В ближайшее время на полках книжных магазинов появится книга экс-главый Кабмина Украины Николая Азарова "Украина на перепутье. Записки премьер-министра".

В редакции "Антифашиста" оказался сигнальный экземпляр книги и сегодня мы представляем вам выдержки из воспоминаний Николая Азарова. Значительную часть книги автор отвел, разумеется, на время своего премьерства, однако заслуживает интереса и его собственные сведения о семье.

О книге

Эта книга создавалась нелегко – слишком близки те события, о которых в ней говорится. Для их осмысления и оценки мне потребовалось включить в нее массу справочного материала, множество документов, точных цифр и фактов. Книга рассчитана не на крикливый «майдан», в ней нет сенсаций и «жареных» подробностей. Она предназначена вдумчивому, любознательному читателю, который привык во всем разбираться сам. И достоверной информации для выяснения истинного положения дел здесь предостаточно.

Человек, взявший на себя труд прочесть эту книгу, по-новому посмотрит на нынешнюю Украину, поймет, как в тяжелейших условиях в 2010-2013 гг. возглавляемое мною правительство осуществляло экономические реформы. Эти реформы не были рассчитаны на мгновенный результат, этакое «экономическое чудо», и, вместе с тем, даже за столь ограниченное время позитивный эффект этих усилий очевиден.

Я не рассчитываю на то, что читатель согласится со всеми выводами, но убежден, что каждый, кто внимательно прочтет эту книгу, увидит, что Украиной в эти годы управляла не «банда преступников», только и занимавшихся «расхищением национальных богатств», – лозунги Майдана, – а команда квалифицированных и профессиональных людей, нацеленных на превращение Украины в современное европейское государство.

Если бы это было не так, то кто тогда может внятно и убедительно объяснить, как удалось за 3 года в 1,6 раза увеличить реальные доходы населения, провести масштабные работы по модернизации инфраструктуры, осуществить глубокие системные изменения во всех сферах жизнедеятельности страны? (Именно поэтому здесь приведено так много фактологического материала). Самый простой способ убедиться в моей правоте – это взять и сравнить любой другой период современной Украины по результатам с периодом 2010-2013 гг.

Если в обозримом будущем кому-то удастся достичь лучших результатов, то только тогда он получит моральное право критиковать меня и правительство, которое я возглавлял. Конечно, в тогдашней жизни было немало того, что вызывало вполне обоснованное неприятие наших людей. В тех случаях, когда я мог что-то изменить, я незамедлительно вмешивался и без всякого пиара делал то, что считал полезным и нужным.

Были трудные и нелицеприятные разговоры с Президентом, другими высшими должностными лицами государства.

Не всегда мне удавалось добиваться принятия необходимых решений, такова Конституция Украины, которая закрепила за Премьером большой объем обязанностей и ответственности, но довольно значительно ограничила его права.

Но в целом, ни я, ни та команда, которая работала вместе со мной, не заслуживали той грязной лжи и бездоказательных обвинений, которые обрушились на нас после государственного переворота. Эта книга призвана не только опровергнуть эти голословные обвинения в наш адрес, но и рассказать правду о том, как жила и чего достигла Украина за эти годы. Необходимо восстановить доброе имя тех десятков тысяч добросовестных управленцев, которые делали все, чтобы неуклонно продвигать Украину вперед.

И сейчас, когда я слышу голоса не очень образованных и уж точно неумных сторонников тотальной люстрации, которые в очередной раз безжалостно разрушают систему управления, я испытываю боль и жалость за народ Украины. Ведь эти новоявленные «вожди», своими руками не построившие даже деревянного сооружения на одно очко, принесут – и уже принесли – громадные беды прежде всего ему – народу Украины. Именно народ, простые люди в очередной раз обречены на страдания и лишения.

Один опытный директор крупного предприятия рассказывал мне как-то, что хорошего слесаря надо обучать минимум 3 месяца, хорошего токаря – минимум полгода. Знающего, толкового начальника участка – минимум 2 года, эффективного начальника цеха – 5 лет. Дальше он не стал продолжать, а я бы продолжил за него – хорошего директора завода – минимум 10 лет, хорошего министра – минимум 15-20 лет, а хорошего премьер-министра – годы и годы, практически всю жизнь. Это азбучная истина. И ее игнорирование приводит к очень тяжелым последствиям.

Еще одна простая истина, в которой я глубоко убежден и которую пытаюсь обосновать в этой книге: Украина – страна очень больших возможностей, страна с огромным потенциалом. При умелом и грамотном управлении она способна обеспечить своему народу высокий уровень жизни. Но надо набраться терпения, ведь всего этого можно добиться только напряженным трудом и, к сожалению, далеко не сразу; на это уйдут десятки лет, может быть, 20-30 лет, но не меньше.

Надо выходить на ежегодное увеличение темпов роста на 10-12%, надо ориентироваться в основном на интенсивное развитие внутреннего рынка, всестороннюю кооперацию с Россией, Казахстаном, Китаем, Индией, другими азиатскими странами. Именно там наш потенциальный рынок, именно там фокусируются сейчас интересы основных глобальных игроков. Понять это, подняться над стереотипами пропаганды, противостоять чужим интересам – вот настоящий патриотизм политика. Конечно, развитие собственной науки, технологий, активное сотрудничество в этой сфере с развитыми странами Европейского Союза. Все это очень нелегкий труд.

И все-таки я оптимист, я уверен, что эта черная полоса в истории Украины пройдет. Неизбежно наступит время обновления. Вот только хотелось бы, чтобы это произошло как можно раньше, чтобы не сбылись слова поэта: «Жаль только - жить в эту пору прекрасную уж не придется – ни мне, ни тебе»...

О своей семье

Родители мои были людьми занятыми, и все заботы обо мне сразу же после моего рождения взяла на себя моя бабушка, Мария Андреевна Азарова. Она же категорически настояла на крещении меня Николаем, поскольку родился я 17 декабря, а 19 декабря, как известно, Никола Зимний. Тогда-то возник первый и далеко не последний конфликт моей бабушки и отца. Мой отец по национальности был наполовину эстонцем. И по эстонской линии все мальчики в их роду назывались либо Янами, либо Робертами. В качестве компромисса он предложил имя Эдуард, но и это имя бабушка категорически отвергла. В этом споре я, безусловно, на стороне бабушки, поскольку всю свою жизнь я чувствовал постоянное покровительство святого Николая Чудотворца. А как бы ко мне отнесся святой Эдуард, трудно сказать.

Итак, мой отец, Ян Робертович Пахло, родился в 1923 г. в Ленинграде и по национальности, как я уже говорил, был наполовину русским (его мать - Козлова Евгения Васильевна), наполовину эстонцем (отец – Роберт Янович, точнее, Яанович Пахло - сын политического ссыльного, которого царское правительство сослало в Сибирь). Моя мама, Азарова Екатерина Павловна, родилась в простой русской семье (ее мама – Мария Андреевна Сидорова, отец – Павел Павлович Азаров).

И Сидоровых, и Азаровых в окрестностях Калуги было очень много. Даже пригород Калуги назывался Азарово (теперь он вошел в черту города). Отец в 1942 г. ушел добровольцем на фронт, был дважды ранен и дважды награжден медалью «За отвагу», как известно очень ценимой солдатской медалью.

Эстонские коллеги очень помогли мне в розысках моих эстонских корней. В 2010 г., во время моего официального визита в Эстонию, у меня появилась возможность побывать в небольшом местечке в Лайузе, посетить старинное кладбище, где находится фамильное захоронение Пахло, возложить цветы на надгробие. Мне показали лютеранскую церковь, где совершались торжественные обряды, дом, в котором когда-то проживали мои предки. Меня очень тронули и взволновали свидетельства той жизни, которая теперь безвозвратно ушла в прошлое.

….

