В последние два десятилетия мировое сообщество стремительно погружается в состояние древнего язычества, характерного для той эпохи, когда в мир ещё не явился Христос. Хотя происходящее имеет вид некоего объективного процесса, речь идёт о хорошо управляемой всеобщей либертарианской революции, направленной на изменение самой сущности человека

Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь. Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение». (Рим. 1:26-27)

«…и если города Содомские и Гоморрские, осудив на истребление, превратил в пепел, показав пример будущим нечестивцам» (2 Пет. 2:6)

Гомосексуализм - Извращенное половое влечение к лицам своего пола. Толковый словарь русского языка Ушакова В последние два десятилетия мировое сообщество стремительно погружается в состояние древнего язычества, характерного для той эпохи, когда в мир ещё не явился Христос.

Подробнее о явлении гомосексуализма в статье:
Статистика о гомосексуализме

Время как будто повернуло вспять, и народы, решительно отметая наследие многовекового христианства, под лозунгами свободы и прогресса возвращаются в допотопные времена, стараясь во всём походить на наследников Каина. Характерно, что именно тогда, когда христиане отмечают 1700-летие со дня принятия Миланского эдикта (313 год), утвердившего свободу вероисповедания в Римской империи и положившего начало христианизации государства, на Западе повсеместно легализуются содомитские браки. Если христианские императоры Констанций II и Констант ввели для содомитов смертную казнь, то нынешние европейские правители объявляют преступными не только любую дискриминацию извращенцев, но даже их нравственное неприятие.

Хотя происходящее имеет вид некого объективного процесса, в действительности, речь идёт о хорошо управляемой всеобщей либертарианской революции, осуществляемой взбунтовавшимся против Творца сообществом нелюдей и направленной на изменение самой сущности человека, лишение его духовных основ, естественных биологических корней, разрушение семьи и традиционных общественных связей. Речь идёт о полном «переформатировании» человека с целью сделать возможным его добровольное вступление в антицерковь сатаны.

РЕЛИГИОЗНЫЕ ИСТОКИ СОДОМИЗМА

В большинстве древних языческих обществ не существовало нравственного запрета на мужеложество. Оно было общепринятым и часто носило не столько чувственно-удовольственный, сколько культовый характер. Это было характерно как для Древнего Востока, так и для Древней Греции, Древнего Рима, кельтов и пр. Гомосексуальные отношения либо являлись частью священной храмовой проституции, либо входили в ритуал возрастной инициации, при котором мальчики становились подчинённым объектом взрослого гомосексуала.

С помощью такой инициации у них подавлялась свобода воли, и они слепо подчинялись племенным вождям-жрецам. Подобный мистический ритуал существовал и в Древней Греции, в Афинах, где гомосексуализм был институционализирован и обеспечивал юношам из богатых семей получение мест в управлении государством. Осуществлялась инициация, как правило, будущим тестем. Молодому человеку при этом доставалась роль женщины, а когда он достигал взрослого возраста, он получал в жёны дочь своего учителя[1].

7

Картинка в полном размере
Подробнее о планировании семьи и уничтожении России в статье:
Кто стоит за планированием семьи и развращением малолетних?

Примером такой социальной организации гомосексуализма была и средневековая Япония, когда политическая жизнь в ней находилась в руках самураев, которые с помощью гомосексуальной любви воспитывали у юношей абсолютную преданность господину. Поскольку гомосексуализм рассматривался как ритуальный способ подчинения, он использовался и в отношениях между социально-неравными людьми, например, для унижения и превращения в абсолютных рабов военнопленных, как это было в Древнем Египте. Существовала коммерческая мужская проституция, сексуальное обслуживание рабовладельцев рабами, использование евнухов и кастратов для сексуальных целей. В этом отношении крайней степенью распущенности отличалась жизнь римской знати, особенно в период гонения на христиан[2].

Так, историк Арно Карлен, указывавший, что из 15 первых римских императоров 14 были содомитами, писал: «Они вступали в сотрудничество с такими культами, что отклонения императоров стали самыми скандальными. Коммодус, захвативший трон в 180, появлялся на публике в женской одежде и был задушен гомосексуальным фаворитом; Адриан обожествлял своего гомосексуального любовника Антония. Но никто не мог сравниться с Гелиогабалом, начавшим своё правление в возрасте четырнадцати лет в 218 году, будучи воспитанным в Сирии как священник Ваала. Он вошёл в Рим в сопровождении сирийских священников и евнухов, одетый в шелка, с подкрашенным алым щеками и подведёнными глазами.

Различные историки утверждают, что он собрал римских гомосексуалистов и обращался к ним как мальчик-проститутка; надевал парик и стучался в двери борделей; пробовал заставить докторов превратить его в женщину; отдавался для содомии, исполняя в пантомиме роль Венеры; публично целовал гениталии своих фаворитов и, как и Нерон, формально женился на одном из них… Гелиогабал установил в Риме гигантский ашрим (фаллический шест), от которого пытались очистить свои земли еврейские цари»[3].

Как показывает история, истоки содомского греха – не в грубой чувственности древнего человека, а в полном помрачении его религиозного сознания, в оккультно-пантеистическом, демоническом характере языческого мировоззрения. Известно, например, какую роль в развитии гомосексуализма в Древней Греции сыграли соответствующие ритуалы пришедших с Востока Орфических мистерий с культом Диониса, в которых они принимали грубые, извращённые формы[4]. В Риме они были известны как вакханалии. Именно это демоническое, оккультное значение содомизма и раскрывается в Книге Бытия, где данный грех, единственный из всех, определяется как «мерзость», что является русским переводом еврейского слова toevah, означающего в аутентичном значении культовую «нечистоту»[5]. «И сказал Господь Моисею: Если кто ляжет с мужчиной как с женщиною, то оба они да будут преданы смерти; мерзость сделали они; кровь их на них» (Левит 20:13).

Доклад - статистика по детям в однополых семьях

Действительно, вся библейская история с городом Содомом свидетельствует, что он представлял собою сатанинское сообщество, воплощавшее содомократию, в которой соответствующее действо носило культовый характер (причём кроме него было ещё 4 таких города, то есть это не было исключительным явлением). Когда Бог, узнав о безбожном поведении жителей Содома и Гоморры, послал сюда двух ангелов и Лот пригласил их переночевать, все жители, «от молодого до старого» окружили его дом. Содомляне потребовали от Лота: «выведи их к нам; мы познаем их», то есть изнасилуем. Ясно, что они искали не чувственного наслаждения, им нужно было осуществить ритуальный акт с пришельцами, бросив их на алтарь своему божеству, то есть сатане.

Именно за это и сжёг Господь Содом и подобные ему города[6]. Содомизм представляет собой не просто ритуальный акт, но религию, которая брала на себя ответственность за кощунственное искажение образа Бога, выдавая за Него дьявола. Наиболее полно это было представлено в каббале, тайном иудейском учении, начавшем складываться в период пребывания иудеев в Вавилоне, где они вошли в тесное общение с халдейскими жрецами, заимствовав у них пантеистическое видение мира, объединяющее божество с природой и переносящее на него её законы.

