Последнее финансовое потрясение было настолько впечатляющим, что почти разрушило глобальную финансовую систему. Тогда, в марте 2007 года, на Уолл-стрит лопнул финансовый пузырь ипотечных ценных бумаг, отголоски чего до сих пор ощутимы в мире. Еще никогда не было такого за всё время существования Федерального резервного банка, чтобы Федеральная резервная система удерживала ставку почти на нулевом уровне – ныне эта ситуация длится уже почти восемь лет. Такого не было даже во времена Великой депрессии 30-х годов. Это явный признак нездоровой банковской системы, друзья.

На очереди новый финансовый кризис, берущий начало, на этот раз из регионов добычи сланцевой нефти: Техаса, Северной Дакоты и других. Так же, как и так называемый американский ипотечный кризис недвижимости, дефолт сланцевых мусорных облигаций говорит о наступающем кризисе и является первой волной, влекущей за собой настоящее цунами.

Банковская система всё уязвимее

Я говорю о надвигающейся опасности, исходя из действий правительств США и ЕС после 2007 года для предотвращения повторения цикла надувания и лопанья финансовых “мыльных пузырей”.

Один словом, они ничего не сделали. Все, что они сделали – это увеличили гос долг США и раздули баланс центрального банка до исторического максимума, чтобы затем, отстранившись от дел, оставили экономику США в ещё более плачевном состоянии перед лицом разворачивающегося кризиса.

За исключением нескольких законов, исключительно для сохранения репутации, не было сделано ничего. Ни один директор крупного банка, замешанного в преступных махинациях, не попал в тюрьму. Ни один из банков «слишком крупных, чтобы обанкротиться» не заставили избавиться от триллионов долларов, как это случилось в 1933 году, когда был принят закон Гласса-Стигала (Glass-Steagall Act), вынудивший банки избавиться от акций и ценных бумаг, во избежании конфликта интересов. Эта проблема снова появилась после отмены этого закона Биллом Клинтоном (Bill Clinton) в 1999 году и объединения банков, страховых компаний и инвестиционных фирм в гигантов столь крупных, кто Конгрессу стало страшно лезть в их дела. Не было принято никаких законов, заставляющих банки раскрыть данные по внебалансовым деривативам. Как и в 2007 году банковская деятельность не приобрела прозрачности в угоду банкирам.

Но кое-что всё же поменялось. Более 700 миллиардов долларов американских налогоплательщиков были пожертвованы на “оздоровление” и “соцобеспечение” шести или семи преступных организаций, называемых банками с Уолл-стрит. Четыре из них (JP MorganChase, Citigroup, Goldman Sachs, Bank of America) удерживают до 93% от суммы всех кредитных обязательств на рынке деривативов США, что в апреле 2014 года, по грубым подсчетам, составляло $231 триллион - да-да, триллион! Даже с учётом вычета (стоимости) взаимозачётных деривативных контрактов, кредитные риски вышеупомянутых банков с Уолл-стрит могут достигнуть $279 млрд, эти средства будут всё так же сконцентрированы в четырех крупнейших банках США.

В полномасштабный кризис, как в 2008 году, когда банки не осмеливались вести торговлю между собой, опасаясь дефолта, просчёт рисков был бесполезен, так как не было никакой страховки от системного кризиса. В 2007-2015 годах ФРС реагировала на проблемы беспрецедентным печатанием денег, чтобы “оживить” зомби-банки Уолл-стрит. Это было названо «количественным смягчением» (Quantitative easing или QE).

После сентября 2008 года ФРС создала из воздуха более чем $3.3 трлн и назвала это своими активами. В процессе количественного смягчения ФРС купила финансовые активы коммерческих банков, в основном, большой четверки или крупнейших двадцати пяти банков, других частных институтов, таких, как ипотечные компании Fannie Mae и Freddie Mac. ФРС приобрела облигации правительства США у частных банков. Совсем недавно ФРС купила $1.7 трлн “токсичных” ипотечных бумаг от тех же банков. Таким образом, QE лишь срочно дало банкам так необходимую им ликвидность.

