У Высоцкого в одной из песен упоминаются срока огромные, которые брели в этапы длинные. На момент его рождения это соответствовало действительности. Правда, стоит отметить, что так называемые «политические», т.е., осуждённые по 58-й ст. УК РСФСР и соответствующим ей статьям УК союзных республик, составляли меньшинство, в принципе, это была самая малочисленная группа зеков.

Самыми многочисленными были так называемые бытовики, то есть, люди, не являющиеся профессиональными преступниками, но совершившие разные общеуголовные преступления — убийства и нанесение тяжких телесных повреждений (например, в пьяной драке), кражи (того, что плохо лежало, без наводки и планирования), спонтанные грабежи и разбои, изнасилования. То есть, был гражданин Пупкин нормальным фрезеровщиком на заводе, не стахановцем, но и не отстающим, а вот на 20-ю годовщину революции ужрался, подрался с соседом Тютькиным и тюкнул того рессорой от БелАЗа стальным прутом по кумполу. А тот проявил несознательность и дуба дал.

Пупкину выписали лет 8 в какой-нибудь Норильлаг (где, в силу суровых условий, каждый год для здоровья обходится как 5 на воле), крепить оборонный потенциал Родины, и едва ли кто может всерьёз назвать его невинной жертвой ежовщины и лично тов. Сталина. А таких пупкиных было большинство сидельцев, только в 1946 году на какое-то время они стали второй по численности группой, уступив первое место коллаборационистам времён войны (которые тоже по разряду невинных барашков не числятся).

А ведь совсем незадолго до того, лет за 10-12, за бытовуху, даже тяжёлую, выписывали совсем даже смешные сроки. Вот за вооружённый налёт с мокрухой можно было и зелёнку на лоб заработать, но этим занимались не поддатые Пупкины, а профессиональные воры. А Пупкин за пьяное убийство мог ограничиться пятёрочкой, с правом на УДО. Причём, не в ГУЛаге, за неимением такового до самого начала строительства Беломорканала. Был один лагерь СЛОН на Соловках для контрреволюционеров, подлинных и мнимых, а уголовнички сидели по домзакам в условиях, приближённых к санаторным. Кормили-поили, да и к труду не привлекали.

И не по разгильдяйству, а по самым что ни на есть идеологическим причинам. Не будем забывать, что ВКП (б) возникла как левое крыло российской социал-демократии. До чисток 1935-38 гг. убеждённые коммунисты составляли большинство если не среди всех членов, то по крайней мере, в руководящих органах партии. А левые, одновременно с поддержкой ограничения экономической свободы, поддерживают предоставление личной свободы, особенно представителям ранее угнетённых классов.

Вот тут одна табличка любопытная по 20-м годам. Отсюда.

Скажете, фигня, мол, хулиганство. Но дело в том, что в 1925 году хулиганы не ограничивались трёхбуквенными граффити на заборах. Вот несколько иллюстраций из того же источника.

З., 18 лет, с 6-ю рабочими подростками заводов ворвался в рабочий клуб, буйствовал, бросал кирпичами, ругался, избивал пионеров и служащих; во время спектакля в клубе шайка З. врывалась в зал, учиняя здесь драки и терроризируя посетителей клуба, это происходило систематически и организованно. П., 23 лет, устраивал неоднократно с товарищами драки и дебоши в нетрезвом виде, в пивной ранил ножом одного из товарищей в драке и попортил имущество пивной. Возле Ростова группа хулиганов ворвалась в дом отдыха, стала дебоширить и избивать отдыхающих

В Казани хулиганы сорвали агитационный полет, закидав палками и камнями самолет и пилота «Осоавиахима», в Новосибирске разогнали комсомольскую демонстрацию, а в Пензенской губернии развернули настоящую «рельсовую войну»: разбирали железнодорожное полотно и подкладывали шпалы на пути проходивших поездов в Пензе и Рузаевке. За весну 1925 года им удалось пустить под откос три поезда: в марте около станции Сура сошел с рельсов скорый поезд (два человека умерли, девять были ранены), в апреле произошло крушение товарного поезда № 104, а в мае по той же причине сошли с рельсов паровоз и четыре вагона

Типичным явлением стало совершение из хулиганских побуждений таких преступлений, как убийство, бандитское нападение, поджог. И конечно, во всей «красе» показали себя хулиганы в изнасилованиях женщин, по преимуществу групповых. Как отмечали криминологи 1920-х годов, хулиган из рабочей среды «был весьма распущен в половом отношении и он насилием поганит раскрепощенную женщину». Любимым развлечением было устройство «тюльпана»: хулиганы ловили девушку, завязывали ей юбку над головой и бросали в кусты ногами кверху.

