Три вопроса о Париже:

  1. Был ли перенасыщенный, безудержный 24/7 медиа блиц действительно попыткой информировать общество о неимоверно важном событии – или освещение события имело целью оказать давление на президента Обаму, чтобы он направил наземные войска в Сирию?
  2. Правдоподобно ли объяснение Обамы того, почему он не отправляет наземные войска в Сирию на борьбу с ИГИЛ, или администрация опасается конфронтации с Россией?
  3. Отражает ли освещение нападений в Париже (подобные происходили в Бейруте, Багдаде и Турции, но им уделили просто краткие строчки) всепроникающее расистское отношение на Западе или это ещё один пример наших нудных, следующих своей программе СМИ?

Хотя нет никаких сомнений, что жертвы этого жуткого преступления заслуживают нашего сочувствия и поддержки целиком и полностью, также нет никаких сомнений, что СМИ воспользовались этими нападениями в собственных целях. С того момента, как в пятницу было впервые объявлено о нападениях и по сей день СМИ ведут полномасштабную, круглосуточную пропаганду, восстанавливая каждый взрыв, каждую воющую сирену и каждую страшную подробность, чтобы нагнать как можно больше страха в общественное сознание. Цель этого – подпитка массовой истерики, это стало мне ясно после просмотра пяти политических ток-шоу в воскресенье, где общее мнение всех интервьюируемых было таково: «ИГИЛ – зло. Обама должен что-то сделать. Обама должен направить войска в Сирию».

К примеру, Джеб Буш говорит Джорджу Стефанопулосу: «Нам надо показать своё лидерство... Нам необходимы бесполётные зоны... Нам необходимы наземные войска».

Невозможно превзойти следующее, сказанное редактором Weekly Standard Биллом Кристолом: «Нам необходимо 50 000 бойцов в Ракке». Вскоре после этого Фарид Закария из GPS полностью поддержал этот (совершенно неверный) искренний призыв к американской интервенции. Он сказал:

«Вообразите себе, если бы мир ответил... объединением сил и сделал всё необходимое для истребления Халифата, который оставляет за собой лишь кровавое побоище? … возможно, только возможно, что этот президент-демократ мог бы мобилизовать мир ответить соответствующим образом. Возможно, было бы достаточно просто кастрировать преступников, не уничтожая всё население региона, вызывая неминуемые непредвиденные последствия».

Вы можете в это поверить? Он открыто признаёт, что интервенции США могут «истребить все население региона  и вызвать неминуемые непредвиденные последствия», но  хочет «пойти на это» не взирая ни на что.

Невероятно. Конечно, ни одна такая программа не позволит никакому противнику американского милитаризма оказаться где-то поблизости от микрофона. Это невозможно. Неизменное единство мнений просто показывает, что СМИ хотят больше войн, и потому-то они размахивают окровавленными рубашками Парижа, чтобы надавить на Обаму. Их не волнуют жертвы, для них имеет значение лишь их программа.

Но стратегия не работает, по крайней мере, не на этот раз. На самом деле Обама упирается. В понедельник, на поистине чрезвычайной пресс-конференции после саммита G-20, Обама заявил, что не собирается направлять наземные войска в Сирию. И сказал, что он думает «это стало бы ошибкой».

После того как он сделал это заявление, можно было услышать, как падает булавка. А затем, конечно же, пресс-корпус кинулся в полномасштабную атаку.

«Не посылать войска? Как вы можете не посылать войска после всей рекламы террористов, которую мы разворачиваем уже два дня? Мы требуем, чтобы вы послали войска».

Негодование СМИ было очевидным из вопросов, которые они обрушили на Обаму после его короткого выступления. И что просто изумительно в этих вопросах, так то, что все пять вопросов были по сути одним! Я не придумываю. Вот весь умилительный  Q&A (вопросы и ответы) можно прочесть тут.

Смотрите, первый вопрос, Джером Картиллиер, АФП:

Вопрос: «Мистер президент, в Париже вечером в пятницу было убито 129 человек, ИГИЛ взяло на себя ответственность за эти убийства, показав, что они могут делать мишенью мирных жителей по всему миру. Ситуация изменилась. Не пора ли менять стратегию?»

Подтекст: Мы хотим, чтобы вы отправили наземные войска.

Второй вопрос, Маргарет Бреннан, CBS News:

Вопрос: «Мистер президент, кампания бомбёжек протяженностью более года в Ираке и Сирии не преуспела в сдерживании амбиций и возможностей ИГИЛ осуществлять нападения на Запад. Не преуменьшили ли вы их способности? И расширите ли вы правила участия сил США, чтобы предпринять более агрессивные действия?»

Подтекст вопроса: мы хотим, чтобы вы послали наземные войска.

Третий вопрос, Джим Авила, News:

Вопрос: «Мистер президент. В дни и недели перед атаками в Париже, разве вы не получали предостережения на своих ежедневных брифингах, что нападение неизбежно? Если нет, разве это не ставит под вопрос оценку текущей ситуации, что сегодня не существует неизбежной, специфической, гарантированной угрозы для США?

Подтекст вопроса: Вы понятия не имеете, что делает ИГИЛ, так почему не отправляете наземные войска?

Четвертый вопрос, Джим Акоста, CNN

Вопрос: «Мистер президент, я думаю, многие в мире и в Америке встревожены, видя, что у США величайшие войска в мире, их поддерживают почти все страны в мире, когда речь идет об ИГИЛ. Думаю, вопрос таков – если вы простите мой язык – почему мы не можем покончить с этими сукиными сынами?»

Подтекст вопроса? Мы хотим, чтобы вы послали наземные войска.

