Уважаемые посетители российского сайта «СВОБОДА»! Предлагаем вам интервью с нашим дорогим другом из немецкой партии «СВОБОДА», надеемся, что нашим читателям и соратникам будет интересно узнать, как развиваются успехи в Германии у организаций, схожих с нами по взглядам.

Вадим Давыдов — писатель, переводчик и публицист, известный блоггер, автор остросюжетного романа «Год Дракона» и альтернативно-исторической трилогии «Наследники по прямой», изданной в России, и ставшей своего рода классикой в этом жанре. Статьи и переводы Вадима Давыдова, посвящённые проблеме футурошока и затрагивающие острейшие моменты современной политики, регулярно появляются на российских и зарубежных публицистических площадках — «Мнения», «Реакционер», Институт изучения проблем Ближнего Востока (Израиль), Институт актуальных проблем цивилизации (Германия), «Альманах LitCetera» и др. С 2001 г. Вадим Давыдов живёт и работает в Западной Европе.

1. Когда была создана партия «Свобода»? В каком городе находится центральный штаб? Сколько на данный момент членов в партии? Кто является руководителем?

Партия была создана в октябре 2010 г. бывшим участником фракции ХДС, Рене Штадткевицем. Он же является руководителем федерального политсовета партии. Отделения «Свободы» есть в большинстве немецких федеральных земель или появятся совсем скоро. По последним данным, число членов партии превысило 5 тыс. человек. Это совсем немного по сравнению с «массовыми» партиями, такими, как ХДС или «Зелёные», но руководство партии не гонится за количеством, тем более что немецкое политическое законодательство достаточно либерально и позволяет партиям работать без необходимости демонстрировать массовость на начальном этапе формирования.

2. Недавно прошли выборы в парламент Берлина, как оцениваешь итоги? Участвовала ли «Свобода» в них?

Результаты выборов в парламент Берлина 18 сентября 2011 г. были оценены партийным активом как неудовлетворительные, хотя, на мой взгляд, некоторая эйфория, царившая накануне в избирательном штабе партии, совершенно не имела под собой оснований. Учитывая то, что «Свобода» не располагала доступом к государственному финансированию своей избирательной кампании и организовывала её буквально на «медные деньги», результат в 1% можно назвать обнадёживающим. Конечно, было бы здорово, если бы «Свобода» преодолела 5% барьер и прошла в парламент Берлина, но для партии в таком «детском» возрасте — менее года — и 1% — вполне себе достижение. Разумеется, «нас ещё битвы бессчётные ждут», если перефразировать строчку известной песни, поэтому ни почивать на лаврах, ни впадать в уныние не следует. Партийная работа не состоит из одних побед и триумфов.

3. Многими людьми партия «Свобода» воспринимается как чисто антиисламская, так ли это? Если нет, то какие сферы общественной жизни затрагивает идеология и программа партии (иммиграция, социальная, экология, и так далее)?

Ни в коем случае не следует считать «Свободу» исключительно антиисламской партией. В руководстве партии существует глубокий консенсус: ислам не является причиной европейских проблем, он появился и заявляет о себе как серьёзная проблема потому, что более четырёх десятилетий в Европе доминирует левый дискурс. Левые партии и левые интеллектуалы формируют и удерживают под контролем практически весь европейский медийный и политический мейнстрим. «Старые» партии, когда-то отстаивавшие интересы среднего класса, в настоящий момент идеологически и платформенно давно придрейфовали к левому лагерю.

Это обусловлено массой самых разнообразных объективных и субъективных факторов, даже простое перечисление которых займёт несколько страниц, поэтому говорить о лёгкой победе и быстром возвращении правых — действительно правых — сил в политику не приходится. Но дорогу осилит идущий: как хорошо известно, за год до октябрьского переворота в России никто не прозревал в РСДРП(б) силу, способную взять и удержать власть.

Лейтмотивом политической платформы «Свободы» является право гражданина страны влиять на политические решения, принимаемые в государстве. Одной из наиболее действенных форм народовластия руководство «Свободы» считает ту модель, что принята и успешно функционирует в Швейцарии, где важные вопросы государственного строительства обсуждаются и принимаются на референдумах.

В Европе существует давняя и прекрасная традиция муниципального самоуправления, лежащая в основе принципа народовластия как такового. Вот эту традицию партия намерена всячески укреплять и развивать. Подробнее с позицией партии по ряду основополагающих моментов можно ознакомиться здесь: http://rufreiheit.livejournal.com/492.html (новая программа пока не принята, думаю, изменения будут чисто косметическими).

4. Как относишься к исламу? Какое твоё мнение о ситуации с исламизацией Германии? Насколько иммигранты интегрируются в немецкое общество?

