Вчера в твиттере я написал, что любая серьезная борьба с наркоманией должна начинаться с декриминализации марихуаны. Так как тема чувствительная, я сразу же получил как одобрение, так и критику в свой адрес, а также просьбу описать свою позицию поподробнее. Один из постоянных читателей Политрэша, солидарный с моей позицией, даже написал и прислал мне развернутый пост на эту тему. Ниже я публикую его со своими дополнениями:

Сразу объясню, что такое Декриминализация, и в чем ее отличие от легализации.

Декриминализация — юридическая переквалификация уголовно наказуемых деяний и перевод их в разряд административных или дисциплинарных. Легализация же — полное узаконивание. Когда речь идет о декриминализации — это означает, что вещество остается запрещенным, а его оборот незаконным, однако в качестве наказания не может применяться длительное тюремное заключение или другие суровые меры наказания. Нашли косяк? Заплатите мелкий штраф. Поймали на продаже? Получите административный арест или крупный штраф. Именно такой подход, например, набирает популярность во все в большем числе штатов США:

1

Зачем это нужно? Для того, чтобы специализированные подразделения по борьбе с наркотиками, в нашем случае ФСКН, занимались делом, а именно настоящими наркотиками, а ерундой не занимались.

Статья 2012 года: «По данным ФСКН, более 18,5 млн россиян хоть один раз в жизни пробовали наркотики, 8,5 млн человек употребляют их эпизодически. Из этих 8,5 млн человек 800 тыс. имеют зависимость от наркотиков опиатной группы, 1,5 млн употребляют синтетические наркотики, остальные, в основном, марихуану.»

Не совсем понятно, как можно эпизодически употреблять героин. Его или колешь регулярно или иногда, между попытками вылечиться. Видимо, здесь имелось ввиду все-таки не эпизодическое, а регулярное употребление. От 1 раза в неделю до нескольких раз в день.

8.5-0.8-1.5=6.2 млн. Это значит из 8.5 млн регулярных потребителей наркотиков, 72% (6.2 млн) потребляет марихуану.

Берем данные с сайта Госкомстата. Людей в возрасте от 15ти до 49 лет у нас около 73 млн в стране. Таким образом около 8,5% взрослого населения регулярно курит траву. Почти каждый десятый.

Большой вопрос в том, как ФСКН считал этих людей. Или как обычно опрашивал 141 человека, и умножал на миллион. На самом деле курят очень многие. Если бы вы знали сколько людей курят травку хотя бы раз в неделю, вы бы решили, что «курит почти все страна». Но даже официальная цифра 8,5% говорит о многом. По сравнению с 0.875% потребителями героина, которые в силу своего специфического внешнего вида легко узнаваемы и, кажется, заполоняют все дворы и подъезды периферийных районов промышленных городов. Курильщиков травы же внешне сложно узнать – это обычные, ничем не примечательные люди.

Но при этом всем опасность марихуаны для людей несравнимо меньше, чем опасность для людей алкоголя или табака, хотя они и не находятся вне закона (об этом, кстати, довольно много пишет Фрицморген). Если кратко, ситуация выглядит так:

2

Из рисунка видно, что смертельная доза героина примерно в 5 раз выше разовой. А с учетом того, что героин иногда к потребителям доходит чистый, получить передозировку чистым, вместо обычного мешанного – проще простого. И это часто происходит с наркоманами. Смертельная же доза марихуаны в 1000 раз больше разовой. Если взять за разовую дозу косяк, то вам чтобы умереть от марихуаны надо разово скурить 1000 косяков. Чтобы умереть от марихуаны надо очень постараться, это практически нереально и достойно, как минимум, премии Дарвина.

А теперь посмотрим на другую ось графика, ось зависимости.

Зависимость от марихуаны не сильнее зависимости от кофе (кофеина), или закиси азота (дышат из шарика и потом смеются, в прошлом году было модно в московских клубах), или MDMA (многим слово экстази будет знакомее – это оно и есть).  И гораздо слабее алкоголя, кокаина, никотина, морфина и героина.Но почему-то люди не жалуются государству на зависимость от кофе, зависимость от сигарет и алкоголя. Потому что в их сознании это законные вещи, такие же как кушать обед и заниматься сексом. В массовое сознание внедрили мифы о том, что травка опасней алкоголя и сигарет. Кому это выгодно? Это выгодно компаниям по продаже кофе, сигарет и алкоголя.

