Главное военное ведомство США приобрело нового руководителя в лице 60-летнего Эштона Картера. Его кандидатура накануне прошла все официальные процедуры в американском Сенате, и была утверждена большинством голосов в качестве нового министра обороны – четвертого за время правления Обамы руководителя Пентагона.

Напомним: предшественник Картера – 68-летний Чак Хейгел – подал в отставку еще в ноябре прошлого года. Считается, что у него были довольно серьезные разногласия с людьми из окружения президента в Белом доме. По другой версии (ее обнародовала газета The New York Times), от Хейгела поспешили избавиться, потому что он якобы не справился с усмирением действующей в Сирии и Ираке группировки «Исламское государство».

С Хейгелом, кстати, связан еще один эпизод, касающийся уже американо-российских отношений. Выступая на ежегодной конференции армии США в октябре прошлого года, он приравнял Россию к террористическим угрозам и фактически призвал американскую армию готовиться к войне. Чем вызвал немалое удивление российского министра обороны Сергея Шойгу.

Чего ждать от нового главы Пентагона, кандидатуру которого выдвинул лично президент США Барак Обама? Будет ли Россия снова втянута в гонку вооружений, как это было в период холодной войны?

Тут надо понимать, что из трех предшественников Картера на этом посту (Роберт Гейтс, Леон Панетта и Чак Хейкел) двое – Гейтс и Хейкел – были республиканцами, - говорит главный научный сотрудник Института США и Канады, доктор экономических наук Владимир Васильев. – Гейтс вообще, что называется, достался Обаме от Буша-младшего. Но главное, что эти два министра не сработались с аппаратом Белого дома. Об этом написал в своих мемуарах Роберт Гейтс. Это дали понять и в окружении Хейгела.

«СП»: - В чем причина разногласий?

- У обоих была собственная точка зрения по многим вопросам, эту точку зрения они пытались довести до Обамы и Байдена. Белый дом был очень недоволен тем, что эти министры проявляли чрезмерную самостоятельность и независимость.

Поэтому Обама и выбрал своего однопартийца Картера. Это человек, который не будет, если так можно выразиться, иметь своего мнения. А если и будет, то оно будет совпадать с мнением Белого дома. Иными словами, назначен тот, кто будет выполнять то, что решит администрация президента.

Тут надо сказать, что в вопросах военного строительства в оставшиеся два года у Белого дома есть свои приоритеты, и им нужен просто министр-исполнитель. Задача его состоит в том, чтобы лучше выполнять те установки, которые будут спущены сверху. И меньше, что называется, «качать права».

Картер – это как раз управляемый министр обороны. Если считать, что два предыдущих были полууправляемыми.

«СП»: - Насколько известно, он физик по образованию…

- Это так. Более того, он никогда не служил, не носил военной формы и к вооруженным силам не имел никакого отношения. Это технократ и управленец, не принимавший участия ни в одной военной операции.

Задача Картера заниматься оптимизацией и модернизацией. Военный бюджет США сегодня стабилизирован на уровне 600-620 млрд. долларов ежегодно – это прямые военные расходы. Утвержденный бюджет Пентагона на 2016 год – 580-586 млрд. долларов.

Эштон Картер – управленец, который призван эффективно расходовать эти средства и проводить какие-то реформы. Сейчас американцы делают больший упор не на ведение боевых действий, а на модернизацию своей военной машины – на закупку новой техники, разработку современных видов оружия, проведение научно-исследовательских работ. И очередной глава Пентагона, скорей всего, будет заниматься именно этим и подготовкой к будущим боевым действиям.

Почему его и назначили – как человека, очень хорошо знающего внутреннюю кухню Пентагона именно с управленческой и хозяйственной точки зрения.

«СП»: - То есть, не боевой генерал, а эффективный менеджер?

- Или с претензией на эффективность. Во всяком случае, сам Картер вряд ли будет ввязываться в какие-то операции. Но он поддержит все, что будет выработано Белым домом, высшим политическим руководством страны относительно использования военной мощи США. Возьмет под козырек и будет выполнять.

Но поскольку он не чувствует себя именно боевым офицером, то не будет педалировать вопрос использования вооруженных сил как таковых. Я думаю, что Картер прекрасно понимает, что может погореть там, где он не очень большой специалист. Поэтому будет стремиться спрятаться за чьими-то спинами, сваливая, скажем, свои провалы и неудачи непосредственно на американских военных.

«СП»: - Насколько известно при Клинтоне Картер занимался военными связями со странами бывшего СССР и вопросами ядерного оружия. В новом качестве чего от него можно ждать на этих направлениях?

- Не прошло без внимания довольно жесткое его заявление по Ирану, где он подверг критике иранскую ядерную программу, которая, по его мнению, представляет определенного рода угрозу. Думаю, это связано с тем, что Картер всю жизнь занимался ядерным вооружением и особенно чувствителен к возможности конфликтов с использованием ядерного оружия.

Что касается украинского конфликта, Афганистана или боевой операции против отрядов Исламского государства, то пока вопрос о том, что там каким-то образом может быть использовано ядерное оружие, даже не стоит. Поэтому у Картера, я думаю, какой-то своей позиции в этих вопросах не будет. Хотя он считает вполне допустимым поставки летального оружия официальному Киеву.

«СП»: - Но это он, видимо, ретранслирует позицию администрации президента США…

- Он просто по определению должен разделять геополитические позиции высшего американского политического руководства. А от него на сегодняшний день идет один рефрен: все, что связано с Украиной проходит под «шапкой» «российской агрессии».

Есть четкая американская установка: США водружают флаги и убирают флаги. И поэтому, насколько я понимаю, американское высшее военно-политическое руководство уже считает, что Украина – это страна, встроенная в систему политических интересов Вашингтона. Это геополитическая позиция американского руководства. А Картер просто отметился, сделав соответствующее заявление.

«СП»: - Для нас, в принципе, кто лучше – Хейгел или Картер?

- Сейчас происходит полное сворачивание нашего сотрудничества с Пентагоном. И, по-моему, этот процесс принял, чуть ли не официальные формы – идет замораживание и прекращение всех совместных программ.

Поэтому вряд ли с новым министром у нас будет какое-то тесное общение. Но, на мой взгляд, для нас всегда были лучше технические исполнители. Потому что «политические тяжеловесы» всегда привносят какие-то свои амбиции.

Понятно, что Картер не имеет никаких перспектив как политический деятель. Но в то же время, многое зависит от установки. Если Белый дом берет курс на конфронтацию, то под козырек возьмёт и министр обороны.

Вице-президент Академии геополитических проблем Владимир Анохин уверен, что Россия ни при каких условиях не будет втягиваться в гонку вооружений:

- Министры обороны в США, как правило, люди не армейские. И все их заявления больше относятся не к практической военной сфере, а крутятся в политической ауре. Глава Пентагона – это скорее номинальная фигура на политическом небосклоне Соединенных Штатов. А процессами руководят кадровые военные. Поэтому, я думаю, никаких особенных изменений в политике и стратегии США не произойдет.

Втянемся ли мы в гонку вооружений или нет? Это будет зависеть только от нас. По крайней мере, военная доктрина, которую мы приняли на достаточно длительный период, не предполагает каких-то витков. И мы четко заявили, что ни на кого нападать не собираемся. Но при этом оборона у нас будет крепкая. И то, что мы сейчас делаем, это вполне оправданные шаги, которые обеспечивают серьезную защиту нашего государства от каких-либо поползновений.

http://svpressa.ru/politic/article/112776/