Ислам — это ментальный (меметический) вирус, важнейший и опаснейший инструмент запуска деградации разума и, тем самым, уничтожения человеческой цивилизации. Идеология «ислам» претендует на решение сложнейших проблем общественного и личного бытия наиболее простыми и наименее адекватными методами, превращающими эти проблемы в принципиально неразрешимые. Полевой устав шайки дикарей и разбойников из VII века, интерпретируемый и толкуемый исключительно в рамках собственной, замкнутой на себя самоё семантики, не может обладать никакой методологической ценностью ни в научном, ни в практическом смысле.

Ислам в качестве господствующей религии и/или идеологии приведёт человечество к катастрофе. Как учит история, которая никого ничему, как известно, не учит, исламизированное население не приспособлено к производственной деятельности в условиях научно-технической и информационно-коммуникативной революции, ставшей уже перманентной. Надежды на то, что потомки мигрантов сумеют встроиться в действующую систему, несостоятельны, поскольку социальные и психологические схемы ислама полностью блокируют любой прогресс (и даже инновации) в сфере как общественного, так и личного.

В условиях господства ислама невозможно запустить механизм накопления и производства научных знаний в автоматическом режиме, и, как учит нас история, невозможно даже поддержание автоматического режима уже действующего механизма: он приходит в упадок и вскоре разрушается.

Демографический фактор элитами также в значительной мере переоценён. Уже во втором поколении «европейские» мусульмане демонстрируют снижение темпов рождаемости, едва удерживающее систему на грани простого воспроизводства. Т. е. для поддержания «пирамиды» придётся завозить всё новых и новых мигрантов, не желающих интегрироваться, зато желающих «интегрировать» Европу в свой образ жизни, мало похожий не только на европейский, но и вообще на человеческий.

Вторая Мировая война нанесла Европе тяжелейший демографический урон, и это послужило одной из причин появления в ней значительного количества африканцев и выходцев с Ближнего и Среднего Востока, основная масса которых исповедует ислам в той или иной его форме. Отрыв этой массы молодых мужчин (в основном это именно молодые мужчины, особенно на первом этапе их появления на нашем континенте) от привычной патерналистской, жёстко регламентированной системы социальных связей, с одной стороны, и обретение ими невиданной прежде свободы взаимоотношений индивидуумов друг с другом и с государством — с другой, породили в головах иммигрантов иллюзию вседозволенности и легкодоступности социальных благ.

Однако те условия, что эту самую «легкодоступность» и мнимую вседозволенность обеспечивают, а именно — многоступенчатая и сложная система общественных договоров, лежащая в основе европейского общества с его защищённостью, социальными гарантиями, высоким правосознанием и ответственным отношением к долгу и обязанностям гражданина, — навсегда остаются для этих молодых людей «за кадром», за пределами их жизненных установок и практики. Следует заметить, что существующие в Европе институты власти и общества бессильны привить им основы внутриевропейского межличностного и общественного взаимодействия. Это возможно в лучшем случае в отношении их потомков в третьем, а то и в четвёртом поколении.

Причина — в сложности и многосторонности этого взаимодействия, в том, что оно воспроизводит себя в процессе воспитания личности, начиная с семьи (христианской, преимущественно христианской и «постхристианской»). Эти основы необходимо впитать, что называется, «с молоком матери». Овладевшая умами плохо образованных европейских политиков как левого, так и умеренного правого лагеря идея о том, что быть европейцем можно научить буквально кого угодно на «кратких пулемётных курсах» за год-другой — вредная, подрывная для Европы идея. Долг каждого честного, сознательного европейца, последовательного сторонника европейских ценностей — разъяснять вредоносность и разрушительность этого модного поветрия, прикрывающегося от критики т. н. «политкорректностью».

Интеграция — нелёгкий, часто болезненный процесс, особенно для первого поколения новоприбывших, и возможен он только тогда, когда человек сознательно переориентируется на ценности своей новой родины. К сожалению, у большинства выходцев из исламских стран, особенно Ближнего Востока, мы этого стремления не наблюдаем. Напротив, они являются инструментом процесса, который ты назвал исламизацией. Надо заметить, что в Германии дело ещё не зашло так далеко, как в Голландии или Великобритании, но Берлин стремительно догоняет Лондон. Это вызывает у немцев — не политиков, а обычных людей — закономерную озабоченность, переходящую в раздражение.

5. Какое отношение у Свободы к действующей власти?

В Германии и вообще в Европе существуют давние и прочные традиции диалога власти с оппозицией, поэтому при всей разности подходов компромиссы ищутся и находятся. Сегодня говорить о диалоге партии «Свобода» с властью рано — партия лишь заявила о себе как перспективная сила, но для участия в диалоге её необходимо показать, что она располагает определённым числом сторонников.

