В современном мире все сложнее противостоять колониальной стратегии Запада, которая приобрела черты "невидимой опасности", считает член Зиновьевского клуба Алексей Блинов.

Мы являемся свидетелями ренессанса антиколониального дискурса в мире. Самым сильным протестным потенциалом и высокой степенью гражданской осознанности обладает многочисленное антиглобалисткое движение, направленное против антидемократизма формирующегося глобального порядка. В апреле во многих странах Европы прокатилась волна протеста против планов о создании трансатлантической зоны свободной торговли между ЕС и США, которое воспринимается гражданами как очередной акт колонизации Старого Света.

Антиколониальный дискурс как идеология сопротивления

Положительным моментом является и то, что антиколониальный дискурс приобретает официальный характер. Одним их первых таких примеров (ноябрь 2014) стало заявление президента России Владимира Путина о том, что США "хотят нас подчинить. Хотят за наш счет решать свои проблемы, хотят подчинить нас своему влиянию. Никогда ни у кого это в истории в отношении России не получалось, и ни у кого не получится". Еще одним ярким проявлением антиколониального дискурса стало интервью руководителя администрации президента Сергея Иванова в документальном фильме "Президент", где он заявил: "США в тот момент уже уверились, что Россия перешла в режим некоей колониальной демократии, что мы прочно сели на игру МВФ, что экспертное сообщество должно нас и дальше учить, как нам развивать свою экономику, куда качать нефть".

Гибридная колонизация — невидимая опасность

Современную форму колониальной политики Запада можно сравнить с радиацией: как при проникающем излучении, потенциальная жертва не подозревает о смертельном вреде получаемой дозы, так и современная форма колонизации фатальна для сохранения жизнедеятельности и самостоятельности системы. Хотя у граждан сохраняется чувство, что они живут в собственной стране, но реально они теряют возможность определять свое будущее, реализовывать государственную стратегию, исходя из реальных, а не суррогатных национальных интересов.

Ключом к пониманию современного неоколониализма и процесса деколонизации является концепция колониальной демократии Александра Зиновьева. В социологических трудах "Запад" и "На пути к сверхобществу" Александр Зиновьев первый ввел в научный оборот и дал определение колониальной демократии.

Поэтому освобождение национальных государств должно вестись не в логике классических колоний, а в логике колониальных демократий. Колониальная практика в наше время весьма изощренная, можно сказать "стерильная". Нельзя прямо утверждать, что та или иная страна — колония. Гибридная, ползучая колонизация проходит путь от управляемой демократии к колониальной демократии. А освобождение от режима колониальной демократии и есть суть деколонизация в современном мире.

Война — агент колонизации

Ведение колонизации и войн — перманентное свойство Запада, присущее западной цивилизации с самого начала ее появления. Колонизация — это классический вариант внешней агрессии, направленной на покорение противника, который ничем по своим последствиям не отличается от войны.

Не случайно сегодня ядро западной цивилизации, так называемое сверхобщество с лидирующей ролью англосаксов, пытается взять реванш, предпринимает попытку новой колонизации мира. Не случайно и то, что новая волна колонизации "совпала" с провоцированием новой мировой войны (по словам папы римского Франциска, третья мировая война уже идет).

На цикличность в военной стратегии Запада обращает свое внимание Владимир Лепехин в концепции глобальных противостояний (мировых войн), которые предопределяются фактами повторяемости одних и тех же событий. В колониальной стратегии Запада также имеется определенная повторяемость: его вечная идея фикс — колонизация Востока. Четко прослеживается связь больших войн с масштабными волнами колонизации и попытками передела "мирового пирога".

После поражения фашизма (с его теорией расового превосходства) в 1945 году началась самая массовая волна по деколонизации стран третьего мира, самое массовое движение за независимость и самоопределение. Закономерность любой колонизации выражается в том, что народ колонизируемой страны всегда воспринимается колонизатором в качестве людей второго сорта, менее развитой расы. Кстати, и крестовые походы против варваров, иноверцев и язычников логично рассматривать как первые проявления расовых теорий и идей о превосходстве одной части человечества над другой.

Запад перманентно осуществляет колонизацию. Когда нет открытой войны — идет скрытое влияние посредством "мягкой силы". Цивилизационная сущность Запада — экономический паразитизм, стремление жить за счет чужого жизненного пространства. Важно понять, что для элиты США — современного мирового гегемона — весь мир и все страны враги, объект колонизации. Для сохранения стандартов и качества жизни, поддержания экономического роста и обеспечения долларовой империи уже отдельных регионов мира мало. Поэтому теория "золотого миллиарда" — это чистый пиар, отвлекающий маневр. Существует максимум "золотые сто миллионов", сверхэлита. Все остальное человечество для сверхэлиты — это потребители: простые или квалифицированные, массовые или премиум-класса — не имеет значения. Таранным механизмом колонизации на рубеже XX-XXI веков стала глобализация, а ее основным смыслом — стирание границ для беспрепятственного перемещения товаров и капиталов, "утечки мозгов" и информации.