Во время оккупации моя мама, еще совсем девчонка, простудила горло. Бабушке где-то удалось раздобыть молока, и она разогревала его на примусе. В этот момент в комнату вошли два немца. И один из них потянулся за кастрюлькой с молоком. Бабушка оттолкнула его и убрала кастрюлю за спину. Немец, а это был офицер, страшно разозлился и приказал своему солдату расстрелять эту женщину. Как потом бабушка рассказывала, солдат (он оказался австрийцем, немного говорившим по-русски) вывел ее во двор на зимний холод в одном платье и сказал: «Матка, беги, я не буду стрелять в тебя». Бабушка действительно убежала к каким-то своим знакомым, а солдат выстрелил несколько раз в воздух.

Вот такой закаленный жизнью человек воспитывал меня, приучая прежде всего к умению переносить трудные испытания.

О перестройке

На моих глазах, на глазах моего поколения произошла удивительная трансформация руководителей разного уровня советской эпохи. Революционное, послереволюционное, послевоенное поколение руководителей, я уже применил для них обозначение «старые большевики», сменилось в 50-80-е гг. прошлого столетия переходными фигурами «членами партии–коммунистами». Эти люди произносили те же лозунги, проводили те же мероприятия, частично верили в то, что говорили, а по большей части не верили. Они уже стремились сделать жизнь лучше не только для всех, но и для себя лично. И в этом крылось их серьезное отличие от аскетов предыдущего времени.

Брежнева, Черненко уже не сравнить со Сталиным, оставившим для своих детей поношенную шинель и стоптанные сапоги. Но и Горбачева уже не сравнить с Брежневым, после которого осталось больше разговоров, чем имущественной роскоши. «Членов партии–коммунистов» сменили реформаторы, перестройщики. Именно из них сформировалась колонна разрушителей, яростно ненавидевших тот строй, ту идеологию, благодаря которой они поднялись из самых низов общества к вершинам власти. Это Горбачев, Ельцин и им подобные.

Все они – секретари ЦК, обкомов, горкомов, заведующие кафедрами научного коммунизма. При них весь громадный бюрократический каркас, который не давал жить и развиваться великой стране, сковывая придуманными идеологическими догмами экономику и жизнь, рассыпался и разорвал не только экономику, но и всю страну. Он, как оказалось, был проржавевшим и ветхим, этот каркас. Он давал возможность людям, поддерживавшим его, жить безбедно. Но как только появилась возможность вырваться и пуститься в свободное плавание, они с готовностью это сделали.

Наверное, сам Геббельс позавидовал бы их риторике, той гневной эмоциональности, с которой бывшие активные проповедники марксизма-ленинизма разоблачали свои прежние взгляды и убеждения. Было что-то мерзкое, очень неприятное в их поведении. Я никогда не был партийным функционером, никогда не стремился вступить в партию. Выросший в условиях «хрущевской оттепели», я нетерпимо относился к догмам, видел их парализующее влияние на жизнь и экономику.

О пенсионной реформе

Обязательство поднять пенсионный возраст для всех категорий населения и провести пенсионную реформу содержалось в меморандуме, подписанном правительством Ю. Тимошенко и Международным валютным фондом в конце 2008 г. (там же, кстати, содержалось положение о повышении тарифов для населения на газ, электроэнергию и жилищно-коммунальные услуги). Поэтому, когда мы в апреле 2010 г. возобновили переговоры с МВФ, эти требования сразу же стали основными в повестке дня. Там же было требование о замораживании заработных плат и пенсий. Последнее требование я категорически отверг, и, более того, с 1 мая все заработные платы, пенсии и социальные пособия были повышены.

МВФ не стал обострять отношения и как бы «закрыл глаза» на это, но по пенсионной реформе и по тарифам был непреклонен. У меня не было стопроцентной убежденности, что нам жизненно необходимо соглашаться на условия МВФ. В принципе, мы могли бы обойтись и без кредитов МВФ, и мои расчеты показывали, что это можно было сделать.

Первые столкновения с Януковичем

Во второй половине 2011 г. на меня начали резко давить, чтобы я подал представление на увольнение министра финансов Ф.А. Ярошенко, кстати сказать, человека с тяжелым характером, но исключительно ответственного работника, трудоголика, который в этих невероятно трудных условиях был абсолютно на месте. Надо заметить, что его замена впоследствии привела к очень тяжелой ситуации в финансах. Я это хорошо понимал и не поддавался давлению, хотя работать становилось все труднее и труднее.

В.Ф. Янукович не только не принимал Ф.А. Ярошенко, как министра финансов, но и на каждом публичном мероприятии предупреждал о его возможной отставке. Я неоднократно говорил Президенту, что можно публично критиковать любого министра, но публичная «порка» министра финансов очень вредит репутации страны на финансовых рынках. Аналитики рынков очень внимательно отслеживают репутацию работников финансовой сферы.

Ситуация настолько обострилась, что однажды я вынужден был поставить перед В.Ф. Януковичем вопрос о своей отставке, требуя прекратить «шельмование» министра финансов. Но это было позднее, а тогда я взял эту записку «Новый Президент» и бегло прочитал ее. Мне стало ясно, что это очередной пасквиль, написанный безграмотными в экономическом отношении людьми, с подтасовкой фактов и цифр.

Суть этого материала заключалась в том, что премьер сконцентрировал на себе весь негатив, общество настроено против него, и авторитет Президента резко вырастет, если он отправит премьера в отставку и переведет на него все негативные эмоции, связанные с реформами. Уничижительно говорилось о 2010 и 2011 гг., когда темпы роста ВВП были порядка 5%. Непонятно было, что это - плохо или хорошо? Да и, допустим, заменим премьера, а что дальше?..

Первой моей реакцией было – не отвечать. Однако спустя несколько дней я понял, что надо обязательно ответить, и не столько для того, чтобы отстоять себя как премьера. Я хотел, чтобы у Президента сложилась четкая и ясная картина того, что мы делали и, что самое главное, надо делать в будущем. Собравшись с мыслями, я в предновогодние дни на одном дыхании подготовил докладную записку. Написал ее четко, хлестко, откровенно – называя глупость глупостью, искажение отчетности – обманом и т.д.

Написав записку, я запечатал ее в конверт и с надписью «вручить лично» отправил фельдсвязью в Гуту. После этого на душе стало легко, и развязка всего этого конфликта меня особенно не волновала. Когда я думал о своей возможной отставке, меня больше всего беспокоила незавершенность реализации того или иного проекта. Огорчала невозможность увидеть его реализацию собственными глазами.

Прошли зимние каникулы, Президент вернулся из Гуты. Он ничего не говорил мне по поводу моего ответа, я также решил к этой теме не возвращаться, и инцидент вскоре был исчерпан.

О Харьковских соглашениях

Надо было юридически и экономически грамотно подготовить текст соглашения. Но самое главное содержалось в поручении В.Ф. Януковича: мне предстояло убедить В.В. Путина уменьшить срок продления аренды базы в Севастополе с 25 до 10 лет. Мне были понятны мотивы нашего Президента: большой срок аренды давал повод националистам (которых абсолютно не волновала экономика и, может быть, даже напротив – чем «хуже, тем лучше») поднять очередную агрессивную компанию, обвиняя нас в предательстве национальных интересов. Как будто газовый контракт 2009 г., который они поддержали, не был прямым предательством национальных интересов Украины. Парадокс!

Я сразу же высказал свое мнение Президенту – если уж он на переговорах согласился на 25 лет продления аренды в обмен на скидку 100 долл. США, то неправильно премьеру, приехавшему для окончательного оформления соглашения, пересматривать достигнутые президентами договоренности. Но Виктор Федорович настаивал, чтобы я занял твердую позицию в этом вопросе и не отступал от нее.

После этого разговора я, взяв с собой министров юстиции, иностранных дел, топлива и энергетики и других специалистов, вылетел в Москву. До Харьковской встречи президентов оставалось менее суток. Переговоры начались в Ново-Огареве где-то в районе 19 часов и, конечно, после озвученных мной предложений пошли очень трудно. Несколько раз мы делали перерыв для моих консультаций по телефону с В.Ф. Януковичем, но тот продолжал настаивать на своей позиции.