Бог (Эн-Соф), по учению каббалы, является бесконечным ничто, сочетающим в себе дух и материю, женское и мужское начала. Мужской принцип вытекает из правой его стороны, женский – из левой. Первый человек, Адам был также духовным двуполым существом – андрогином. Но будучи соблазнён земными вещами, он приобрёл плотское тело и, выделив из себя женское начало, оказался разделённым на полы. Вместе с Адамом было создано множество душ, которые составляли коллективно одну душу и которые на небесах также были андрогинны, но при рождении их цельность расщепляется, и они утрачивают совершенство и гармонию.

Так каббала интерпретирует грехопадение, и поскольку цель жизни – это освобождение от плотского тела и возвращение в прежнее цельное состояние и слияние с божеством, то и разделение полов рассматривается как временное явление дисгармонии, ведущее к космическому хаосу. Таким образом, содомский бунт против Творца приобрёл изначально религиозное обоснование, выступив против библейского «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их».

В чем лживость основной идеи толерантности
в статье

В чем ложь социальной конструкции

С признанием и утверждением христианства в Римской империи и вплоть до ХIХ века мужеложество на Западе рассматривалось как извращение, являющееся результатом сознательного выбора человека. Такое отношение было обусловлено чёткой позицией Христианской Церкви, оценивающей это явление как смертный грех, полностью изменяющий личность, как противоестественный блуд («блуд, совершённый против природы»), как страсть, перешедшую в привычку, то есть как болезнь души. Соответственно и гражданское право квалифицировало мужеложество как преступление против общественной морали и подвергало его уголовному наказанию

Однако практика эта не исчезла, она сохранилась в тайных, оккультных обществах и сектах, где ей придавали всё тот же сакральный смысл. Связанные с каббализмом антихристианские секты гностиков и манихеев, исходя из дуалистического мировоззрения (дух – добро, материя – зло) и считая видимый мир и плоть творением зла, а носителей «гносиса» – «избранными», чувствовали себя абсолютно свободными от норм общепринятой морали. Как писал исследователь Пюэш, «куда больше, нежели о критике и несогласии, здесь речь идёт о бунте... против человеческого удела, против самого бытия, мира и даже Бога.

И этот бунт может привести... к нигилизму «гностиков-либертанцев», которые нарушают все естественные и нравственные законы, злоупотребляют своим телом и всем на свете, дабы всё унижать, истощать, отвергать и разрушать»[7]. Отвергая любовь, гностики и манихеи отвергали и брак, и рождение потомства, считая супружество уделом низших.

Гностик Маркион, например, заявлял, что воздержанием от супружества, нежеланием продолжать род человеческий, он тем самым досаждает Творцу. Отнимая у людей таинство брака и подменяя его мужеложеством, гностики утверждали, что это избавит человека от парного индивидуализма, от эгоизма любви и семьи. Такое же дуалистическое видение мира и отношение к семье и браку преемственно передалось и новоманихейским сектам – павликианам и богомилам, позже названным катарами, чью практику в народе так и называли - мужеложеством. Тот же грех был распространён среди рыцарей ордена тамплиеров.

После тайного посвящения обет целомудрия, бедности и послушания терял для них всякое значение, и вместо смирения здесь процветали разврат, распущенность и религиозное безразличие. Наследниками и хранителями учения храмовников стали шотландские франкмасоны, сыгравшие главную роль в формировании высших степеней движения вольных каменщиков. С укреплением же позиций масонства и с развитием созданного им идейного движения Просвещения внутри западной элиты стало меняться отношение к мужеложеству.

Первым трактатом в его защиту, ратовавшим за его декриминализацию, стало «Эссе о п***растии», написанное в 1785 г. известным английским «просветителем» Иеремией Бентамом, автором теории утилитаризма, исходящей из утверждения, что смыслом человеческой жизни является стремление к наслаждению. Бентам призывал отменить санкции против мужеложества и скотоложества, которые он называл «результатом иррациональных религиозных страхов, порождённых ветхозаветным разрушением Содома» и закреплённых благодаря «иррациональной антипатии» общества к наслаждению в любом виде. «Очевидно, - писал Бентам, – что оно (мужеложество) ни у кого не вызывает никакого страдания. Напротив, оно приносит удовольствие... Оно не вызывает никакого серьёзного опасения, поскольку что в этом есть такого, чтобы этого пугаться? Занимаются им только те, которые сами решают быть такими и которые находят в этом удовольствие»[8].

Таким образом, Бантам подтверждал, что содомизм – это не болезнь, а добровольный, сознательный выбор человека, но только оценивал это явление как положительное. Значение же его трактата заключалось в том, что он впервые дал рациональное обоснование права на мужеложество, исходящее из концепции естественных прав человека, и именно эта аргументация ляжет в основу соответствующих правовых актов уже новейшего времени. Впервые уголовное преследование в отношении содомитов было отменено во Франции в 1791 г., что стало следствием революционного масонского переворота и принятия Декларации прав человека и гражданина.

Затем, в 1810 г., это было подтверждено Уголовным кодексом Франции, в соответствии с которым наказанию подлежали только насильственные гомосексуальные действия. В течение ХIХ века под влиянием французского законодательства декриминализация содомизма осуществляется и в других странах (Нидерландах, Баварии, ряде государств Италии, а затем и в едином итальянском королевстве), но в широких слоях западного общества он продолжал оцениваться как безнравственное действо.

ГРЕХ ПРЕВРАЩАЕТСЯ В БОЛЕЗНЬ

Положение меняется в конце ХIХ - начале ХХ в. в связи с утверждением сугубо научно-рационального подхода к проблемам развития общества, семьи, человека. Это проявилось в рождении множества новых «наук» - социологии, психологии, сексологии, евгеники и пр., которое совпало с воскресением языческой оккультной мистики. На этой волне сформировалось и новое, феминистское движение, поставившее в центр своего внимание отношения между полами.

Решающую роль в его становлении сыграли всё те же масонские круги, поставившие задачу навязать женщинам антихристианские либертарианские взгляды и увести их из лона Церкви. Как указывалось в одном из документов Конвента «Великого Востока» 1929 г. Франции, «только протестуя против закона и христианской морали, мы расчистим место для новой морали, которую во что бы ни стало необходимо кодифицировать»[9].

Зародившись как движение за равные политические права (суфражизм), феминизм очень скоро сконцентрировался на требовании изменения положения женщины в семье и пересмотре её социальной миссии в этом мире. Выдвинув требование предоставления женщинам права на использование противозачаточных средств, а затем и на аборты, то есть детоубийство, радикальный феминизм перешёл к пропаганде свободной любви и отрицанию брака, приобретя со временем ярко выраженный мальтузианский характер. Неомальтузианство, пропагандируемое евгеникой, в то время находилось на подъёме, в поддержку его создаётся множество хорошо финансируемых феминистских групп и ассоциаций.

Наиболее показательной в этом отношении стала деятельность американской феминистки Маргарет Сэнгер, основавшей в 1914 г. журнал «Женский бунт» (с лозунгом «ни богов, ни хозяев»), в котором впервые был использован термин «контроль над рождаемостью», вошедший затем в название основанной этой дамой «Американской лиги контроля над рождаемостью», нашедшей своё продолжение в деятельности «Международной ассоциации планирования семьи».

