В апреле 1945 года Муссолини надиктовал французскому фашисту Бартелеми своё политическое завещание. В нём он горько сожалел, что в 1942 году не смог уговорить Гитлера заключить мир со Сталиным и взять СССР в фашистский союз. Ещё одно сожаление дуче – что в фашизме было мало социализма, и что он и Гитлер вовремя, как Сталин, не репрессировали военную верхушку.

Буквально за несколько дней до казни Муссолини тот несколько дней провёл в обществе французского фашиста Виктора Бартелеми. Разговоры с дуче послужили основой для книги Бартелеми (Du communism au fascism). Она была выпущена небольшим тиражом в Париже только в 1978 году, и осталась малозаметной. Между тем, эту книгу часто называют «духовным завещанием дуче».

Автор этой книги – очень заметная фигура в европейской политике ХХ века. Виктор Бартелеми в 1930-е годы был видным французским коммунистом, членом Коминтерна и секретарём Пальмиро Тольятти (генсека итальянской компартии). Он хорошо знал лидеров СССР, много общался с Бухариным и Радеком. В начале 1930-х Бартелеми разочаровывается в СССР, говоря, что «советская революция переродилась в госкапитализм с правящим бюрократическим классом». Но главное, он заподозрил Сталина в желании завоевать Европу и «насадить в ней азиатские порядки». Он решает, что единственная политическая сила, способная остановить СССР – это фашизм.

В 1936 году Бартелеми примкнул к Французской народной партии Жака Дорио, возглавив парторганизацию в Ницце. Он, как и PPF в целом, поддержал нацистскую оккупацию Франции. Участвовал в создании французского Легиона, воевавшего против СССР.6 июня 1944 года Бартелеми бежал из Парижа на север Италии. Оставался в ближайшем окружении Дорио, представлял PPF при правительстве Муссолини в Республике Сало.

После окончания Второй мировой Бартелеми отсидел несколько лет в тюрьме за коллаборационизм. Выйдя из заключения, стал духовным лидером крайне правой, террористической организации ОАС. В 1972 году Виктор Бартелеми стал создателем Национального фронта. В течение нескольких лет был генеральным секретарём партии и формально вторым лицом после Жан-Мари Ле Пена, но на самом деле до самой своей смерти в 1985 году Бартелеми был истинным  лидером НФ, просто предпочитая в силу возраста оставаться в тени. Организационная структура и идеология Национального фронтапочти повторяли PPF – это сочетание крайне левых и синдикалистских (в первую очередь в экономике) и фашистских (итальянского образца) идей.

Приведём краткую суть политического завещания Муссолини, записанного Бартелеми в апреле 1945 года.

«Как только нас представили, дуче сразу приступил к делу. Я счастлив беседовать с французским фашистом, – сказал он.

Бартелеми посетовал, что фашистом Европы не удалось создать организацию, подобную Коминтерну. Муссолини ответил, что есть большая разница между коммунистической и фашистской концепциями. Коммунизм основан на двух идеях: на борьбе классов и интернационализме. Фашизм же отверг борьбу классов, и двигателем истории он рассматривает национализм. Фашизм не интернационален.

Первой большой задачей фашизма было сделать из Италии Большой Дом. Фашизм должен был раздобыть для своего народа территории, необходимые для его экспансии, и дать материальные и духовные средства для их защиты.

Муссолини вспомнил о своих ошибках. «Мы недостаточно далеко продвинули наш социализм. Мы не урезонили наших капиталистов. В 1922 году они нас приняли за спасителей. Благодаря фашизму, тому порядку, что он установил, они смогли хорошо раскрутиться и скандально обогатиться. И когда мы оказались в трудном военном положении, они замыслили против режима заговор 25 июля (1943 года – БТ; заговор аристократии и военных, свергнувших Муссолини).

Мы не дали народу его часть власти. Не ту глупую и бесполезную власть избирательного бюллетеня, но признание его доли в средствах производства, предприятиях. Я ещё задолго до 25 июля чувствовал, что надо вернуться к истокам фашизма. И тут испугались те, кто почувствовал угрозу, что у них могут отобрать их незаслуженные привилегии. Большие шишки – Аньелли, Пирелли и многие другие».

Затем Муссолини вернулся к тому, что его терзало. «Ах, если бы меня тогда послушали! Мы заключили бы мир с Россией. В этой войне не русские являются нашими врагами, а Англия и США. Начиная с 1942 года я упрашивал Гитлера заключить мир с Россией. Сталин, я знаю, только об этом и мечтал. И Россия после всех полученных ею ударов в 1941-42 годах больше не представляла собой угрозу для Европы.

Но Гитлер был одержим Россией! Немцы замечательные солдаты, лучшие в мире. Они великолепные организаторы. Но они ничего не мыслят в политике. И потом, они придерживаются предвзятых мнений, от которых не желают отступиться. Гитлер был одержим идеей, что Англия – это расовая сестра, с которой можно и нужно договориться, а Россия – это страна дикарей, недочеловеков, чьи территории надо отдать под поселенческие колонии европейцев. В этих двух пунктах он ошибается. Англия – самая эгоистическая, самая беспощадная нация, которая есть на земле. Что же до русских, то неправда, что они дикари. Россия произвела на свет великих учёных, музыкантов, гениальных писателей. Я первым в Европе установил дипломатические отношения с Советами и совершенно об этом не жалею.

Муссолини злился на военных. Гитлер считал, что те его предали, а Муссолини вообще считал их ни на что не годными. Из трёх диктаторов только один Сталин, несмотря на казни, в конце концов стал работать в тесном контакте с военачальниками».

Последняя встреча Бартелеми и Муссолини произошла за пару дней до казни поледнего. «Ах, если бы меня только послушали. Уже два года – слышите? – два года мы были бы в мире с Россией. Мы выиграли бы войну. С русскими мы бы договорились. Сталин – кто угодно, только не дурак. Остальные – все дураки».

27 апреля 1945 года Муссолини казнили члены Сопротивления.

http://ttolk.ru/?p=22790