Но на дворе сейчас не 1986 год, и банковская система США и американская экономика не сравнимы с тем временем. Сегодня правительство США задыхается под гнетом $18 трлн федерального долга. В 1986 году он были “жалкие” $2 трлн. Экономика США в 1986 году всё ещё создавала реальные рабочие места для людей в промышленной сфере. Сегодня эти места уже давно перенесены в Мексику, Китай, Вьетнам, или даже в Россию. И банковская система США уже семь лет подключена к аппарату искусственного жизнеобеспечения, именуемого количественным смягчением.

По словам Джона Уильямса (John Williams), проводящего независимую проверку достоверности государственной статистики на своём сайте Shadow Government Statistics, реальный уровень безработицы в США на начало 2015 года составлял не политически удобные 5%, о которых так гордо объявил Барак Обама. Скорее это было больше похоже на 23%, что равняется уровню безработицы во времена Великой депрессии, и почти в два раза больше 12%, зафиксированных им в период до начала кризиса 2007 года.

Но что же банки сделали с деньгами ФРС? В поисках новых источников прибыли они наводнили фондовые рынки и развивающиеся рынки Бразилии, Индии и даже России, так же как они хлынули на рынок недвижимости после крушения пузыря доткомов в 2000-х годах. Еще они пролили сотни миллиардов долларов на золотое дно американской сланцевой нефти, создавая новый пузырь наподобие доткомов 1999-2000-х годов и ипотечного пузыря 2004-2007-х годов. И вот теперь пузырь на сланцевой нефти начинает быстро сдуваться.

Саудовская Аравия наносит удар

Напомню, что в сентябре 2014 года, в непродуманной попытке “подогреть” ситуацию в российской экономике и ослабить Владимира Путина (Vladimir Putin), Госсекретать США Джон Керри (John Kerry) вылетел в Саудовскую Аравию, чтобы встретиться с умирающим королем Абдаллой (King Abdullah). По слухам тогда Керри предложил Саудитам продавать нефть, стоившую на тот момент $100 за баррель, по рекордно низким ценам. Это была сырая идея, сырая не в смысле качества нефти, а в её непродуманности, повторяющая тактику вице-президента Буша (Bush) и Госсекретаря Джорджа Шульца (George Schultz) в 1986 году, когда их усилиями цены на нефть упали ниже $10 за баррель, что подготовило экономическую платформу для распада Советского Союза тремя годами позже.

Однако Керри и нео-консерваторы упустили из виду двойные интересы хитрых саудовских ваххабитов из королевской семьи. Те радостно согласились помочь Вашингтону углубить финансовый кризис в России, ударив заодно и по своему шиитскому врагу Ирану при помощи нефти. Но они также увидели прекрасный шанс избавиться от своего нового соперника за нефтяное господство, а именно от США с их сланцевой нефтью.

Ученик Чародея

Из-за геологических особенностей породы, содержащей сланцевую нефть и газ, и необходимости закачки миллионов галлонов смеси воды и химических веществ, сланцевые скважины истощаются гораздо быстрей обычных. Это приводит к тому, что сланцевым компаниям приходится занимать все больше и больше для бурения новых скважин и поддержки объемов добычи. Пока нефть стоила выше $100 за баррель – это было выгодно как для банков, так и для компаний, занимающихся добычей сланцевой нефти.

Бурение новых скважин сланцевой нефти стоит денег. После 2011 года банки Уолл-стрит, жаждущие нового притока в переживающую упадок экономику, совместно со сланцевыми буровыми компаниями продемонстрировали новую версию «Ученика Чародея» Гёте, где на этот раз невозможно было остановить поток нефти. В результате этого США превзошли Саудовскую Аравию, став крупнейшим мировым производителем жидких топлив (нефть + газоконденсат и т.д.), но рост предложения ухудшил кризис нефтяной промышленности в США.

