Доха – Среди дикости отражений сирийской трагедии блистает алмазом простой факт: несмотря на многие уровни разногласий, саудовцы продолжают вести переговоры с русскими. Почему?

Основная причина в том, что вечно параноидальный Дом Сауда чувствует себя преданным американскими защитниками, которые при администрации Обамы, по-видимому, отказались от идеи изоляции Ирана.

Саудовцы не могут осознать разумом колебания непоследовательной политики Вашингтонской Кольцевой, происходящие из-за борьбы между сионистами-неоконами и старыми правящими кругами. Неудивительно, что они могут соблазниться сдвинуться в сторону России. Но чтобы такое случилось, придётся дорого заплатить.

Давайте поговорим о нефти. В смысле энергетики соглашение по нефти с Домом Сауда много бы значило для России. Соглашение могло бы дать Москве дополнительные доходы от нефти на сумму около $180 миллиардов в год. Остальные члены Совета по Сотрудничеству не в счёт: Кувейт представляет собой протекторат США, Бахейн – саудовский заповедник, Дубаи – блестящая прачечная по отмыванию героиновых денег. Сами ОАЭ – богатая группа ныряльщиков за жемчугом. А Катар, по известному выражению «Бандара Буша» – «300 человек и телевизионная станция», плюс приличные авиалинии, которые спонсируют Барселону.

Рияд – со своей паранойей – полностью принял во внимание предполагаемую «политику» администрации Обамы бросить Саудовскую Аравию ради ожидаемых выгод от природного газа Ирана, который, как предполагается, заменит Газпромовские поставки в Европу. Однако этого не будет, ведь Ирану необходимо как минимум  $180 миллиардов долгосрочных инвестиций для обновления энергетической инфраструктуры.

Москва, со своей стороны, тоже полностью учитывает то, как Вашингтон блокировал Южный поток. Он пытается и Турецкий поток заблокировать. Кроме того, Вашингтон оказывает давление на Финляндию, Швецию, Украину и Восточную Европу, чтобы те и далее продолжали вооружаться в НАТО против России.

Король отправляется к Владу

С точки зрения Дома Сауда, основных факторов три. 1) Общее ощущение «красной тревоги», поскольку они лишились привилегированных отношений с Вашингтоном, а следовательно,  не способны теперь проводить внешнюю политику США на Ближнем Востоке. 2) Они находятся под большим впечатлением от стремительной антитеррористической операции Москвы в Сирии. 3) Они как чумы боятся нынешнего альянса Россия - Иран, у них нет средств на него повлиять.

Это и объясняет, почему советники Короля Салмана продавливают мнение, что у Дома Сауда намного лучшие шансы контролировать Иран по всем вопросам – от «Сирака» до Йемена – если он укрепит более тесные связи с Москвой. На самом деле, Король Салман может нанести визит Путину ещё до конца года.

С другой стороны, приоритеты Тегерана в том, чтобы продать как можно больше газа. Это делает Иран естественным конкурентом Газпрома (не сейчас, поскольку дополнительный экспорт пойдёт в Азию, а не в Европу). По природному газу конкуренции между Россией и Саудовской Аравией нет. А вот нефть – другое дело; российско-саудовское партнёрство будет иметь смысл в рамках ОПЕК – но только если они смогут договориться относительно сирийской трагедии.

Одна из нераскрытых историй недавней дипломатической суеты из-за Сирии – о том, как Москва втихую работала за сценой над смягчением позиции и Саудовской Аравии, и Турции. Именно в этом было дело, когда министры иностранных дел США, России, Турции и Саудовской Аравии встретились ещё до Вены.

Вена стала решающим моментом не только потому, что за столом переговоров впервые был Иран, но и из-за присутствия Египта – кстати, освежённого из-за недавнего открытия новых нефтяных месторождений и укрепляющего восстановленные связи с Россией.

Абсолютно решающим пунктом стал параграф, включённый в окончательный вариант Венской декларации: «Этот политический процесс будет возглавляться сирийцами и проводится сирийцами, и сирийский народ решит будущее Сирии».

Не случайно, что только российские и иранские СМИ преподнесли этот параграф с нужной важностью. Да потому, что это означает кончину навязчивой идеи смены режима, во многом к разочарованию американских неоконов, Эрдогана и Дома Сауда.

Это отнюдь не означает, что альянс Россия - Иран на 100% разделяет взгляды по Сирии. На этой неделе командующий Корпусом Стражей Исламской революции генерал-майор Мохаммад Али Джафари снова пояснил, что Иран не видит альтернативы Башару аль-Асаду как руководителю Сирии. Он даже признал, что Москва может полностью не разделять это мнение – а именно это говорит представитель российского МИДа Мария Захарова.

Но не это главное. Главное – кончина варианта смены режима, и сделала это Москва. И это же оставляет Путину свободу рук в дальнейшей выработке крайне искусной стратегии. Он позвонил в среду Эрдогану, чтобы поздравить его с победой его самого и его партии AKP на выборах. Это значит, что теперь Москве точно есть с кем говорить в Анкаре. И не только о Сирии. Но и о газе.

