Новый порядок и прогрессисты

Прогрессисты привыкли давить на американские корпорации с тем, чтобы те прекратили использование аутсорсинга для производства своей продукции за границей – за счет иностранной дешевой рабочей силы.

Во время президентской кампании 2012 года Барак Обама атаковал Митта Ромни, назвав его потенциальным “главнокомандующим аутсорсинга” за то, что тот инвестировал в фирмы, применяющие подобные практики.

Но большинство компьютеров и смартфонов, продаваемых Силиконовой Долиной произведены за границей – при молчаливом согласии прогрессистских надсмотрщиков.

Если ближе изучить добычу кобальта, которая абсолютно необходима для производства литиево-ионных батарей для электромобилей, то можно увидеть, что она держится за счет изнурительного труда тысяч детей в шахтах Южной Африки.

В 60-х кампусы бойкотировали виноградники, с тем, чтобы добиться создания профсоюзов для поденных рабочих на фермах. Сегодня никто не пытается бойкотировать компании хай-тека ради африканских малолетних шахтеров.

Прогрессисты требуют высокие налоги на богатых. Они традиционно проклинают налоговые ухищрения и дыры в законодательстве в качестве угрозы республике.

Но никому нет дела до того, что творят конгломераты Западного побережья – Amazon, Apple, Google и Starbucks, сифонящие сотни миллиардов долларов через налоговые убежища вроде Бермуд, и лишающие Соединенные Штаты миллиардов долларов доходов в виде налога на прибыль.

Прогрессистское движение развилось в конце 19-го века ради того, чтобы разбить монополии, разрушить корпорации, загнавшие в угол банкинг, производство стали, добычу нефти и строительство железных дорог. Такое подлое поведение чрезмерно обогатило “баронов-разбойников” эпохи раннего капитализма – вроде Джона Рокфеллера, Эндрю Меллона, Эндрю Карнеги и Дж. Пи. Моргана.

Но богатства сегодняшних миллиардеров превращают этих титанов прошедшей эры в карликов. Большинство корпоративных активов компаний Западного побережья накоплены благодаря доброй старой американской традиции – создания монополий и придушения конкуренции.

Facebook, с 2 миллиардами пользователей, фактически загнал в угол социальные сети.

Google монополизировал интернет-поиск – и модулирует результаты поисковых запросов пользователей таким образом, чтобы максимизировать собственную прибыль.

Amazon превратился во всемогущего американского осьминога. Его растущие щупальца опутали не только продажи он-лайн, но также и розничные продажи медиа-продуктов и продовольствия.

Но прогрессистских “разгребателей грязи” – вроде легендарных Фрэнка Норриса или Линкольна Стеффенса не видно на горизонте. Никто не предупреждает об опасностях хай-тек монополий и о том, к чему может привести их астрономическое накопление богатств. Каждый из этих гигантов Amazon, Apple, Microsoft и Facebook – “весят” под триллион долларов.

У консерваторов нет никаких проблем с теми, кто хорошо зарабатывает – поэтому их молчание объяснимо. Но, в эпоху Обамы нация выслушала множество лекций на тему того, как нехорошо быть супер-богатым.

Обама любил разглагольствовать на тему “распределения богатства”, о том, когда не надо стремиться к прибыли, и как следует распоряжаться своими деньгами. Он также провозгласил, что предприниматели не могут строить бизнесы без правительственной помощи.

Но эти проповеди почему-то никогда не упоминали Facebook, Starbucks и Amazon.

Индустрия хай-тека и социальных сетей гордится своей контркультурной прозрачностью, своей неформальностью и провозглашаемой, на манер молодежных бунтов 60-х приверженностью к свободе мысли и свободе слова. Но Google только что уволил одного из своих инженеров, просто за то, что он задал вопросы о гендерной дискриминации в компании и о очевидной нехватке женщин-инженеров в Силиконовой Долине.

То, что последовало, не было похоже на голос протеста. Вместо этого, Google вбивает в людей страх, на манер “1984” Джорджа Оруэлла.

По таким вопросам, как уклонение от создания профсоюзных комитетов, завышение цен на недвижимость, получение субсидий от дружественных кругов в правительстве и игнорирование воздействия своих продуктов на общественную безопасность (использование смартфонов во время вождения), Силиконовая Долина невообразимо реакционна.

Так почему же их одобряют гипер-критичные прогрессисты?

Ответ: боссы этих компаний купили пост-модернисткие страховые полисы.

Они, подобно Стиву Джобсу и Марку Цукербергу носят футболки и джинсы – и кажутся поддатыми и крутыми.

Директорам в шлепках и варенках сходит с рук строительство стен вокруг их бесчисленных поместий – что простят их коллегам в галстуках и тройках.

Новая элита в своем подавляющем большинстве – леваки. Они грубо отметают любую критику инвестициями в Демократическую партию, традиционный столп политической критики корпоративного богатства.

В 2012 Обама победил в Силиконовой долине с перевесом в 40%. В тот год 90% политических пожертвований работников Google и Apple пошли к Обаме.

Наследием Обамы стал триумф зеленых и политики идентичности.

Никто не осознал этой реальности лучше, чем бароны-миллиардеры с Западного берега. Пока они кажутся крутыми, пока они дают, и дают чрезмерно, кандидатам от левых, до тех пор пока они торжественно изрекают либеральные пошлости на тему глобального потепления, браков геев, абортах и политики идентичности, они покупают себе индульгенцию от гнева прогрессистов.

И результат этого – их бизнесы отданы на аутсорсинг, их прибыли выведены в оффшоры, монополизированы и защищены цензурой. Они делают свои миллиарды – не опасаясь того, что медиа начнет копаться в подробностях.

Этот хипстерский миллиардерский корпоративизм – одно из наиболее странных проявлений прогрессистского лицемерия нашей эпохи.

Источник:http://postskriptum.org/2017/08/25/hippstres/

Опубликовано 01 Сен 2017 в 14:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.