Новый закон о шпионаже коснется всех?

«Антишпионский» законопроект, принятый депутатами Госдумы в первом чтении, позволит отправить в места не столь отдалённые любого законопослушного гражданина. Так считают правозащитники из многочисленных неправительственных организаций, деятельность которых поддерживается западными грантами. Представители спецслужб считают иначе: законопроект буква в букву списан с аналогичных актов, принятых во вполне демократичных США, Израиле и Японии, и направлен исключительно против тех, кто, образно говоря, «торгует родиной», сбывая за рубеж информацию непубличного свойства.

Если законопроект окончательно станет законом – а о том, что так и будет, свидетельствует дружное депутатское голосование 449 карточками из 450, – то изменения будут внесены в две статьи Уголовного кодекса – в 275-ю и 276-ю. Первая из них – «государственная измена» – применяется к российским гражданам, вторая – «шпионаж» – к иностранцам и лицам без гражданства. Кроме того, в УК появится и новая статья – 283 часть 1 – «незаконное получение сведений, составляющих гостайну». Эта статья позволит наказывать тех, кто станет вытягивать из законопослушных граждан сведения «путём похищения, обмана, подкупа, шантажа, принуждения либо угрозы насилия». Впрочем, тем, из кого сведения вытянут, тоже попадёт.

…расследуя разнообразные шпионские дела, в которые были вовлечены наши граждане, представители органов всё чаще сталкивались со схемой, когда сбор информации шёл «по цепочке»

Представлял законопроект депутатам Госдумы статс-секретарь ФСБ Юрий Горбунов. О том, насколько убедительно он это сделал, свидетельствует единогласное голосование – не голосовала одна-единственная карточка изгнанного накануне депутата Гудкова. Что именно говорил Горбунов народным избранникам, представляя «антишпионский акт», сказать сложно – накануне голосования в профильном комитете законопроект разнесли в пух и прах, так что статс-секретарю, по всей видимости, пришлось поискать какие-то особенные слова.

У Крашенинникова подвергли законопроект остракизму неспроста: за несколько лет там успели изучить его слабые стороны. Кроме того, некоторые члены комитета хорошо помнят, как в пояснительной записке к законопроекту четыре года назад его авторы – юристы Федеральной службы безопасности – объясняли появление «антишпионского акта». Мол, действующая редакция 275-й и 276-й статей УК не позволяет применять их к более широкому кругу лиц – привлекать по ним шпионов ещё туда-сюда, но вот с их пособниками, российскими гражданами, случаются проблемы. И законодательство в этом смысле требует серьёзной доработки. А между тем именно этих наших граждан – изменников Родины – и следовало бы наказать в первую очередь.

Говорят, что после такого представления документ положил под сукно лично глава думского Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процесcуальному законодательству – именно Павел Крашенинников консультировался в администрации президента относительно перспектив принятия этого документа, об этом теперь достоверно известно. Консультации не прошли даром – документ о расширенном толковании понятия государственной измены «заморозили», формально так его и не отозвав.

Статс-секретарь ФСБ Юрий Горбунов не стал комментировать причины, по которым в действующее законодательство о гостайне внесли поправки – за него это сделали сотрудники его ведомства, правда конфиденциально. Со слов этих сотрудников, расследуя разнообразные шпионские дела, в которые были вовлечены наши граждане, представители органов всё чаще сталкивались со схемой, когда сбор информации шёл «по цепочке». От более посвящённых специалистов, не имеющих ничего общего с западными спецслужбами, к менее посвящённым. А уже от них и к вовсе непосвящённым. Эти самые «непосвящённые», как правило, сотрудничали с общественными структурами, финансирование которых осуществлялось из-за рубежа. Таким образом, возникала опасность посягательства на государственные секреты «со стороны лиц, не являющихся их законными обладателями». С этой опасностью теперь смогут бороться – лицам, желающим получить секретную информацию, грозит тюремный срок.

