На всякий случай, еще раз, - есть четыре разные вещи, которые часто пересекаются, но это разные вещи: "мне не нравится", "нарушает мои права", "нарушает конституцию", и "нарушает закон".

Если государство собирает информацию, которую вы поместили в публичном месте, - вам может это не нравиться, и совершенно рационально не нравиться, - но это, само по себе, не есть нарушение ваших прав. И не есть нарушение Конституции. И, далее, Интернет, - это весьма публичное место, - и я весьма удивлен, что это для кого-то новость! Я всегда полагал, это тривиальная мысль. Нечто, что профессионально очевидно для любого IT-шника, и нечто, что многократно сообщалось всем остальным.

Теперь, почему мне лично не нравится, что государство собирает публичную информацию. Очень просто, - государство принципиально не может себя контролировать. Мы как раз сейчас наблюдаем, что оно может совершенно законное налоговое управление использовать как инструмент политического давления. Меня несколько беспокоит, что мою публичную информацию может накопить Гугль, но я, однозначно, не желаю, чтобы она была в руках государства, которое, в отличие от Гугля, может применять ко мне силовые меры.

По счастью, государство принадлежит нам, и мы можем его повязать по рукам и ногам как хотим. Вопрос в том, захотим ли мы. Можете не сомневаться, что никакой поддержки от наших левых мы тут не получим. Они захотят придумать очередной "Shield" для прессы, который создаст систем государственого лицензирования, плюс распределитель, кому какая свобода положена, и на кого можно какую информацию собирать. И создадут новый орган контроля, который будет звонить донорам консервативных групп, и интересоваться, мол, добрый вечер, господин Морган, мы тут пытаемся определить Вашу группу свободы, нам нужен список всех организаций, которым Вы жертвовали деньги, для каких целей, и полный список ваших подельников.

И, кстати, вот люди думают то же самое, что я, - скандал с NSA будет использован Обамой как совершенно идеальный отвлекающий маневр (на всякий случай, слово "squirrel" это ссылка на стандартную шутку).

...Как Устроен Интернет

Устроен он очень просто: он состоит из связанных между собою локальных сетей. Чтобы связать две сети, надо в каждой из них назначить какой-то компьютер "gateway", и соединить эти два getway кабелем. Ну, или еще как-то установить между ними прямую связь. После чего, если нам надо послать информацию из нашей локальной сети куда-то вовне, то мы посылаем ее внутри локальной сети нашему "gateway", - а он передает другому, из другой сети, одному из тех, с кем он связан напрямую. Этот другой передает третьему. Третий четвертому. И так далее, пока один gateway из этой цепочки не скажет, - "Ба!!! Это же информация для адреса из моей локальной сети!" - и не передаст ее окончательно по назначению. Каким образом каждый gateway решает, какому другому конкретно передать информацию, - сейчас неважно. Важно, что никаких гарантий о том, по какому маршруту пойдет ваша информация, у вас нету. Кому принадлежат эти промежуточные gateway, вы не знаете. Никаких природных, контрактных, или технических обязательств перед вами у них нет. Вообще.

Помните, когда вы пришли на новую работу, вам объяснили "фирменную полиси в отношении коммуникаций"? Помние, вам сказали, что вы должны каждый мейл писать так, чтобы было не страшно, что он может "протечь" на страницы Нью Йорк Таймс? Ну, так, парторг дело говорил.

Люди, которые думают, что они "доверили" информацию Гугль-мейлу и исключительно Гугль-мейлу потому, что, дескать, адресат их письма тоже в Гугль-мейле, очень сильно заблуждаются. Да, вполне возможно, что, после того, как ваше письмо добралось до серверов Гугля, то оттуда оно попадет в Гуглевый "почтовый ящик" адресата не вылезая за пределы внутренних сетей Гугля. Однако, вы-то сами не во внутренней сети Гугля? И ваш адресат тоже. От вас до сервера Гугля письмо должно как-то дойти. И оно пойдет через цепочку gateway разных сетей. И от сервера Гугля до компьютера адресата письмо пойдет через потенциально другую цепочку.

