Сегодня наш разговор — о феномене MOOC, с которым консенсус мнений связывает представление о будущем образовании. Massive Open Online Course (MOOC), массовые курсы открытого онлайн-обучения — это новомодное направление в дистанционном образовании, претендующее на оптимальное сочетание современных дидактических методик с иллюзией тотального образования масс, поразившей мозг западной цивилизации. (Притом что аналогичная иллюзия отравила в своё время на десятилетия вперёд рынок труда в Советском Союзе — каждому колхознику по университетскому диплому!)

Термин MOOC придумали в 2008 году Дэвид Кормиер из канадского Университета острова принца Эдуарда (University of Prince Edward Island) и Брайен Александер из Национального института технологий в либеральном образовании (National Institute for Technology in Liberal Education). Экзотика вузов, в недрах которых зародилась шальная мысль MOOC, — это не случайность, а, на мой взгляд, закономерность, поскольку сама концепция массовых курсов открытого онлайн-обучения страдает маргинальной зависимостью как раз от либерально-провинциальных иллюзий. А именно: образование будущего должно быть а) массовым, б) демократичным.

наука

Источник: Наука, технологии и инновации России: 2012. С. 68—70.

С массовостью все понятно, а под демократичностью понимаются две вещи: во-первых, образование должно быть доступным любому желающему — то есть в идеале бесплатным; во-вторых, оно должно быть элитарным, в противном случае рушится вся конструкция: если студенту Принстона доступны знания, которые недоступны выпускнику MOOC, — значит, образовательный процесс организован неправильно (это не я так думаю, а идеологи MOOC).

Из этих красивых иллюзий, как я уже сказал, в 2008 году родилось массовое движение, которое охватило, по крайней мере в Соединённых Штатах Америки, лучшие вузы страны. Со стороны это выглядит трудовым почином или шефством, взятым элитными школами над неграмотными толпами, которые — гипотетически! — должны быть охвачены жаждой полноценного образования.

Сегодня в США три масштабных MOOC-площадки (на самом деле их на порядок больше, но эти — наиболее массовые и популярные): edX, учреждённая ни много ни мало Гарвардским университетом и Массачусетским технологическим институтом, Udacity, структура, возникшая на базе программы по информатике Стэнфордского университета, и Coursera, детище стэнфордских профессоров Эндрю Нг (по другой версии он Ын, но по-любому — китаец) и Дафной Келлер.

Есть MOOC и в других частях света: Iversity в Германии (300 тысяч студентов, больше, чем где-либо в Европе), Open Univercity в Великобритании, Crypt4you в Испании, OpenupEd — детище образовательных структур Евросоюза, EduKart в Индии и т. д.

наука

* все расходы на НИОКР.
Источник: Доклад о человеческом развитии 2013. Возвышение Юга: человеческий прогресс в многооб­разном мире. М., 2013; Наука, технологии и инновации России: 2012. М., 2013. С. 68—70.

Американцы начали первыми, поэтому размах их MOOC вне конкуренции: 1,6 миллиона слушателей (вернее, пользователей) в edX, столько же — в Udacity, и целых 6,3 миллиона — в Coursera.

Учебные программы поражают разнообразием и величием преподавательского состава. Возьмём Coursera: более 500 (!!!) курсов, представленных классическими текстовыми материалами (учебные пособия, проверочные задания, ключи к упражнениям и т. п.), аудиолекциями и видеоматериалами. Академическую поддержку Coursera оказывают 33 крупнейших североамериканских университета (в том числе и элитные Принстон, Стэнфорд, Джонс Хопкинс, Калифорнийский технологический институт, Эдинбургский, Торонтский, Колумбийский и Пенсильванский университеты). Под академической поддержкой понимаются не просто предоставление университетами своих учебных материалов и дидактических наработок, но и прямое участие преподавательского корпуса в учебном процессе.

Откуда берутся преподаватели в учебных программах MOOC? Ведь образование в них массовое — а значит, бесплатное: неужто профессура трудится «за так»? На голом, так сказать, энтузиазме? Ситуация разруливается просто: учебные программы современных MOOC делятся на две категории: практически все они предоставляют бесплатный допуск в большей части своих курсов, однако «студенты» получают вместо полноценного образовательного процесса «ознакомление» с учебными материалами: полистать учебники, послушать аудиозаписи лекций.