Всё это время оккультно-масонские круги, оставаясь в тени, контролировали движение, направляя его в нужное им русло. Периодически они «засвечивались», чтобы напоминать лидерам формирующегося революционного сообщества о его главных целях. Одним из таких рупоров была известная представительница теософии, масонка 33 степени Анни Безант, которая на конгрессе свободных мыслителей в Брюсселе в 1880 г. провозгласила: «Прежде всего, надо победить Рим и его пророков, везде бороться против христианства и изгнать Бога с небес»[10].

Теософия как наиболее популярное оккультно-мистическое учение этого периода, сыграла важную роль в распространении либертарианских идей. Учение это было разработано всемирно известной оккультисткой Е.Блаватской и представляло собой смешение и обобщение наследия каббалы, гностицизма, герметиза, манихейства, буддизма и индуизма, на основе которых были в итоге сформулированы догматы современного оккультизма. При всей своей терпимости к другим религиям и философиям, теософия питала ненависть к религиям монотеистическим, и в первую очередь - к Православию.

Главный «вклад» Блаватской заключался в формулировании идеи о «новом мире», в котором будет править обладающая более развитым разумом, пока только формирующаяся шестая раса. Последняя, в свою очередь, начнёт «подготовление» для седьмой расы, которая будет представлена уже чистыми духами и с появлением которой человечество завершит цикл своего земного развития и переселится на другую планету, чтобы начать новый цикл. Теософия в итоге превратилась в огромную «воронку» в области культуры, через которую знания древности и Востока передавались современной западной цивилизации и которая породила множество оккультных движений и сект, подготовивших массовый взрыв оккультизма во второй половине ХХ века.

В этих условиях и складывается новая оценка мужеложества, на которую повлияли попытки представить его как «естественное состояние». Хотя защитники извращенцев не добились своего, общее отношение к нему смягчилось: если раньше его рассматривали как нравственный порок, за который наказывали, то теперь он перешёл в разряд психической болезни, которую надо лечить. В 1869 г. для него был придуман новый термин «гомосексуализм», а в 1886 г. психиатр Рихард Крафт-Эбинг охарактеризовал его как «дегенеративное заболевание», что и было принято и считалось преобладающим в психиатрии вплоть до середины ХХ в. Новый статус гомосексуализма позволил его представителям выставлять себя в качестве жертвы и оградиться от агрессии общества (больных нельзя осуждать, им нужно сочувствовать).

Однако всё более широкое распространение гомосексуализма в высших слоях западного социума, особенно в среде интеллектуальной и культурной элиты, способствовало тому, что среди сексологов и психологов, занятых изучением сексуальных аномалий, стали предприниматься попытки реабилитации носителей этого порока. Значительный вклад в это внёс Сигизмунд Шломо Фрейд, член еврейской масонской ложи «Бнай Брит», благодаря которой и была раскручена и популяризирована в мировом масштабе его теория психоанализа. Известно, что Фрейд не просто имел влечение к практической магии и оккультизму, он фактически создал свой собственный секретный масонский орден с тайными собраниями и своим собственным языком[11].

Большое влияние на его взгляды оказали такие деятели, как «крупнейший из иудейских пророков», каббалист Адольф Желлинек и доктор Вильгельм Флисс, развивший идею и концепцию бисексуальности, которую он провозглашал «властительницей над всем живущим»[12]. Как писали исследователи фрейдизма, он представлял собой не научную, а религиозную систему, «воплощение иудейской мистики», «психологическое исследование Ветхого Завета», так что недаром Фрейда называли «светским раввином».

Фрейд выступил активно с критикой точки зрения на гомосексуализм как на результат дегенерации и представил его как форму психосексуальнй ориентации, зависящую от «выбора объекта», который осуществляется в соответствии со своим собственным образом.

Особенно ценным для последующей декриминализации гомосексуализма были его заключения, что «все люди способны на выбор объекта одинакового с собой пола и проделывают этот выбор в своём бессознательном» и что психоанализ позволяет выявить у каждого «элемент гомосексуального выбора объекта»[13]. Другим защитником извращенцев стал член Фабианского общества, большой почитатель Бернарда Шоу, глава евгенического Института Гальтона и президент Всемирной лиги сексуальных реформ, английский учёный Хэвлок Эллис, женатый на суфражистке и лесбиянке Эдит Лис.

В своих работах («Сексуальная инверсия», «Исследования по психологии пола») он также отвергал представление о гомосексуалистах как о вырожденцах, изображая их нормальными людьми, отличающимися от других своими сексуальными предпочтениями. Радикальностью своих взглядов он предвосхитил будущую «сексуальную революцию».

"Нью Эйдж" дало наиболее развитое религиозное обоснование гомосексуализма, предложив свой путь к спасению человека. Но, скрывая духовный смысл своей программы, оно взяло на вооружение "научную" гендерную риторику для широкого внедрения своих идей в систему образования.

БОЛЕЗНЬ СТАНОВИТСЯ НОРМОЙ

Решающие перемены в духовной жизни западного общества происходят уже во второй половине ХХ в., что было связано с начавшейся в США «культурной и сексуальной революцией», объявившей открытую войну всем традиционным ценностям, нормам и устоям. Это опять-таки совпало с новой, уже более мощной волной оккультизма, представленного движением «Нью Эйдж», ставшим восприемником прежних эзотерических учений и претендующим на создание последней мировой синтетической религии, призванной заменить христианство. Начало ему было положено продолжательницей дела Е.Блаватской Элис Бейли, ставшей пророком «Новой Эры» - эры Водолея или «нового мирового порядка». А разъяснением целей и продвижением его идей в широкие слои интеллигенции занималась Мэрилин Фергюсон, автор программной книги «Заговор Водолея», выдвигающей новую культурную парадигму, представляющую собой современную религию человекобожия.

Целью «Нью Эйдж» является тотальное изменение мирового порядка путём духовной перестройки человека для достижения им состояния «божественного всемогущества», делающего его способным управлять миром. Именно это учение и дало наиболее развитое религиозное обоснование гомосексуализма, предложив свой путь к спасению человека.

«Нью Эйдж» полностью воспроизводит учение каббалы о первом человеке как о богоподобном духовном андрогине, целостность которого в результате материализации распадается на две половины. Пол является, таким образом, ущербной ограниченностью, разделённостью, приводящей человека к смерти и тлению. Чтобы спастись, человек должен вернуться в прежнее духовное состояние целостности и соединиться с божеством.

Начинает он поиск этой целостности уже в этой жизни. Поскольку соединяясь с Евой в браке, Адам не может соединиться с ней по-настоящему в одно целое, он остаётся неполноценным мужчиной, а она – неполноценной женщиной. То есть, пока мужчина стремится к мужественности, он не может обрести гармонию, так же, как и женщина, стремящаяся к женственности. Поэтому и божественный порядок брака остаётся им ненавистен.

Для восстановления андрогинного единства мужчина должен собрать в себе женские начала, а женщина – мужские. Эта «цельность», как учит «Нью Эйдж», воссоздаётся через выход за пределы своего рождённого пола, что достигается через гомосексуальные и лесбийские связи[1].