В Нижнем Новгороде 14 хулиганов изнасиловали пьяную девушку.

В Пскове в 1926 году хулиганы случали с собакой 11-летнюю девочку, причем, как писала местная газета, «подобные случаи наблюдаются в том или ином месте каждый день». В сентябре того же года там же толпа хулиганов поймала беременную женщину, ее уложили на кровать и ставили ей банки на живот.

В Ростове три девушки-работницы 17 – 23 лет для «смеха» помогали пьяному рабочему насиловать свою подругу.

В Тверской губернии группа молодежи на вечеринке в доме некой Бороздкиной изнасиловала «тупоумную девушку, причем после насилия повалили ее на пол и стали лить ей в половой орган воду, скип***р, деготь, квас, разведенные дрожжи». Присутствовавшая при этом гражданка Морозова заставила 13-летнего мальчика остричь насилуемой волосы.

В Перми 62 человека, в возрасте от 11 (!) до19 лет под постоянными угрозами в течение почти года насиловали, по 10 – 15 человек за раз, 16-летнюю девушку.

на заводе им. 1 мая в Смоленске трое молодых рабочих вошли утром в цех и «ради шутки», «без прямого умысла», один из них бросил в станок камень. После этого они ушли, а когда был станок включен, он полностью вышел из строя, и цех не мог работать. Потом один из троицы вернулся и опять-таки «пошутил»: бросил в работающий основной агрегат кусок рельса, что парализовало работу уже всего предприятия.

Машинист завода «Красный строитель» в Перми тоже «ради шутки» выпустил из котла пар и на несколько часов остановил работу всего завода и т.д.

В общем, полный набор тяжких и особо тяжких преступлений: от реального особо злостного хулиганства, до изнасилования при отягчающих обстоятельствах, а также вредительства на производстве и диверсий на железной дороге (привет ещё не существовавшей на тот момент 58-й статье, её самым что ни на есть подрасстрельным пунктам). И всё это не из принципиального неприятия Советской власти, а озорства ради, показать «удаль молодецкую».

Естественно, вопль милиции и законопослушных граждан рано или поздно достиг нужных ушей. Почин дал С.М.Киров, в 20-е годы и до смерти в конце 1934 г. — глава ленинградской партийной организации. Он применил то, что в период перестройки называли телефонным правом. В 1926 году группа хулиганов пустила на хор некую Любовь Белякову. Судя по числу осуждённых, её насиловало не менее 25 человек.

Но Киров распорядился, чтобы их судили не за хулиганство и не за изнасилование, что давало им шанс отделаться смешными сроками, а, воспользовавшись тем, что потерпевшая была комсомолкой (как и большинство подсудимых, кстати, один из которых — Константин Кочергин — был даже секретарём ячейки ВЛКСМ на заводе «Кооператор»), за контрреволюционный бандитизм (то есть, по той же статье, по которой судили захваченных в Средней Азии басмаческих курбаши и лютого сибирского атамана Бориса Анненкова с подельниками). Семерым намазали лоб зелёнкой, 18 получили очень серьёзные сроки причём, на Соловках, двое оказались как бы ни при чём, и их оправдали.

После этого по стране прокатилась серия репрессий против хулиганов, и на некоторое время — до войны, по крайней мере — уровень уличной преступности серьёзно снизился. А вскоре был принят новый УК, гораздо более суровый, чем прежний, а начало индустриализации покончило с санаториями для уголовников, стране понадобилось очень много рабочей силы в тех местах, где её ранее вовсе не водилось, вроде Норильска.

А при чём тут заголовок? А вот при чём: хулиганы в СССР не были засланцами польской дефензивы и румынской сигуранцы, они выросли из рядов обычного grassroot населения, которое как бы и не сильно осуждало проявления молодеческой удали в таких формах, до тех пор, пока это не касалось их лично. Примерно, как в современных диаспорах части южных народов на территории европейских стран от Москвы до Парижа. А безнаказанность в виде смешных санкций сделала остальное. То есть, не приложив усилий к пресечению негатива в своей среде, не ущучив родных гопников в зародыше, публика вынудила власти драконизировать законодательство...

http://steissd.livejournal.com/1986994.html