Где по-вашему потребитель берет марихуану? Конечно, он ее покупает. Таким образом 8,5% (6.2 млн) сознательного населения страны потенциально преступники. А из этих 8,5%, некоторые ее еще и продают, это уже более тяжкое преступление (против здоровья граждан, по квалификации УК).

Наверное, многим стало интересно: «А почему тогда марихуана вне закона, если менее вредна? Раз запретили значит опасней!!!» Не совсем так.

Вот что пишет об этом Анатолий Вассерман. Рекомендую вам по ссылке прочитать всю статью: «В момент введения «сухого закона» наркомания нигде в мире не считалась действительно опасной — иначе, наверное, его авторы сосредоточились бы на её искоренении, а до спирта просто руки не дошли бы. Наркотики в СГА запретили скорее «за компанию» — по пути к запрету алкоголя.

Но после указа Рузвельта компания распалась. Алкоголь вернулся в легальное русло. Прочие же наркотики остались вне закона. И люди, обитающие там же, с радостью ухватились за новый способ заработка. Более того, вся мощь правоохранителей, ранее распылённая по всему антиалкогольному фронту (то есть по всему населению страны), сосредоточилась на сравнительно небольшом участке. Барьеры заметно выросли. И в соответствии с законами экономики многократно выросла доходность дурманного рынка.

Теперь уже сами преступники оказались заинтересованы в том, чтобы их деятельность продолжала считаться преступной. Рассказывают даже (хотя по понятным причинам рассказы эти пока не нашли документального подтверждения), что во всём мире организованная преступность тратит на лоббирование антинаркотических законов даже больше, чем на лоббирование законов антиоружейных (как известно, рост владения оружием самообороны — прежде всего скрытого ношения пистолетов и револьверов — неизменно влечёт за собой падение уровня насильственной преступности, причём одновременно растёт доля преступников, застигнутых с поличным, среди убитых и раненых).

По мере ужесточения охоты на наркотики в СГА всё больше распространялась наркомания. В конце концов она достигла размаха, явно угрожающего стабильности всего общества. Людей, ни разу не сталкивавшихся с наркотиками, в стране почти не осталось. Соответственно и доля страдающих необратимой зависимостью возросла многократно.

Между тем в странах, не охваченных праведной паникой, наркотики вовсе не представляли столь же серьёзной опасности. Так, в Великобритании, чья культура лежала в основе американской, любой врач имел право выписать рецепт на наркотики даже заведомому наркоману, если всерьёз полагал, что без дурмана тому действительно не обойтись. И доля наркоманов никогда не была заметна на фоне прочих душевных расстройств. Да и преступлений на почве наркомании было ничтожно мало. А уж преступления ради денег на очередную дозу и вовсе были невероятной экзотикой: те гроши, которые стоили ампулы и порошки в любой аптеке, куда легче добыть сравнительно честным путём.

В 1950-е годы, переболев очередной волной гонения на коммунистов, власти СГА перебросили свой праведный гнев на наркоманов. Те стали массово перебираться через океан. Язык почти одинаковый, многие обычаи знакомы — а привычное зелье можно добыть без малейших проблем.

Организаторы антинаркотической кампании бурно вознегодовали: намеченные жертвы ускользают! Они надавили на Великобританию (к тому времени уже практически утратившую статус великой державы и зависимую от американской политики) и добились принятия там почти точной копии своих законов. Естественно, через пару лет британская наркомания росла американским темпом.

Наркоманы из обеих стран разбежались по государствам, где законы были разумнее. Гнев американских борцов следовал за ними. В считанные годы почти весь западный мир под давлением самой влиятельной его державы принял сверхжёсткие антинаркотические законы. И отрасль, ещё недавно мало кого интересовавшая (те же мак, кока, эфедра и конопля росли сами собою в количествах, вполне покрывавших скромный повседневный спрос), стала одной из крупнейших (и преступнейших) в мире. Да и смертность от наркотиков выросла многократно. Словом, дорога, вымощенная благими намерениями, в очередной раз привела туда же, куда вела на протяжении всей истории человечества.»

Еще как-то мне попадалась статья, в которой говорилось о том, что запрет на наркотики и в частности марихуану в США введен (или вовремя не выведен) чтобы иметь возможность правового воздействия на темнокожее население, поскольку чаще всего они являлись дилерами, и основными потребителями в начале прошлого века.