Помните скандальное дело Сутягина? В 2004 году завсектором военно-технической и военно-экономической политики Института США и Канады РАН Игоря Сутягина приговорили к 15 годам лишения свободы за то, что он передавал консалтинговой фирме из Великобритании, за которой стояли американские спецслужбы, свои аналитические записки. В суде Сутягин доказывал, что информацию он черпал исключительно в открытых источниках, но суд этих доказательств не принял. Тогда же суд установил, что Сутягин выступал в роли «непосвящённого», но интересующегося: он общался с «менее посвящёнными», которые, в свою очередь, обладали секретной информацией от «более посвящённых». Сутягин действовал «по цепочке» – вроде бы и не нарушая при этом закона. С принятием нового законодательства «цепочки» станут уголовно наказуемыми – за них предусмотрено наказание до 15 лет. А максимальное наказание за госизмену останется прежним – до 20 лет тюремного заключения.

Стоит напомнить, что сейчас государственной изменой считается «выдача гостайны либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности». Ключевое слово – «враждебной». Вот эту самую «враждебность» и невозможно было доказать в суде.

Другая расплывчатая формулировка – «безопасность государства». Раньше в судах возникали коллизии из-за того, что эту самую безопасность трактовали по-разному, а соответственно и другое понятие – «нанесение вреда внешней безопасности государства» – также было весьма и весьма смутным. В законопроекте расплывчатые формулировки не стали уточнять, зато очень удачно их обошли: сообщил иностранцу информацию, содержащую гостайну, стало быть, априори подверг безопасность государства, как её ни трактуй, угрозе. Другими словами, деятельность зарубежной или международной организации может не считаться «враждебной», может не угрожать «безопасности государства», но от 12 до 20 лет тюрьмы посредник, передавший этой организации секретные сведения, всё равно получит. Только за «оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи».

Разумеется, ждать от правозащитников другой реакции, кроме резко отрицательной, было бы глупо. Хотя бы потому, что консультационная помощь – это те же данные мониторинга, который правозащитники ведут соответственно роду своей деятельности. Скажем, Фонд защиты гласности фиксирует случаи нарушения прав журналистов. В своё время эта НКО сделала достоянием общественности дело Пасько, журналиста флотской газеты: теперь за подобное «консультирование» представителям службы мониторинга светит уголовный срок. «Даже передача данных о нарушениях на выборах в России может квалифицироваться как государственная измена», – поясняет причину негативной реакции своих коллег на законопроект руководитель ассоциации правозащитников «Агора» Павел Чиков.

С другой стороны, информацию о нарушениях на выборах – так же, как и данные о нарушении любых прав человека, – наши общественники нередко утрировали, порождая, в свою очередь, спекуляции. Теперь любые спекуляции как будто исключены: те, кто их готовит, рискуют сесть по шпионской статье надолго. Найдутся ли желающие?

Опасность сложившейся ситуации отлично понимает глава движения «За права человека» Лев Пономарёв: «Многие общественные организации подают какие-либо сведения в международные и иностранные организации, что по законопроекту уже является нарушением закона. Например, если какие-то организации захотят дополнить «список Магнитского» лицами, причастными к его пыткам, то они тут же будут наказаны».

Разумеется, опасность грозит и тем некоммерческим организациям, спонсором которых выступит человек, объявленный впоследствии представителем иностранной разведки. Достаточно вспомнить историю с директором Института за демократию в Восточной Европе Ирэной Ласотой, которой запретили въезд в ряд стран СНГ из-за того, что она в них якобы вела шпионскую деятельность. Структура Ласоты выплачивала немалые деньги ведущим российским общественным организациям. Те же, кто эти деньги получал, раньше могли чувствовать себя относительно спокойно. Теперь – отнюдь.

Справка

По итогам на редкость единодушного голосования депутатам Справедливой России задали резонный вопрос: почему вы голосовали «за»? Ответ обескуражил: эссеры заявили, что просто не вчитывались в документ, но обещали исправиться ко второму чтению. Скажем, справедливоросс Илья Пономарёв сообщил, что его фракция пропустила законопроект, поскольку тему безопасности в «Справедливой России» отслеживал Гудков. Видимо, после его изгнания из Думы заняться этим было некому.

Понятие госизмены будет расширено. Преступлением станет помощь не только иностранным, но и международным организациям, а под понятие "госизмена" попадет помимо передачи гостайны оказание "консультационной" помощи зарубежным структурам. Соответствующие поправки в Уголовный кодекс (УК), внесенные еще правительством Владимира Путина, пролежали под сукном четыре года, а в минувшую пятницу их единогласно одобрили все четыре думские фракции. Правозащитники считают это еще одним шагом по восстановлению железного занавеса.