Это и есть ньюэйджевская «теология восстановления»: чтобы вернуться в состояние первозданного гармоничного бессмертного андрогина, необходимо стать мужеженщиной через гомосексуализм и лесбиянство. Более того, андрогинизация приведёт к рождению какого-то нового, ангелоподобного вида, той самой седьмой расы Блаватской, которая будет состоять из одних только духов. Поэтому для «пророков» «Нью Эйдж» гермафродит – это единственная норма, и символом его является неразрывное слияние противоположностей – Инь-Ян. А разделение полов есть аномалия, и всё, что связано с семьёй, накладывающей культурные ограничения для самовыражения человека, должно быть упразднено.

Таким образом, гомосексуализм в трактовке «Нью Эйдж» - это не просто вызов современному обществу и его традиционной морали, это подготовка к провозглашению и утверждению «религии содомизма», которая в качестве новой, экуменической религии III тысячелетия должна заменить христианство. Смертный грех «Нью Эйдж» объявляет высшей, божественной, восстанавливающей любовью, но этим человеку навсегда закрывается путь к истинному спасению. Судьба содомита страшна - с отказом от пола он отказывается от данного Богом удела, приговаривается ко второй смерти. Душа его, оставленная ангелом, претерпевает духовную мутацию и идёт уже по программе сатаны.

Скрывая истинный, духовный смысл своей программы, ньюэйджевцы использовали возможности набиравших тогда силу новых направлений социологии и психологии, облекавших их идеи в форму научных концепций и теорий, вполне отвечавших и соответствовавших духу времени. Среди них наибольшее значение имела разработанная в конце 60-х гг. американской психологией концепция гендера, впервые сформулированная сексологом Джоном Мани, специализировавшимся на изучении интерсексуальности и транссексуальности. Именно он ввёл понятия «гендер» и «гендерная роль» для обозначения «социального пола» человека, понятого как социально определяемой идентичности, которую он отличал от «биологического пола», данного человеку природой.

Вскоре эти понятия стали широко использоваться социологами и психологами, став крайне распространёнными внутри феминистского движения, которое, борясь против власти мужчины, сместило свой анализ с критики «биологической» идентичности на «социальную». Это позволяло ему рассматривать пол уже как чисто социальное явление, зависящее не от природы, а от воспитания.

В итоге в новой конструкции «гендер» становится ключевой концепцией. Большой вклад в её развитие внёс французский философ Мишель Фуко, апологет греческой п***растии, представлявшейся им как истинная любовь. В условиях «культурной революции», опирающейся на мощный научно-религиозный фундамент, радикально настроенные извращенцы начинают политическую борьбу за признание гомосексуализма нормальным, альтернативным образом жизни. Созданный в этих целях в США Фронт освобождения геев ввёл новое социальное понятие «лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры» (ЛГБТ) для выделения их как носителей особого самосознания и новой субкультуры.

В 1969 г. вспыхнул так называемый Стоунволлский бунт, положивший начало восстанию теперь уже сплочённого ЛГБТ-сообщества. В США и других странах Запада формируются многочисленные организации, которые, заявив о своём праве на «особость» и используя в качестве главного политического средства давления ежегодные «гей-парады» («gay pride»), переходят под лозунгом защиты «прав Человека» к полномасштабному наступлению. Разработанный американским художником-активистом Гилбертом Бейкером радужный флаг для «гей-парадов» превратился в символ движения. Фактически он воспроизводил один из символов «Нью Эйдж»: с помощью радуги в нём обозначается мост между индивидуальной человеческой душой и «всеобщим сверх-разумом», то есть Люцифером[2].

Главное, чего в итоге добилось ЛГБТ-сообщество - это начала коренного изменения отношения общества к гомосексуализму. В американской социологии и психологии его перестали рассматривать как патологию или отклонение и стали определять как одну из форм «сексуальной ориентации» наряду с гетеросексуальной и бисексуальной. Для дискредитации тех, кто критиковал или просто не принимал это аномальное явление, американский психиатр Джордж Вайнберг в 1972 г. вводит понятие «гомофобия», означающее «иррациональные страхи».

Фактически он повторил Иеремию Бентама, для которого осмысленная нравственная позиция также оценивалась как «иррациональный религиозный страх». Наконец, когда почва была подготовлена, в 1973 г. под влиянием чисто политических факторов, связанных с угрозой организации беспорядков, Американская психиатрическая ассоциация (АПА), вопреки научному медицинскому подходу, перестала относить гомосексуальность к психическому заболеванию[3], и его перестали обсуждать на научных конференциях и симпозиумах. Этот диагноз был признан «дискриминирующим», а дискриминации стали подвергаться теперь уже те, кто хотел избавиться от этого порока.

Свой главный прорыв ЛГБТ-сообщество совершило уже в условиях развала Советского Союза и падения двухполюсного мира, когда западная концепция «прав Человека» утвердилась в качестве единственно возможной системы ценностей. 17 мая 1990 г., ориентируясь на АПА и также пребывая под сильнейшим политическим давлением, теперь уже и Всемирная организация здравоохранения исключила гомосексуализм из Международной классификации болезней. Этот день теперь отмечается ЛГБТ-сообществом как Международный день борьбы с гомофобией.

Таким образом, извращенчество было легитимизировано и стало рассматриваться как один из вариантов физиологической и моральной нормы, то есть как альтернативный образ жизни. Шлюзы были открыты, и патологическое явление стало утверждаться на Западе с невероятной скоростью. ЛГБТ-сообщество поставило в качестве главной задачи «снятия с гомосексуальности маркера патологии или девиации» во всех национальных государствах, что и стало происходить в 90-е годы. Параллельно с этим шёл процесс повсеместной отмены наказания за мужеложество, за которое теперь преследуют только в некоторых странах Африки и Азии. В России соответствующая уголовная статья была отменена в 1999 г.

«КВИР»-РЕВОЛЮЦИЯ: ОТ РАВЕНСТВА ПОЛОВ К ИХ ОТМЕНЕ

Вместе с тем конец 80-х и начало 90-х гг. ознаменовались серьезными переменами внутри содомитского сообщества, в котором проявились два течения. Одно объединяет геев и лесбиянок, признающих мужской и женский пол, но добивающихся терпимости к их выбору, в то время как другое категорически отрицает сам принцип различения полов и гетеросексуальность как таковую. И если первое представляет собой так называемый «уличный гомосексуализм», добивающийся определённых юридических и социальных результатов, то второе доминирует в интеллектуальных, университетских кругах и составляет то самое активное научно-оккультное ядро, которое разрабатывает долговременную стратегию разрушения естественного порядка вещей через уничтожение различий между полами.

Укрепление второго течения стало следствием активизации женского гомосексуализма, которое, соединившись с широким феминистским движением и составив его идейный костяк, направило его в нужное русло. Именно феминистки-лесбиянки сформировали так называемое квир-течение (от слова queer – странный) которое стояло у истоков новой интерпретации понятия «гендер».