Когда вы посылаете информацию через Интернет, то никакого ожидания прайваси быть не может в принципе. Точно так же как, если вы будете передавать что-то по радио, или кричать через улицу, или напишете на заборе.

А Как Же Письма?

Следующий вопрос, - а почему же в отношении обычных писем есть ожидание прайваси? А потому, что во-первых, есть конверт, который не дает прочесть текст, не взламывая вашу собственность, во-вторых, есть специальный закон, который эту прайваси гарантирует. Просто, да? А вы чего ждали?

А у электронного текста никакого конверта нету. Никакие "credentials", никакие кодировки, никакие шифры, - это не конверт. Если вы напишете текст на заборе шифром, - это не сделает текст приватным. И очень мелкий фонт тоже. Если вы будете вопить через улицу очень кодовое сообщение, - "дефорж, кольцо в дупле", - это не будет частным сообщением, которое никто не смеет раскодировать и понять.

Update: перенесу из комментария, - шифрование концептуально ничем не отличается от перевода на другой язык. Публичность слова "МИР", написанного на заборе, определяется тем, что на заборе, и никак не зависит от языка, на котором оно написано, - будь то русский, навахо, или пляшущие человечки.

Смысл конверта не в том, что он затрудняет доступ, а в том, что кто-то должен испортить вашу собственность, чтобы добраться до текста (update: я вижу, слово "испортить" производит слишком сильное впечатление. Замените его на "violate"). Взламывать дверь, открывать окно, сверлить дырочку в стене, отпаривать заклеенный конверт - нельзя. А увидеть то, что выставлено в публичном месте, и понять, что это значит, - можно.

Кстати, я уверен, что многие участники обсуждения, которые сейчас стучат кулаком по столу, мол, дескать, если я закодировал что-то, то мое ожидание прайваси резонно! - еще недавно точно так же возмущались, мол, DMCA это атака на свободу слова, и даже покупали DeCSS маечку в знак протеста.

Если информация оставалась внутри Штатов, то все, на что вы можете рассчитывать, - на те специальные законы, которые ее иногда охраняют. Включая, я так понимаю, DMCA, который запрещает вскрывать чужие шифры. Если информация прыгая от сервера к серверу, пересекла границу, и попала куда-то, с кем у нас нету совместного договора об общей охране, - все, забудьте, это публичная информация.

Потому, что вы ее опубликовали.

-- Но я не публиковал! Я имел в виду, что ее никто не увидит!

Ага. И, когда вы писали на заборе неприличное слово, вы тоже имели в виду, что никто не увидит. Однако, никакой прайваси от этого "не имел в виду" не возникает.

От Вас Не Ждал!

-- Вы имеете в виду, что IV Поправка не распространяется на интернет?!!

Что значит "не распространяется"? Я имею в виду, что IV Поправка не имеет никакого отношения к любой опубликованной информации. Точно так же как III Поправка не имеет никакого отношения к ситуации, где солдат снимает комнату в гостинице.

-- Ах, я удивлен, что вы поддерживаете...

Похоже, нам такая карма выпала, - удивляться. Вы удивляетесь, что я придерживаюсь логики и принципов, в ущерб личным предпочтениям. Я удивляюсь, что это вас удивляет. Собственно, это, пожалуй, даже несколько оскорбительно, что это вас удивляет.

Что касается принципа, то принцип простой, и логика простая. У вас есть право на свое. Никто не может иметь перед вами обязательства, просто потому, что вам что-то очень нужно. Если я получил информацию, не нарушая ваши права, - у меня нету никаких обязательств ее хранить в секрете. Вот и все.

П.С. Правительство отличается от частных граждан, - оно принадлежит нам. Мы можем принять закон, на уровне Конституции или ниже, который ограничит правительство в том, что оно может делать. Наше право пользоваться публичной информацией вовсе не означает, что нам надо и правительству это позовлять. Однако, пока мы такой закон не приняли, и правительство действует в рамках выполнения легитимной задачи, - никакого нарушения нету.

Как бы это ни было обидно.