На мой взгляд, в действительности имели место быть оба варианта в некоем симбиозе. Но это не так важно. Важно то, что незаконность марихуаны появилась из воздуха, и изначально в совершенно других целях, нежели забота о здоровье граждан. Сейчас же слишком много людей (привет сотрудникам ФСКН) имеют свой хлеб на ее незаконности.

Обратимся еще раз к статистике ФСКН за 2012 год.

3

Ни для кого не секрет, что часть изъятых (но не доложенных в общую кучу) вещдоков ФСКН отправляется на реализацию своим карманным барыгам или же употребляется изымателями. Хотя, разумеется, это не касается всех сотрудников антинаркотической службы.

Теперь информация с замечательного сайта Росправосудие:

По преступлениям, связанными с наркотиками, в суды попадают около 100+ тысяч людей в год, это примерно 10+% всех осужденных по уголовным статьям. Всего в нашей базе 150 000 решений по соответствующим статьям. Давайте посмотрим на какие наркотики приходится основная доля приговоров.

4

То есть почти половина приговоров, 40%, касается марихуаны и гашиша — наркотиков, которые не несут в себе какой-либо угрозы обществу. Сложно подсчитать, сколько именно человек ежегодно оказываются в тюрьмах по этим делам, но вряд ли будет преувеличением сказать, что ежегодно несколько десятков тысяч человек оказываются в местах не столь отдаленных из-за хранения или сбыта марихуаны. В большинстве своем это молодые люди, находящиеся в наиболее активном с экономической и репродуктивной точки зрения возрасте. Ущерб экономике и обществу от их пребывания в тюрьме, на мой взгляд, очевиден.

Существуют общепринятая гипотеза, что потребители наркотиков начинают с анаши, продолжают героином, а когда у них начинаются реальные проблемы с деньгами переходят на употребление дезоморфина.

С тем же успехом можно сказать, что 100% умерших людей пили воду и все дело в ней. Или все наркоманы начинают с пива и переходят на героин, т.к. почти все героиновые наркоманы пили пиво. Совершеннейшая глупость. Президент Клинтон однажды признался: в юности пробовал курить марихуану, но не затягивался. Первой части его признания поверили все.

Советую прочитать и эту статью тоже, в конце там делается интересный вывод:

Похоже верна теория, что наркоманы потребляют те наркотики, к которым у них есть непосредственный доступ. Если в огороде растет конопля — они курят марихуану (или гашиш), если есть бесперебойные поставки героина и немного денег — то вводят героин, если денег нет и ничего не растет вокруг — употребляют дезоморфин. Наличие достаточного числа квалифицированных химиков и плохой погоды приводит к производству и потреблению синтетических стимуляторов, включая различную экзотику типа china white и винта. Психоделики вроде LSD или мескалина встречаются в основном в кино, либо их потребители намного успешнее избегают правосудия.

В регионах, расположенных рядом с Восточным Казахстаном, стабильно употребляют гашиш.  Лидерами являются — Бурятия (90 процентов всех приговоров -  за гашиш и марихуану) и Тува. Отсюда.

Я попытался с разных сторон подойти к рассмотрению проблем, которые потенциально несет марихуана для общества. Попытался найти причины, по которым нельзя ее декриминализовать. Но причин этих не больше, чем причин для криминализации алкоголя или никотина. Вред марихуаны для общества сильно преувеличен и раздут, во всяком случае, очевидно, что ущерб от ее криминального статуса для общества гораздо выше.

P.S. К сожалению, декриминализация марихуаны в России — вряд ли дело сегодняшнего или завтрашнего дня. Тем не менее, я уверен, что через лет 15 Россия к этому неизбежно придет, равно как придут и подавляющее большинство стран мира (хотя там это произойдет раньше, что показывает нынешняя ситуация в США). Впрочем, это не значит, что не надо ничего делать и просто сидеть ждать. Можно и нужно использовать те инструменты, которые уже существуют. К примеру, создать соответствующую петицию на портале «Российская общественная инициатива» и попытаться собрать 100 000 подписей. Понятно, что Госдума в ее нынешнем виде эту инициативу вряд ли одобрит, но сам факт вынесения подобного предложения на рассмотрение уже будет говорить о многом.

http://politrash.ru/989/