Ближе к 12 часам ночи я, уже по пятому разу изложив все возможные доводы, понял, что позицию В.В Путина не изменить, позвонил по телефону Януковичу и сказал, что продолжать переговоры бессмысленно, надо или давать согласие на 25 лет аренды или возвращаться домой без соглашения, что, с моей точки зрения, было абсолютно неправильно. Только после этого Президент дал свое согласие. Все остальные детали соглашения были рассмотрены довольно быстро, и где-то в половине второго ночи мы завершили переговоры и поехали на встречу к Президенту России Д.А. Медведеву, чтобы доложить ему о результатах и получить согласие на наш вариант соглашения.

Значение этого соглашения для экономики Украины огромно. Мы не смогли бы при том уровне потребления газа расплачиваться за него. И вот тогда, в 2010 г., получив временную передышку в виде цены на газ в размере примерно 250 долл. США за тысячу кубометров, Украина впервые серьезно занялась повышением энергоэффективности и снижением затрат газа.

О конфликте с «семейными»

У меня были случаи, когда на заседании правительства (особенно в последний год) группа товарищей пыталась протолкнуть определенные решения. Вначале я пытался убедить их в неправильности подходов, однако очень быстро понял, что сталкиваюсь с предварительной договоренностью, и все мои аргументы попросту не принимаются во внимание. Понимая, что решения проталкивала группа товарищей, особо приближенных к Президенту, другие члены кабинета министров занимали выжидательную позицию. Уяснив механизм работы подобных спланированных акций, я сказал: «Вы можете принимать любые решения, но по Конституции они считаются законными, если подписаны премьером, а Конституция не обязывает меня подписывать решения, с которыми я не согласен».

Вопрос был исчерпан раз и навсегда.

Президент неоднократно делал попытки поставить и без того подконтрольное ему правительство под еще больший, тотальный контроль. С этой целью вначале была упразднена должность министра Кабинета министров и введена должность руководителя Секретариата, потом снова была введена должность министра Кабинета министров, но оставлена должность руководителя Секретариата (т. к. к тому времени был принят Закон о Кабинете министров, где отсутствовала должность министра Кабинета министров).

На должность министра Кабинета министров была назначена Е.Л. Лукаш. Я не знаю, какие инструкции давал ей В.Ф. Янукович, но вначале ее поведение напоминало надзор за работой Кабинета министров. Своим приказом она установила следующий порядок: без ее подписи документы не вносились на рассмотрение правительства, и без ее подписи документы не опубликовывались.

Абсурд ситуации заключался в том, что и после подписи премьера постановление правительства не опубликовывалось, т. е. не вступало в силу без подписи министра Кабинетов министров. Когда я узнал об этом, я сделал замечание Е.Л. Лукаш, напомнив, что это она работает у меня, а не я у нее. Когда и это не подействовало, я напрямую строго предупредил работников секретариата, ответственных за подготовку и выпуск документов правительства, о недопустимости подобной ситуации. После этого задержек с выпуском постановлений и распоряжений правительства никогда не было.

Об иске Тимошенко

После ареста Ю. Тимошенко западные страны охватила настоящая буря протестов. Я сейчас сравниваю их молчание по поводу обстрела артиллерией больниц, школ, детских садов, ранения и гибели детей, мирных жителей с той истерикой, которая разразилась по поводу ареста Ю. Тимошенко, и мне становится страшно. Не просто двойные стандарты, а вообще полное отсутствие общечеловеческих норм морали, о которой так любят рассуждать на Западе. Когда-то знаменитый русский поэт Константин Симонов написал чудесные строки «Чужого горя не бывает, кто это подтвердить боится, - наверно, или убивает или готовится в убийцы…».

Кстати, примерно в это же время произошло одно примечательное событие. После ареста Тимошенко практически каждая встреча с представителями западных средств массовой информации начиналась и заканчивалась вопросами о судьбе «узницы совести». Как-то мне пришлось давать интервью немецкому телеканалу «ARD». Последовал ритуальный вопрос. Мне уже надоело отвечать на одни и те же вопросы, и я посоветовал журналисту, делая передачу по этой теме, изучить обвинительное заключение американского суда по делу П.И.Лазаренко. «Там на каждой странице Тимошенко упоминается как сообщница Лазаренко».

Эта телепрограмма вышла в Германии, и вдруг я получаю извещение из Земельного суда Гамбурга о том, что против меня Тимошенко Ю.В. подала иск с Требованием привлечь меня к ответственности за клевету. Разумеется, я не стал заниматься этим делом.

Каково же было мое удивление, когда через несколько месяцев мне пришло Решение суда в Гамбурге, в котором, по памяти привожу суть, говорилось: 1) В иске Тимошенко Ю.В. отказать как необоснованном; 2) Суд, детально изучив материалы обвинительного заключения по делу Лазаренко П.И., обращает внимание премьер-министра Азарова Н.Я., что его слова не являются абсолютно точными. «В обвинительном заключении по делу Лазаренко П.И. Тимошенко Ю.В. упоминается, как сообщница Лазаренко П.И., не на каждой странице, но довольно часто». В решении также указывалось, что на взгляд суда, в материалах данного дела содержалось достаточно данных для привлечения Ю.В. Тимошенко как сообщницы П.И. Лазаренко.

Вот такой ответ Земельного Суда г. Гамбурга мы получили в 2012 г. К сожалению, ни украинская общественность, ни германская с этим авторитетным Решением не смогла ознакомиться. Почему? На этот вопрос должны ответить средства массовой информации и читатели.

О взаимоотношениях с Россией

Стратегическое сотрудничество с Российской Федерацией всегда рассматривалось как важнейший приоритет внешнеэкономической политики правительства. Начиная с 2010 г. восстановился полномасштабный диалог на высшем уровне с Россией. Я не жалел времени и усилий на восстановление и развитие наших двухсторонних отношений с Россией. Часто встречался с руководителями исполнительной и законодательной власти, министрами, губернаторами, активно подталкивал наших руководителей к налаживанию контактов с их российскими коллегами.

Наблюдалась стабильная тенденция роста доли России во внешнеторговом обороте Украины. Постепенно увеличивались объемы торговли товарами и услугами между двумя странами (за исключением 2-й половины 2013 г.).

В течение 2010-2013 гг. заключен ряд двухсторонних документов, направленных на расширение сотрудничества в различных сферах.

В частности, подписаны:

- Декларация о содержании украинско-российского стратегического партнерства;

- Соглашение между Украиной и Российской Федерацией о демаркации украинско-российской государственной границы;

- Программа экономического сотрудничества на 2011-2020 гг.;

- План мероприятий по реализации Программы межрегионального и приграничного сотрудничества на 2011-2016 гг.;

Программа украинско-российского сотрудничества в области исследования и использования космического пространства в мирных целях на 2012-2016 гг.

О подготовке соглашения с ЕС

Буквально несколько слов о содержании соглашения между Украиной и ЕС о зоне свободной торговли. Это очень большой по объему документ (более 1000 страниц текста), над которым наше правительство и представители Европейской комиссии упорно работали более двух лет с 2010 г. по начало 2012 г. Разумеется, мало кто из граждан Украины, включая самых высоких представителей, читал его, а тем более внимательно. Мне пришлось не просто его читать, но и дискутировать многие его положения, добиваться изменений и конкретно работать над текстом. Когда это соглашение, как результат определенного компромисса, все-таки появилось в виде, готовом для парафирования, я, еще и еще раз взвесив все «за» и «против», решился дать добро на его парафирование.

Так что же было за и против в этом документе? В пользу этого документа говорило прежде всего наше обязательство внедрения в Украине институционных норм, действующих в ЕС, таких как независимое судопроизводство, публичные финансы, финансовые услуги и др. Нормы эти я не идеализировал, но считал, что будет лучше, если мы будем реформировать наши соответствующие структуры по европейскому образцу.