Пятый вопрос, Рон Аллен, NBC News:

Вопрос: «Мистер президент, я думаю, масса людей в мире и в Америке озабочены той стратегией, которой вы следуете... по-видимому, возможности ИГИЛ расширяются. Знали ли вы, что у них есть возможность провести такое нападение, как в Париже? Вас это не встревожило? Как вы думаете, у них есть такие же возможности нанести удар по США?».

Подтекст вопроса: Вы должны делать больше. Мы хотим, чтобы вы послали наземные войска.

Это такие вопросы должен задавать журналист, если хочет информировать публику о главном вопросе внешней политики – или они просто читают президенту нотацию, чтобы он делал то, что хотят всесильные владельцы их СМИ?

Кстати, Обама хмыкнул в середине сессии Q&A – главным образом потому, что его раздражало нудное повторение одного и того же вопроса. К тому моменту, как он добрался до Джима Акосты, он уже гневно выпалил: «Я только что ответил три раза на тот же вопрос, потому я не понимаю, что вы хотите, чтобы я добавил».

Только не стоит себя дурачить: Обама знает, что именно происходит. Он знает, что крупные владельцы СМИ, сидящие в одних и тех же советах директоров с крупными производителями оружия, банкирами Уолл-Стрита и другими  воротилами военно-промышленного комплекса, хотят очередной войны. Вот в чём дело. Вот почему они сфокусировали все камеры на Париже, чтобы убедиться – каждая стенающая женщина, каждое бдение со свечами и каждая кровавая жертва отсняты вблизи и очень лично ради максимального эмоционального влияния и поддержки импульса к очередному возглавляемому США массовому побоищу на Ближнем Востоке.

Но Обама не собирается идти таким путём. Он не собирается расширять войну. Не потому, что он против насилия или щепетилен в отношении убийств невинных. Никак нет, ничего подобного. Вот причина, которую он высказал на пресс-конференции:

ПРЕЗИДЕНТ ОБАМА: «Что ж, стоит помнить, что мы делаем. У нас есть военная стратегия, оказывающая огромное давление на ИГИЛ путём воздушных ударов, помощи и подготовки наземных сил Ирака; теперь мы работаем с сирийскими силами, как давя на ИГИЛ, так и отрезая линии снабжения. Мы координируем действия в международном масштабе по сокращению их финансовых возможностей, нефти, которую они пытаются отправить во внешний мир. Мы говорим об ударах по высоко-ценным мишеням – в том числе, совсем недавно, против отдельных лиц, которые на видео казнили захваченных мирных граждан, равно как и по главе ИГИЛ в Ливии... Даже при том, что мы глубоко скорбим вместе с нашими французскими друзьями, мы не можем не заметить, что прогресс идёт».

«Прогресс»? Это про четыре с половиной года тупика, за которым последовала возглавляемая Россией военная кампания, которая уничтожила все выгоды, приобретённые «поддерживаемыми США» джихадистами по свержения Асада? Обама это называет прогрессом?

Давайте говорить прямо: политика США в Сирии налетела на скалу. Это полное и окончательное бедствие. И Обама это знает. Он просто приводит неубедительные доказательства:

ПРЕЗИДЕНТ ОБАМА: «... кое-кто предлагал, что надо увеличить количество наземных войск США. Вспомните, что у нас лучшие в мире войска и лучшие в мире военные умы, я же с ними много и интенсивно общался уже многие годы, обсуждая различные вопросы, это же не только моё мнение, а мнение моих самых ближайших военных и гражданских советников, что это было бы ошибкой – не потому, что наши военные не могут войти в Мосул или Ракку, или Рамади и временно вычистить ИГИЛ, но поскольку мы видим повтор того, что было ранее, то есть, если местное население стоит за внутреннее правление и отвергает идеологические крайности, всплывающие на поверхность – ну, если только мы не готовы к постоянной оккупации этих стран».

И давайте представим, что такое – эти 50 000 солдат в Сирии. Что произойдет в случае террористической атаки со стороны Йемена? Нам надо будет отправить больше войск туда? Или в Ливию, может быть? А если сеть террористов действует повсюду – в Северной Африке или в Юго-восточной Азии?

Ладно, теперь мы приближаемся к истине. Обама и его главные советники со всех сторон рассмотрели эту неразбериху и поняли, что случай безнадёжен, и они не будут отправлять войска США умирать ни за что, ни про что. Хорошо. По крайней мере, это имеет смысл.

Но и ЭТО – не вся правда. Вся правда в том, что Обма и его команда встревожены из-за России. Кончено, политики много бьют себя в грудь и бряцают оружием в статьях-мнениях или перед камерами ТВ. Но это-то реально. Сирия же не притворство. Это война, которую Россия намерена выиграть. И если США перейдут дорожку России, установив бесполётную зону в пределах границ суверенной Сирии, или сделают какую-то глупость – то возникнут проблемы. Обама знает это, он же человек ответственный, хотя и аморальный. Он же не такая горячая голова, как МакКейн или кошёлка с пеной у рта, вроде Хиллари Клинтон. Обама следует модели Джеймса Бейкера – бескомпромиссного империалиста, понимающего параметры имперской власти. У власти есть пределы, и мудрый человек признаёт эти пределы и действует соответствующим образом.

Вот Обама так и делает. Он решил, что дело того не стоит, потому сокращает потери и отступает. Это не значит, что план Вашингтона по Сирии свёрнут, это просто значит, что Обама хочет пробыть оставшееся время на своем посту, не втянув стану в очередную бессмысленную кровавую баню.

По-моему, это самый умный его шаг за восемь лет.

Источник: http://vk.cc/4tc6q6