Великобритания сообщила, что может присоединиться к кампании США против "Исламского государства" уже через месяц. Если приплюсовать к этому совместную статью Барака Обамы и Дэвида Кэмерона перед саммитом НАТО, посвященную началу крестового похода (пока в виде прямой угрозы) против России, то похоже, что блок НАТО наконец нашел новый смысл жизни.

Военно-политический блок, созданный для противостояния с СССР, потерял смысл своего существования в начале 1990-х годов. Все попытки его сохранения были связаны с расширением и прибранием к рукам бывшего советского наследства в Европе.

СССР, а затем и Россия довольно безропотно сдали позиции, однако уже в 2008 году произошло первое столкновение интересов уже не за столом переговоров и разговоров, а непосредственно - военный конфликт в Грузии. Происходящее на Украине ставит НАТО перед фактом, что продолжение стратегии чревато уже вполне "горячим миром" и войной, хотя и непрямой, а на территории буферного государства.

Очевидно, что Украина становится театром военных действий между Россией и НАТО, и интенсивность этих действий будет зависеть только от решимости противников стоять до конца.

Победа НАТО - это присоединение Украины к любой из программ партнерства и размещение на ее территории военных баз. В этом случае Россия становится проигравшей страной и окончательно выбывает из игры за региональное лидерство, не говоря уже о чем-то более серьезном. Когда подлетное время вражеских ракет до твоей столицы составляет 10 минут, нет смысла говорить о каких-то своих претензиях.

В складывающейся ситуации у России нет иного выбора, кроме как готовиться к долгой и исключительно непростой войне на Украине. Современной войне - без танковых клиньев и тысячных десантов. Задача-минимум - отодвинуть линию возможного раздела Украины хотя бы по линии Днепра, задача-максимум - единая внеблоковая Украина, которая ни при каких обстоятельствах не будет принята в орбиту НАТО.

При этом нужно учитывать классическую для проигравшей холодную войну ситуацию в России, где сильны позиции тех, кто готов пойти на любой вариант, "лишь бы не было войны".

Собственно, именно эти люди и группы сейчас ведут активную борьбу за "слив" Новороссии и Украины под любыми предлогами. Позиция президента Путина в складывающейся ситуации - единая Украина, что означает поставленную им задачу добиться максимально возможного результата.

При всей горечи, с которой приходится наблюдать за происходящим в Новороссии, нужно всегда иметь в виду именно задачу-максимум. Разделение Украины на зоны влияния означает отказ от максимально возможного результата еще до того, как он станет окончательно невозможным. Психологически согласиться с поражением будет означать принять его.

США ведут партию, в которой они намерены одержать победу без прямого столкновения с Россией. Украина и Ирак - два фронта, на которых эта победа должна быть достигнута. Смысл существования Ирака в плане намечающейся теплой войны с Россией - служить вторым фронтом. Недавнее заявление некоего моджахеда из самолета, в котором он заявил о претензиях "Исламского государства" на Кавказ и Чечню, четко показывает, куда именно намерены направить орды новых варваров их создатели.

Не нужно питать иллюзий относительно "борьбы" США и Англии с "Исламским государством". Задача - поставить рамки его расширению и задать вектор движения.

Сирия и Кавказ - вот куда будет направлен этот вектор. В обоих случаях это будет означать тот самый второй фронт, который должен отвлечь внимание, силы и ресурсы России от главного на сегодняшний момент направления - Украины.

Мало того, в том случае, если Россия сумеет перехватить инициативу и создать противодействие планам НАТО на Украине, вспомогательный второй фронт может стать главным направлением удара.

Стратегия НАТО становится вполне очевидной еще на уровне замысла, однако каким будет ее реализация - зависит от России и ее союзников, к которым, без всякого сомнения, нужно отнести Иран, Сирию и страны Таможенного союза. Это еще не коалиция в классическом смысле такого понятия, но ее прообраз. Превратятся ли наши страны в реальный военный блок, зависит от действий США и их главного союзника Великобритании.