Интерактивность (то есть работа с преподавателем) предполагает уже подписную основу (обычно ежемесячная — правда, весьма демократичная — оплата). За деньги «студент» MOOC получает не только возможность работать один на один со своим тьютором, который и контрольное задание проверит, и на возникшие в процессе изучения вопросы ответит, но и, в случае успешного прохождения выпускных «экзаменов», станет обладателем полноценного сертификата об окончании курса и получении соответствующих знаний в определённой области.

наука

Источник: OECD Main Science and Technology Indicators Database.

Как видите, всё у MOOC, как у взрослых (то есть — в стационарных вузах), однако в несопоставимо более массовых пропорциях: ну кто ещё на планете, кроме Coursera, может похвастаться 6 миллионами курсантов?! Что же тогда с MOOC не так? К чему я вообще завёл этот разговор?

А вот к чему. На днях была опубликована очень ценная и показательная статистика eDX, рельефно демонстрирующая реальные достоинства и недостатки массовых курсов открытого онлайн-обучения. Итак:

— из 841 687 человек, зарегистрировавшихся на курсах в первый год обучения, 469 702 просмотрели менее половины материалов выбранного ими курса;
— 35 937 просмотрели больше половины;
— 43 196 изучили материалы в достаточной степени, чтобы получить сертификат об окончании;
— оставшиеся 292 852 человека вообще ни разу не просматривали содержание учебных материалов по курсу, который они выбрали.

Ушат холодной воды на голову, не правда ли? Особенно для любителей народного образования. О чем говорят эти данные? Да, в общем-то, ничего нового мы не узнали: между желанием учиться и способностью учиться пролегает гигантская пропасть! И дело тут не в доступности образования (вот же оно — лежит в MOOC на тарелочке с голубой каёмочкой, совершенно бесплатное!) и даже не в мотивациях (человек, приходящий в MOOC, прекрасно отдаёт себе отчёт в том, для чего ему нужны те или иные курсы: в большинстве случаев речь идёт о желании поменять профессию, найти себе работу, более приятную и более оплачиваемую, чем мытье посуды или разноска пиццы).

наука

Мировые центры научного прогресса. Доля ведущих стран в мировых расходах на НИОКР, %
Источник: Global R&D Report 2012 Magazine. P. 3-5.

Проблема как существовала в классической системе образования, так и продолжает существовать в новомодных проектах вроде MOOC: во-первых, это природные способности к образованию, коими, наделены дай-то бог 20 % населения земли; во-вторых, это реально действующие меры принуждения к образованию. Если с первым фактором дискриминации MOOC по отношению к классическим учебным заведениям (тем, которые в риаллайфе) не возникает, то со вторым ситуация у MOOC аховая. В том смысле, что никакой системы принуждения к учёбе на массовых курсах открытого онлайн-обучения не существует и существовать не может в принципе: кто вас заставит зубрить новую тему и выполнять проверочные задания, если вы сидите не в аудитории, а за тридевять земель перед монитором компьютера?

Правильно, никто не заставит. Поэтому больше трети «студентов», записанных на курсы MOOC, вообще не открывают ни одной страницы учебника, а половина уходит уже через неделю занятий. А иначе и быть не может: нет «зачётки», нет журнала посещаемости, нет страха отчисления и нет — очень действенный механизм! — страха за то, что серьёзные деньги (родителей или кредита, взятого специально под нужды образования) окажутся потраченными впустую.

Теперь самый главный вопрос: MOOC — это зло или благо? Если кому-то пришёл в голову этот вопрос после прочтения моего поста, то человек ничего не понял. MOOC — безусловное благо! Уникальное, полезное, возвышенное начинание! У меня и в мыслях не было его критиковать, тем более — призывать к бойкоту массовых курсов открытого онлайн-обучения.

Единственная мысль, какую хотел донести до читателей, — это то, что претензии MOOC на «образование будущего» наивны и безосновательны. Не потому, что чего-то там не хватает в учебных программах онлайн-курсов, а потому что эти курсы ОНЛАЙН! И этим все сказано: в режиме дистанционного обучения нет, как я уже сказал, действенного инструмента принуждения к учёбе.

Без такого инструмента качество образования, полученного в MOOC, всегда было и будет третьесортным по сравнению с классическими вузами. Знание как хобби или простенькое ремесло — это пожалуйста! Знание как фундамент для производительного труда и серьёзной специальности — в другом месте!

http://www.computerra.ru/92998/mooc-kak-budushhee-obrazovatelnogo-protsessa-za-i-protiv/