Первой, кто использовала ставший затем широко применимым термин квир-идентичность», стала профессор Калифорнийского университета лесбиянка Тереза де Лауретис. Затем его стали употреблять для описания не только содомитов, но и других «идентичностей», не укладывающихся в рамки традиционной гендерной дихотомии[4]. Таким образом, понятие «квир» знаменовало собой переход от феминистской теории гомосексуальности к гендерной теории, которая говорит уже о различных типах «гендерной идентичности».

Настоящим основателем квир-теории стала Юдифь Батлер (работа «Гендерное беспокойство» 1990 г.), которая дала революционное определение концепции «гендер», полностью раскритиковав само понятие «половая идентичность». Окончательно разделив понятия «биологический пол» и «социальный пол» (гендер), она заявила, что второе совершенно не зависит от первого, всё определяется исключительно свободным выбором человека, в зависимости от того гендера, который человек себе присваивает. Суть новшества можно выразить понятием «множество квиров», утверждение которого провозглашает исчезновение различий между мужским и женским полом и связанных с ними категорий.

Теперь утверждается «мультисексуальность», характеризующая и гомосексуалистов, и андрогинов, и бисексуалов, и гермафродитов, и травести, и гетеросексуалов, при этом можно спокойно переходить от одной к другой разновидности. Как учит Батлер, человек не определяется данной ему природой, а структурируется или форматируется: «половое поведение не заложено в наше глубинное «я». Оно рождается из опыта, из наших отношений с другими, под влиянием сложных психических механизмов»[5].

Таким образом, новая концепция гендера, ставшая плодом квир-теории, ратует за полное смешение полов и за нейтральное определение пола, соответствующее среднему роду «оно» (англ. «it»). При таком подходе, объявляющем все проявления, связанные с биологическими различиями между мужчиной и женщиной, лишь некими мифами, гетеросексуальность становится просто одной из возможных форм поведения. Гендер должен определяться личным выбором человека, который может меняться в зависимости от влечения – вот это и стали называть «гендерной идентичностью» (англ. «performance»).

Все эти теории легли в основу проекта тотальной мировой сексуальной революции, направленной на «отчуждение» человека от его пола, однако в зависимости от пути его реализации сторонников его можно разделить на две группы. Одна выступает за скрытое разрушение культурного и социального порядка, основанного на разделении по половому признаку, в то время как другая избрала максималистский вариант, отрицающий саму физиологическую природу полового разделения и ратующий за полную сексуальную анархию. Например, испанский квир-философ Беатрис Пресиадо настаивает на таких «политических стратегиях», как «лишение идентичности, изменение технологий тела, изменение анатомической медицины, которая производит тела «нормальные» и «с отклонениями»» и пр. и пр.

Другая писательница-извращенка Моник Виттинг, представительница радикального крыла лесбианского движения и автор модной теории straight (что значит «сексуально правильный») вообще утверждает, что не существует ни мужчины, ни женщины. Она называет эти категории «языковыми ухищрениями», с помощью которых построено всё гетеросексуальное сообщество, и призывает освободиться и изобрести новый язык и новую грамматику, заменив все термины, связанные с полом (мать, отец, муж, жена) новыми – «гендерно нейтральными». Ещё один квир-философ, Жак Деррида подытожил свои размышления так: «А почему бы не придумать что-то другое, другое тело? Другую историю? Другую интерпретацию?»

В итоге именно это хорошо сплочённое квир-течение добилось того, что понятия «гендер» и «гендерная идентичность утвердилось не только в социологии, но и в правовой сфере, превратившись под наименованием «сексуальная ориентация» в основополагающий элемент строящегося нового мирового сексуального порядка. А это, в свою очередь, заложило уже основы для тотальной ломки. Дело в том, что, хотя понятие «сексуальная ориентация» и считается ширмой для гомосексуализма, ни в одном из международных и национальных документов оно не конкретизируется, так что статус нормы можно придать любой сексуальной ориентации.

То есть любой сексуальный акт, даже рассматриваемый сегодня как преступный, но совершённый по добровольному согласию, может по праву стать социально легитимным. Это относится и к полигамии, и к полиандрии (многомужество), и к сексуальному мультипартнёрству, и к бисексуальности, и к инцесту, и, наконец, к педофилии и зоофилии (тут не помогут даже защитники животных). Всё теперь зависит от степени «продвинутости» верхов общества, которые либо сами являются членами всемирной содомской мафии, либо находятся под её мощным давлением.

ЮРИДИЧЕСКОЕ ПРИЗНАНИЕ СОДОМИТСКОЙ МАФИИ

Произошедшая реабилитация гомосексуализма привела не только к резкому возрастанию численности извращенцев, но к дальнейшей консолидации этого агрессивного сообщества в целях перехода к новым формам экспансии. Как верно указал один из исследователей, гомосексуалисты подобны раковым клеткам. Поскольку иммунная система организма вычисляет и уничтожает отдельные раковые клетки, то, чтобы выжить, они существуют в группах и обманывают клетки иммунного надзора. «Они развиваются до такой степени, что верхние слои клеток начинают давить на нижние и раздавливают их. В итоге получается гниющая жижа, которая отравляет организм, развивается так называемая опухолевая интоксикация. Это прямая аналогия с “голубой мафией”»[6].

Действительно, не довольствуясь легализацией, извращенцы, действуя по правилам бандитского сообщества, потребовали для себя особого статуса и особых прав, которые поставили бы их в уникальное положение и позволили бы открыто пропагандировать и навязывать своё мировоззрение и образ жизни. Именно в этом и заключается смысл отстаиваемых ими прав. Введя понятие «сексуальные меньшинства», которое используется теперь и в юридических документах, они стали выступать не только за включение прямого упоминания о них в антидискриминационных законах, но и за принятие отдельных законов о «сексуальных меньшинствах» и даже за прямое упоминание «сексуальной ориентации и гендерной идентичности» в статьях конституций.

Сформировав влиятельное лобби в международных организациях, ЛГБТ-сообщество добилось включения в 1993 г. Международной ассоциации гомосексуалистов и лесбиянок в число организаций, аккредитованных при ООН. Эта организация ведёт мониторинг ситуации и ежегодно 17 мая публикует карту, отражающую положение с соблюдением прав сексуальных меньшинств в мире. В том же году Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) в своих консультативных заключениях стало определять гомосексуалистов как «особую социальную группу», а в 1995 г. ООН внесла нарушение прав сексуальных меньшинств в перечень нарушений основных прав человека.

Наиболее последовательным и бескомпромиссным защитником прав извращенцев стал Европейский союз. Начало его активной позиции в этом вопросе было положено в 1994 г., когда Комитет Европарламента по гражданским свободам и внутренним делам составил и принял доклад «Равные права для гомосексуалистов и лесбиянок в ЕС», автором которого была Клаудия Рот, представитель Партии зелёных ФРГ. По результатам слушания Парламент принял резолюцию с рекомендациями Совету Министров о запрещении всех форм дискриминации по признаку сексуальной ориентации (включая область законов о партнёрстве и усыновлении детей), однако существовавший тогда Договор ЕС не обеспечивал для этого ещё соответствующей законодательной базы.