4 и 5 сентября 2014 года в Уэльсе проходил саммит Североатлантического альянса. Участники саммита провели встречи с Порошенко и озаботились пресловутой российской угрозой. Впрочем, и обещания, данные на уровне НАТО президенту незалэжной, и отношение к «угрозе» Москвы оказались, мягко говоря, несерьёзными. Некоторые эксперты полагают, что блок НАТО одряхлел уже настолько, что психологически разложился и в ближайшем будущем едва ли будет способен вести войну.

Основной международный результат саммита — подписание «Плана действий по оперативному реагированию». Документ в принципе можно считать направленным против так называемой «российской угрозы», о которой последние недели говорят в ЕС и США. Как известно, на прошлой неделе Барак Обама даже «российские танки» разглядел на Украине, о чём заявил, находясь в Эстонии. Впрочем, доказательствами он себя не утруждал, к тому же Украина — пока не член НАТО.

Принятый документ предусматривает возможность создания передовой группы эффективной готовности в составе сил быстрого реагирования альянса. По словам польского президента Бронислава Коморовского, которые приводит газета«Ведомости», решение предусматривает размещение 5.000 человек в Польше, Румынии и прибалтийских республиках в случае угрозы их безопасности. Кто будет угрожать Польше и прибалтийцам, не сообщается.

Ранее Варшава заявляла, что необходимо создать постоянные базы НАТО. Однако поляки с начальниками альянса договориться не смогли. «Мы не получили адекватного ответа угрозе безопасности от саммита: наша среда безопасности динамична, а решения саммита будут реализовываться в течение года», — сетует аналитик Бюро национальной безопасности Польши Бартош Чихоцкий. В итоге, как отметил пан Чихоцкий, Польше придётся принимать самостоятельные меры для обеспечения своей безопасности.

Другая инициатива, пишут «Ведомости», принадлежит Британии. Её на саммите одобрили. Документ предусматривает создание экспедиционного соединения наземных, морских и военно-воздушных сил численностью до 10.000 человек. В формировании корпуса будут участвовать прибалтийские республики, Дания, Нидерланды и Норвегия.

Известный журналист Саймон Шустер (Simon Shuster) пишет в журнале «Тайм» (источник перевода — «ИноСМИ»), что имеются и «обнадеживающие признаки сплочённости и напористости НАТО». К примеру, ещё до саммита Франция дала согласие отказаться от поставки вертолётоносца «Мистраль» в Россию. Однако понадобилось многомесячное давление со стороны США и прочих союзников по НАТО, чтобы Париж остановил поставку, отмечает Шустер. К тому же не ясно, поставит ли Франция России другой аналогичный корабль в 2015-м году.

Что касается общения натовцев с Порошенко, то, как пишет тот же Шустер, «союзники постарались создать такую атмосферу на саммите, чтобы президент Пётр Порошенко чувствовал себя почётным гостем». Определение, добавим от себя, самое подходящее. Почётный, но никакой роли не играющий.

Журналист отмечает, что лидеры США, Британии, Германии, Франции и Италии провели с Порошенко встречу, а затем взяли на себя коллективное обязательство об учреждении «трастовых фондов» на сумму около 16 миллионов долларов для модернизации украинской армии. При этом лидеры не дали Украине никаких обещаний о поставке оружия и не взяли на себя обязательств относительно перспектив её вступления в альянс. Что до денег, то Шустер справедливо полагает, что 16 миллионов — «сумма чисто символическая».

А ведь, добавим к этому, большой человек в Киеве Арсений Яценюк с гордым видом заявлял, что «перед саммитом НАТО наша цель — получение специального статуса между Украиной и НАТО. НАТО должно дать Украине специальный статус особенного партнёра номер один». Оный же Яценюк требовал заодно признать Россию страной-агрессором, той страной, что «угрожает территориальной целостности и национальной безопасности Украины». Американский президент консолидировался в этом вопросе с Яценюком, отметив, что следует «объединиться перед лицом агрессии России на Украине».