Изменения в УК были внесены правительством в декабре 2008 года. Прежде всего они предполагают изменение ст. 275 УК ("Государственная измена"), которая применяется к гражданам РФ, и ст. 276 УК ("Шпионаж"), которая касается иностранцев или лиц без гражданства. Четырехлетнюю задержку член думского комитета по уголовному законодательству Отари Аршба объяснил "Ъ" большим количеством законопроектов, накопившихся в Думе еще с первого созыва. По его словам, о "политической мотивации" или "закручивании гаек" речь не идет, просто пришло время подкорректировать устаревшие нормы.

Сейчас госизменой (наказание — от 12 до 20 лет лишения свободы) считается "выдача гостайны либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ". Одно из самых громких дел, связанных с госизменой,— дело завсектором отдела внешнеполитических исследований Института США и Канады РАН Игоря Сутягина. В 2004 году он был приговорен к 15 годам лишения свободы за то, что передавал британской консалтинговой фирме, за которой стояли американские спецслужбы, аналитические записки, содержащие гостайну. При этом суд не учел утверждения защиты, что господин Сутягин черпал информацию из открытых источников.

Нынешняя редакция статьи делает госизмену "крайне сложной для доказывания", отмечается в пояснительной записке, а шпионаж и выдача гостайны стали рассматриваться "не как формы государственной измены, а как разновидности оказания помощи иностранному адресату". Поэтому правительство и решило уточнить формулировки. Теперь в понятие госизмены будет включено оказание помощи, в том числе "консультационной", иностранным или международным структурам "в деятельности (уже не обязательно враждебной.— "Ъ"), направленной против безопасности РФ, в том числе ее конституционного строя, суверенитета, территориальной или государственной целостности". А в связи с тем, что иностранные спецслужбы при работе в ущерб РФ активно используют "возможности международных как правительственных, так и неправительственных организаций", в число запрещенных "адресатов" помощи включены "международные организации".

Кроме того, в УК появится новая статья — 283.1 ("Незаконное получение сведений, составляющих гостайну"), по которой предлагается наказывать за получение гостайны "путем похищения, обмана, подкупа, шантажа, принуждения либо угрозы насилия". Необходимость статьи объясняется тем, что ФСБ пришлось столкнуться с "распространением государственной тайны по так называемой цепочке". Теперь, чтобы защитить тайну "от общественно опасных посягательств со стороны лиц, не являющихся ее законными обладателями", предложено и наказание вплоть до восьми лет лишения свободы.

Подробнее в статье: Фонд МакАртура в России

Госдума приняла представленные заместителем директора ФСБ статс-секретарем Юрием Горбуновым поправки без возражений: за проголосовали все 449 депутатов (450-й мандат остается вакантным после изгнания Геннадия Гудкова).

Однако вопросы уже возникли у правозащитников. Глава ассоциации "Агора" Павел Чиков заявил, что принятие закона упростит задачу ФСБ, "существенно расширит применение статьи о госизмене" и станет еще одним шагом по "восстановлению железного занавеса". "Даже передача данных о нарушениях на выборах в России может квалифицироваться как государственная измена",— отметил он. Глава ассоциации по защите прав избирателей "Голос" Григорий Мельконьянц отмечает, что его организация готовит как финансовые, так и "содержательные" отчеты для грантодателей, чтобы подтвердить целевое расходование средств: "По сути, любая публикация в интернете с критикой происходящего и есть шпионаж по их определению, так как автоматически предоставляет информацию "врагу"". "Защита так называемых государственных интересов", и в том числе новая статья 283.1, может быть использована и против журналистов, отмечает Павел Чиков, если речь идет о расследовании ЧП на крупных охраняемых предприятиях.

Как заявил "Ъ" глава фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов, со сменой президента "сменился климат", выяснилось, что "логика 60-летней давности" до сих пор актуальна, и теперь "под поиск врагов спецслужбы выбивают себе новые полномочия". А оппозиционные партии в этой ситуации предпочли "не ссориться со спецслужбами", тем более что от их голосов ничего не зависит, отметил эксперт.

http://versia.ru/articles/2012/oct/01/bdyat

http://rublogers.ru/2012/09/28/ponyatie-gosizmeny-budet-rasshireno.html

Опубликовано 29 Апр 2017 в 15:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.