Для исправления этого положения ЛГБТ-сообщество совместно с другими борющимися за равноправие группами начали лоббировать правительства европейских государств за принятие поправки к договору. В итоге в новый Амстердамский договор 1997 г. (вступил в силу 1 мая 1999 г.) была внесена поправка, дающая ЕС юридическое основание для борьбы с дискриминацией на почве сексуальной ориентации. Об этом говорилось в ст. 13 договора, ставшего первым международным документом, который в открытую говорил о сексуальной ориентации. Запрет на такую дискриминацию закреплён и в Хартии ЕС об основных правах граждан ЕС 2000 г.

Наконец, в 2006 г. Европарламент принял резолюцию «Гомофобия в Европе», в которой неприятие извращенцев определяется в соответствии всё с той же бентамовской формулой как «иррациональный страх и отвращение к гомосексуальности, лесбиянкам и геям, бисексуалам и трансвеститам, которые основываются на предрассудках и сродни расизму, ксенофобии, антисемитизму и сексизму»[7]. Причём среди форм, в которых может проявляться гомофобия, перечислены не только преследования и убийства, но исполненные ненависти речи, насмешки и оскорбления словом. Дошло до того, что некоторые эксперты предлагают классифицировать гомофобию как «нетерпимое расстройство личности» совместно с расизмом и сексизмом, и в недалёком будущем за это, возможно, будут помещать в психиатрическую лечебницу.

В 2010 г. соответствующую резолюцию («Дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности») принял и Совет Европы. В ней подчёркивалась особая ответственность парламентариев в деле инициирования и содействия законодательным изменениям в этой сфере.

Поняв, что требование отказа от института семьи у них не пройдёт, содомиты поменяли тактику, став активно выступать за узаконение однополых «браков», поставив цель взорвать институт брака изнутри. Это и стало ключевым этапом сексуальной революции, направленной и против человеческого естества, и против хвалёного западного права.

СОДОМИТСКИЕ «БРАКИ» КАК СРЕДСТВО УНИЧТОЖЕНИЯ СЕМЬИ

Главным средством утверждения исключительного положения содомитов в обществе стало выдвижение ими идеи полного отказа от института семьи, который они называли отсталым и изжившим себя явлением. Однако, поняв, что требование это не пройдёт, они поменяли тактику, став активно выступать за узаконение однополых «браков», поставив цель взорвать институт брака изнутри. Это и стало ключевым этапом сексуальной революции, направленной и против человеческого естества, и против хвалёного западного права.

Что касается естества, то законно-официальное вступление в супружеские отношения между мужем и женой является продолжением того брака, на который благословил Бог сотворённых им Адама и Еву. Этим благословением Бог засвидетельствовал природу естества человеческого, каким Он его создал. Как писал Иоанн Златоуст в «Книге о девстве», «брак дан для деторождения, а ещё более для погашения естественного пламени... Впоследствии, когда наполнились и земля, и море, и вселенная, осталось одно только его назначение – искоренение невоздержания и распутства»[1]. Так что, идя против естества человеческой природы, отрицая различия полов и чин супружества, содомиты не могут требовать для себя того, на что Бог благословил мужчину и женщину.

Что касается европейского права, то однополые союзы требуют исключения из законодательства понятия пола, то есть мужчины и женщины как основы человеческого общества. Вместо них должны быть упомянуты некие бесполые существа – «брачующийся А», «брачующийся Б», «родитель А», «родитель Б», «партнёр А», «партнёр Б», которые вводятся не только в гражданский кодекс, но и в юридические документы, регулирующие вопросы труда, социального обеспечения и пр. Таким образом, «мужчина» и «женщина», «муж» и «жена» как субъекты права исчезают. В результате в рамках правового поля меняется структура семьи как таковой. Поскольку же однополые браки предполагают право на усыновление детей, это меняет и характер родства, ставя крест на связях с биологическими родителя и оставляя детей без корней. То есть, законодательным актом пытаются изменить биологическую реальность и создать новый человеческий род[2].

Решающим шагом на пути к революции стали международные конференции в Каире 1994 г. и Пекине 1995 г., посвящённые вопросам народонаселения и положения женщин. Именно здесь были приняты решения, положившие начало политике признания гомосексуальных браков и расширения техники медицинского содействия гомосексуальным парам. Дело в том, что в документах конференций определение семьи было дано в таких расплывчатых терминах, которое позволяет их очень вольное толкование. Так, в докладе Каирской конференции в разделе «Семья, её функции, права, состав и структура» утверждается следующее: «Хотя для различных социальных, культурных, правовых и политических систем присущи разные типы семьи, семья является основной ячейкой общества и как таковая имеет право на всестороннюю защиту и поддержку». «Семья принимает различные формы в зависимости от культурных, политических и социальных систем»[3].

Подобные формулировки вызвали тогда серьёзный скандал, и многие юристы тут же отметили, что они неизбежно приведут к признанию противоестественных союзов. Однако в итоговом документе было введено общее понятие «пары», за которыми закреплялись «врождённые права». В частности, указывалось на необходимость «помочь парам и индивидам иметь детей», закреплялась техника in vitro. Таким образом, проблема легализации гомосексуальных браков и расширения использования вспомогательных репродуктивных технологий гомосексуальными лицами была юридически решена в рамках ООН, после чего Европейский Союз приступил к утверждению этой политики на «европейском пространстве»[4].

В резолюции от 8 февраля 1994 г. Европарламент ясно потребовал от стран-членов положить конец запретам гомосексуалистам создавать семьи, рекомендовал гарантировать ряд прав и преимуществ замужества, разрешить регистрацию партнёрств и снять ограничения для гомосексуалистов усыновлять или воспитывать детей. В своей Хартии по правам человека 2000 г. ЕС отказался от ссылки на пол при определении брака и при подтверждении прав ребёнка (говорится о равенстве родителей без упоминания матери и отца). В резолюции от 5 июля 2001 г. Европарламент рекомендовал странам-членам уже изменить их законодательство в плане предоставления равных прав гомосексуалистам и поставить на повестку дня ЕС вопрос о признании законных отношений между гомосексуалистами.

В докладе 2002 г. Европарламент рекомендовал признать за гомосексуалистами равных прав, вытекающих из замужества. Наконец в резолюции 2003 г. Европарламент повторил своё требование устранить все формы дискриминации гомосексуалистов (юридические и фактические), в частности, в плане браков и усыновления детей. Затем в резолюции 2006 г. странам рекомендовалось принять новые меры по легализации однополых союзов с призывом изменить своё законодательство, сделав его более «дружелюбным» по отношению к гомосексуалистам и разработать меры против стран, в которых не предпринимаются действия по борьбе с разнообразными выпадами против этого явления. Другой ключевой структурой продвижения данной политики стал Европейский суд по правам человека Совета Европы, создавший право на недискриминацию, основанное на сексуальной ориентации, по которому нужен особо серьёзный повод, чтобы оправдать различие в отношении однополых и неоднополых пар. В этом отношении Суд не оставляет никакой возможности оценки этого за государством[5].

Таким образом, мы видим, что утверждение однополых браков – это чётко отстаиваемый политический курс ЕС и Совета Европы, имеющий далеко идущие последствия и имеющий широкий набор соответствующих юридических инструментов.