Когда процентные ставки ФРС были равны нулю, а ликвидность Уолл-стрит казалось неограниченной, цена на нефть превышала $100 за баррель, как это и было с 2011 года, деньги вкладывались в добычу сланцевого газа без счёту до тех пор, пока цена не рухнула из-за избытка его поставок. В этот момент, около 2011 года, добыча сланцевого газа уступила по прибыльности добыче нефти низко-проницаемых коллекторов [т.н. «сланцевой» - прим. Селадо]. С этого момента, как и в случае с другими финансовыми пузырями, начал расти долг. У банкиров на Уолл-стрит короткая память, в случае, если они уверены, что правительство всегда окажет содействие, так как они «слишком большие, чтобы обанкротиться». Таким образом, пузырь сланцевой нефти был создан без учета рисков.

С начала бума на сланец в 2011 году оба банка Wells Fargo и JP Morgan выпустили кредитных облигаций по $100 млрд. Это были так называемые «мусорные облигации» — высокодоходные облигации с кредитным рейтингом ниже инвестиционного уровня. В случае разорения компании они становятся самым настоящим мусором, оправдывая свое название. Облигации были выпущены банками Уолл-стрит и сланцевыми нефтяными и газовыми компаниями, став самым быстрорастущим сектором от общего числа мусорных облигаций в США.

Теперь, когда цена на нефть колеблется на отметке $59 за баррель, нефтяные компании находятся в тяжелом положении, выпуская все больше мусорных облигаций для финансирования добычи нефти, находясь на грани дефолта, и каждый дополнительный день, пока цена остается на таком низком уровне, рискуют стать банкротами. Их сланцевые проекты были рассчитаны при стоимости нефти в $100 за баррель. В большинстве случаев стоимость нефти, необходимая для избежания банкротства, должна составлять от $65 до $80 за баррель. Добыча сланцевой нефти стоит дороже добычи традиционной нефти. Консалтинговая компания Douglas-Westwood считает, что для достижения положительного денежного потока почти половине нефтяных проектов в США необходима цена нефти более $120 за баррель.

Так как, начатая в Саудовской Аравии, “операция” по снижению цен на нефть длится уже восемь месяцев и не думает заканчиваться, домино сланцевой нефти начало падать. Американские производители сланцевой нефти Quicksilver Resources, American Eagle Energy, Saratoga Resources и BPZ Resources не произвели процентных выплат в этом году. Нефтяная компания из Хьюстона (Houston) Cal Dive International заявила о банкротстве. Международное рейтинговое агентство Moody’s Investors Service понизило рейтинг швейцарского нефтяного подрядчика Transocean из-за долга в $9.1 млрд.

Объём высокодоходных облигаций энергетического сектора США — тех самых «мусорных облигаций», предположительно находящихся на грани дефолта, достиг $247 млрд. Но взрыв сланцевого пузыря только начинается, потому что производители сланцевой нефти отчаянно пытаются остаться на плаву и, надеясь на более высокие цены на нефть, сейчас пытаются выкачивать столько нефти, сколько вообще возможно, обслуживая этим свой долг перед банками во избежание дефолта. Это приводит к пресыщению нефтяного рынка США и еще больше обесценивает нефть.

Чтобы ещё более усугубить ситуацию на рынке, саудиты, по-видимому, не собираются пока понижать цены, по крайней мере, пока ещё больше “крови” не прольётся на Уолл-стрит. В первую неделю апреля запасы сырой нефти выросли на 11 млн баррелей – в три раза больше, чем ожидалось, — составив 482 млн баррелей. Это наибольший рост запасов, отмеченный с 2001 года. Запасы в Кушинге (Cushing), штат Оклахома (Oklahoma), выросли на 1.2 млн баррелей, что намного больше, чем ожидалось. Помимо наводнения американского рынка сланцевой нефтью, добыча нефти в Саудовской Аравии выросла до 10.3 млн баррелей в марте.

Министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими (Ali al-Naimi) заявил, что готов к повышению цены только в том случае, если все производители вне ОПЕК присоединятся к этому начинанию. Но даже в составе ОПЕК Иран увеличивает объёмы продаж в Китай и Японию несмотря на существующие санкции и их возможное продление в июле, хотя это маловероятно. В результате чего происходит ещё более значительный рост значения Ирана на нефтяном рынке.