Фактор предательства

Главная технология гибридной колонизации, ее идеологический механизм — это фактор предательства. Если в элите критическая масса предателей становится больше, чем способность системы поддерживать воспроизводство и сохранять свою самобытность, то данная система с высокой степенью вероятности будет подчинена внешнему агрессору

Наличие компрадорской элиты, безразличие и неспособность большинства к осознанию своих реальных интересов и пониманию угроз национальной безопасности, снижение ценности национальных культур, традиций, амнезия исторической памяти, — все это способствует успешному ведению гибридной колонизации, а по сути войны. Поэтому ответ на "гибридную" войну находится не в военной, а в идеологической сфере. Соответственно, одним из главных средств противодействия колониальной демократии является информационная война.

Гибридная колонизация тесно связана с практикой цветных революций новейшего времени. Более того, любая цветная революция фактически является механизмом госпереворота, нелегитимного приведения к власти контрэлит. В результате "бархатных" и "цветных" революций, начиная с 1989 года, в большей части стран пришли именно компрадорские элиты, правительства национального предательства.

Начало идеологического предательства — замена идеалов на ценности (все, что имеет цену, по определению является предметом купли-продажи). Ведь за ценности, в отличие от идеалов, не воюют, не отдают жизни — они всего лишь предмет торга, посчитанная выгода.

Потребительское общество снизило порог чувствительности и недовольства унизительным колониальным статусом. Дилемма, бороться ли с колониальной демократией или нет, решается на уровне конкретного индивида. Кто-то выбирает товары, а кто-то свободу, возможность быть на стороне истины, а не на "правильной стороне истории", объявленной таковой мировым гегемоном.

Как так получилось, что люди с легкостью готовы отказаться от вековой культурной идентичности и идеалов? Это ведь тоже предательство, но только уже самих себя. В этом смысле глобализация является конвейером предательства. Покорение государств и уничтожение национальных культур стало обыденной задачей. Стирание с лица земли не западных цивилизаций и культур происходит почти в стерильных, лабораторных условиях. Сегодня национальные государства проходят самый жесткий стресс-тест в своей истории. Настал момент исторической истины для национального государства в условиях глобализации. Но вот готовы ли мир и люди бороться за свои идеалы?

Закат политической лаборатории мира — Европы

Мы являемся непосредственными свидетелями окончательной колонизации Европы. Такие примеры, как консолидированная проамериканская реакция на дело Сноудена, антироссийские санкции, унификация внешнеполитической линии и следование европейской дипломатии в фарватере Госдепа, Трансатлантическое партнерство, — все это говорит о фактическом полном подчинении Европы интересам США.

США разделяют и властвуют по-древнеримски. Провоцирование военных конфликтов по периметру ЕС, включая инициирование горячего конфликта на Украине, направлено не столько на то, чтобы поссорить и отдалить Россию от Европы, сколько на то, чтобы сделать из Европы жертву-одиночку, которая примет любые ультиматумы. Можно даже сказать, что если крупнейшей геополитической катастрофой XX века стало крушение СССР, то крупнейшей геополитической катастрофой XXI века является крушение исторической Европы. Элита Старого Света предала свои национальные интересы.

Шахматная многоходовка США удалась: план Маршала по послевоенному восстановлению, создание института ЕС в качестве жесткой коллективной упряжки, присвоение сферы бывшего советского влияния завершились полным подчинением Европы. Европа лишена самостоятельной боеспособной армии, ее территория опутана иностранными военными базами, ее безопасность полностью обеспечивается навязанным военно-политическим блоком НАТО, ставшим механизмом военного принуждения и контроля.

Военное присутствие США — признак инфраструктуры колонизации, прямого проецирования военной мощи, которую осуществляет главная "империя добра" в деле планомерной "демократизации" мира и насаждения однополярного мирового порядка. Как не вспомнить здесь слова одного из лидеров войны за независимость США Бенджамина Франклина: "Если между свободой и безопасностью народ выбирает безопасность, в конечном итоге он теряет и то и другое". Еще один яркий признак колониальной демократии по-европейски описан в книге экс-главы военной контрразведки ФРГ Герда-Хельмута Комоссы "Немецкая карта". Он рассказывает об ограничении государственного суверенитета Германии: каждый новый федеральный канцлер должен "брать ярлык на княжение" в Вашингтоне подписывая "канцлер-акт", гарантирующий его подконтрольность США.

Задача будущих поколений европейской элиты и европейских народов — освобождение от колониальной зависимости от США, от щупалец глобального гегемона — Золотой Орды XXI века. Когда эта задача будет осознана и реализована, неизвестно. Ясно одно: это не только вопрос номер один в политической повестке дня Большой Европы — это дело европейской чести, если таковая еще осталась

http://ria.ru/zinoviev_club/20150514/1064527167.html