Чтобы не вызвать первоначальной резкой протестной реакции у европейцев, в качестве переходного шага европейские верхи предложили такую форму, как альтернативные браку регистрируемые однополые партнёрства, благодаря которым извращенцы получали налоговые льготы и права наследования. Впервые закон об этом был принят в Дании в 1989 г., а в настоящее время они существуют в Андорре, Австралии, Австрии, Бразилии, Великобритании, Венгрии, Германии, Израиле, Ирландии, Исландии, Колумбии, Лихтенштейне, Люксембурге, Словении, Финляндии, Хорватии, Чехии, Швейцарии, Эквадоре и некоторых штатах США. В Италии также в некоторых городах гомосексуалисты могут официально регистрировать свои отношения.

В разных странах эти «союзы» называются по-разному, различается и перечень прав, которые они пользуются, но суть от этого не меняется – это первая форма к узаконению «брака». Алгоритм борьбы отработан и чётко работает. Подготовив почву, наиболее «продвинутые» правители пошли дальше и предоставили гомосексуалистам уже полноценное право на брак. Первым государством, как известно, стали Нидерланды (2001 г.), затем по этому пути пошли Бельгия (2003), Испания, Канада, ЮАР, Норвегия, Швеция, Португалия, Исландия, Аргентина, Дания и некоторые штаты США и Мексики. В апреле 2013 г. к ним присоединились Уругвай и Новая Зеландия, 18 мая – Франция, а 21 мая Палата общин британского парламента одобрила законопроект, легализующий однополые браки в Англии и Уэльсе. Сейчас на рассмотрении подобные законопроекты находятся в Люксембурге, Непале и Парагвае.

Обществом эта политика принимается также неодинаково. И если в одних странах общественность уже зомбирована настолько, что иммунитет потерян, то в других это вызывает ожесточённое сопротивление. Примером первого является Швейцария, где закон «О зарегистрированном партнёрстве», как и большинство других федеральных законов, вступил в силу по воле народа в результате референдума: 58% населения 5 июня 2005 г. признали право гомосексуальных пар на зарегистрированную совместную жизнь[6]. Примером второго является Франция, где накал борьбы только набирает силу. Франция является ярким примером того, как хитро действуют извращенцы.

Поскольку в 1998 г. было ещё немыслимым для общества, для Ассамблеи и даже внутри правительстве обсуждать однополые браки, они шли маленькими шагами, подготавливая соответствующие условия[7]. Сначала, в 1999 г. они начали проталкивать т.н. Гражданский пакт солидарности (PACS), который представлял собой что-то среднее между сожительством и браком. Это договор между двумя физическими лицами, включая гомосексуалистов, желающими официально оформить свои отношения, не вступая при этом в брак, который гарантировал определённые минимальные личные и имущественные права. При этом на партнёров не налагаются серьёзные обязательства, и договор расторгается автоматически по просьбе одного из партнёров.

Ясно было, что PACS представлял собой лазейку, с помощью которой собирались легализовать однополые союзы, поэтому его обсуждение вызвало ожесточённые длительные дискуссии, и сопротивление ему было не менее жёстким, чем нынешнее. Однако PACS в итоге был-таки утверждён. Результаты, правда, оказались неожиданными, поскольку 94% «паксующихся» оказались партнёры противоположного пола, и только 6% - гомосексуалисты. Но главное было сделано – вопрос о гомосексуальных браках ввели в информационное поле, сделали привычной темой для обсуждения, началась усиленная обработка законодателей, после чего, уже с приходом к власти Олланда, стало возможным продавливание закона о браках.

Не так драматично, но тоже остро проходило обсуждение этого вопроса в британском парламенте. Как указывал депутат Европарламента от Партии независимости Великобритании Найджел Фарадж, в действительности всё решал не парламент Англии, а Европейский суд по правам человека. Премьер-министр Кэмерон навязал этот законопроект вопреки воле его партии и его народа по указанию из Страсбурга. Так что неудивительно, что во Франции и в Британии законопроекты обсуждались одновременно.

Но Фарадж раскрыл и более глубокие замыслы Евросоюза, связанные с реализацией так называемой Стокгольмской программы, предполагающей унификацию права стран Европы в течение 2010-2014 гг. Способы достижения этой цели были представлены в докладе Берлингуэра 2010 г., который, как предположил Фарадж, должен быть принят в ноябре этого года. В соответствии с ним любой гражданский пакт или брак, заключённый в одной из стран ЕС, будет признан законным в других странах-членах. То есть если пара не имеет права оформить брак в своей собственной стране, она может это сделать в другой стране ЕС, по возвращению её на родину, там этот брак рассматриваться законным[8]. Понятно, что такое «право на брак» будет способствовать распространению «туризма гомосексуального брака», принуждая тех, кто против содомских союзов, к их признанию.

«ПРАВА АНТИ-ЧЕЛОВЕКА» ВМЕСТО «ПРАВ ЧЕЛОВЕКА»

С началом мирового кризиса 2008 г. и открытым провозглашением мировой элитой необходимости «нового мирового порядка» политика утверждения «прав» содомитов перешла на новый уровень. Во-первых, она достигает общемирового масштаба; во-вторых, под видом борьбы с гомофобией она принимает форму агрессивного подавления и вытеснения традиционных ценностей. В 2008 г. впервые в истории ООН по инициативе Франции, Нидерландов и ещё ряда государств на 63 сессии Генеральной Ассамблеи была принята Декларация относительно прав Человека и сексуальной ориентации и гендерной идентичности, которую поддержала треть государств: на сегодня её подписали 68 стран (Албания, Германия, Андорра, Аргентина, Армения, Австралия, Австрия, Бельгия, Боливия, Босния-Герцеговина, Бразилия, Болгария, Канада, Зелёный Мыс, Чили, Кипр, Колумбия, Коста-Рика (присоединилась в марте 2010 г.), Хорватия, Куба, Дания, Эквадор, США (присоединились в январе 2009 г.), Испания, Эстония, Македония, Финляндия, Франция, Габон, Грузия, Греция, Гвинея-Биссау, Венгрия, Ирландия, Исландия, Израиль, Италия, Япония, Латвия, Литва, Лихтенштейн, Люксембург, Мальта, Маврикий, Мексика, Черногория, Непал, Никарагуа, Норвегия, Новая Зеландия, Парагвай, Нидерланды, Польша, Португалия, Центральноафриканская республика, Чехия, Румыния, Великобритания, Сан-Мартин, Сан Томе-и-Принципе, Сербия, Словакия, Словения, Швеция, Швейцария, Тимор-Лесте, Уругвай и Венесуэла).

Следствием этого стало повсеместное усиление защиты прав содомитов, проявившееся в принятии новых законов, предусматривающих наказание за преступления на почве гомофобии, признающих однополые отношения и упрощающие получение трансгендерами официальных документов с указанием предпочитаемого пола. Для сотрудников полиции, тюрем, учителей, социальных работников и другого персонала были разработаны соответствующие программы обучения. Во многих школах были реализованы инициативы, направленные на искоренение практики запугивания.