Собственно, платформа партии «Свобода» отчётливо демонстрирует точки расхождения с действующим правительством ФРГ. Это, в первую очередь, вопрос принципов, на которых строится внутриевропейская интеграция. «Свобода» выступает против ЕвроСССР, где Германия выплачивает беззаконные «репарации» Испании или Румынии, а размеры и порядок выплат определяют несменяемые и подотчётные лишь самим себе брюссельские бюрократы, — они и называются-то «комиссарами». «Свобода» прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что немецкой экономике нужны инженеры и технологи, и что существующие правила иммиграции не в состоянии утолить кадровый голод в стране. В целом, из таких аспектов и складывается отношение — желание откорректировать действия правительства ради соблюдения интересов граждан страны.

6. Почему на твой взгляд люди голосуют за ультралевых и ХДС? В чём секрет их популярности?

Одним из основных факторов можно назвать доминирование левого дискурса в СМИ и в образовании. Эффективная промывка мозгов начинается в школе, продолжается в университете, подкрепляется мощнейшим медийным оружием. Свою роковую роль сыграло постепенное исчезновение среднего класса, его превращение в наёмных работников, зависящих от финансово-корпоративных монстров. Новая промышленная революция — переход от вертикальной системы производственных отношений к горизонтальной, о чём писал едва ли не полвека назад Элвин Тоффлер, превращение спекулятивной экономики в действительно инновационную — одна из приоритетных задач «новой правой», а именно к ней относится и партия «Свобода».

Секрета в популярности левых движений нет: условия, в которых размывается понятие собственности, когда человек перестаёт нести ответственность за результаты своей деятельности и лишён возможности выбирать, по какому жизненному пути ему двигаться, порождает атмосферу социального иждивенчества в самом широком смысле этого понятия. Отсюда проистекают такие негативные явления, как «театрализация» политической жизни, когда политики становятся шоуменами, а не государственными деятелями, подрыв самих основ концепции государства-нации вследствие усилений процессов глобализации и господства корпоративно-финансовых схем в деловом мире. Естественно, в таком «питательном бульоне» существует необычайно благоприятная среда для всевозможных левых настроений.

7. Насколько правда то, что написал в своей книги Тило Саррацин? Германия действительно целенаправленно идёт к самоликвидации? Тило Саррацин не планирует поддержать «Свободу» или вступить в партию?

В книге Саррацина очень много важного фактического материала, отражающего актуальную ситуацию в Германии и в Европе в целом. Правда в том, что иммигранты с мусульманским менталитетом не интегрируются и не хотят этого делать, очевидно и то, что коренные немцы гораздо охотнее заводят собак и кошек, чем детей. Не думаю, однако, что это чья-то сознательная цель. Проблема эта комплексная, и не в одной только исламской иммиграции дело.

Что касается прогнозов Саррацина, к ним следует относиться с известной осторожностью: история не раз демонстрировала несостоятельность прямолинейных технократических экстраполяций, в таком изобилии встречающихся на страницах знаменитой книги (подробная рецензия на книгу). Сам Саррацин — плоть от плоти левого дискурса, именно за «предательство идеалов» на него так и окрысился немецкий истеблишмент, практически поголовно левый.

Саррацин принадлежит поколению «красных технократов», и его переход в правый лагерь принципиально невозможен, несмотря на ряд аспектов, сближающих его позицию с правой платформой. Разумеется, в «Свободу» он вступать не собирается, как и вообще заниматься активной политикой. Впрочем, жизнь — довольно сложная и непредсказуемая штука, не будем загадывать.

8. Какое отношение у «Свободы» к таким германским структурам, как НДПГ и PRO Deutschland? Есть ли союзники в Германии?

Отношение руководства партии к NPD и PRO Deutschland крайне осторожное. NPD запятнана многочисленными актами экстремизма и нацистской риторикой, несовместимыми с парламентской культурой и угрожающими национальному единству, эпатажными сантиментами к гитлеризму и т. п. скандалами. В составе руководства PRO Deutschland находятся несколько бывших весьма высокопоставленных функционеров NPD.

Кроме того, эти движения не имеют серьёзной позитивной программы, ориентированной на будущее, они всё время смотрят в прошлое, выискивая в нём точки опоры своей идеологической и экономической платформе. Это ещё одна серьёзнейшая проблема, заставляющая предположить, что ни о каком сотрудничестве, даже тактическом, говорить не приходится.