Нашим серьезным обязательством была имплементация правовых актов ЕС, один только перечень которых занимает несколько десятков страниц (более 300 регламентов и директив ЕС – при сроке их внедрения от 2 до 7 лет). Я считал в целом позитивным процессом модернизацию нашей промышленности по европейским стандартам, хотя и понимал, что это потребует громадных усилий, финансовых средств и займет, конечно, большой промежуток времени.

Естественно, мы очень подробно и долго дебатировали по этой проблематике, понимая абсолютную нереальность установленных сроков и объемов необходимых ресурсов. Наши партнеры заняли очень интересную позицию: это ведь вам надо, это у вас износ основных фондов более 70%, и, если вы хотите конкурировать с нами, то изыскивайте деньги и делайте это быстро и эффективно. По моему заданию была проведена экспертная оценка объемов этой работы, и я приводил эти оценки публично. Это минимум 10 лет и минимум 160 млрд. евро. Познакомившись с этими оценками, я нашел их заниженными и в одном из своих выступлений сказал об этом.

На меня тут же обрушился шквал критики, в том числе и со стороны Европейской комиссии. Меня обвинили в чрезмерном завышении суммы необходимых финансов. Однако я и сейчас утверждаю, что реализация этой части соглашения с ЕС обойдется Украине в суммы, значительно большие, чем 160 млрд евро, и займет значительно больше, чем 2-7 лет, предусмотренных Соглашением. И дело даже не в том, чтобы разработать и утвердить для использования в Украине тот или иной стандарт или техническую норму. Необходимо, чтобы заводы, фабрики, производства были модернизированы и производили продукцию, соответствующую европейским стандартам, иначе она не найдет себе дорогу на европейский рынок, да и на своем рынке не будет допущена к реализации.

Вот это понимает кто-либо из моих критиков или нет?

А уже если коснуться реализации 31-й директивы относительно охраны окружающей среды, то финансовый объем затрат на эту работу даже не просчитывался. Думаю, что тем, кто, не читая и не считая, берет на себя всякие обязательства, будет очень интересно узнать об объеме затрат на эти мероприятия. В частности, узнать о полном запрете производства топлива, содержащего свинец. Тому, кто не знает, могу сообщить, что в Украине нет ни одного мало-мальски значимого предприятия, производящего автомобильное и другое топливо, соответствующее европейским стандартам.

Понимая все это, мы, тем не менее, считали, когда готовили это Соглашение, что рано или поздно наши люди поймут – революциями сыт не будешь, надо долго и упорно поднимать нашу экономику и делать это под лозунгом приближения к европейским стандартам. Вот такая нехитрая логика и была заложена в нашем решении.

Безусловно, самым содержательным разделом Соглашения являются договоренности в области торговли. Они предусматривают почти стопроцентную отмену импортных пошлин по всем тарифным линиям. Со стороны ЕС немедленная отмена пошлин почти по всем позициям, за исключением продукции аграрного сектора (и некоторых других), а Украина будет постепенно отменять пошлины в течение 10 лет.

В процессе долгих и упорных переговоров нам удалось добиться значительной уступки по квоте на продовольственную пшеницу. Вначале она была установлена в объеме 20 тыс. тонн, однако «помогла засуха» 2010 г., когда Евросоюз запросил у Украины поставку пшеницы в объеме 500 тыс. тонн. Мы договорились о квоте на пшеницу в 1 млн тонн ежегодно и несколько увеличили квоты на мясо птицы, говядины и свинины. Хотя, конечно, эти квоты выглядят в масштабах нашего производства смехотворными (соответственно, 20 тыс. тонн, 12 тыс. тонн, 20 тыс. тонн) и абсолютно не решают проблемы экспорта.

Отмечу, что переговорный процесс по вопросам, затрагивающим интересы европейских производителей, всегда проводился представителями Еврокомиссии хотя и на дипломатическом языке, но очень жестко и неуступчиво. Всегда с позиции силы. Уже это одно настораживало. Конечно, если оценивать в целом зону свободной торговли с ЕС, то, открывая свой рынок, Украина вступает в жесткую конкуренцию с более развитой промышленностью Европы. Мы сможем добиться здесь хотя бы паритета только тогда, когда, «засучив рукава», отбросив все дрязги и споры, вступим на путь коренной модернизации нашей экономики.

Все это требует громадных усилий, колоссальных финансовых ресурсов, но главное – стабильности и грамотного управляющего класса. Всего этого и близко нет сейчас в Украине, и потому так жалко и нелепо выглядят эти клоуны с европейскими флагами и лозунгами о движении в Европу. Не в Европу движется Украина с этим руководством, а в отсталые бантустаны Африки. Да и то, если дело так пойдет и дальше, то скоро мы и от них отстанем.

При этом процесс переговоров относительно подписания Соглашения был продлен, и работа по приближению Украины к европейским стандартам не приостанавливалась.

Были продолжены переговоры с руководством ЕС по устранению проблемных вопросов на пути внедрения Соглашения об ассоциации Украина-ЕС и созданию зоны свободной торговли. Была сформирована переговорная группа во главе с первым вице-премьером Украины С. Г. Арбузовым для консультаций в Европейской Комиссии с целью подготовки «дорожной карты» выработки комплекса мероприятий, направленных на создание условий для подписания Соглашения.

В «дорожную карту» должен был войти комплекс инструментов и шагов со стороны ЕС, который поддержал бы украинскую экономику на начальной стадии функционирования зоны свободной торговли с ЕС и условий потенциальных экономических санкций со стороны Российской Федерации. Формат таких инструментов мог выходить за рамки чисто финансовой поддержки (консультации делегации Украины с руководством Европейской Комиссии от 9 декабря 2013 г.).

Вместе с тем нам вскоре стало совершенно ясно, что Европейская комиссия и США избрали другой путь для устранения возникших разногласий. Самый простой – устранить политическое руководство, которое поднимает вопрос о разногласиях. Путь, может быть, и простой, но для Украины губительный.

Время показало, что единственно верным оказалось предложение, с которым я выступил более года назад, – провести трехсторонние переговоры в формате Европейский Союз, Украина и Таможенный Союз, хотя тогда политики встретили его в штыки. Но чтобы это понять и осознать, кому-то понадобился год, а народу Украины пришлось в очередной раз испытывать на себе последствия недальновидной политики. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Когда я пишу эти строки, в Минске, наконец, состоялась трехсторонняя встреча в том формате, о котором я говорил год тому назад. Более того, совсем недавно бывший Еврокомиссар по вопросам расширения ЕС Ш. Фюле выступил с очень примечательным заявлением. В нем он признал, что Европейская комиссия, заставив Украину жестко выбирать между Россией и ЕС, между Европейским союзом и Таможенным союзом, совершила серьезную ошибку. Нужно было находить компромисс, т.е. сделать то, что я официально и неофициально предлагать сделать Ш. Фюле в течение всего 2013 г.

О кризисах в Украине

Так уж получилось (об этом я никогда не говорил), что мне трижды пришлось вытягивать Украину из кризиса, и в конце 2004 г. не допустить обвала экономики. Первый и не самый тяжелый кризис случился в 2002 г. Как я уже сказал, 2002 г. был сложным для экономики. Когда в ноябре 2002 г. я принял дела, то обнаружил кассовый разрыв только по социальным выплатам порядка 9 млрд грн. В тех масштабах это была очень значительная сумма. Я никого не стал упрекать, - «мол, кто-то что-то разворовал», я просто стал вплотную заниматься народным хозяйством. Для начала договорился с главой НБУ В.С. Стельмахом о некотором смягчении денежно-кредитной политики. Конечно, первый квартал 2003 г. был очень тяжелым, приходилось принимать меры жесточайшей бюджетной экономии. Однако начиная со второго квартала мы выбрались из жесткого бюджетного кризиса и начали реализацию крупных инвестиционных и инфраструктурных проектов.