Путин и Эрдоган проведут ключевую встречу по энергетике на саммите G20 15 ноября в Турции, а ещё пройдёт и визит Эрдогана в Москву. Можно делать ставки на то, что соглашение по Турецкому потоку – наконец-то – будет к концу года заключено. И по северной Сирии Эрдоган был вынужден признать железные аргументы России, что никакая схема с бесполётной зоной никогда не пройдёт.

Склоняясь к Мекке

И сказанное ставит перед нами крупную проблему: Дом Сауда.

Стена молчания окружает главную причину, почему Саудовская Аравия бомбит Йемен и вторглась туда – воспользоваться нетронутыми нефтяными запасами Йемена на пару с Израилем, и никак не меньше. Не упоминая уж о стратегической глупости выбора войны с такими несомненными воинами, как хуситы, которые посеяли панику в рядах весьма трогательной, битком набитой наёмниками саудовской армии.

Рияд, оглядываясь на Америку, даже решился нанять Academi – бывшую Блэкуотер – чтобы набрать обычных наёмников аж в Колумбии.

С самого начала существовали подозрения, теперь ставшие очевидностью, что основное действующее лицо в дорогостоящей йеменской неудаче – ни кто иной, как принц Мохаммад бин Салман, сын Короля, которого отец отправлял встретиться с Путиным с глазу на глаз.

В довершение неразберихи, йеменская неудача положила начало какой-то теневой игре фанатиков в Рияде с участием тех, кого правление Салмана отодвинуло в сторону, в частности, клан бывшего короля Абдуллы. Отвратительная неразбериха, которую ещё и начали представлять.

А в это время Катар продолжает вопить, поскольку он рассчитывал на Сирию, как пункт назначения своего столь желанного газопровода для европейских потребителей, или уж, по меньшей мере, как транзитный хаб на пути к Турции.

С другой стороны, Ирану нужны и Ирак и Сирия для конкурирующего газопровода Иран-Ирак-Сирия, поскольку Тегеран не мог полагаться на Анкару, пока был под санкциями США (теперь это изменится и быстро). Дело в том, что Иран в ближайшем будущем не заменит Газпром в качестве основного поставщика ЕС. Но конечно, если когда-нибудь такое случилось бы, это стало бы жестоким ударом для России.

В смысле нефти Россия и саудовцы – естественные союзники. Саудовская Аравия не может экспортировать природный газ, вот Катар – может. Чтобы привести в порядок финансы – ведь даже МВФ знает, что они катятся в пропасть – саудовцам придётся сократить на десять процентов производство (вместе с ОПЕК), договорившись с Россией; тогда цена на нефть более чем удвоится. Десятипроцентное сокращение обеспечит Дому Сауда целое состояние.

Итак, и для Москвы, и для Рияда соглашение о цене нефти, чтобы в итоге поднять её до  $100  за баррель, имеет большой экономический смысл. По-видимому, в обоих случаях это может оказаться даже вопросом национальной безопасности.

Но сделать это будет нелегко. Недавние сообщения ОПЕК дают оценку стоимости сырой нефти на 2015 год в среднем  $55 и рост на  $5 в год, только к 2020 году достигая  $80. Такое положение дел не устраивает ни Москву, ни Рияд.

В то же время, провоцируя всевозможные дикие предположения, ИГИЛ/ИГ/Даеш ухитряется получать до $50 миллионов в месяц от продажи нефти с месторождений, которые контролирует в «Сираке», – так говорят самые обоснованные оценки специалистов в Ираке.

Тот факт, что этот мини-халифат способен привезти оборудование и технических специалистов из «заграницы», чтобы поддержать работу своего энергетического сектора, вполне достоверен. «Заграница» в данном контексте означает, по сути» Турцию – инженеры, плюс оборудование для добычи, очистки, транспортировки и производства энергии.

Одна из причин происходящего в том, что возглавляемая США Коалиция Сомнительных Возможностей – с участием Саудовской Аравии и Турции – на само деле бомбит сирийскую государственную энергетическую инфраструктуру, а не владения мини-халифата. Итак, у нас вошедшие в поговорку «международные действующие лица» в регионе де-факто оказывают помощь ИГИЛ/ИГ/Даеш в продаже контрабандной нефти по цене $10 за баррель.

Саудовцы – как и русская разведка – отмечали, каким образом ИГИЛ/ИГ/Даеш могут получать самое передовое оборудование США, на изготовление которого требуются месяцы, и просто сразу же задействовать его. Это заставляет предположить, что они, должно быть, прекрасно подготовлены. В то же время Пентагон отправляет и будет отправлять высших военных чинов по всему «Сираку» с общим посланием: если вы выбираете Россию, мы вам помогать не будем.

Со своей стороны ИГИЛ/ИГ/Даеш никогда не говорят об освобождении Иерусалима. Всегда только о Мекке и Медине.

Так что будьте уверены, на возможные договорённости России с саудовцами указывает много большее, чем видно на первый взгляд.

http://polismi.ru/politika/bolshoj-blizhnij-vostok/1241-chto-za-krupnoe-soglashenie-rossii-i-saudovtsev.html