Чтоб Два Раза не Вставать

Я не люблю аргументацию в стиле "ах, так вы не хотите, чтобы вас силой принудили работать на других людей, значит, вы хотите, чтобы сироты умирали с голоду!"

Если вы не можете аргументировать свою позицию иначе, стоит ли вообще такую позицию аргументировать?

Кодировка и Публикация

Идея, что "зашифрованность" может менять правовой статус текста, основана на полном непонимании идеи кодировки информации. Повторю, - на полном отсутствии самых базовых, тривиальных, минимальных представлений.

ЛЮБОЙ текст является закодированной информацией. Этот пост тоже написан кодом. Конкретно, этот код называется "письменный русский язык". Мой текст невозможно понять, не зная этого кода. Ту же информацию можно закодировать не в виде значков, а в виде звуков, скажем, используя "устный русский язык".

-- А когда мы разговариваем, это что же такое будет?
-- Тоже код.
-- Честное слово, я и не подозревал, что вот уже более сорока лет говорю кодом!

Я мог записать тот же текст в другом коде, - на русском языке, но транслитом. Я мог предложить ту же информацию на английском языке. Мог на китайском, иероглифами. Мог деревнеегипетскими иероглифами, причем не рисуя картинки, а описывая их, - "большой глаз, потом птичка, потом перо", - и я мог бы это описание сделать на языке навахо, и потом передать результат сигнальным прожектором, азбукой морзе.

Как бы я ни ухищрялся, с точки зрения публичности и приватности это совершенно ничего не меняет.

Информация является приватной не потому, что все стоят, шевелят губами, но нихрена не могут прочесть, что написано. А потому, что у нас нету к ней доступа. И она становится публичной не потому, что мы, наконец, сумели прочесть. А потому, что она помещена в публичном месте. Или, хотя бы, в месте, которое доступно для третьих лиц, которые вам ничем не обязаны.

Конверт играет ту же роль, что забор, или дверь вашего дома, или занавеска у вас на окне, - он отделяет вашу частную территорию, - от публичной. Если я беседую с женой дома по-английски, это наша частная беседа, вне зависимости от того, знают ли соседи этот язык. Если мы беседуем громко на улице по-русски, - это публичная беседа, даже, если окружающие русский язык не знают. То, что внутри конверта, - мое. То, что нет, - публичное.

Разница между моей приватной территорией, и всем прочим - вот, что решает приватность или публичность информации. Отнюдь не то, знаем ли мы сейчас язык, которым она записана.

Если Провайдер Отдаст!

Откройте свой конракт с провайдером, прочтите его, и убедитесь, что провайдер зарезервировал за собой весьма широкие возможности распоряжаться вашей информацией. Аргументы типа, - "подумаешь, контракт, а я вот чувствую, что мне положено больше, чем обещает контракт," - это не ко мне. Это к Обаме и Нэнси Пелоси, это их любимый аргумент.

Аргумент, - "а что, если правительство силой принудило провайдера, пользуясь тем, что оно может нанести ему ущерб через...", - это другая тема. Собственно, это именно та тема, одна из, которую и имело бы смысл рассмотреть. К сожалению, вместо того, чтобы заняться именно этим, весьма важным вопросом, мы занимаемся какой-то полной х**ней. Спасибочки.

Почему Это Важно

Очень просто. Идея, что можно повесить на человека обязательство не читать и не понимать информацию, которая публично доступна, просто потому, что хозяин этого не хочет, - приведет к весьма неприятным последствиям. На этом основании можно и фотографирование на улице запретить. Можно отдать под суд тех негодяев, которые смеют слушать радиотрансляцию Нила Армстронга "орел совершил посадку", и, о ужас, понимать, что этот код означает. Можно такое заделать, что Digital Millenium Copyrihgt Act будет вспоминаться как эпоха свободной информации.