За 2003–2004 гг. мы построили и ввели в эксплуатацию 2 атомных энергоблока на Ровенской и Хмельницкой атомных электростанциях, чем заложили избыток мощности, необходимой для ускоренного развития народного хозяйства. Это были первые крупные промышленные объекты, построенные за годы независимости Украины. Мы возобновили строительство Приднестровской гидроаккумулирующей станции, крупнейшей в Европе. Приступили и закончили к 2004 г. реконструкцию автомобильной трассы Киев–Одесса. В Киеве было начато строительство двух крупных автомобильно-железнодорожных мостов через Днепр.

По всей стране оживилось жилищное строительство, начались ремонт и строительство школ, больниц, детских садов и других объектов. Значительно улучшились кредитно-финансовые рейтинги Украины. После дефолта и Парижского клуба нам в 2003 г. удалось впервые удачно выйти на мировые финансовые рынки с размещением государственных ценных бумаг. Наш заем был признан лучшим финансовым государственным размещением развивающихся стран на рынках 2003 г. В 2004 г. на ежегодной экономической конференции Института Адама Смита в Лондоне наша страна была названа «Восточно-Европейским тигром развития».

Поднимающейся экономике, в основном ориентированной на внешний рынок, необходимо было думать о выходе на внешние рынки и закреплении на них. Было принято решение об активизации переговоров по вступлению во Всемирную Торговую Организацию (ВТО), а по инициативе В.В. Путина, Н.А. Назарбаева, А.Г. Лукашенко, Л.Д. Кучмы были начаты переговоры по созданию Единого экономического пространства (ЕЭП), по сути означающего создание общего рынка четырех стран.

Все это давало положительные сигналы экономике страны, она успешно развивалась. Соответственно росли доходы бюджета, и уже в августе 2004 г. мы пошли на беспрецедентное увеличение социальных расходов: пенсии были повышены в 2 раза (!), значительно подросли заработные платы бюджетников. Таким образом, населению были компенсированы колоссальные потери, вызванные кризисом 1998-1999 гг. и высоким уровнем инфляции в 2000 г. Была заложена хорошая база для развития внутреннего рынка и активизации мелкого и среднего бизнеса.

Думаю и уверен, что наша работа по созданию Единого экономического пространства с Россией (а в сентябре 2004 г. Верховная Рада Украины ратифицировала договор о создании ЕЭП) стала сигналом для нашей оппозиции и поддерживающих ее спецслужб Запада по подготовке «Оранжевой революции». Надо сказать, что ударные силы этой так называемой революции стали готовиться и консолидироваться еще со времен акции «Украина без Кучмы». Лозунги у протестующих были практически такие же, как в Сербии и Грузии: «Преступная власть…», «Борьба с коррупцией…». А поводом должны были стать фальсификации, якобы имевшие место на выборах Президента Украины в октябре–ноябре 2004 г.

В итоге, под громадным давлением Запада произошел государственный переворот, и к власти была приведена группа Ющенко – Тимошенко. Этим «героям» достались бурные овации всего западного мира. Но ситуация в стране стала стремительно ухудшаться. На планах по созданию ЕЭП был поставлен крест. Были отменены свободные экономические зоны, территории приоритетного развития и другие стимулы успешного экономического развития. С государственной службы было уволено под предлогом борьбы с коррупцией более 20 тысяч специалистов.

Однако коррупция, склоки, скандалы на самом высшем уровне получили такое развитие, что уже в августе 2005 г. были отправлены в отставку премьер Ю.В. Тимошенко и секретарь Совета национальной безопасности и обороны П.А. Порошенко. Новая власть успела себя скомпрометировать так быстро, что уже на выборах 2006 г. Партии регионов удалось победить и сформировать в августе 2006 г. коалиционное правительство.

И снова во весь рост встали, по сути, те же проблемы, усугубленные колоссальным разрывом местных бюджетов, получившимся из-за введения центральным правительством новых тарифов на жилищно-коммунальные услуги без соответствующих бюджетных компенсаций. Усугубляла ситуацию активная популистская кампания Ю. Тимошенко в западных регионах по отмене повышенных тарифов. Словом, обычная для «оранжевой» власти неразбериха, склоки, постоянная борьба за власть.

О «семейных» во власти и отставке

Ситуация начала меняться в 2012 г., когда стало очевидно, что многие назначения укладываются в схему подготовки команды, которая должна была полностью заменить правительство после президентских выборов 2015 г. В общем-то, сама эта схема для меня была понятна. Я никогда не считал себя вечным и незаменимым премьером и прекрасно понимал, что надо готовить смену, чтобы обеспечить последовательность проведения экономической политики.

И вот здесь у меня возникали большие сомнения. В контуры новой команды очень четко вписывались Арбузов, Колобов, Прасолов, Ставицкий, Клименко. Ни один из них в тот период не был достаточно подготовленным, чтобы уже через год стать у руководства государством. Это вовсе не означало, что они были бесперспективны. Нет, это были образованные молодые люди с хорошо развитым честолюбием. Им бы несколько лет хорошей самостоятельной работы, чтобы набраться опыта, масштабности, понимания проблем, умения брать на себя ответственность. Хорошо бы также научиться предвидеть и просчитывать последствия принимаемых решений, понимать, что на первом и исключительном месте должны стоять интересы государства.

У меня с ними не получилось плотной и слаженной работы, начались конфликты. Если на первом этапе они, хотя и со скрипом, но выполняли мои указания, то чем дальше, тем труднее становилось добиваться выполнения решений. К сожалению, это не могло не сказаться на социально-экономических показателях.

Впервые задержки по социальным выплатам возникли у нас в августе 2013 г. Я вернулся из отпуска и обнаружил, что в одном из фондов появилась задолженность примерно в 1 млрд грн по социальным выплатам. Для меня это было ЧП. К сожалению, во второй половине 2012 г. и в 2013 г. у нас стали возникать задержки по незащищенным статьям, и конец года мы закончили с кредиторской задолженностью казначейства в объеме нескольких миллиардов гривен, но по социально защищенным статьям мы никогда задержек не допускали. Я тут же вызвал первого вице-премьера и министра финансов и поручил им немедленно ликвидировать задолженность. Я сказал: поставьте себя на место заболевшего человека, который не может вовремя получить деньги по больничному, а ему ведь еще и лекарства необходимо покупать.

Но самое главное, что меня удивило, это абсолютное непонимание важности этой задачи и нежелание ее решать. Может быть, 1 млрд грн – это неподъемная задача для бюджета? Конечно, нет, каждый день казначейство финансирует расходы в значительно больших суммах, каждый день поступают доходы бюджета. Поэтому никаких проблем не было.

Целью было навязать премьеру свою экономическую политику, которая заключалась в сжатии государственного бюджета, прекращении капитальных расходов и заключении соглашения с МВФ. Не надо заниматься труднейшим делом развития экономики, все просто: выполнили условия МВФ – получили кредит, закрыли текущие проблемы. И все хорошо. Ну, а дальше что? И сейчас на примере 2014 г. мы видим, что дальше перспективы нет, только падение жизненного уровня населения и спад производства.

Сейчас, можно все сваливать на войну (хотя это не так), ну, а в условиях мира – как было в 2008-2009 гг. – причиной было только бездарное управление. К слову сказать, меня особенно возмущало, что, имея собственный опыт антикризисного управления в 2002–2003 гг., решительные действия в конце 2004г., в 2006 г., в 2010 г., изучая ошибки 2005 и 2008-2009 гг., мы в 2013 г. повторяли те же самые ошибки, я четко и ясно их видел. Экономика стала пробуксовывать. Все мои усилия по большому счету свелись к недопущению обвала экономики. Когда же я ушел в отставку, то в самый короткий срок этот обвал произошел, потому что «держать вожжи» было уже некому.

