Через тюрьмы, каторгу и концлагеря белогвардейцев прошло более 10% населения Севера России, а, по свидетельству американского генерала Гревса, в Восточной Сибири на 1 убитого красными приходилось до 100 чел., убитых белыми.

И кто, спрашивается, должен отмечать День памяти жертв политических репрессий?

Александр Степанов, депутат парламента Карелии: Кто должен отмечать День памяти жертв политических репрессий? 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий настоящие русские либералы несут цветы к «соловецкому камню». Потому как стали Соловецкие острова неким символом «коммунистического ГУЛАГа», местом с которого он якобы начался. Аббревиатура СЛОН вызывает у них трепет. Но вот беда, наши либералы как обычно ленивы и нелюбопытны. Историю они знают плохо. Ведь иначе они бы придумали какой-нибудь иной символ для своих мероприятий.

Историческая правда состоит в том, что в двадцатом веке лагерь на Соловках создали белые. А именно, 3 февраля 1919 года правительство Миллера-Чайковского, которое поддерживали «западные демократии», приняло постановление, по которому граждане, «присутствие коих является вредным…могут быть подвергаемы аресту и высылке во внесудебном порядке в места, указанные в пункте 4 настоящего постановления». Указанный пункт гласил «Местом высылки назначается Соловецкий монастырь или один из островом Соловецкой группы…». Как пишет исследователь истории гражданской войны П.А.Голуб, «вожди белого режима на Севере – Чайковский, Миллер, Мурушевский и прочие, уже пребывая в эмигрантском далеке, не уставали чернить большевиков за ссылку контреволюционеров на Соловки. Но при этом дружно демонстрировали провал памяти, а именно: дорогу на Соловки проложили именно они».

Впрочем, кроме Соловков у «демократического правительства» Северной области были и иные места, куда они первыми начали отправлять своих политических соперников: острова Мудьюг и Иоканьга.

"Люди, названные военнопленными, доводились до крайних пределов голода: как голодные псы бросались, хватая обглоданные администрацией тюрьмы кости, зная вперед, что это будет стоить побоев прикладами, карцера и т.д. Организм заточенных был доведен от голода до состояния, когда незначительное дуновение ветра валило их с ног, что почиталось симуляцией, и потому на несчастных снова сыпались побои... Из заточенных на Мудьюге более 50 процентов расстались с жизнью, многие сошли с ума..." (Из заявления Архангельского совета профсоюзов, август 1919 г.)

А это про Иоканьгу: « В тюрьме применялись изуверские пытки: жгли каленым железом, закапывали живьем в землю. Широко применяли и железные кандалы. Заключенные пытались группами или в одиночку бежать, но их ловили и расстреливали…. Анкета, проведенная Иоканьговским Совдепом уже после падения Северной области, показывает, что из 1200 арестантов, побывавших в застенках Иоканьги, лишь 20 человек принадлежало к коммунистической партии, остальные были беспартийные. Тысячи людей были погублены в тюрьме».

Вот итог деятельности настоящих основателей Соловецкого лагеря: "По неполным подсчетам исследователей гражданской войны на Севере, через тюрьмы, концлагеря и каторгу прошло около 52000 человек, то есть до 11 % всего населения. Согласно официальным данным властей, по приговорам военных судов было расстреляно около 4000 человек" (Голуб П. "Белый" террор на Севере России).

Кто сейчас об этом вспоминает? Увы, почти никто…. Ждать этого от собирающихся у «соловецкого камня» людей просто наивно.

Недавно я был в Кеми. Секретарь местной партячейки показал церковь, у которой в 1918 году были расстреляны молодые сторонники советской власти. В Советское время церковь не ремонтировали, поэтому следы от пуль, тех самых, были видны на ее стене. Еще совсем недавно. Но в эпоху «духовного возрождениея» денег у РПЦ много, поэтому кемскую церковь отремонтировали. Следов на стене никаких больше нет. Поэтому туристы, направяляющиеся на Соловки через Кемь, могут спокойно помолиться в отреставрированной церкви за «жертв большевистского террора».

Или вот еще пример, который я всегда привожу. В моем родном Олонецком районе, тогда уезде, в 1919 году, заняв населенный пункт, белые расстреливали на месте коммунистов и сочувствующих им. Всего в уезде были расстреляны белофиннами более 150 (по другим данным - 286) коммунистов, учителей, а также крестьян, подозревавшихся в сотрудничестве с Советской властью. Сложно сравнивать, но все же – в 1930 годы в Олонецком районе было незаконно репрессировано 155 человек.

Историю белого террора в других регионах России я знаю плохо, но фраза командующего американскими интервенционными войсками в Сибири генерала У. Грэвс хрестоматийна: "В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, как это обычно думали. Я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого человека, убитого большевиками, приходилось 100 чел. убитых антибольшевистскими элементами."

Ну так кто должен отмечать День памяти жертв политических репрессий?

Но ведь потом! – скажут мне оппоненты,- вы тоже расстреливали. Да, было дело. Но только потом! А сначала было так, что генерала Краснова, после разгрома его мятежа, большевики просто отпустили. Под честное слово, что он больше не будет…. В мировой истории есть еще примеры, когда вот так вот отпускали противника, схваченного с оружием? Наивные как дети, честное слово! Между прочим Краснов слово свое, понятное дело, не сдержал.

Но я, собственно, не о Краснове, а о нас, нынешних левых, нынешних коммунистах. Как-то получилось так, что мы почти смирились с неким ярлыком, который на нас наклеили. Начинаем оправдываться за «красный террор», подчас забывая о своих, гораздо более многочисленных жертвах. Зачем? Давайте лучше жестко напоминать им об их деяниях. И помнить о наших павших. Потому что всегда, во всей мировой истории коммунистическое движение выступало как самое гуманное течение. Которое старалось гасить все вспышки стихийного насилия. И уж только тогда, когда приходилось защищатся…. Но право на самозащиту имеет каждый. Более того, левые к жестким мерам частенько прибегали с явным опозданием.

А уж если говорить о масштабах, то списки наших погибших перевесят все. Не так давно Медведев сказал что-то очень осуждающее в отношении Сталина, Но до этого Дмитрий Анатольевич, будучи в Финляндии, возложил цветы к могиле Маннергейма.

Того самого, при котором в 1918 г. число жертв белого террора в Финляндии исчислялось в 40 тыс. человек. По неполным данным 10 тыс. было казнено во время войны. 15817 было расстреляно после победы белофиннов. В концлагерях умерло так же около 15 тыс. человек. Эти значительные цифры для страны с трехмиллионным населением. Как пишет историк В. Галин, в относительных цифрах в Финляндии было пропущено через тюрьмы почти 3% населения страны, что в 2-4 раза больше, чем содержалось уголовных и политических заключенных в ГУЛАГЕ. Гибли рабочие, крестьяне, интеллигенты. К слову, в те весенние дни 1918 года погиб и Альгот Тиетявяйнен, он же Майю Лассила, редактор коммунистической газеты, придумавший веселую историю, которую все мы знаем по фильму «За спичками». Медведев этот фильм наверняка тоже смотрел.

30 октября в очередной раз будет отмечаться день памяти жертв политических репрессий. Недурно бы было к нему подготовится. Может быть даже к «соловецкому камню» прийти. Потому что именно у коммунистов есть все основания отмечать эту поминальную дату. Хотя бы затем, чтобы вспомнить всех наших павших.

http://stepanov-karel.livejournal.com/186076.html