На прошлой неделе пресловутый центр Левады провел очередной опрос по теме доверия к нашему «национальному лидеру». По данным этого опроса данная степень преодолела очередной порог и дошла аж до 86%, что на 1% выше, нежели была в январе. Данный момент вызвал широкое обсуждение и в «охранительском», и в «либеральном», он же «оппозиционный», лагере. И если охранители, как того и следовало ожидать, поспешили обрадовать всех с тем, что «нацлидер» стал любим еще на один процент больше (а они, соответственно, получили еще одно подтверждение, что сделали правильный выбор), то «оппозиция» в очередной раз зашлись в истерике по поводу «неправильного народа», который не берут ни падение рубля, ни «санкции».

Но при этом обе «стороны» удивительным образом уверены в важности данного «рейтинга». Нет, конечно, находятся и те, кто обвиняет власть в давление на социологов. Дескать, стремление угодить Путину заставляет их завышать процент и вообще, заниматься подлогами. Впрочем, прямое искажение результата тут, в целом, исключается. Просто, потому что это не имеет особого смысла. Ведь, как известно, есть ложь, большая ложь и статистика. А социология в этом плане гораздо «круче» статистики, так как оперирует исключительно субъективными факторами.

Проблемы начинаются еще на моменте отбора кандидатов в опрашиваемые. Как известно, опросить фактически все население невозможно (вернее, возможно, существуют т.н. переписи населения, но они крайне дороги и сложны). Поэтому опрашивают некое ограниченное количество человек в т.н. «репрезентативной выборке», выбираемой так, чтобы она отражала мнение требуемого общественного сегмента. На самом деле, составление подобной выборки далеко не просто, и уже тут существуют проблемы с объективной картиной. Например, многие категории людей просто игнорируют соцопросы, а другие – напротив, всегда готовы к ним.

Путин в очках

Впрочем, составление выборки – это только начало проблемы. Гораздо интересней следующий шаг – собственно опрос. Во-первых, о чем в неми вообще спрашивают? Вопрос (с сайта Левады) звучит так: «ВЫ В ЦЕЛОМ ОДОБРЯЕТЕ ИЛИ НЕ ОДОБРЯЕТЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВЛАДИМИРА ПУТИНА НА ПОСТУ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ?». Опрашивают «репрезентативную группу» численностью в 1600 человек. И получают примерно в 86% ответов, что да, в целом одобряют. Замечу, именно в «целом» – поскольку по отдельным вопросам одобрения может не быть. Скажем, если спросить: одобряете ли вы поддержку Путиным госпожи Набиуллиной, то, скорее всего, положительных ответов будет намного меньше. То же самое можно сказать и по другим пунктам.

Как правило, каждый конкретный гражданин имеет множество конкретных претензий к власти, но большинство из них «замыкаются» не на президента, а нижестоящие «этажи власти». Например, за повышение коммунальных платежей «отвечает» (в массовом представлении) местная власть, а за проблемы с курсом рубля – председатель Центробанка. За плохие дороги костерят мэра, а за цену в гипермаркете совершенно логично должен отвечать владелец гипермаркета.

Вот и получается, что в частностях гражданин имеет к власти массу претензий, а в целом – оказывает ей полное доверие. Как и задумано в данном случае, президент оказывается связан «со всем хорошим», но избавлен от связи «со всем плохим». При данным положении вещей даже откровенный вор и алкоголик, ввергнувший страну в катастрофическое положение, Борис Ельцин умудрялся оставаться относительно «чистым». Что уж говорить про президента нынешнего, доведшего систему перекладывания ответственности до абсолютного совершенства! Впрочем, подобная манипуляция – а вернее не манипуляция, а устройство политической власти – еще не самое важное.

Гораздо важнее то, что выявленная «абсолютная поддержка президента населением» не означает ровным образом ничего. Вернее, она означает, что данное население готово, при прочих равных условиях, ответить «да» в социологическом опросе, и больше ничего. На самом деле, тут и лежит основной камень преткновения социологии: сказать «я поддерживаю своего президента и одобряю его курс», причем сказать абсолютно искренне и ничего не боясь – вовсе не означает стать абсолютным его сторонником и оказать ему поддержку. На самом деле, тут вопрос даже не в политике – многие, например, так же искренне клянутся в преданности определенным идеалам или, скажем, в вечной любви. Но, чаще всего, эта клятва равным делом ничего не значит – и «вечная любовь» продолжается «до первой длинноногой красотки», а идеалы меняются как перчатки.

Тут не стоит особенно возмущаться двуличностью человека и его лживостью: на самом деле, большинство в момент клятвы (в момент выборов или социологического опроса) не капельки не лжет. Просто «обыкновенный» человек не приучен думать «большими отрезками», а в данный конкретный момент он делает равным образом то, к чему максимальным образом располагает окружающая обстановка. Спрашивает его: поддерживаете ли вы президента – он отвечает: поддерживаю. А почему не поддержать человека, против которого ничего плохого не имеется. Отвечать, например: «президент сволочь, и я его курс не поддерживаю» - опрашиваемый не будет, так как сволочью президента он не считает.