О майдане и госперевороте

Начиная с 21 ноября все телеканалы обрушили на головы граждан столько лжи, дезинформации, что у рядового украинца должно было создаться впечатление, что у него отняли возможность уже завтра жить как в Германии и получать европейские пенсии и зарплаты. Кстати сказать, что если в 2013 г. средняя зарплата на Украине была почти 500 долларов, а пенсия около 200 (что мало, конечно, но при нашем уровне цен и тарифов в разы меньше, чем в Европе), то в 2014г. средняя зарплата украинца упала до 200 долларов, а пенсия опустилась ниже 70 долларов, и это при том, что значительно выросли налоги, цены, тарифы. Интересно отметить, что первый майдан проходил под лозунгом «Майдан без политики» и оппозиционные тогда политические деятели не были допущены на трибуну.

Первый майдан проходил вяло, и уже 29 ноября его лидеры объявили о его свертывании. Несколько палаток были перенесены на площадь Независимости. Как известно, 28-29 ноября в Вильнюсе на саммите «Восточного партнерства» Президентом Украины было официально заявлено нашим Европейским партнерам о переносе подписания Соглашения. С этого момента началась реализация плана Государственного переворота. Спусковым крючком для начала активной фазы переворота послужило, якобы, зверское избиение студентов в ночь с 29 на 30 ноября.

Обстоятельства этого вкрай запутанного инцидента по той информации, что имелась у меня, выглядели так. В ночь с 29 на 30 ноября на площади Независимости оставалось совсем немного митингующих, и сама акция начала сворачиваться. Это дало основание Киевской городской администрации начать работы по монтажу Новогодней елки. Традиционно именно в эти сроки начинаются эти работы. Порядок на площади обеспечивали обычные патрули милиции. Неожиданно среди ночи на площадь приехали бригады телеоператоров.

Они установили осветительные приборы и телеоборудование (возникает вопрос – кто их предупредил?). Вскоре после этого со стороны гостиницы «Украина» организованно спустились около сотен молодчиков (в основном, фанаты «Динамо» и «Правый сектор»), вооруженные арматурой, дубинками, и стали избивать немногочисленных работников милиции. На кадрах и оперативной съемке, и телекадрах было хорошо видно, что осуществляется провокация. В милиционеров бросались горящие поленья, против них применялись железные прутья.

Более 30 работников правопорядка были госпитализированы с тяжелыми травмами. В этот момент на площадь на помощь милиции приехал специализированный отряд «Беркут», увидя который провокаторы разбежались, и под «раздачу попали те, кто не убежал. Телеоператоры старательно выхватывали разбитые носы, окровавленные лица, и вся эта жуткая картина немедленно передавалась в эфир, и беспрерывно показывалась на экране почти круглые сутки.

Комментарии сводились к одному: «Они же дети». Совершенно ответственно могу сказать, что никто из высшего руководства Украины не давал санкции на эти действия, поскольку, мы узнали об этом инциденте около 9 утра. Судя по той информации, которую мне дал министр внутренних дел, связаться ему с Президентом на этот час еще не удалось. Еще не зная всех обстоятельств этого инцидента, я сделал официальное заявление от имени правительства и высказал слова сожаления и сочувствия пострадавшим.

К обеду у меня уже была информация от Министерства здравоохранения о том, что среди пострадавших, госпитализированных в больницах города, а всего их было, если мне не изменяет память, около 40 человек, только 2 человека были студентами, все остальные были выходцы из Западных областей Украины, большинство из них были безработные. Стало ясно, что мы имеем дело с чудовищной провокацией, целью которой было оправдать переход от мирного к силовом у образу действий заговорщиков.

Кстати сказать, мое личное отношение к акции студентов было нормальным. Я полагал, что они имеют на это право, и необходимо будет разъяснить мотивы принятых решений. Но к этому времени все олигархи, владевшие средствами массовой информации и, прежде всего, основные каналы «Интер», «1+1», «ICTV» и др. Уже были заодно с заговорщиками, и целыми днями транслировали несколько одних и тех же окровавленных лиц с призывами захватывать правительственные здания, брать в руки оружие.

Впервые прозвучало в адрес Президента: «Кровавый диктатор». В течение вечера 30 ноября и особенно 1 декабря были заблокированы здания Правительства, Верховного Совета, была предпринята попытка штурма здания Администрации Президента. Неделя с 1 по 10 декабря была самой тяжелой в первой фазе переворота. Заговорщикам казалось, что еще немного и им удастся захватить все правительственные учреждения. Янукович, парализованный многочисленными звонками западных руководителей, не давал никаких решительных указаний о наведении порядка, и к тому же отбыл в Китай с государственным визитом.

В этот период заговорщиками было захвачено здания Киевской городской администрации, дом Профсоюзов, здание на Европейской площади, полностью окружены здание Правительства и Верховного Совета. Мне пришлось довольно сложным путем попадать в здание Правительства.

Когда я пишу эти строки, на лентах информационных агентств прошло сообщение, что Совет Безопасности ООН осудил попытку государственного переворота в Гамбии. Мы не услышали ни от наших Европейских партнеров, которые уверяли нас в своей поддержке Украинского Президента и Правительства, ни слова осуждения противоправных действий, направленных на свержение законно избранной власти.

Захватив административные здания, заговорщики стали накапливать в них боевиков и оружие. Из окна моего кабинета было хорошо видно вооруженных боевиков и стало ясно, что применение оружия против власти, дело времени. Между тем, события в Киеве насторожили всю страну. Во многих городах, особенно на Юго-Востоке, возникли антимайданы. В центре Киева в районе Мариинского парка установился общеукраинский антимайдан, основу которого составили граждане Донецка, Луганска, Харькова, Запорожья, Одессы и других крупных промышленных городов Украины. Их требованием к Президенту было одно - «навести порядок и прекратить вакханалию».

Интересно, что средства массовой информации вообще не замечали эту часть граждан Украины, а если иногда какой-то репортаж все-таки размещался на каналах, то он был обязательно негативного характера. Или показывали пьяного антимайдановца, или молодого паренька, который, якобы, не знал, зачем приехал в Киев. Все делалось, чтобы пробудить в людях ненависть друг к другу. У нас была информация, что заговорщики готовят провокацию против представителей Антимайдана. Необходимо было развести эти две акции, поставить между ними кордон. Этим в ночь с 9 на 10 декабря занялись силы правопорядка.

Надо заметить, что это было первое и последнее активное действие правоохранителей. Им удалось в течение нескольких часов. Однако сработала цепочка: американское посольство – Байден – Президент Янукович. После угроз Байдена Януковичу, Президент дал команду остановить операцию. Стало ясно, что США руководят процессом. В Киев прилетела зам. госсекретаря США В. Нуланд, а боевики стали по всему периметру строить баррикады и вооружаться уже безо всякой оглядки на власть. На Западе Украины было разграблено несколько воинских частей, захвачены здания областных отделений милиции, СБУ. Я провел встречу с послами стран ЕС и США, где обратил их внимание, что манифестации перестали носить мирный характер, и дальнейшее противостояние уже носит вооруженный характер и может закончиться кровопролитием.

В ответ представители западной дипломатии в очередной раз потребовали от власти отказаться от применения силы и мирным путем урегулировать конфликт. В этом я был с ними абсолютно согласен, только непонятно было, кто разоружит боевиков и с кем вести переговоры. Боевики, якобы, не подчинялись тройке оппозиционных лидеров, и переговоры с ними Януковича носили явно отвлекающий характер.

Между тем, Янукович втянулся в так называемые мирные переговоры, а правительство готовило и провело через Верховный Совет Закон о Государственном бюджете страны на 2014г. На основе договоренностей с Россией и Китаем в нашу страну впервые за многие годы должна была прийти рекордная сумма прямых инвестиций и льготных кредитов, более 40 млрд. долларов. Сумма превышающая все инвестиции за 23 года существования Украины. Это давало возможность сделать мощный рывок в развитии, обеспечить значительный рост доходов населения.

