Недавно в журнале Алексея Ампилогова было опубликовано статья «Бутафория науки» , посвященная теме «научно-технической сингулярности». А точнее - ее отсутствию, хотя явно в данном материале об этом не говориться. Причем, самое интересное тут в том, что эта статья достаточно широко разошлась по блогосфере, вызвав определенный резонанс. Основным мотивом критики стало то, что, дескать, это в России идет развал и деградация - а во всем мире все прекрасно. И не стоит судить о «высоких эльфах» по своей, быдлячей жизни.

Впрочем, приводимые аргументы «болельщиков за прогресс» можно назвать стандартными и давно уже набившими оскомину: Маск, айфоны, интернет с компьютерами, и некие невероятные достижения в медицине. Разбирать их подробно нет смысла, поскольку делалось уже много раз. (Единственное, что можно напомнить – так это то, все эти вещи были «придуманы» задолго до нашего времени.)

А самым интересным, разумеется, является само наличие подобной реакции – ведь еще лет десять назад малейшие сомнения в наличии прогресса казались дикими. «За последнее время мир изменился сильнее, нежели за все предыдущие десятилетия» - примерно так думал человек еще в конце 2000 годов. А сейчас ему все чаще приходится доказывать, что прогресс все еще существует!

В общем, наше мировоззрение –наконец-то – начинает потихоньку приходить в соответствие с реальностью. А еще недавно громкие голоса лиц, видящих в современности процесс перехода к пресловутой «технологической сингулярности» (т.е., к бесконечно возрастающей скорости развития), и вообще, об уникальности нашего времени в подобном плане, напротив, становятся все тише. Что, если честно, не может не радовать – просто потому, что недавняя уверенность в неоспоримости прогресса современного общества позволяла его сторонникам не обращать внимания на критику. Что – распад СССР, погружение постсоветского пространства в хаос и дикость?

Зато информационные технологии развиваются – теперь не нужно бежать в библиотеку за книгой, достаточно открыть сайт! (И попробуй возразить, что это вещи несравнимые.) Что – идет массовая архаизация Ближнего и Среднего Востока, где все чаще женщин закутывают в паранджу а «неверным» отрубают голову? Зато телекоммуникации развились и овечку Долли клонировали! Что – идет массовое сокращение социальных благ, доступных низшим слоям, причем даже в развитых странах? Зато теперь можно оказаться в виртуальной реальности и снимать на мобильный телефон. А главное, зубы лечат с анестезией!

Да что там зубы! Еще совсем недавно было принято говорить, что вот-вот, и старение победят, и бессмертие станет доступным. (В известном технофашистском журнальчике «Компьютерра», помню, писались статьи с высокомерными названиями, вроде: «Нынешнее поколение будет жить вечно»!) Некоторые «умники» даже начинали рассуждать, что делать с образовавшимися лишними «бессмертными» и хорошо ли быть бессмертным вообще – с таким видом, будто это самая актуальная на сей день проблема.

Впрочем, даже сейчас периодически всплывает вопрос: что делать с народными массами при массовой роботизации. Про то, сколько реально роботов приходится на одного рабочего (а точнее, наоборот), мало кто вспоминает. Равно как и о том, сколько лет назад нам пророчили эту самую массовую роботизацию – и насколько сбылись эти прогнозы.

* * *

Впрочем, просто констатировать неудачу недавно популярного «технооптимизма», сейчас не слишком интересно. Гораздо интереснее проникнуть «внутрь» данной неудачи, увидеть те причины, что привели к торможению казавшегося неостановимого прогресса. И понять, почему же, все-таки, ошибочной оказалась популярная идея «технологической сингулярности» - и где, как и когда процесс развития человечества «свернул не туда». Сделать это, вопреки всему, не так уж трудно – и более того, ответ на эту задачу давно уже дан. (Еще задолго до того, как указанный вопрос стал актуален – такая вот особенность мироздания.) Однако, для того, чтобы это было несколько более наглядным, сделаю определенное «личное» отступление.

