Обсуждая произошедшие на этой неделе преобразования в силовых ведомствах, говорят в основном о создании национальной гвардии. Причем последняя часто понимается как структура, созданная исключительно для подавления протестных выступлений, разгона демонстраций и так далее. Между тем, спектр задач нового ведомства, гораздо шире, чем просто проведение силовых операций. Он включает в себя еще, как минимум, осуществление оперативных и контрольно-надзорных функций. Да и появлением нацгвардии преобразования не ограничились — ведь одновременно с ее созданием упразднили ФСКН, а это ничуть не менее, а может быть даже более важное событие.

Очевидно, что несмотря на многообразие стоящих перед нацгвардией задач (о них ниже) приоритетной задачей будет все же охрана правопорядка. Понята и актуальность этой задачи в преддверии выборного сезона. Сейчас уже не вызывает никаких сомнений, что будущие выборы попытаются использовать для обострения обстановки внутри страны. Желающих полно — как внутри России так и за ее пределами.

Однако любой «оранжевый» сценарий возможен только при выполнении одного крайне важного условия: силы правопорядка не должны всерьез подавлять протестующих. Совсем не сопротивляться тоже нельзя — нужна картинка подавления без реального подавления. Так, как это было с «Беркутом» на Украине — стоять в полной экипировке, стучать дубинкой о щит, позволять кидать в себя камни и «коктейли молотова», но не сметь даже швырнуть булыжник в ответ, не говоря о чем-то большем. Если бы «Беркут» просто кидал назад то, что прилетало в него, то революция, скорее всего, не состоялась бы.

Да даже и кидаться бы не пришлось — достаточно было перекрыть центр города, остонавить подвоз продуктов на Майдан, отключить протестующим тепло и электричество, пресечь раскручивание истерики в медиа-сфере. И все, майдан через неделю прекратился бы сам сосбой. В Китае, когда начались выступления в Гонконге действовали, похоже, именно в таком ключе. И все получилось — быстро, тихо, бескровно.

В общем, без хотя бы частичного отключения государственного репрессивного аппарата начинать любое оранжевое мероприятие бессмысленно. Поэтому организаторы и заказчики такого рода мероприятий делали и будут делать все, чтобы этот аппарат в нужный момент не сработал должным образом. На людей, отвечающих за его работоспособность воздействуют всеми доступными средствами — используя взятки, компромат, запугивая, грозя заморозить счета в западных банках, активизируя властные и прочие амбиции, играя на противоречиях и конфликтах и прочее в том же духе. Так было с каждой успешной «цветной революцией», что в Египте, что на Украине, что где-нибудь еще.

И вот сейчас, выходит, одним росчерком пера большая работа отправлена псу под хвост. Создается новое ведомство, в котором все нужно начинать заново. К тому же оно еще и подчиняется напрямую президенту, то есть, ступеней в иерархии, а значит и ключевых фигур, на которые можно воздействовать, стало меньше.

Повторюсь, силовая, правоохранительная функция НГ крайне важна. Однако у ведомства будет еще две функции, оперативная и контрольно-надзорная. Во-первых, на национальную гвардию планируется возложить функцию борьбы с организованной преступностью. Во-вторых, и это очень важно, функции лицензирования и контроля в сфере оборота оружия и частной охранной деятельности. И это уже гораздо интереснее с точки зрения политических подвижек.

Ведь что получается, если сложить два пункта вместе? Получается, ни много ни мало, покушение на «святое», на без всякого преувеличения, два столпа, на которых держится криминальный российский капиталистический класс. Братва (они же ЧОП) и воровство (организованная преступность) — это же основы основ. И что, теперь в эту сферу вторгается государство? Ну или если не вторгается (формально оно уже давно вторглось и все держит под контролем), то по крайней мере явно наращивает свое присутствие.

Для криминального класса это означает как минимум крушение ощутимой части старых коррупционных связей и криминальных схем и необходимость договариваться заново с новыми людьми. А вдруг на этот раз все всерьез и договориться не получится? Это ведь будет совсем другая страна. В общем, масштаб заявки, под которую создается новая президентская спецслужба беспрецедентен. Это историческое событие.

Ну и напоследок о расформировании ФСКН. Такого рода преобразования свидетельствуют об очень серьезных подвижках в самых верхах элиты. Дело в том, что любой крупный элитный клан обязательно «сидит» на оперативно-силовом ресурсе. По-другому просто нельзя — не будет такого ресурса и тебя сожрут те, у кого он есть. У одних кланов есть ход в одни места, у других — в другие. ФСКН был полноценной спецслужбой, со всеми соответствующими полномочиями — возможностью на высшем уровне вести оперативную работу, с доступом к спецсредствам, к прослушке, со своим спецназом и многим другим.

На этом кто-то «сидел». Теперь этот «кто-то» остался не дел, что означает существенное изменение элитной конфигурации и смещение в какую-то сторону элитного баланса. Куда именно сместится этот баланс и что это будет означать для страны покажет время. Остается надеяться, что изменения будут к лучшему. А изменения нужны, потому что жить по старому в условиях уже практически военного времени невозможно.

http://alex-sobolev-82.livejournal.com/24502.html