В бюджете 2014г. закладывались 8% темпы роста Валового внутреннего продукта (ВВП). Мы приняли принципиальное решение отказаться от кредитов МВФ, и не было абсолютно никакой необходимости повышать тарифы для населения. Упомяну только отдельные наши договоренности с Россией и Китаем. Россия обязалась нам предоставить разовый кредит в объеме 3,0 млрд. долларов по льготной ставке (кредит был предоставлен в декабре 2013г.), общий пакет инвестиционных программ предусматривал финансирование в объеме – 15 млрд. долларов, плюс текущие проекты: по достройке двух энергоблоков Хмельницкой атомной станции, завода по изготовлению полуфабрикатов ядерного топлива в Кировоградской области, по запуску в серийное производство АН-148, АН-158, АН-70 и т.д.

С Китаем были подписаны соглашения по строительству заводов по переработке угля в газ общей стоимостью 3,0 млрд. долларов, контракт на поставку зерна в Китай в объеме 10 млн. тн ежегодно, с перечислением аванса в размере 1,5 млрд. долларов, Китайская государственная компания СИТИК через Китайский инвестиционный фонд брала на себя обязательства обеспечить строительство социального жилья на 15 млрд. долларов. Было подписано межправительственное соглашение о строительстве порта в Керчи, обеспечивающего зерноперевалку на общую сумму 3,5 млрд. долларов. Еще на 1,5 млрд. долларов было подписано соглашение о концессионном строительстве окружной дороги вокруг Киева. Вот, на чем базировался бюджет 2014г. и на чем основывались наши расчеты на социальное и экономическое развитие. Кстати, в бюджет был заложен курс гривны к доллару 8,5 – 8,7 гр за доллар.

Благодаря этим инвестициям и кредитам Украине обеспечивалось благополучное и интенсивное развитие на годы вперед. Вот, что сорвали организаторы переворота. Не было бы не только ухудшения уровня жизни, но было бы хорошее развитие. Вот, за что несут перед народом Украины они ответственность. Майан был прямой диверсией против народа Украины организаторов переворота, олигархов и их зарубежных покровителей. И наши люди должны это знать. Все, что происходит сейчас на Украине не следствие войны. Как раз война это следствие переворота. Не будь переворота, не было и войны. Но вернемся к хронологии переворота.

Последние дни и начало Нового года прошли относительно спокойно. Конечно, я не имею ввиду бесконечные провокации автомайдана против судей, прокуроров и других представителей власти, на которых совершались нападения, в адрес которых раздавались угрозы. Практически каждый день в средствах массовой информации подавались сюжеты, героизирующие боевиков, а представители власти, якобы, только тем и занимались, как арестовывали и избивали мирных манифестантов, вооруженных бутылками с зажигательной смесью, а в ряде случае «Калашниковыми».

К этому времени уже были зверски расстреляны несколько постов автоинспекции, а само передвижение по городу было небезопасным. Люди в стране недоумевали по поводу бездействия власти и отсутствия у нее решимости обеспечить Конституционный порядок. В это время у меня до минимума свелись контакты с Президентом. Он был весь погружен в переговорный процесс, который по моему мнению был ширмой для накопления сил боевиками, разложения органов правопорядка и осуществления государственного переворота.

Анализируя имеющиеся у меня факты, могу сказать, что координацию действий оппозиции и боевиков взяла на себя группа ответственных работников посольства США на Украине. Именно к ним каждый день как на работу ездили оппозиционеры, именно от них они шли на переговоры с Януковичем и именно им они докладывали об этих переговорах. Полностью повторился сценарий «оранжевой революции» 2004г. Все понимали, что долго держать в напряжении нельзя ни силы правопорядка, ни боевиков. И боевики пошли на штурм. Они активно применили бутылки с зажигательной смесью, арматуру, камни из мостовой.

Их штурм удалось отбить, но какой ценой? Несколько погибших милиционеров и более сотни тяжело пострадавших правоохранителей. В голове не укладывалось, как такое могло произойти в центре европейской столицы, и ни одного слова осуждения со стороны западных дипломатов. Но произошедшие события, гибель правоохранителей давали все основания Президенту использовать силу против боевиков, преступивших Закон. Янукович колебался, и этим в очередной раз воспользовались организаторы переворота. Необходимо было вырвать инициативу из его рук, а для этого нужна была сакральная жертва. И она появилась.

Где-то в середине января на баррикады на Европейской площади были вынесены два трупа. Оба были убиты при неизвестных обстоятельствах из охотничьего ружья выстрелами в спину. Один гражданин Белоруссии из местной национальной политической организации, другой приезжий из Нагорного Карабаха. Что они делали в Киеве и чем занимались, никого не интересовало. Средства массовой информации, западные дипломаты без всяких расследований объявили виновным в этом преступлении Януковича и правоохранительные органы (практически как в случае с малазийским «Боингом»).

Все говорило о том, что это провокация боевиков, хотя бы потому, что Янукович был не заинтересован в этих смертях, и он категорически отказывался от применения силы против боевиков. После это инцидента боевики резко активизировались. Дня не проходило без попыток штурма правительственных зданий. Над Киевом постоянно висело грязно-черное зарево от горящих покрышек. Были захвачены здания министерств юстиции и сельского хозяйства. Заблокирована была также работа других министерств: обороны, здравоохранения, внутренних дел. После появления двух трупов на баррикадах резко усилилось давление на Януковича со стороны западных стран с требованием отставки Правительства и досрочных выборов Президента.

Между тем, два месяца противостояния в Киеве пока никак не сказывались на социально-экономическом положении страны. С 1 января 2014г. в очередной раз были повышены пенсии, социальные пособия, заработные платы в бюджетной сфере. Устойчивый был курс национальной валюты. Вся страна за исключением майдана в Киеве работала в обычном ритме. На угольных складах было накоплено достаточное количество топлива, в подземные газохранилища закопаны необходимые объемы газа, летом 2013г. на всех атомных электростанциях были проведены плановые ремонты, и мы вступили в зиму, введя второй агрегат Приднестровской гидроаккумулирующей электростанции, с запасом мощности более 10 тысяч мегават (для справки, почти столько же сейчас не хватает – вот результат «умелого» управления страной).

В этих условиях в Верховном Совете дважды в декабре 2013г. и в январе 2014г. голосовался вотум недоверия Правительству, и оба раза он был провален. Казалось бы, никаких конституционных оснований для отставки правительства не было, кроме одного, желания США назначить на пост Премьер-министра Украины Яценюка. Об этом мне довольно откровенно сказала В. Нуланд. Об этом говорили записи ее разговоров с послом США, опубликованные в средствах массовой информации. Если это не грубейшее вмешательство в дела суверенного государства, то либо государство не суверенное, либо нормы международного права для США не обязательны.

В этих условиях ряди сохранения себя на посту Президента, Янукович пошел на уступки и решил разменять меня на Яценюка. Я наивно полагал, что он хотя бы в обмен на пост Премьера добьется прекращения конфликта и вывода боевиков из Киева, разоружения всех незаконных бандформирований, но и этого не произошло. Мне было понятно, что отставка Премьер-министра это первый шаг к осуществлению переворота и смещения Януковича. Ровно через три недели в Киеве была устроена чудовищная провокация, не имевшая аналогов в истории Современной Европы, когда снайперы хладнокровно расстреляли более двух десятков работников правоохранительных органов и около сотни людей, находившихся на майдане.

Эта провокация послужила поводом для устранения Януковича с поста Президента, начала массового террора против инакомыслящих, противников Майдана. По всей стране были убиты, пропали без вести десятки людей. Основной удар пришелся на активистов Партии Регионов. В Киеве было разграблено и сожжено здание центрального штаба Партии Регионов. Во время штурма зверски убиты двое сотрудников штаба. К счастью, удалось спастись от пожара женщинам, работницам штаба эвакуации, с крыши горящего здания которого препятствовали боевики. Так, 20 февраля 2014г. была проведена репетиция Одесской Хатыни.