…Вот уж 17 лет, как я уволился из КБ, в котором начинал работать. Уволился по причине катастрофической невыплаты зарплат – впрочем, даже когда последнюю и платили, она у «молодых инженеров» была ниже, нежели зарплата продавца в магазине. Впрочем, говорить о том, что творилось в нашей «оборонке» при Ельцине, надо отдельно. (А можно и не говорить, достаточно одного короткого слова: жопа!)

Тут же хочу сказать про несколько другое. А именно – в прошлом году хоронили одного из ведущих инженеров с данного предприятия. Ну, и разумеется, проститься с ним пришло практически все КБ. (День был выходной.) Так вот – каково было мое изумление, когда я на данных похоронах увидел практически всех «стариков», с которыми работал еще в прошлом веке. Т.е., людей, которые 17 лет назад казались мне, двадцатипятилетнему, стариками, тогда им было около пятидесяти лет. Теперь, понятное дело, под 70.

Так вот, практически все они, оказывается, работают! «Молодежь» - т.е., те люди моего возраста, или чуть постарше – ушла вся. А вот эти самые глубокие пенсионеры, как показывает практика, продолжают трудиться на нашу оборонку, запуская уже следующее «поколение» «изделий». Тех самых, что потом показываются на выставках, берут призы, продаются за границу и демонстрируются по телевизору в качестве олицетворения необычайного прогресса современной России.

А потому пиарятся «путриотами» по блогам, в качестве доказательства благости правления Солнцеликого, и посрамления тех, кто пытается доказать, что в нынешних условиях ожидать какого-либо научно-технического взлета невозможно. )

В общем, смешно получается – сидит такой «путриот», модно и хорошо одетый, сытый и «продвинутый», рассуждает о том, как в РФ идет рост промышленности – а этот самый рост обеспечивает дедок запенсионного возраста с видом бывалого алкоголика.

Впрочем, во избежание срача, стоит сделать отметку о том, что подобная ситуация характерна не для всей промышленности. Судя по личным впечатлениям, на многих «новых» предприятиях ситуация иная – там среди инженеров есть и молодежь, и среднее поколение. Но среди «оборонки» картина, в основном, такая. Если есть какие-то сомнения, то можно посмотреть на зарплаты, предлагаемые «молодым специалистам» на данных предпритиях - они далеко не «газпромовские». (Кстати, «старики» как раз получают больше – потому, что начальство понимает: без них дело встанет. Да и трат особенных у них нет – дети выросли, а собственный уровень потребления, сформированный в кошмаре 1990 годов близок к нулю. Вот и работают, пока здоровье позволяет.)

* * *

Однако, если вы думаете, что дальше будет разговор о тяжелой судьбе отечественной промышленность – то это не так. Речь пойдет несколько о другом. А именно – о том, что при всем этом наш ВПК еще умудряется не просто «что-то выпускать», а делать это «что-то» на мировом уровне. По идее, последний факт должен просто «взрывать сознание» среднего современного человека - если бы он, конечно, был склонен задумываться над происходящем.

Ведь, что не говори, а реальный контакт с предприятиями ВПК в нашей стране достаточно велик – и примерная картина того, что там твориться, известна. Но, судя по всему, задумываться надо происходящим вокруг давно уже стало неактуальным. (Впрочем, возможно все еще проще – большая часть наших современников утратила свои прежние контакты, и живет в мире, где о ВПК можно узнать лишь из телевизора.)

Поэтому контраст между тем, как создаются наши новые разработки и самими этими разработками большинство просто не замечает. Ну, или напротив, воспринимают этот контраст, как доказательство абсолютного обмана – дескать, нет ничего, кроме ржавых ракет, да и те сделаны еще при СССР. А все остальное есть «путинская пропаганда».

Однако ракеты и самолеты реально производятся, и более того, разрабатываются новые модели. И, что самое удивительное, они применяются в реальности – как бы не хотелось некоторым обратного. Появление на параде новейших танков «Армата» или неожиданный обстрел исламских боевиков «Калибрами», как минимум, показывает наличие сравнимого с самыми развитыми странами уровня технологий. Казалось бы, этому надо только радоваться.

