

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

В результате свои кровные юани, они несут в финансовые пирамиды, недвигу (города-призраки) и конечно же на рынок акций. Более того, по мере роста рынка он затягивает все новых игроков, многие из которых вообще неграмотные (не финансово неграмотные, а в прямом смысле), а сейчас даже официальные СМИ признают наличие следующей проблемы: китайцы берут кредиты (вплоть до «серых» под 22% годовых) для того чтобы спекулировать на бирже.

Легко понять к чему это приводит. Для понимания размера проблемы: только через официальные кредиты от брокеров китайцы набрали 322 миллиарда долларов и вложили их в акции, которые а) были слишком дорогими, б) это были акции компаний из категории «шлак и ужас».

Западные СМИ пишут о том, что некоторые китайские малые и средние бизнесмены увольняли нафиг своих рабочих и вкладывали оборотные средства в акции ибо «выгодно» — о размере этого феномена судить сложно, но проблема есть.

Проще говоря, фондовый рынок Китая скользит по склону вниз, и пока что совершенно непонятно, где он сможет остановиться, и сколько миллионов китайцев будет начисто разорено в результате обвала котировок.

Ситуацию резко обостряет та проблема, что пенсии в Китае получают всего лишь около 25% людей пожилого возраста. Мы привыкли использовать слова «пенсионер» и «пожилой человек» как синонимы, однако надо помнить, что Китай очень сильно пострадал во время Второй Мировой войны, и только совсем недавно Китаю удалось догнать Россию по средней зарплате.

Пенсионная система — это невероятно дорого, особенно когда в стране 140 миллионов граждан пенсионного возраста, и когда ясно, что дальше это число будет только расти.

Отношение китайцев к иностранцам и чужеродным элементам
в статье
Расизм в Китае

Что будет делать пожилой человек, проигравший все свои сбережения на бирже? Вопрос без ответа.

Сейчас в китайских верхах идёт дискуссия: что делать с образовавшимся пузырём. Позволить ему лопнуть? Но тогда серьёзно пострадает как вложившееся в акции население, так и бизнес. Спасти пузырь? Но сильнодействующие лекарства имеют опасные побочные эффекты, при этом вполне очевидно, что рано или поздно пузырь в любом случае придётся сдувать.

Пока что власти Китая действует в своей привычной мягкой манере: помогает рынку удержаться на плаву, однако не спешат выделять деньги на экстренный выкуп акций или тому подобные безумства в американском стиле.

С работающими «на понижение» спекулянтами проводят профилактические беседы, желающим вложиться в акции, наоборот, дают зелёный свет и немного помогают с финансированием. То есть, смягчают падение, делая его более плавным и менее болезненным.

Где остановится рынок, пока что неясно. Шансов на восстановление котировок до прежних уровней с каждым днём остаётся всё меньше. Вместе с тем можно предположить, что если рынок упадёт совсем сильно — на 40% и глубже — Китай предпримет тогда некоторые усилия, чтобы не дать падению перерасти в катастрофу. Все ресурсы для этого у Китая есть.

Парадоксальным образом сильнее всего от падения фондового рынка Китая пострадают западные страны. Для самого Китая биржевой спад, повторюсь, будет иметь определённый оздоровительный эффект. Россия также особо не пострадает, большая часть наших контрактов на поставку нефти и газа заключена на долгосрочный период, цена там не привязывается к биржевой. При этом значительная часть контрактов уже заключена даже не в долларах, а в рублях и юанях:

http://ria.ru/economy/20150701/1107882376.html
http://ruxpert.ru/Дедолларизация

Снижение же биржевых цен на нефть нам даже на руку, так как оно ударит по американской сланцевой отрасли, у игроков которой как раз сейчас начали массово заканчиваться контракты на поставку нефти по фиксированной цене.

Вообще, Китай оставался чуть ли не единственным крупным растущим рынком на планете. История кризисов последних 20 лет показывает, что вслед за падением котировок на биржах Китая можно смело ожидать и падение остальных мировых бирж, начиная с американских:

http://aftershock.su/?q=node/318708

Впрочем, пока что говорить об этом рано. Нужно подождать хотя бы пару недель, чтобы увидеть, сумеет ли китайский фондовый рынок нащупать устойчивое дно.

http://alex-leshy.livejournal.com/553222.html

http://fritzmorgen.livejournal.com/797035.html