В идеальном мире мы бы сосредоточились на том, почему бизнес, или частный человек может бояться правительства, и ободрали бы у него возможности атаковать нас. В реальном, мы сейчас будем тратить время на обсуждение вторичной проблемы, где государство делает что-то, то нам не нравится, но что, само по себе, скорее всего, вполне легально. Шуму будет много, воплей будет много, более существенные проблемы забудутся, и ощущение будет, что ничего экстраординарного не происходит, есть только небольшая проблема приватности, и ее мы решим. Таким способом, что лучше бы мы никогда за нее не брались.

-- То есть, Вы считаете, что это нормально, когда правительство собирает...

Обсуждение в журнале несколько неожиданное. В смысле, главная идея довольно стандартная, - если мне чего-то очень-очень надо, то можно принудить других людей, чтобы они мне это обеспечили. В данном случае, - запретим смотреть на публичную информацию, и объявим преступной математику, которая нужна для ее прочтения!

Неожиданно было то, что я слышу ее от тех, от кого я никак не ждал.

Национальное Обсуждение

Страна обсуждает предсказуемо. Если это был вброс от Обамы, то это был гениальный шаг. Почему? Сейчас объясню. Собственно, уже начал, но сейчас я вам все распишу.

Обама сейчас предложит "национальное обсуждение". Он обожает такие обсуждения. Никакой персональной ответственности, можно встать над схваткой и заниматься политическим кампанирванием. Заодно он создаст комиссию про разработке предложений. Работа комиссии зкаончится предложением создать новый закон, который будет поспешно написан и все его две тысячи страниц будут приняты без обсуждения, под крики - все, кто против, враги прайваси!

Что будет в законе? Ну, во-первых, радикальные новые уничтожения персональных свобод граждан США. Там будут запреты на изучение публичной информации, на запись публичной информации, на передачу публичной информации и так далее. Вас когда-нибудь раздражало, что ЮТюб стирает видео, если кто-то им пукнет про копирайт? Ну, так, это был счастливый вчерашний день. Представьте себе борьбу за копирайт на стероидах, и с зубами как у борьбы с экстремизмом.

Во-вторых, никаких полезных ограничений на правительство там не будет. Если кто не слыхал, рекомендую почитать про комиссию Черча, которую, если память не изменяет, создали после Вотергейта, чтобы изучить, как ЦРУ следит за американцами. По рекомендациям Комиссии был принят закон FISA, тот самый, который позволил NSA собирать те самые данные, о которых сейчас скандал.

Об IRS

А IRS мы обсуждать более не будем. Зачем? Подумаешь, ерунда какая.

Ну, тогда позольте освежить вашу коллективную память. IRS собирает всю частную финансовую информацию на всех граждан США. Они собирают политическую информацию на организации. Им для этого не нужно ничего прослушивать, и не нужно получать никакие ордера от секретных судов, и не нужно давить на частные фирмы, чтобы они что-то показали. Закон требует, чтобы все сами им все давали.

Они могут открыть расследование любого человека или организации, не объясняя, почему его выбрали, и не нуждаясь ни в каких предварительных подозрениях. Во время этого расследования, они не обязаны ничего доказывать, - наоборот, доказывать должен расследуемый. Для этого он должен хранить много лет все документы, и предъявлять их по первому тренованию. Все спорные моменты в законодательстве агенство будет трактовать как захочет. Расследуемого можно признать виновным, арестовать его счета, и наложить наказание без суда, - и потом предоставить ему возможность идти в суд, оспаривать. Что особенно удобно, когда счета арестованы.

Теперь мы узнали, что это агенство, - о сюрприз! - использует всю эту мощь для политических атак. И, когда мы подозреваем, что нити идут на самый верх, то с этого самого верху нам объясняют, что они там, наверху, ни в чем не повинны, поскольку правительство такое огромное, что его просто за всем не уследишь. Иначе говоря, нас успокаивают тем, что это не особенность нынешней коррупмиованной администрации, а просто чудовище потеряло всякую управляемость.

Обсуждение этого скандала означало бы, что народ как следует вглядится в этот кошмар, содрогнется, и нам придется сносить IRS. Что придется принять закон о "плоском" налоге, стереть все десятки томов налогового кодекса, оставить страничек десять, - и перестать выкидывать в помойку бессчетные миллиарды, которые мы тратим на заполнение и изучение налогов. Если бы мы продолжали изучать вот это...