Однако в реальности, если связать данный факт с не менее известной вышеописанной картиной жалкого состояния нашего научно-технического потенциала, то радость как-то исчезает. Скорее, как уже указано выше, возникает удивление. Да, Россия за последние четверть века не просто порастеряла, а катастрофически порастеряла свой научно-технический потенциал. И это факт. Да, она утратила огромное количество еще недавно доступных технологий и большую часть специалистов. Это тоже факт.

Однако то, что от всего этого осталось… Так вот, того, что осталось, оказывается достаточным для того, чтобы производить изделия мирового уровня. (Если только не прятать голову в песок и кричать про «путинскую пропаганду».)

Потому можно сказать, что мы тут имеем дело с явлением, намного худшим, нежели указанный развал советской инженерной и научной мысли, наблюдаемой в РФ. А именно – деградацию не только одной страны (или даже ряда стран), но и всего мира. Причем, что самое интересное – вроде бы, деградации бессистемной. Ведь за пределами границы бывшего СССР не было Гайдара и Чубайса, не слышались выстрелы бандитских разборок, и не уходили торговать трусами бывшие кандидаты наук.

Скорее наоборот – развал СССР позволил т.н. развитым странам практически «на халяву» захватить самые ценные куски погибшей страны – начиная с разработок и заканчивая специалистами. (Один отъезд в Израиль советских евреев, многие из которых были классными специалистами, дорого стоит. ) А если прибавить сюда «внутренние особенности» постсоветского мира - к примеру, широко распространившийся «культ высоких технологий», то можно подумать, что за постсоветские десятилетия Запад «пробежал» в технологическом столько, сколько не пробегал никогда.

* * *

Собственно, мы до недавнего времени так и думали. Однако вдруг оказалось, что, оказывается, по сравнению с хваленым «миром Запада» Россия оказывается не таким уж и «отстоем», как можно было бы подумать. Собственно, именно на основании этого и произошел взлет пресловутого «путриотизма» - явления в общем-то, неприятного, но вполне объяснимого. Да и культ самого Путина, во многом, основывается на том же.

Ведь за 1990 годы мы почти уверились, что «время русских завершилось», что нам не остается ничего, кроме как хлопать глазами и надеяться на милость «белых братьев». А что еще ожидать после двух десятилетий массового раздербана советской промышленности и не менее массового пропивания всего и вся? И вдруг оказывается, что мы еще можем ого-го… в смысле, можем делать что-то, что не могут иные страны. Как тут не вознести хвалу Солнцеликому, под мудрым руководством которого мы все это осознали…

Тут даже вполне разумные аргументы, вроде списка уничтоженных во время того самого руководства предприятий и институтов не помогают. Ведь делаем же «Калибры»! - уверяют «путриоты». И ракеты запускаем в космос, даже вот космодром недавно построили. И неважно, что строили его за огромные деньги и в несколько раз дольше, нежели в нищих 1950 годах выстроили знаменитый «Байконур».

Важно, что построили, и вот людей на МКС возим, и грузы всевозможные доставляем. Правда, не сказать, чтобы всегда удачно – но ведь другие-то не лучше. И у хваленого Маска ракеты взрываются на ровном месте – хотя, судя по всему, «криворукие таджики», которых обвиняют обычно в крушении российских ракет, к ним даже близко не подходят. (И даже попов с кадилами нет – обвинить в неудаче некого!)

Правда, если честно - то подобная радость эквивалентна радости тому, что «у соседа корова сдохла». Т.е. для разумного человека это событие есть повод не к радости, а к беспокойству: не напал ли на окрестности «коровий мор», от которого завтра передохнет и свой скот? Так что тот факт, что нищая Россия еще может выглядеть на равных с богатыми странами, есть повод не столько к гордости, сколько к беспокойству. (Тем более, что при внимательном рассмотрении выясняется, что связи нашей страны с остальным миром настолько тесны, что деградация Запада неизбежно приведет и к деградации нашей страны.)

