Недавно афганские талибы сначала захватили, а затем вновь сдали Кундуз – один из крупнейших центров северного Афганистана, традиционную «вотчину» генерала Абдулрашида Достума – лидера местного узбекского меньшинства и нынешнего вице-президента страны.

Вытесненные из города, талибы заняли стратегически важный населенный пункт Имам Саиб всего в трех десятков километрах от границы с Таджикистаном на реке Пяндж.

Не прекращаются выступления вооруженной оппозиции и в других приграничных с Центральной Азией регионах Афганистана, где расширяется и присутствие боевиков Исламского государства.

Парадоксальным фоном всех этих событий служила проведенная незадолго до них блиц-операция Достума в прилегающих к границе с Туркменистаном регионах Афганистана, направленная на выдавливание из них вооруженных талибов. На обратном пути в столицу он встречал триумфальный прием; то же, по утверждениям некоторых СМИ, позже наблюдалось и в самом Кабуле. Однако уже через несколько дней все вернулось на круги своя, и талибы вновь как ни в чем не бывало объявились в провинции Фарьяб.

Афганистан - этническая карта

Карта в полном размере: Национальности Афганистана

При этом многие обозреватели прогнозируют возможность дальнейшего закрепления их позиций, а также боевиков и т.н. Исламского государства в северных провинциях Афганистана. Это, пожалуй, первое серьезное наступление талибов после перехода власти от ушедшего в мир иной муллы Омара к другому мулле – Ахтар Мансуру. Последний,тем самым, возможно, стремится всемерно укрепиться перед тем, как продолжить торговаться с Кабулом о дележе власти или вхождении в ее структуры.

А вот чего реально хотел добиться своим эффектным, но малоэффективным маневром Достум, в значительной степени осталось загадкой.  Единственное напрашивающееся объяснение – стремление генерала вновь напомнить о себе в рамках весьма непростых взаимоотношений в правящей элите Кабула. Если же попытаться рассмотреть ситуацию в более конкретном контексте, можно сделать вывод о дальнейшем кризисе власти в Афганистане и неспособности коалиционного правительства организовать силовое противодействие его вооруженным оппонентам.

Не за горами зимний сезон, который в Афганистане традиционно сопровождается резким снижением и уровня силового противостояния.  Поэтому от афганских властей и сил безопасности требуется срочная консолидация усилий для возвращения инициативы в свои руки и восстановления реального контроля над северными регионами. И в этом им должны оказать необходимое содействие как пока остающиеся в Афганистане силы НАТО (к чему, собственно говоря, уже их призвал парламент), так и ориентирующиеся на своих традиционных лидеров ополчения из представителей местного населения, и, прежде всего, узбекских и таджикских анклавов. И здесь самую весомую роль могли бы сыграть как вице-президент Рашид Достум, так и таджик – губернатор Мохаммед Ата. При этом некоторые бывшие местные полевые командиры, по имеющимся сведениям, уже заявили о готовности оказать необходимое содействие восстановлению контроля над захваченными талибами районами.

Афганистан - карта религиозных предпочтений

Карта в полном размере: Религии Афганистана

Осложняющаяся обстановка на севере Афганистана вызывает особую озабоченность и в связи с нестабильностью в Таджикистане и недавними событиями – попыткой вооруженного мятежа бывшего заместителя министра обороны, а также бегством в ИГИЛ командира спецназа местного МВД.

Продолжающиеся процессы радикализации и фундаментализации таджикского общества, несмотря на предпринимаемые Душанбе усилия, могут находить и уже находят достаточно широкую подпитку извне, в том числе и на примере соседних анклавов Афганистана.  Сейчас уже вряд ли кто-либо сомневается в том, что под непосредственной угрозой террористических атак могут находиться и другие государства Центральной Азии, а через нее и Россия.  Таким образом, южный фланг ее границ на этом направлении, наряду с кавказским, требует и будет требовать все большего внимания.

О серьезности проблемы свидетельствовала и повестка дня состоявшейся чуть больше двух недель назад в Душанбе сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ. Особое место будет уделяться созданным ранее Коллективным силам оперативного реагирования. С учетом новых реалий и общей для всех государств – членов ШОС (включая и наблюдателей, к числу которых относится и Афганистан) опасности распространения идеологи и практики ИГ, весьма примечательным фактором стала договоренность об укреплении соответствующего сотрудничества и на июльском саммите «Шестерки» в Уфе.

Объявленная на днях президентом Владимиром Путиным в ООН программа борьбы с распространением терроризма и операция российских ВВС против военной инфраструктуры ИГ в Сирии обозначили новый этап внешнеполитической активности России на этом чувствительном направлении международного развития.

По ходу реализации запланированных мероприятий как в СМИ, так и на политическом уровне будет возникать немало проблем, появится множество разного рода интерпретаций и умышленных пропагандистских уловок, дабы максимально дезавуировать реальные цели России для нанесения ей внешнеполитического ущерба не только на Ближнем Востоке, но и в более широком геополитическом измерении.

В этой связи, представляется, что только максимально возможное взаимопонимание с арабским миром, а также с Западом, прежде всего, с США сможет помочь избежать такого сценария (над которым уже активно работают западные СМИ, да и не только они). Первым позитивным шагом на этом направлении стало возобновление конкретных контактов по линии министерств обороны России и США, ранее прерванных американской стороной.

Возвращаясь к теме Афганистана, нельзя исключать, что дальнейшая эскалация напряженности на севере этой страны может поставить на повестку дня необходимость достижения и здесь взаимного понимания намерений. В ИРА сохраняется контингент войск США и НАТО, а вплотную к границе этой страны подходит зона ответственности ОДКБ.

Общая заинтересованность в обеспечении стабильности в этой стране может потребовать и возобновления контактов по линии Совета Россия – НАТО, также ранее прерванных по инициативе Альянса по следам событий на Украине. Сирия и Афганистан, как ранее ядерная проблема Ирана, могут стать теми взаимными точками соприкосновения и сотрудничества, которые будут способствовать не только разрешению кризисных ситуаций в этих регионах Ближнего и Среднего Востока, но и снижению в целом градуса взаимного недоверия между Москвой и Вашингтоном.

А это, в свою очередь, не сможет не сказаться и на поисках точек соприкосновения по украинской проблеме. Однако его сохраняющийся дефицит все еще продолжает довлеть над двусторонними отношениями. Для преодоления этого нужна взаимная политическая воля, без которой невозможно двигаться вперед в поисках взаимоприемлемых решений.

Однако сможет или захочет ли Вашингтон проявить такую волю сейчас, остается под вопросом. Во всяком случае, она не была проявлена в Афганистане начала двухтысячных, когда отношения между Россией и США были далеко не на таком критическом уровне, как сегодня. После свержения в конце 2001 года режима талибов, Америка и Запад игнорировали практически любую возможность налаживания равноправного сотрудничества с Россией в интересах как восстановления экономики Афганистана, так и строительства его новых вооруженных сил.

Поставки же Москвой Кабулу военной техники использовались как предлог для нагнетания антироссийской истерии, назойливо интерпретировались как, якобы, направленные на поддержку во властных структурах страны представителей бывшего «Северного альянса», которые - де чуть ли не вынашивают планы военного переворота. Изначальная абсурдность таких домыслов подтвердилась жизнью, но было потеряно время, а вновь набиравшие силу талибы не без выгоды для себя использовали политико – пропагандистские предрассудки Вашингтона и его союзников. Будет ли так и на этот раз на примере Сирии?

http://www.globalaffairs.ru/global-processes/Afganskaya-tema-s-siriiskim-podtekstom-17721