О Технике Спора

Интереснейшее полевение значительной группы людей. Причем полевение не просто во взглядах, но и в технике спора:

  1. Самый повторяющийся мотив, - меня упорно спрашивают, понимаю ли я, что из моих рассуждений следует, что мои телефонные разговоры, емайлы, еще что-то, - не являются приватными. Очевидно, предполагается, что я должен вскричать, - "ой-ей, оказывается, если я буду строго следовать своим принципам и логике, то я не получу нужного мне сервиса! Вы правы, я сейчас скорректирую и принципы и логику, пока не окажется, что другие люди обязаны мне этот сервис предоставить!" Причем делают это люди, которые, после многих лет знакомства, должны были запомнить, что это именно то, чего от меня ждать никак невозможно.
  2. Непрерывные попытки подменить то, что я сказал. Я могу написать что-то про публичный канал передачи информации, - и мне возражают, что "интернетные сети находятся как раз в частном владении", как бы незаметно заменяя "канал" на "сеть".
  3. Непрерывные "ах, я не права ... он обозвал меня сукой!" истерики.
  4. Ссылки на авторитеты. Мы не можем просто рассуждать. Мы не можем начать с каких-то постулатов, и посмотреть, что из них логически следует. Неожиданно, критически важным становится вопрос, - а вы согласны с решением Katz vs USA? Нет, ответьте! Нет, ответьте! А мы посмотрим, что Вы за человек такой!!!! Может, Вы хотите подорвать их решение?!Полное впечатление, что я живу для того, чтобы сделать правительство и суды легитимными, - а не наоборот, они существуют для того, чтобы охранять мои права.И, кстати, ответ, что я не интересовался этим решением, - не принимается. Я обязан поинтересоваться! Очевидно, потому, что Верховный Суд - непогрешим, и любое решение, которое онб принял, не может нарушать права граждан по определению.
  5. Исчезновение деталей. Ну, знаете, как обычно в разговоре с левыми неожиданно исчезает разница между "не хочу помогать другим" и "не хочу, чтобы меня принуждали помогать". Так и тут. Например, решение "Katz v. United States", которое состояло в том, что человек вправе ожидать прайваси, если он закрывает за собой дверь телефонной будки. Потому, то он делает эту территорию в определенном смысле приватной, и она должна быть свободной от вторжения - и физического и электронного. Еще раз повторю, - решение целиком относится к прослушиванию будки, и основывается именно на том, можно ли считать ее территорию в момент пользования приватной или публичной, исходя, например, из наличия двери, которую можно закрыть и так далее.Неожиданно, результат описывается так: "телефонные разговоры без ордера прослушивать нельзя, и что обыском является не только материальное вторжение, но и доступ к информации, которую владелец считал частной и недоступной публично". Здорово, да? Волшебным образом все детали исчезли, и на их месте появились новые. Причем, даже, если бы это реально было бы решение, что "телефонные разговоры прослушивать нельзя", - даже в этом случае, - судьи же не исходили просто из слова "телефон"?! Судьи как раз весьма пристально интересовались деталями, - типа, закрыл дверь, или стоял на открытом пространстве. Точно так же, они упомянули, что абонент рассчитывал, что его информация не будет "broadcast". Если бы они и решили, что "телефонные разговоры прослушивать нельзя", то это решение опиралось бы на определенные технологические факты, и, значит, относилось бы исключительно к технологии, для которой эти факты верны.П.С. Ну, вот, я поинтересовался этим решением, умники. Оказалось, Вы мне врали о том, что там внутри. Лучше бы Вы не настаивали.

По Пунктам

Сделаем так. Я сформулирую несколько базовых пунктов и логических переходов. Если у кого-то есть возражения по этим пунктам, - пожалуйста, ознакомьте меня с ними. Условия игры:

  1. Возражать надо против моих утверждений, а не против strawman.
  2. Оспаривать надо детали вывода, а не "мне не нравится результат".
  3. Если вы возражаете против логики, - объясните детально, где я сделал ошибку. Если против утверждения, - приведите свое, верное.
  4. Слово "могу" будет употребляеться в смысле "имею право", и отнюдь не в смыслах "законно" или "физически возможно". То же о словах "право"и прочих.