По оценке Оливье Якоба (Olivier Jakob) из швейцарской компании Petromatrix Ирак и Ливия также увеличили добычу в марте, а Россия выкачивает все возможное, то есть на мировом рынке есть переизбыток нефти, способный сохранится до конца 2015 года. По оценкам Департамента энергетики США цены на нефть упадут еще на $5-15 за баррель, достигнув уровня в $35-45 за баррель. Это произойдет из-за переизбытка продукта и вызовет цепную реакцию банкротства сланцевых предприятий нефтяного сектора и потери десятков тысяч хорошо оплачиваемых рабочих мест от Пенсильвании (Pennsylvania) до Техаса (Texas), от Северной Дакоты (North Dakota) до Калифорнии (California) и Аризоны (Arizona).

Существует крепкая связь между нефтяной сланцевой промышленностью и банками Уолл-стрит, финансирующими сланцевое золотое дно. Банки прокредитовали в энергетический сектор США на $498 млрд. 15% общей прибыли в 2014 году от инвестиционной деятельности банка Wells Fargo были получены в нефтегазовом секторе. В соответствие с данными финансового агентства Dealogic финансовый конгломерат Citigroup получил 12%. Теперь возникли проблемы. Банки Уолл-стрит, которые финансировали сланцевые энергетические сделки, получили проблемы с перепродажей долга по мере распространения слухов о кризисе. На этот раз у банков с Уолл-стрит могут возникнуть проблемы с поиском наивных китайских банкиров готовых купить “токсичные” нефтяные облигации, как это случилось с облигациями сабпрайм ипотеки в 2008 году.

Под ударом оказались не только нефтяные компании. Вся инфраструктура энергетической отрасли в США, одна из немногих областей, способная похвастаться ростом в период упадка экономики, финансирующая постройку новых домов для сотрудников нефтяных компаний, постройки офисных зданий в Хьюстоне, Техасе, Северной Дакоте, создавая занятость среди таких крупных очагов экономического упадка как Детройт (Detroit). Ричард Хилл (Richard Hill) из Morgan Stanley говорит о переоценке рисков в городах, связанных с добычей сланцевой нефти, и появлении в ближайшие три года долга по недвижимости на сумму $1.1 трлн.

Обвал рынка облигаций сланцевой нефти будет означать начало следующего финансового цунами. Рынок мусорных облигаций процветал пока банки в США, ЕС и других странах рассчитывали на то, что ФРС сохраняет нулевую ставку, и стоимость нефти останется около $100 за баррель. Банковские риски были равны нулю, и наградой служили двойные процентные ставки на мусорные облигации.

В конце концов, эти облигации, сланец и всё прочее — не что иное, как первая волна цунами, несмотря на нулевые процентные ставки, обусловленная падением цен на нефть. Мартин Фридсон (Martin S. Fridson), известный аналитик рынка высокодоходных мусорных облигаций, предсказывает потери в размере $1.6 трлн в случае дефолта, который принесет новая волна кризиса, грозящая вскоре наступить.

Фридсон говорил об этом пять месяцев назад. «Вскоре» уже наступило. Ближайшие месяцы обещают быть наполненными беспорядочными действиями с раздутой задолженностью финансового сектора США, что говорит о возможно еще более страшном повторе глобального кризиса 2008 года.

После 2008 года наиболее уязвимыми являются все те же преступные предприятия, создавшие крах ценных ипотечных бумаг в 2007 году и виновные практически в каждом кризисе с 1907 года: JPMorgan Chase & Co., Bank of America Corp., Citigroup Inc. и Wells Fargo & Co.

Может стоит подумать о рассмотрении в ближайшее время еще одной банковской модели для США, в результате которой генеральные директора банков понесут свою ответственность перед судом, состоится национализация «слишком больших, чтобы обанкротиться» банков, которые разобьют на части, удаляя из экономики эту раковую опухоль и давая возможность очистить инвестиционное резюме честных банков и людей как это уже было в США около шестидесяти лет назад.

http://aftershock.su/?q=node/307799