Таким образом, ни Украина, ни Польша, ни страны Балтии, ни даже сам Барак Обама на саммите своих целей не добились. Это дало повод многим аналитикам и экспертам заявить, что у НАТО одрябли мускулы и что у альянса нет будущего. Для России же нынешние решения саммите попросту не страшны. В какой-то мере эти утверждения справедливы, поскольку совершенно очевидно, что Запад ведёт с Россией игру не военную, а экономическую. На «ВО» мы писали об этом в статье «Война санкций: кто затянет пояса».

Как полагает директор Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов, никакой угрозы российской безопасности создание в государствах НАТО корпуса быстрого реагирования не несёт. Кроме того, на встрече не было принято поворотных политических решений (договоры с Финляндией и Швецией подписаны не были). Поэтому «реального наращивания военной мощи на российском рубеже не произошло», сказал эксперт газете «Ведомости».

Даже в условиях украинского кризиса саммит НАТО продемонстрировал неготовность стран-членов идти на ухудшение отношений с Россией, считает директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев. Об этом он написал в статье для МИА «Россия сегодня».

По мнению эксперта, при чрезвычайно громких заявлениях и принятии декларации из 112 пунктов подлинные итоги саммита НАТО в Уэльсе достаточно скромны. Касательно миллионов, которые натовцы предполагают выделить Украине, Евсеев пишет, что «этих денег вполне достаточно, например, для закупки канцелярских принадлежностей сотрудникам аппарата министерства обороны». То есть налицо нежелание оказывать Украине реальную военную помощь. Ясно и то, что у НАТО просто нет финансовых средств.
«Таким образом, саммит НАТО в Уэльсе имел сомнительный успех. Даже в условиях украинского кризиса он продемонстрировал неготовность стран-членов альянса идти на серьёзное ухудшение отношений с РФ. Это стало серьёзным ударом для киевской власти, которая наконец-то осознала, что территориальные проблемы ей придётся решать самостоятельно…»

Об итогах саммита высказался и Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа. Его статья появилась в «Независимой газете» (в выпуске «Независимого военного обозрения»).

«В очередной раз приходится писать о том, что на протяжении всего периода после окончания холодной войны НАТО занималось сокращением своего военного потенциала, причём данный процесс никогда не прерывался. Не прерывается он и сейчас, более того, он в гораздо большей степени, чем когда-либо раньше, захватил и США, без которых НАТО можно вообще пренебречь».

Эксперт отмечает, что сегодня НАТО, состоящее из 28 стран, имеет гораздо меньше боевой техники всех классов, нежели 20 лет назад было у того же НАТО, состоящего из 16 стран. Храмчихин уверен, что большинство европейских государств прошло «точку невозврата»: сегодня их ВС в одиночку не способны вести войну. Вскорости Европу ждёт и прохождение следующей «точки невозврата»: она утратит возможность воевать и коллективно.

«При этом принцип коллективной ответственности в НАТО (все защищают всех) как-то незаметно сменился принципом коллективной безответственности: никто не хочет защищать никого, все перекладывают ответственность друг на друга и в конечном счёте на США».

И ещё одна цитата, касающаяся не военного «железа» или стратегии, но психологии:

«Известный американский военный теоретик Эдвард Люттвак еще в конце 80-х назвал нынешнее психологическое состояние Запада «постгероической эпохой». За истекший период ситуация многократно усугубилась. Постмодернизм и всепобеждающая толерантность создали обстановку, когда практически любое извращение признаётся нормой, соответственно, не остаётся почти ничего «плохого». Теперь это всего лишь «иное» (в частности, вместо слова «дурак» теперь употребляется термин «альтернативно мыслящий»). В центр всего ставится «я», причём такое, какое есть, любое, не нуждающееся ни в каких коррекциях и улучшениях. Окружающие должны принимать это «я» с полным восторгом».

Но подобные психологические установки исключают готовность к войне, считает аналитик. К тому же постмодернизм не подразумевает самопожертвования, а без него воевать нельзя. Да и ради чего умирать на войне западному обывателю?