15 июня 2011 г. Совет ООН по правам Человека принял резолюцию 17/19, утвердившую равенство между людьми вне зависимости от их сексуальной ориентации или их гендерной идентичности. Текст, предложенный Южной Африкой, поддержанный 39 странами и подписанный 86, подтвердил универсальность человеческих прав и потребовал до конца 2011 г. составление доклада о дискриминационной практике в отношении сексуальных меньшинств [9]. За этим последовал первый официальный доклад ООН по соответствующему вопросу, подготовленный Управлением Верховного комиссара по правам человека (УВКПЧ) и послуживший основой экспертной дискуссии в Совете в марте 2012 г., ставшей первым обсуждением в рамках межправительственного органа ООН на эту тему.

Хотелось бы обратить внимание, что среди тех мероприятий, которые запланировало УВКПЧ для достижения всеобщей декриминализации гомосексуализма предусматриваются, в частности:- разработка рекомендаций для проведения реформы в путём диалога с правительствами; - участие в общественной пропаганде за декриминализацию посредством выступлений, статей в прессе и видео-обращений; - сотрудничество с партнёрами ООН для реализации соответствующих образовательных инициатив; - обеспечение поддержки специальным процедурам по установлению фактов дискриминации и конфиденциальной связи с правительствами.

Как видим, планы УВКПЧ масштабны, а координируются они из его штаб-квартиры в Нью-Йорке. Одновременно расширяется и финансовая база международной «помощи» извращенцам. В 2009 г. Франция, Нидерланды и Норвегия создают первый в истории Фонд международной поддержки «Права человека, сексуальной ориентации и гендерной идентичности» для борьбы против гомофобии и трансфобии и управляемый совместно государствами-донарами и неправительственными организациями, специализирующимися по защите прав человека.

Занимается он тем, что финансирует акции в защиту прав содомитов. Интересно при этом, что административное и финансовое управление фондом осуществляет французское Министерство иностранных дел[10]. В июлет 2010 г. был создан первый управленческий комитет, состоящий из представителей спонсоров фонда (посольств Норвегии, Нидерландов, французского МИДа) и НПО (Амнистии Франции, Международной федерации по правам Человека и специализированных НПО ЛГБТ- сообщества).

В феврале 2011 г. комитетом были разработаны три пилотных проекта, которые были реализованы в течение 2 лет. Первый был направлен на достижение толерантности на всех уровнях с помощью медиа-кампаний, давления на законодателей (выявления противоречий между национальным законодательством и международными конвенциями) и непосредственной защиты гомосексуалистов. Целью второго стала непосредственная работа с населением, чтобы настраивать его в пользу ЛГБТ-сообщества, демонстрируя документальный фильмы, проводя соответствующие кино-фестивали и демонстрации, уделяя при этом особое внимание университетам. Третий проект посвящён достижению юридического признания ассоциаций гомосексуалистов, борющихся против дискриминации[11]. Фонд активно финансирует НПО, профсоюзы, университеты, СМИ, национальные институты по правам человека.

В начале 2013 г. (февраль-март) для разработки общей стратегии борьбы против гомофобии и координации усилий государств трёх континентов прошли соответствующие конференции по правам человека, сексуальной ориентации и гендерной идентичности в Бразилии (Америка), Катманду (Азия) и Париже (Европа)[12]. А 15-16 апреля на международной конференции в Осло, собравшей 200 представителей из 86 стран мира, были подведены итоги проведённой работы и рассмотрены следующие шаги для укрепления позиций ЛГБТ-сообщества[13].

Как видим, содомская мафия превратилась сегодня в мощную идейно-политическую силу, которая, приобретая всё более агрессивные формы, устанавливает свой контроль над ключевыми сферами культурно-общественной жизни. Продвижение её к высотам мировой политики происходило незаметно, долгое время её не воспринимали всерьёз, рассматривая как одно из меньшинств. В итоге, когда, накопив потенциал и создав разветвлённую сеть подчиняющихся ей организаций и движений, она вышло на общемировую арену, выяснилось, что во властных структурах «сексуальное меньшинство» уже давно представляет собой «сексуальное большинство», жёстко диктующее свои законы и нормы. Действуя под видом борьбы против дискриминации и гомофобии (толкуемых крайне широко и произвольно), они активно утверждают свои исключительные права, постепенно превращаясь в касту неприкасаемых.

В действительности, придавая своим правам уже сакральный характер, содомская мафия начинает приобретать черты религиозного сообщества. Выставляя вперёд «уличный гомосексуализм» и прикрываясь научно-гендерной риторикой, её оккультное нью-эйджевское ядро пока не выявляет себя открыто, но чётко преследует свои цели. Действуя в соответствии с сатанинской логикой, оно постоянно совершает подмену смыслов и понятий, чтобы вовлечь в свои сети как можно более широкий круг людей, которые, будучи уже толерантными, не в силах отличить правды от лжи. Но чем более толерантно общество, тем менее терпимы к нему содомиты.

Действуя как оборотни, они используют социальную организацию и законы этого общества, чтобы подорвав и разложив его изнутри, построить на этих развалинах свою содомскую антицерковь, которая и есть антицерковь сатаны. Прикрываясь «правами человека», они ликвидируют этого человека, создавая вместо него бесполое существо - анти-человека. Создавая свои однополые «браки», они ликвидируют истинный брак, который может быть только союзом между мужчиной и женщиной, которых они отрицают.

Создавая свои «семьи», они ликвидируют семью, в которой дети есть плод любви между мужчиной и женщиной, лишая отобранных ими детей рода и племени. Под видом «любви» они уничтожают истинную любовь, поскольку вместо семьи как «малой церкви», являющейся союзом любящих друг друга людей, объединённых верой в Бога, они создают «малую антицерковь», представляющую союз извращенцев-нелюдей, объединённых смертным грехом и служащих сатане. Они сосут соки из этой системы, пока она им нужна. Как только это «сообщество» достигнет критической массы, оно установит уже всемирную содомократию, и революция завершится: их Содом станет единственной нормой, а всё остальное – патологией.

Нормой станут все пороки и извращения, утвердится всеобщая сексуальная анархия, когда узаконение брака не будет иметь никакого значения, поскольку его заменят самые противоестественные формы сожительства. То, что происходит сегодня в Норвегии – лишь эскиз того полотна, который ими пишется, но их рукой ведёт сам сатана. *** Содомский грех разрастается как раковая опухоль, с которой нельзя договариваться, искать компромисса или достигать консенсуса. Метастазы её добрались и до нашей страны, и представляют для нас уже смертельную опасность. Но мы не Европа, у нас свой путь, своя судьба, своя вера, от которой мы никогда не откажемся. Россия остаётся последним и единственным оплотом православной духовности, которая только и может противостоять расползающейся мерзости. Стоящие перед нами угрозы требуют чёткого и ясного утверждения нашей нравственной позиции, которая, в свою очередь, обеспечит принятие соответствующих законодательных, политических и социальных решений, без которых распад общества неминуем.

http://communitarian.ru/publikacii/novyy_mirovoy_poryadok_metody/novyy_mir_izvraschencev_kak_vsemirnaya_sodomskaya_anticerkov_chast_3_okonchanie_30052013/