Поэтому особо радоваться тому, что вершиной современных достижений человечества объявляют то некую модель смартфона, то электромобиль (известный еще с позапрошлого века), то основанную на «аполлоновских наработках» ракету Маска, не стоит. И уж, тем более, не стоит радоваться тому застою, что накрыл медицину или иные области знания о человеке, поскольку это уменьшает нашу вероятность выжить в случае болезни.

* * *

Однако, как бы ни относиться к подобному торможению прогресса, не замечать его невозможно. Впрочем, еще важнее понять причины данного торможения. К счастью, как раз это сделать несложно – особенно если учесть указанную выше особенность в виде адекватности современному уровню «новейших российских разработок», сделанных описанными выше пенсионерами на древнем оборудовании. Указанный факт, как не удивительно, является хорошим ключом к указанному явлению.

Итак, с прогрессом – вопреки господствующим представлениям – твориться что-то не то. Причем, если еще недавно это самое «не то» еще могло казаться частным случаем в отдельных отраслях, то сегодня становится очевидно, что кризис затрагивает практически все области человеческой деятельности. Да – где-то этот кризис давно уже достиг апогея, и развитие почти остановилось -авиация, (да и вообще, транспорт), космос, энергетика – в общем, все «большие проекты», как таковые. Где-то наоборот, еще вчера казалось, что развитие еще набирает скорость – как в микроэлектронике или созданиях вычислительных систем.

Но уже сейчас становится ясно, что указанный темп определялся скорее инерцией колоссальных вложений и работ, сделанных в предыдущие десятилетия, а «настоящих» инноваций тут как не было, так и нет. (Как были основой технологии тридцать лет назад КМОП-структуры, формируемые на основе кремния методом фотолитографии – так им и остались.) Причем сейчас становится понятным, что из существующего метода выжаты практически все «капли» - а значит, вероятнее всего, через несколько лет тут наступит та же ситуация, что и в иных областях.

Впрочем, на эту тему я уже писал достаточно много – и повторяться тут не намерен. Пока же следует обратиться к причинам подобного положения. В принципе, их так же многие разбирали и не раз. В той же, приведенной в прошлой теме, статье Алексея Ампилогова есть абзац, посвященный новому американскому эсминцу «Замволт», построенному три года назад. А так же тому, что данный корабль водоизмещением с крейсер, а ценой – с атомный авианосец, оказался вовсе не таким удачным, как хотелось заказчикам. Они, вложив в указанный проект все самые современные технологии - такие, как пресловутая «стелс»-незаметность, комбинированная энергетическая установка «турбина-генератор-электродвигатель», а самое главное – «рельсотрон» в качестве «главного калибра» - хотели получить мощнейшую боевую машину. А получили «белого слона» - странный эсминец-крейсер, лишенный системы ПВО и постоянно ломающийся.

Причина этого проста: дело в том, что в самой богатой и технически развитой стране мира начались очевидные проблемы в работе с инновациями. К примеру, большая часть недостатком «Замволта» связаны с тем, что это должен быть не просто корабль – а корабль «под орудие». Под тот самый «райльган», который должен был дать ему неоспоримые преимущества. Его основной задачей должен был стать незаметный подход к берегу (вот почему «стелс») – и «заваливание» противника дальнобойными управляемыми снарядами, выпускаемыми из «рельсотрона». (Такая вот канонерская лодка для классической «политики канонерок» -ценой в 4,5 млрд. $.)

Все это выглядело прекрасно – на экране компьютера – но вот в реальности оказалось, что с пресловутым «райльганом» не все так радужно, как казалось: даже когда подобное «орудие» и удалось создать, то оно оказалось настолько сложным, дорогостоящим и ненадежным, что на «Замволт» предпочли поставить привычное скорострельное орудие. В итоге вся техническая «навороченность» корабля пошла, как говориться, коту под хвост – и US Navy получил переусложненный корабль непонятного назначения за фантастическую сумму.