Но вот реальной поддержки от подобного немного. Делать что-то ради «национального лидера», скажем, добровольно пойти на пресловутый Антимайдан, этот гражданин не намерен. Его поддержка – это только галочка в соответствующей графе, не более. Впрочем, эта особенность не относится только к социологическим опросам, она более «универсальна». Ее мы могли наблюдать в позапрошлом году на Украине, где выбранный относительным большинством голосов Янукович неожиданно был смещен небольшой кучкой маргиналов.

Конечно, можно говорить, что полученные Виктором Федоровичем 48% на выборах – далеко не путинские 86%. Но не следует забывать, что эти 48% составляют 12 481 268 избирателей (из Вики), в то время, как Евромайдан даже в период декабря 2013 не набирал больше 200 тыс. сторонников. Т.е., даже если вычесть женщин, стариков и инвалидов, а так же алкоголиков и чиновников, число людей, предпочитающих правление «овоща» было во много раз больше, нежели число лиц, выбирающих Кличко или Яценюка.

Но в действительности даже устроение параллельного Антимайдана Януковичем провалилось. Собранные кое-как бюджетники и «титушки» (лица, выходящие за некоторую плату) оказались бессильны против людей, спаянных настоящей идеологией. Пусть идеологией античеловеческой и всеразрушающей, но, тем не менее, даже в этом случае они легко сломили вялое сопротивление пропрезидентского большинства. Этот пример крайне выпукло свидетельствует о бессмысленности и откровенном вреде всевозможных рейтингов и опросов, создающих лишь иллюзию поддержки, но не указывающих, сколько человек реально готовы на какие-то затраты ради своего «лидера».

В этом плане не менее показателен так же «антипример» совершенно обратной ситуации. Речь идет о победе президента Ельцина на выборах 1996 года. Наверное, многие сейчас помнят, что всевозможные опросы давали устойчивый рейтинг Ельцина на уровне 5-7%. Почему это было, понятно: проводимый «первым президентом» курс устойчиво вел население к обнищанию, зарплаты не просто не поспевали за инфляцией, а зачастую – не выплачивались месяцам. Значительная часть граждан перешла на «подножный корм» в виде своих огородов, в Сибири и на Дальнем Востоке замерзали поселки и целые города, а на Кавказе то, что называлось Российской Армией, никак не могло справится с кучкой чеченских боевиков.

Если добавить к этому, что бюджет России в 1996 году был примерно равен 20 млрд. $ - то становится понятным, что на какую-то значимую поддержку населения Ельцин рассчитывать не мог. Именно поэтому многим «первый президент» казался «досиживающим» свой срок. Но, как не удивительно, победа на выборах досталась именно ему. Причем, даже если и предположить, что процентов 10 из 54 ему были «добавлены» Центризбиркомом, то все равно, для «пятипроцентного» политика такая победа кажется огромной удачей.

Но на деле она была абсолютно закономерной, равным образом, как и победа сторонников Евромайдана в 2014, которых поддерживало еще меньшее число людей. Просто и в том, и в другом случае на стороне «победителей» была идеология, а на стороне их противников неоформленное ни в какую систему недовольство. Что толку с того, что Ельцина большая часть страны называла не иначе, чем алкоголиком – если он выступал, как олицетворение «светлой» стороны, борющейся с «проклятыми коммуняками» и «гулагом». Миллионы людей, скрепя сердце, пошли на избирательные участки, чтобы не пришел «страшный» Зюганов.

В 1996 году голосовали даже бандиты, которые не делали этого ни до, ни после. Голосовали нищие инженеры, голодные учителя, преподаватели вузов, не получавшие до того зарплату полгода. Они еще и уговаривали студентов сделать «правильный выбор», а то будет «совок», Гулаг и дефицит. И это при том, что в большинстве своем, все эти люди продолжали считать Ельцина алкоголиком и вором.

Данный пример показывает, как важно идеологическое превосходство. Можно вспомнить еще, как в период расцвета антисоветизма массы спокойно воспринимали приобретение олигархами заводов за бесценок – потому, что видели в этом процесс формирования класса собственников. Именно поэтому все попытки сместить якобы слабого и «импотентного» «первого президента», предпринимаемые имевшими просоветскими силами, закономерно заканчивались «пшиком». А вот потерявшему идеологический контроль Януковичу не помогли ни достаточно высокий уровень жизни, ни экономический рост.

Впрочем, разбирать ошибки «Овоща» надо отдельно, пока же можно лишь заметить, что «переантисоветить» украинских правых и ультраправых на деле очень сложно, и не удивительно, что Виктор Федорович тут потерпел полное поражение. А вот силы, пришедшие во власть после этого, чувствуют себя много лучше, несмотря на полную катастрофу, в которую оказалась ввергнута страна. Они-то знают: пока есть люди, готовые убивать и умирать за их идеи, никакое падение национальной валюты – хоть в 4 раза, как на Украине, хоть в 1000 раз, как в РФ времен Ельцина не может им помешать. Впрочем, это будет уже другая тема.

http://anlazz.livejournal.com/73812.html