Что такое знаменитое британское образование в частной школе по сравнению с образованием в рижской школе «из сильных»? У вас есть возможность узнать это из первых рук. Полтора года назад Виктор Глухов стал учителем математики как раз в лондонской частной школе.

Досье

Виктор Глухов. Выпускник Московского физико-технического института (1982, инженер-физик) и Латвийского университета (2004, учитель математики). Преподавал в Рижской 40-й средней школе. 28 раз награжден за заслуги в области образования Министерством образования, Кабинетом министров и президентом Латвии, а также Рижской думой. Лауреат премий «Золотая ручка» и премии Атиса Кронвалдса. Его ученики получили 9 медалей на международных математических олимпиадах и 79 — на латвийских.

— Работу в Лондоне я искал около года. В рамках Евросоюза учитель, имеющий право работать по специальности в своей стране, имеет то же право и в любой другой.

Нужно было выполнить некоторые формальности. Например, получить так называемый статус квалифицированного учителя в Англии, для чего я предоставил дипломы о физико-математическом и педагогическом образованиях и справку от департамента образования Рижской думы о том, что я действительно работал в школах Риги.

Вакансий в Лондоне и вокруг очень много, но почему-то целый год не удавалось дойти даже до стадии интервью. Возможно, причина — отсутствие опыта преподавания именно в Англии.

Но наконец осенью 2013 года я устроился работать в частный колледж в центре Лондона. Называется, если интересно, DLD College London.

Колледж — потому, что в нем учатся в основном дети старше 16 лет. А статус частного приводит к тому, что учебное учреждение очень сильно ориентировано на внешний рынок.

Вкратце, как там все устроено

В Англии* тринадцатилетняя система школьного образования.

Я преподаю в одной группе одиннадцатиклассников (это сопоставимо с латвийским девятым классом: тоже последний год обязательного основного образования). А также в трех группах двенадцатиклассников. В Англии последняя, необязательная ступень школьного образования занимает два года — двенадцатый и тринадцатый классы.

Отличие от Латвии в том, что на этой, последней ступени абсолютно все предметы являются выборными. В том числе и математика.

Выпускные экзамены в Англии организуют и проводят неправительственные организации, которым государство делегировало такое право. Математику можно изучать (и, соответственно, сдавать) по трем или четырем различным программам. Конечно, все они соответствуют государственному стандарту.

Программу выбирает школа на свой вкус. Когда я пришел в колледж, мне сказали, что, вот, мы работаем по такой-то программе (Edexcel), а учебниками пользуемся такими-то. Желательно, чтобы вы следовали тому, как математика излагается в этом учебном комплекте.

Первый год я так и делал, а сейчас стал немного своевольничать: в частности, изменил порядок изложения тем так, как я считаю нужным и более естественным.

Программа по математике в Англии углубленнее и сложнее, чем в Латвии. Впрочем, в Латвии вообще действует один из самых примитивных стандартов по математике. В России сложнее. В Эстонии сложнее. Из латвийской школьной математики вышвырнули весь математический анализ, например. В Англии же школьники изучают и производные, и интегралы, и еще много чего.

В 40-й школе я преподавал по собственной программе. И это была программа углубленной математики. И меня мало волновало то, что, скажем, на экзамене в Латвии не требуется умение брать интегралы.

В 40-й я преподавал по собственной программе.

Тешу себя надеждой, что моим ученикам, поступавшим на математические или околоматематические специальности в самые разные вузы — как в Латвии, так и за рубежом, — было несколько легче, чем их коллегам из некоторых других школ Латвии.

* Я все время говорю «в Англии», а не «в Соединенном Королевстве», потому что в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии свои, отдельные системы образования. Возможно, они похожи на английскую, однако с ней не совпадают.

Двойная доза математики

В Латвии школьная программа очень сильно унифицирована. Существующий стандарт по математике един для всех, и на экзамене (обязательном для всех выпускников) проверяется, насколько ученик освоил знания и навыки, требуемые по стандарту.

Хотя, помню, лет пятнадцать назад латвийская система была гибче, и тем, кто изучал математику углубленно, предлагался отдельный экзамен. Так что выпускник имел лучшую возможность продемонстрировать свои результаты университетам: мол, смотрите, я знаю и умею несколько больше, чем сдававшие «обычную» математику.

В Англии именно такая гибкая система. Кто-то в старших классах вообще не выбирает математику, кто-то выбирает стандартный курс математики, а кто-то — «двойную» математику, т.е. в дополнение к стандартной математике курс так называемой дальнейшей математики.