* * *

Как раз в этом месте наши отечественные «путриоты» любят поминать пресловутые «откаты и попилы», гордо заявляя о том, что в этом плане отечественным ворам далеко до воров заокеанских. (Довольно странная, если честно, гордость.¬) Однако одной коррупцией ситуацию с «райлганом» и «Замволтом» не объяснишь. Дело вот в чем: «рельсотрон», как таковой, имеет достаточно давнюю историю. Разрабатываться он начал с 1970 годов - и тогда же стало ясно, что особых перспектив у данной технологии нет. Как нет их у всех разновидностей «энергетического оружия» до того момента, покуда не появится компактный и надежный источник «высокой энергии». (Формально «райлган», конечно, может быть отнесен к «кинетическим» вооружениям, но реально он относится именно к «энергетическому» виду.)

К настоящему времени, как можно понять, подобный источник еще не появился (и появляться не намерен) – именно поэтому на указанном корабле пришлось практически «натянуть сову на глобус», т.е., подчинить всю конструкцию корабля указанной задаче. Но неожиданно выяснилось, что указанной «чудо-пушки» еще нет, поэтому на этот эсминец стоимостью в авианосец приходится ставить обычное 155 мм. автоматическое орудие. (Да еще и стрельба самонаводящимися снарядами из него так же до сих пор не отработана.)

Получается, что неприятности были запланированы еще на этапе разработки конструкции, когда в качестве основной была принята технология, на сегодняшний день гарантированно невыгодная. Но в чем причина подобного положения вещей. Откаты разработчиков «райлгана»? На самом деле, конечно, нет – все гораздо проще и печальнее. На самом деле, единственным аргументом «за Замволт» послужил один лишь момент: подобный корабль выглядит очень круто. И не только внешне – хотя именно внешний вид «Замволта», ИМХО, послужил одним из главных аргументов в его пользу. Но он еще и крайне «высокотехнологичен» - причем, «высокотехнологичен» в самом, что ни на есть обывательском представлении. Это корабль-символ современного представления о том, что такое «современность» - насыщенный компьютерами сверх предела, оснащенный (в идеале) почти космической пушкой и вообще, крайне отличающийся от кораблей в привычном понимании. А именно отличие в современном мире и является главным фактором, способствующим удаче или неудаче любого проекта.

Причина проста: любые современные технологии давно уже перешли порог, когда их мог «понимать» любой имеющий современное образование человек. По сути, большая часть из того, что в настоящее время именуется hi tech, требует уже не просто объяснения, а долгого и тщательного разжевывания – поскольку современная личность просто представить не может, как работают те или иные отрасли. Что поделаешь: образование давно уже находится не просто в кризисе, а в суперкризисе, давая «не знания, а компетенции» - иначе говоря, выпуская узко заточенного на своем деле специалиста.

Впрочем, этим оно лишь только удовлетворяет запросы общества: если учесть, что большая часть трудовой деятельности рассчитывается именно на подобных специалистов, то становится понятным, что оптимумом для современного человека является незнание ничего, за пределами своей «прямой» деятельности. Знать и уметь чего-то за пределами области, в которой происходит заработок денег, становится не просто бесполезным, но и вредным – вредным в плане того, что это оттягивает на себя бесценные ресурсы, которые можно было бы потратить на заработок.

* * *

То есть происходит углубление отчуждения труда, причем не только для рабочих (которые уже лет сто рассматриваются, как «функции» производственного оборудования), но и для инженеров с учеными. А так же для менеджеров с бизнесменами. Пресловутые «инженеры-бизнесмены», составлявшие значительную долю владельцев предприятий еще два-три десятилетия назад, давно уже сошли на нет: теперь вместо них господствуют «обманки», чистые «презентаторы», вроде Маска. (Впрочем, даже если человек и начинал когда-то, как «технарь», то за то время, когда он начинает вести бизнес, на него все равно действуют описанные выше факторы.) И, что самое неприятное, подобная ситуация в настоящее время начинает возобладать не только на производстве, но и в науке. В общем – для настоящей эффективности конкурентной борьбы, каждый работник просто обязан стараться как можно сильнее специализироваться для выполнения той функции, за которую он получает деньги.