А тем временем власти как Украины, так и Грузии декларируют приверженность европейским ценностям. И верят, что получат военную защиту со стороны НАТО. Но ведь европейские ценности не приемлют жертвования жизнью даже ради защиты самого себя и своей страны, кто ж пойдёт умирать за украинцев и грузин?!

Факт в том, что НАТО не оказало практической помощи ни Грузии в 2008-м году, ни Украине в 2014-м. В Польше и странах Балтии в ходу мнение, что альянс в случае «русской агрессии» сдаст их так же, как сдал Грузию и Украину, пишет эксперт.

Ну, и деньги. Для выполнения обещаний у НАТО, напоминает эксперт, «просто нет ресурсов — ни военных, ни финансовых. И практически невозможно представить себе сколько-нибудь заметный рост в странах альянса военных расходов, расширение нынешних немногочисленных программ вооружений, не говоря уж о формировании новых частей и соединений…»
«Вопрос, как должна на всё это реагировать Россия, представляется риторическим: разумеется, никак. Собственно, здесь даже неясно, на что же реагировать? Тут, впрочем, возникает вопрос об адекватности российского военно-политического руководства. Ведь официальная кремлевская антинатовская пропаганда носит характер совершенно неадекватный. Удивительным образом по содержанию она совпадает с натовской пропагандой: обе представляют альянс мощным, единым и решительным».

И всё же Храмчихин считает, что «в Кремле… оценивают НАТО адекватно, не веря собственной пропаганде». Об этом в числе прочего свидетельствует и история с Крымом, «стремительное присоединение» которого «не было частью глубоко продуманной стратегии, ибо таковой у нас нет вообще и никогда не было». Это было «сиюминутной реакцией на сложившуюся ситуацию». В Кремле, видимо, поняли, что представляет собой НАТО на самом деле.

Далее аналитик предполагает, как может ответить Россия на решения состоявшегося саммита НАТО. Вероятно, 152-ю ракетную бригаду ЗВО, дислоцированную в Черняховске Калининградской области, оснастят «Искандерами» (оснастили бы и в любом случае: ведь все ракетные бригады перевооружаются с «Точки-У» на «Искандеры», однако теперь перевооружение бригады объявят «ответной мерой»). В результате прибалтийцы и поляки закатят истерику…

В заключение обзора нельзя не отметить, что блок НАТО вообще выразил стремление к конструктивному сотрудничеству с Россией. Об этом сказал сам генсек Андерс Фог Расмуссен.

Как пишет ИТАР-ТАСС, в декларации встречи говорится о стремлении альянса «к сотрудничеству с Россией и развитию с ней конструктивных отношений».

Взаимодействие с Москвой предусматривает укрепление «взаимного доверия, открытости и роста взаимопонимания по нестратегическим ядерным силам в Европе, что должно основываться на общих интересах безопасности в Европе».

Таким образом, окончательно стало понятно: эстонская речь Б. Х. Обама о «российских танках» и «войсках», а также удивительные речи Д. Псаки на брифингах — это лишь пропаганда, причём исключительно пустая, вовсе не имеющая под собой замысла по продвижению военной стратегии против России.

Ни Обама, ни Псаки, ни, скажем, Кэмерон с Олландом, просто не могут себе позволить резко переменить риторику в отношении России. Постепенно — могут, резко — нет, поскольку лишатся политического лица. Выступить же «всей НАТОЙ» против Кремля они не могут себе позволить вообще. Поэтому риторика остаётся прежней («российская угроза» и прочее), а вот политические действия лежат большей частью в русле политического реализма.

Даже санкции — и те Запад готов отменить. Британский премьер Д. Кэмерон так и сказал: «Если режим перемирия будет соблюдаться, в будущем мы можем начать обсуждение того, какие санкции в отношении России могут быть отменены».

http://itar-tass.com/opinions/2243

http://rusnod.ru/news/theme5837.html