Некоторые положения программы партии «Свобода» схожи с рядом позиций партии «Свободные либералы» (FDP), но коалиционных взаимоотношений между партиями нет, во всяком случае, сейчас. Вообще о союзниках можно будет рассуждать тогда и после того, как партия получит хотя бы 1 мандат в Бундестаге, заниматься спекуляциями в настоящий момент нет смысла.

9. Помнят ли немцы свою культуру, историю, традиции? Играют ли какую-то роль в Германии традиционные песни, танцы, музыка или это в прошлом? Насколько важна семья и дети для немцев, или карьера стала важнее?

Народная музыка занимает свою, довольно внушительную, нишу и пользуется вниманием всех поколений и социальных слоёв немецкого общества. Конечно, современная поп-культура сильнее заметна и её доминирование неоспоримо, но народная составляющая немецкого культурного ландшафта никуда не делась. Германия — густонаселённая страна с более или менее равномерным распределением населения, и этим она существенно отличается от России.

Германия — страна маленьких городков и посёлков, где до сих пор очень сильны социальные связи и традиции. Немцы всех поколений активно участвуют в социальной жизни: множество добровольных объединений по интересам, кружков, союзов, церковных общин, благотворительных структур составляют очень пёструю и многообразную картину. В городках и посёлках регулярно, 2 — 3 раза в год, проходят местные праздники, местные карнавалы, и, конечно же, в них народная музыка, традиционные увеселения играют первостепенную роль.

Все, или почти все, слышали об Октоберфесте — традиционном пивном фестивале, ставшем визитной карточкой самой большой и наиболее традиционной из немецких федеральных земель — Баварии. Здесь высочайшая техническая культура, передовая промышленность и низкая безработица, и при этом — глубокое уважение к народным традициям. Пример Баварии свидетельствует о том, что прогресс и традиция вполне совместимы, что, конечно, внушает известный оптимизм.

Вопрос проблем традиционной семьи связан с распадом традиционной сферы вообще, с новыми вызовами и ритмами постиндустриального общества. Решать его нужно комплексно, одними призывами «рожать побольше» или механическим увеличением пособий, детских учреждений и т. п. обойтись не получится. Это вообще вопрос, сложно поддающийся технократическим мерам регулирования. Иммиграция, во всяком случае, таким решением точно не является.

10. Как в Германии относятся к России и русским? Есть ли позиция по этому вопросу у партии «Свобода»? Видит ли она Россию частью Европы? Возможно ли сотрудничество с российскими партиями, движениями, организациями?

В Германии плюрализм общественной жизни и разнообразие мнений, несмотря на доминирование левого дискурса, существует — естественно, существует он и в отношении России. Если левые не скрывают своего разочарования Россией, отказавшейся и дальше воплощать их мечты о «социализме с человеческим лицом», то правые в основном лишены этого груза предвзятости. С другой стороны, стереотипы эпохи холодной войны изжить нелегко, особенно у старшего поколения. В целом можно сказать, что европейцы вообще и немцы в частности хотели бы видеть в России надёжного партнёра и союзника.

Несомненно, это возможно, и раскрепощение общественной жизни в России этому будет в долгосрочной перспективе способствовать. Я стараюсь избегать таких понятий, как «демократизация» и «либерализация», истасканных публицистикой определённого толка, и рассматриваю происходящее в России именно как своего рода болезни роста. Конечно, не все настроены так оптимистично.

В настоящий момент своей истории партия «Свобода» занята сугубо внутренними, организационными вопросами, и приоритетное значение в международной сфере имеет налаживание европейского взаимодействия с ближайшими соседями — партиями, стоящими на той же политической платформе, — Партия Свободы Нидерландов, Лига Севера в Италии, Народная Партия в Швейцарии, австрийская право-центристская коалиция. Предметно говорить о сотрудничестве с российскими движениями пока сложно, хотя принципиально ничего невозможного в этом нет.

Разумеется, всякий нормальный человек хочет видеть Россию частью Европы просто потому, что исторически Россия и является её частью. К сожалению, эпоха социальных экспериментов и две войны — «горячая» и «холодная» — внесли смятение в умы и нагромоздили немало предрассудков, завалы которых нам с вами предстоит разгребать. Однако цивилизационное единство Европы — при всех имеющихся различиях — на пространстве от Нормандии до Сахалина всё-таки существует.

Мы, оказавшись волей судеб вдали от России, числим себя отнюдь не в изгнании — в послании: наша задача — сделать Россию вновь понятной Европе, а Европу — понятной в России. Честно признаюсь, задача эта, судя по имеющемуся у меня опыту, отнюдь не проста. Но это ни в коем случае не повод опускать руки — напротив, необходимо утроить усилия.

http://gabblgob.livejournal.com/872904.html