Курс математики обычно берут на два года (редко — на один). Каждый год изучаются по три модуля, из которых два — чистая математика, т.е. уравнения, неравенства, функции, графики, последовательности, логарифмы, тригонометрия, производные, интегралы и т.д., а один модуль — прикладной. Это может быть или статистика, или механика.

Что довольно забавно, потому что механика есть также в курсе физики. Традиция, видимо, возникла с легкой руки Ньютона, который назвал свой классический труд «Математические начала натуральной философии». С тех пор в Британии повелось считать механику частью математики.

Я, кстати, преподаю механику — мне как бывшему физику это даже интересно.

...Курс дальнейшей математики также состоит из чистых и прикладных модулей. Там уже могут быть дифференциальные уравнения, комплексные числа, разложение в бесконечные ряды и т.д. Вещи, которые я проходил на первом, а то и на втором курсе института.

Экзамены сдаются по каждому из шести (или двенадцати) модулей. По результатам экзаменов выводится итоговая оценка. У изучавших «двойной» курс математики в аттестате будут стоять две оценки — по стандартной и дальнейшей математике.

И многие университеты хотят, чтобы абитуриенты имели обе оценки, если речь идет о математических или тесно связанных с математикой специальностях.

Интернационал

Я ничего не знаю о качестве подготовки по математике в Англии до 11-го класса. Я скорее мог бы сказать, что могу судить о таких странах, как Италия, Германия, Австрия, Нигерия, Ботсвана, Китай, Мьянма, Латвия, Литва, Россия...

Потому что у меня учатся студенты из самых разных стран. Иногда наблюдаешь эдакие ожившие советские плакаты об интернациональной дружбе: типа три ученицы прилежно учатся за одним столом — нигерийка, пакистанка и итальянка. Местных же, английских школьников у меня было всего несколько, и то в прошлом году.

Вот такие школьники. Фото с сайта DLD College.

...Но я также не взялся бы определить различия в национальных системах образования.

Могу лишь сказать, что, кажется, жизнь устроена так, что примерно один и тот же процент людей во всех странах хорошо успевает по математике, и приблизительно один и тот же процент людей в любом уголке этой планеты стонет и ничего не может поделать с ней.

Науки, которые мы выбираем

Причины, по которым ученики колледжа выбирают в старших классах математику, бывают очень разными.

Это может быть убежденность самого школьника или его семьи, что математика — обязательный общекультурный элемент образования. Или же чисто прагматически: математика — это необходимая ступень к запланированной карьере.

Но если предмет совсем не идет, то, думаю, нет смысла себя мучить. И среди моих учеников бывает: человек выбрал математику, а она у него совсем никак. Ему бы поискать свои таланты в другой области, ан нет...

С точки зрения выборности предметов Латвия и Англия — это две крайности.

В Латвии большинство предметов в старших классах обязательны — начиная от латышского языка и заканчивая рисованием (удивительно еще, что в этот список попала математика).

В Англии, наоборот, все по выбору. И этот выбор может быть очень странный. Например, один мой ученик изучает математику и... фотографию. Причем ради фотографии он отказался от физики, в которой был очень хорош.

Математика — достаточно популярный предмет. Это связано с тем, что математика нужна для получения высшего образования по очень многим специальностям — от программирования и инженерных наук до экономики и финансов.

Я не знаю, как лучше. Плюс латвийской модели в том, что набор обязательных предметов позволяет обеспечить некоторую системность образования, что ли.

Мне кажется, оптимальным подходом был бы тот, что мы пытались осуществить в 40-й школе. (При том, что мы таки были поставлены в достаточно жесткие рамки. Например, мы не могли бы сделать латышский предметом по выбору. Правда, это звучит как некоторая ересь?)

Мы сделали выборными не отдельные предметы, а направления. Гуманитарный курс, физико-математический, еще какой-то.

Я — тьютор

В колледже нет классов, потому что у каждого ученика — свой набор изучаемых им предметов.

Классов нет, а классное руководство и классные часы есть. К сожалению. Я являюсь классным руководителем (точнее — персональным тьютором) у десяти «воспитанников». Раз в неделю я должен общаться с ними о чем-нибудь в течение сорока минут.

Обычно рекомендуемые для обсуждения с группой темы нам спускают «сверху».