Короче, можно сказать, что буржуазия, начав в свое время увеличение разделения труда среди пролетариата, неожиданно сама оказалась в рамках указанного разделения. (Такая вот диалектика.) И, совершенно закономерно, из полноправных хозяев мира капиталисты неминуемо превращаются в … такую же функцию, в которую они превратили пролетариев. Только функцию не производственного процесса, а конкурентной борьбы, функцию, заточенную под одно: способствовать расширению своего капитала. В общем, отчуждение, как болезнь, поражает практически все элементы социальной системы, делая то, что сама буржуазия всегда относила к особенностям пресловутых «тоталитаризмов». (Впрочем, это очевидно, ведь «тоталитаризм», как таковой – это тень самого капитализма, его представление о том, каким может быть самое эффективное общество)

Правда, до поры, до времени, данные тенденции компенсировались развитием советского «проекта», отбрасывающего мощнейшую «тень» на весь мир. И ведущего к аномальному «сдвигу» от увеличения отчуждения к его снижению. Собственно, те самые «инженеры-предприниматели», о которых говорилось выше, и были следствием этой аномальщины: при «нормальном развитии» их время должно было давно пройти, они должны были остаться в прошлом, там, где Форд и Крупп.

На смену классическому капитализму неизбежно должен был прийти империализм, а затем, и «суперимпериализм», где «рулили» бы огромные холдинги. А «малому бизнесу» досталась бы роль «подбирателя крошек» с данного пира. (Т.е., примерно то самое, что твориться сейчас.) Но всплеск инвестиций в середине XX века смешал все карты, снова сделав возможным «выход из грязи в князи», вернув времена «молодого Форда», но с социальной защитой. Впрочем, это относится не только к бизнесу – этот «золотой дождь» пролился и на науку, или, к примеру, на образование с медициной.

Причем, при всей благости подобного положения, был тут один важный момент: а именно, как уже не раз говорилось, от всего этого требовался реальный результат. Бизнесмен должен был что-то производить, ученый – делать открытия, учитель учить, а медик лечить. Т.е., надо было, чтобы ракеты летали, а работники не путали синус с косинусом - поскольку в ином случае «другая сторона» получила бы неиллюзорную возможность выиграть научно-техническую гонку. И на Луну пришлось высаживаться реально – потому, что в обратном случае СССР не преминул бы показательно наказать за подобный обман.

Интересно, кстати, что идея о том, что «американцы на Луне не высаживались» зародилась не в СССР, а в самих Соединенных Штатах – когда указанная ситуация сменилась обратной, и прогресс стало можно не совершать, а имитировать. Именно тогда люди, занимающиеся созданием видимости активной деятельности, стали осмысливать события недавнего прошлого в «подобном духе». Ну, а когда «царство имитации» воцарилось и в бывшем СССР – то идея «Лунной аферы» закономерно пришла и сюда.

* * *

Поэтому «обратный отсчет» в плане остановки прогресса стоит вести именно с того момента, когда стало понятно: СССР не угрожает Западу. А ясность эта возникла где-то в середине 1980 годов – хотя, разумеется, понимание «безопасности СССР» возникло еще раньше. Но именно в середине 1980 годов можно увидеть первый очевидный признак научно-технического кризиса – ситуацию с т.н. Стратегической Оборонной Инициативой (SDI). Эта самая СОИ изначально планировалась - судя по всему - как попытка оживить американскую промышленность и науку по «рецепту Аполлона». Т.е., путем вложения огромных средств в военный проект предполагалось получить целый «спектр» инноваций.