Я буду отвечать только на комментарии, которые следуют этим правилам. Остальные будут заморожены. Итак, мои пункты:

  1. Никакой "собственности" на информацию нету. Патенты и копирайты, - это искуственная монополия на пользование информацией, которую Конституция США специально позволяет создавать на время, и только ради конкретной цели - поддержки развития наук и искусств. В данном тексте я эти случаи обсуждать не буду.
  2. Трудность понимания информации не является основой приватности. Основой приватности является легитимный доступ к информации.
  3. Информация, которую передают, вольно или невольно, по любому публичному каналу, - по радиоволнам, криками на общественной улице, дымом сигнальных костров, миганием прожектора, - находится в публичном доступе и ей вправе пользоваться любой человек.
  4. Частной информацией, которую мне кто-то передал добровольно, я вправе пользоваться в рамках тех обязательств, которые я дал при получении. Вне зависимости от того, где ее взял тот, кто мне ее передал. (Примечание: если будете возражать против этого пункта, не забудьте, что это есть основа такой области деятельности как "журналистика").
  5. Акт добровольного помещения информации в публичный доступ, или передачи ее случайному лицу, не связывая его обязательством ее хранить, является публикацией, после которой никаких резонных ожиданий прайваси нету.
  6. Резонные ожидания прайваси не могут опираться на невежество. Резонный человек не может рассчитывать на прайваси передачи по каналу, про который ему ничего не известно. Исключение, - если никому ничего неизвестно. Например, если человечество еще не обнаружило, что можно детектировать радиоволны, - то резонный человек может рассчитывать, что информация, которая идет по частному неэкранированному телефонному кабелю, в публичный доступ не попадает.
  7. Любой человек имеет право переводить полученную информацию на другой язык, даже, если автор исходного языка (или языка перевода) отказывается передать ему словарь и правила грамматики.
  8. Предыдущее утверждение верно и в том случае, если подобный перевод требует интенсивного математического аппарата. Преступной математики быть не может. Как описал это gns_ua: "Вы никак и никоим образом не можете запретить любому человеку размышлять над этими числами, перемножать, складывать, извлекать корни и раскладывать на простые множители. Так же Вы никоим образом не можете запретить человеку обратить внимание что у всех этих чисел есть общий сомножитель, например."
  9. Конверт не является шифром, а шифр конвертом. Конверт создает физическую область, ограничивающую нашу частную собственность (рекомендованное чтение: Katz v USA). Шифр просто меняет кодировку.
  10. Никакой математической разницы между шифром, кодом и языком, - нету. Никакой правовой разницы тоже нету (напомню про пункт А, и про пункт 4 из правил игры).
  11. Информация, которая передается по Интернету, пересылается недетерминистическим образом, и может быть отправлена на сервер, хозяева которого не дают вообще никаких гарантий, и могут быть расположены в произвольной юрисдикции.
  12. Из предыдущего следует, что информация, которая передается по Интернету, - является опубликованной.
  13. Включая телефонные переговоры, если они передаются по Интернету, а не по частным кабелям телефонной фирмы и тех фирм, с которыми она связана договорами.
  14. То, что я говорю, - не есть новость. Это стандарт, который существовал до возниковнения современных коммуникаций. Всегда ранее было известно, что, если полиция слышит на улице стрельбу в частном доме, - она может использовать эту информацию и войти. Или, если журналист получил сведения, что какая-то фирма добавляет кокаин в кока-колу, или правительство травит инакомыслие через IRS, то он может использовать эту информацию в газете.

Все начало меняться, когда мы решили, что хотим секретности в Интернете и в сотовой связи, - но не хотим тратить бабки на разработки кодирований, и так далее. И вот тут-то мы решили, что куда проще и дешевле потребовать, чтобы другие люди отказались от своих прав, чтобы мы получили нужный нам сервис.

http://arbat.livejournal.com/742397.html