Например, как-то предложили поговорить о вреде курения. Прислали файлы с картинками, которые нервным людям лучше не смотреть. Я подумал: ну что я буду 16-17-летним людям рассказывать, что курить вредно? Неужто они не знают? Распечатки я им раздал, и мы с ними поболтали на тему, почему люди все-таки курят, хотя знают, что курить вредно. Словом, как-то так выкрутился.

В другой раз предложили поговорить о вреде алкоголя. Тут уж я просто проигнорировал. Ребята, как я могу говорить, что алкоголь вреден? Алкоголь полезен! Я очень люблю алкоголь! В общем, антиалкогольную кампанию сорвал.

В колледже, на вечеринке-знакомстве с родителями учеников.

О домашних заданиях

Могу рассказать только про свой опыт. Лично я задаю много домашних работ. В этом смысле ничего не поменялось — в 40-й школе я тоже много задавал.

В зависимости от индивидуальных талантов у учеников должно уходить от получаса до часа в день на выполнение заданий по математике. На выходные задание еще более объемное — задач десять, взятых, как правило, из экзаменов прошлых лет.

В принципе, это вполне соответствует политике колледжа.

Приоритет здесь — хорошая подготовка к экзаменам. А единственный способ добиться хороших результатов на экзамене — это регулярно и интенсивно практиковаться, в том числе и дома.

Большого смысла оценивать домашнюю работу я не вижу. Всегда есть риск, что ты будешь оценивать работу родителей, репетитора, лучшего друга... Зачем провоцировать детей на списывание? И так шансы не всегда велики, что они сделают работу самостоятельно.

В конце концов они же школьники, они же не подписывались на fair play. Поэтому я оцениваю домашнюю работу по критерию «сделал — не сделал». И в Латвии так было (когда руки доходили до проверки наличия домашнего задания), и в Англии (всегда).

Ученики — они такие ученики

Все равно иногда получаю списанные домашние работы. А чего удивляться — что они не люди, что ли? Всё же на контрольных меньше списывают, чем наши — что правда, то правда. Не знаю, может, это сила традиции — одна в Латвии, другая здесь...

Мои коллеги, кстати, жалуются на учеников из России. Мол, те считают, что списывать — это нормально и что если убедительно поговорить с учителем, то он должен помочь на контрольной или даже на экзамене. «Мы же вам платим!» Случалось такое и в Латвии, правда, давно уже...

Совершенно необязательно, что все студенты так уж сильно мотивированы учиться. И что это было их собственное желание приехать в Лондон и учить там математику и другие предметы на английском языке. Вполне возможно, это было желание только их родителей.

Так что в целом они такие же, как и латвийские школьники. Если их отпустить на пять минут раньше, они будут счастливы. Если не задать им домашнее задание — они будут на седьмом небе.

И они вполне могут предложить в начале урока: «А давайте мы сегодня ничего не будем делать?»

О приоритетах

Что в колледже, в котором я работаю, действительно по-другому, чем в 40-й школе, — это то, как расставлены приоритеты.

Главное — это экзамены. Мне это не нравится. Мой приоритет — учить математике, а успешная сдача экзамена — это результат не натаскивания, а знания предмета.

Я стараюсь немножко переориентировать детей на своих уроках. Стараюсь обратить внимание на саму математику. Этого можно добиться, даже разбирая примеры из экзаменов прошлых лет — вполне нормальные задачи, кстати.

В принципе, я не очень понимаю этот жанр — подготовку к экзамену саму по себе. Хотя знаю, конечно, как этого добиваться: прорешать множество типовых задач из предыдущих экзаменов. Но это же так скучно и неинтересно!

Обидно же думать, что, дескать, вот эти два года у меня уйдут на подготовку к университету, а уж там начнется настоящее. Чего ждать-то? Ведь интересное может происходить здесь и сейчас.

И разве не интересно в самой математике находить вопросы, с которыми хочется повозиться и в которых хочется разобраться? И видеть математику как нечто, заслуживающее интереса, внимания, изучения, терпения и усилий.

Плакат в пабе. Больше не спрашивайте, зачем вам учить математику.

Планы

Пока, наверное, задержусь в этом колледже, но в будущем я бы хотел работать в школе, специализирующейся в математике и физике. В Англии есть и такие.

Здесь же, хотя среди детей есть очень сильные и интересующиеся... все-таки это не физико-математический класс 40-й школы...

http://imhoclub.lv/ru/material/net_eto_ne_rio-de-zhanejro