Однако вышло совершенно другое. А именно – огромный «вал» всевозможных публикаций, от видеороликов до статей в «умных» журналах, масса «решений организационных вопросов», конференций (в том числе, и противников данного решения). И ни одной реально созданной технической системы. Самое интересное тут то, что в умирающем уже СССР все-таки удалось создать действующие образцы и космического лазера, и космической ракетной платформы. Вот только довести до конца эти работы не позволил 1991 год, после чего стало уже не до ракет…

Впрочем, как уже говорилось, то, что у нас сделали Ельцин с Чубайсом «вручную», «у них» произошло автоматически. Лишившись реального стимула заниматься высокотехнологичными разработками, Запад радостно погрузился в мир торжества иллюзий. Оказалось, что в 1980 годах были еще цветочки – ягодки созрели в последующие десятилетия. Рост отчуждения труда, наконец-то, перешел из количественного в качественный – а именно, на «командные посты» в экономике и политике пришли люди, вообще не представляющие того, чем занимаются. И, что самое неприятно, они пришли и в КБ с лабораториями. Типовые исполнители типовых операций. А какие операции в капиталистическом мире у нас самые важные?

Правильно – зарабатывание денег любыми способами. Вот это самое и стало основным, загнав все остальное глубоко «под шконку». Это раньше инженер старался построить конструкцию, которая бы что-либо делала, а ученый должен был искать загадки мироздания. Теперь, в мире «функций» все это не нужно. Если инвесторы готовы вложить средства на основании видеороликов и презентаций – то именно на это и следует положить все силы. А инвесторам, как было сказано выше, именно это и надо, поскольку ничего другого они понимать не могут. Их учили побеждать в конкурентной борьбе – а не физику или химию учитывать.

И понятно, что «побеждать» в указанных условиях могут лишь абсолютно «презентационные» проекты. Т.е., те, что «круто выглядят» и не заставляют «ломать мозг». Именно в этой самой тяжелой борьбе «Зумволт» и взял свой «приз». Футуристический корабль оснащенный космическим оружием – самое лучшее, что можно представить в плане выбивания денег. Слава Богу, что «настоящий» космический крейсер с антигравитационным двигателем еще не решились построить. Впрочем, судя по последним новостям, «антигравитатор» активно форсят – так что еще все впереди. Причем, не только у США – судя по тому, как в РФ активно обсуждают постройку атомных авианосцев при полном отсутствии мощностей для этого, у нас так же полно указанных «людей-функций» во власти. Или вот какой-то гиперзвуковой супертранспортник собрались строить – правда, к великому счастью, только на словах.

* * *

Но, к великому счастью, пока в РФ еще остались «те самые» пенсионеры в КБ, что привыкли работать с «железом», а не с картинкой на экране монитора. И они честно переводят не имеющие отношения к реальности заказы «вышестоящих лиц» в честно работающие усовершенствования советских наработок. Пускай не столь эффектные, как в видеороликах – но все же настоящие.

А в Штатах, как можно понять – подобные «пенсионеры» кончились, их заменили молодые мальчики, выросшие на «Звездных войнах» и «Терминаторе». (Кстати, не такие уж и мальчики – первый фильм «Звездных войн» вышел в 1979 году. Так что, скорее, «дяденьки».) Они уже не застали времен «честной работы», и для них «крутой внешний вид» и «офигенные характеристики» - вполне объективные вещи, достаточные для того, чтобы тратить фантастические средства. А на смену фанатам «Звездных войн» уже идут фанаты «космических стратегий» и прочих аркад, с еще более глубоко укоренившимися образами «игрового мира».

Впрочем, Бог с ними, с играми и фильмами – они не виноваты. Виноват, как был сказано выше, тот самый рост отчуждения и специализации, что является базисным признаком капиталистического мира. Все остальное – вторично. А значит, говоря о научно-техническом кризисе, мы должны говорить ни о чем ином, как о кризисе капитализма, как такового. Впрочем, последнее – вещь давно известная…

http://anlazz.livejournal.com/157411.html

http://anlazz.livejournal.com/157886.html