Через приблизительно 2 месяца те же исполнители заживо сожгли в Одессе более сотни сторонников Антимайдана. На это не последовало ни одного протеста со стороны западных стран. Страшно и жутко от осознания этого факта. Ну, а прелюдий гражданской войны на Юго-Востоке послужил расстрел из крупнокалиберных пулеметов мирных граждан, преградивших проезд военной техники в Славянск. Так был развязан самый кровавый конфликт в истории современной Украины. И счет уже пошел на десятки тысяч жизней наших сограждан. Поражает цинизм и лицемерие киевских властей.

Развязав самую настоящую гражданскую войну, они стыдливо назвали ее антитеррористической операцией (АТО). Принеся страшные разрушения более 5 тыс. жилых домов, более 1,5 тыс. промышленных предприятий на территорию по площади и населению большую многих Европейских стран, они еще героизируют эту чудовищную братоубийственную бойню. Чтобы заглушить голоса инакомыслия они устроили политический террор с убийствами, пытками, похищениями людей, арестами и преследованиями по политическим мотивам. Стоит кому-то выступить с критикой абсурдных управленческих решений, как тут же возбуждаются мифические уголовные дела.

Трудно назвать хоть одного оппозиционного политика, особенно из прежней власти, против которого не были бы возбуждены уголовные дела. В мой адрес звучат чудовищные обвинения, возбуждены уголовные дела. И хотя Порошенко, Яценюк знакомы со мной около двух десятков лет, прекрасно знают, что ни в какой коррупции я никогда не участвовал, именно по их указаниям против меня ведутся уголовные преследования, а по сути политического преследования. Именно они боятся моего авторитета в стране. Я долго молчал, не отвечал на проплаченную клевету и обвинения в мой адрес, ждал, когда дела киевских властей в полной красе покажут народу их способности.

Для меня никаких тайн не было. Эти способности были мне хорошо известны. Но я молчал потому, что я хотел, чтобы народ Украины сам дал им оценку. И сегодня эта оценка очевидна. Ни на какую АТО нельзя списать такие ужасающие результаты в экономике и социальной сфере. Только один фактор является здесь определяющим. Если прежнюю власть обвиняли в коррупции, но страна развивалась, и люди ежеквартально получали прибавки к зарплате и пенсиям (кстати, ни один из утвержденных мной социальных стандартов за этот год не был пересмотрен в сторону повышения), то полный провал в экономике можно объяснить только выросшим на порядок разворовыванием страны и абсолютной бездарностью управления.

Я со всей ответственностью могу это утверждать. Расходы на войну – это прекрасный способ оправдать воровство и бездарность управления.

Однако, для простых граждан Украины могу сказать, что запасов вооружений, которые у нас есть, хватит для того, что воевать со всей Европой лет эдак двадцать.

Для меня, как руководителя правительства, была постоянная головная боль, как утилизировать те вооружения, срок годности которых истекал. Вся территория Украины была насыщена воинскими складами, забитыми ракетами, снарядами, патронами. Нынешние киевские власти нашли простое решение этой проблемы. Они предпочитают утилизировать все это разрушая мирные города и села Юго-Востока. Нет слов для возмущения. Это же наша страна. Когда Вы и Ваши боевики захватывали здания областных администраций, никто же не стрелял по Вас из «Градов», с Вами садились за стол и разговаривали, пытались договориться. Может быть, если бы Вас поставили на место – не было бы такой страшной трагедии нашей страны?

И еще об одном хочу сказать совершенно определенно. Нынешние власти, говоря о революции, тем самым признаются в осуществлении государственного переворота потому, что революция не что иное как свержение законно избранной власти. Затем последовало абсолютно незаконное Конституции. Эти два обстоятельства делают нелегитимными не только все последующие акты этой власти, но и выборы Президента и Верховного Совета.

Мало того, что почти полгода на Украине действовал не предусмотренный никаким законодательством исполняющий обязанности Президента, но и этот деятель взял еще на себя ответственность подписать Указ о проведении Антитеррористической операции (АТО), в результате которой погибли десятки тысяч граждан Украины, причинен колоссальный ущерб народному хозяйству, разрушены города и села, заводы и фабрики, угольные шахты и теплоэлектростанции. На фоне этого то, что ставят в вину Януковичу, кажется детскими шалостями.

Конечно, нынешние власти понимают, что рано или поздно отвечать за это придется. Это все понимают и на Украине, и за ее пределами. Поэтому добровольно власть они не отдадут. Ни о каких демократических выборах говорить не приходится. Как они проводят выборы, показал 2014г. Избиения кандидатов, запугивания, фальсификации и террор.

Каждый украинец должен понять, дальнейшее пребывание этих людей при власти опасно для Украины. Они будут провоцировать военный конфликт, а народ должен требовать мира, ибо в мирной обстановке они не способны существовать. Мир позволит приступить к восстановлению экономики Украины. А для этого необходимы люди, умеющие это делать. Вот поэтому следующим требованием должно быть требование досрочных демократических выборов с участием всех политических сил, с их равным представительством в органах массовой информации. Должны быть прекращены репрессии и преследования по политическим мотивам. Альтернативы такому пути нет.

...
Организаторы переворота использовали крайнее средство: расстрел снайперами милиции и участников Майдана. Несмотря на то, что стрельба велась из зданий, контролируемых боевиками, вина за это была безапелляционно, без расследований возложена на Януковича. Вся логика событий это опровергала. Ключевой вопрос в раскрытии любого преступления: кому это выгодно? - был проигнорирован. Но ведь совершенно очевидно, что Януковичу это было совсем не нужно, для него это было абсолютно бессмысленно и губительно. Более того, хорошо зная характер Януковича, могу определенно сказать, что он никогда бы ни решился на это, даже если бы кто-то из его окружения ему это и предложил.

Почему до сих пор не установлены лица, виновные в этом злодеянии? Почему не осуществляется их судебное преследование? Почему молчат западные страны, США? У них ведь есть собственные возможности расследования, свои спецслужбы. Массовые убийства таких масштабов не могли пройти бесследно. В них участвовал не одиночный киллер, а группа профессионально подготовленных убийц. Были организаторы, заказчики, профинансировавшие это убийство. Это ведь не «больная спина» Тимошенко, по поводу которой так долго сокрушались все лидеры западных стран. Почему же в данном случае царит полное молчание?

Ответ был дан в социологическом исследовании, проведенном на Украине совсем недавно. Половина опрошенных считают, что в справедливом расследование этого дела не заинтересованы, прежде всего, нынешние власти Украины, то есть те самые организаторы перевороты, которые и заказали это убийство. Результаты этого социологического исследования показывают, что несмотря на тотальную цензуру, массовое зомбирование со стороны средств массовой дезинформации, здравый смысл у сегодняшних граждан еще есть, и это внушает оптимизм.

Рано или поздно истина в этом ужасном деле будет установлена. Выяснить ее - это моральный долг тех политиков, которые придут на смены нынешней кровавой власти. Все надежды на то, что в течение времени удастся замять такое преступление тщетны. В подобных делах не бывает сроков давности, и скрыть следы преступления такого масштаба просто невозможно.

В связи с реальной угрозой для моей жизни и жизни моей семьи я был вынужден уехать из Украины. Собственно, выбора у меня тогда не было. Машина, в которой ехала моя жена, была обстреляна из автомата. Можно предположить, что эта автоматная очередь предназначалась мне. К счастью, пули попали в двигатель, и только одна из них отрикошетила в лобовое стекло, люди не пострадали. В дом, где жил мой сын, бросали бутылки с зажигательной смесью. Словом, угроза была абсолютно реальная, мне ничего не оставалось делать.

После переворота к власти снова пришли те, кто уже ранее в 2005-2009 гг. показали свою полную неспособность управлять страной на благо ее народа. Скандалы, провокации, коррупция, воровство - вот фирменный стиль этих управленцев. Страна покатилась под откос.

http://antifashist.com/item/nikolaj-azarov.html