Так социалист ли Барак Хусейн Обама? Да. Во-первых,  люди с такими именами – обычно социалисты.  Во-вторых, он – демократ. Если бы его партия находилась в Западной Европе, ее давно звали бы социал-демократической. Но в Америке -  традиционное предубеждение против слова «социализм», поэтому наша социалистическая партия так и осталась Демократической. В Конгрессе половина демократов, то есть социалистов. Но гласный – всего один: Берни Сэндерс из Вермонта.

Вопрос: что за социалист Барак Хусейн Обама? Три года назад республиканец Майк Хаккаби заявил на консервативной конференции в Вашингтоне, что в Америке начали строить «социалистическую республику», да такую, что «Ленин и Сталин были бы от нее в восторге». Американская публицистка Кэти Янг, которую я знал много лет назад как юную эмигрантку Катю Юнг, запротестовала, что это – перебор. Ленин и Сталин хотели не брать с богачей больше налогов, писала Катя: они хотели экспроприировать все их имущество, а самих их либо поубивать, либо посадить в концлагерь. Нет, сидя за рулем своей «машины времени», Обама держит курс не на СССР, а на несравненно более благополучную Западную Европу.

Но в любом случае он летит в прошлое. Как писала на днях в лондонской «Дейли телеграф» блестящая Джанет Дейли, совсем недавно иностранцы говорили: «Смотрите, что происходит в США, – и вы увидите наше будущее. Что бы ни делала Америка в данный момент, мы будем повторять это ровно через десять лет».

«Будь то массовая культура или политическая риторика, – продолжает автор, – Америка была законодательницей моды, а мы плелись за нею».

Это было давно и неправда. Обама ведет свою «машину времени» туда, где в недавнем прошлом находилась Англия. Его недавнее послание Конгрессу «О положении в стране» чуть ли не слово в слово повторяло бесконечные разглагольствования лейбориста Гордона Брауна, чьи авгиевы конюшни сейчас разгребают тори.

По словам Дейли, Браун тоже призывал к «справедливости» и «озвучивал длинные списки новых способов, которыми центральное правительство будет вмешиваться во все виды экономической деятельности».

После выступления в Конгрессе Обама заявил в телевизионном интервью, что предлагаемые им более высокие налоги на богатых есть «залог справедливого и делового подхода к сокращению дефицита и подъему страны».

Дейли в ужасе замечает на это: «Мы, пришедшие из будущего, можем лишь возопить: «Нет, дайте задний ход! Вам туда не надо!»

Сейчас Англия отчаянно пытается выползти из той ямы, в которую ее завела философия, на первый взгляд звучащая вполне разумно: «Каждый должен получить свою справедливую долю», – сформулировал ее Обама. Англичане знают по своему горькому опыту ее последствия.

По словам Дейли, когда государство забирает все большую часть богатства, созданного предпринимательской деятельностью, и потом пытается «справедливо» распределить ее в обществе путем увеличения ассигнований на социальные нужды, результаты получаются следующие.

Довольно очевидно, что люди, у которых отнимают богатство, становятся менее склонны идти на риск, с которым сопряжены инвестиции и иная предпринимательская деятельность, это богатство создающие. Поэтому они производят меньше богатства, и государство в результате получает меньше налогов.

Менее очевидны последствия, которыми такое перераспределение богатства чревато для тех, кого оно по идее должно облагодетельствовать. В обществе укореняется представление, что государство имеет моральное право на все  богатство и может тратить его на всякие богоугодные цели – на бесконечное увеличение социалки или, как при Обаме, на создание нерентабельной «зеленой энергетики» или сверхскоростных поездов в никуда.

Это представление так глубоко въедается в психологию народа, что его дико трудно потом оттуда выкорчевать. Большинству американцев такие понятия были чужды. И, хотя власть периодически пыталась провести их в жизнь («Новый курс» Рузвельта или «Великое общество» Линдона Джонсона), этим новациям не удавалось сломать установку большинства американцев на индивидуальную инициативу и присущую им веру в свои силы, а не в отеческую заботу государства.

Все это было давно размыто в Западной Европе, где после второй мировой войны восторжествовали идеи, которые сейчас пытается насадить в США Обама.

В последнее время Европе предъявили счет за ее социалистические послевоенные увлечения. В тот момент, когда она лихорадочно пытается его оплатить, Обама ведет Америку в европейское прошлое и весело посвистывает за штурвалом своей «машины времени».

http://reporterru.com/?p=21096