Иногда, самое важное занимает каждый дюйм комнатного пространства, но мы продолжаем не видеть этого. Вот какие чувства вызывают у меня наши современные СМИ.

Дайте, я объясню. Я человек привычки, и одна из этих привычек – просмотр Вечерних новостей на NBC с прежним ведущим Брайаном Уильямсом, а теперь с Лестером Холтом. Это мой метод изучения, что стареющая когорта зрителей американских новостей (типа меня) может узнать о мире – какие события считаются важными, а какие не важными, в каком порядке их подают, и как их подают.

Один нюанс сложно не заметить – линия историй, которую мы раньше называли «новостями» всё более и более выглядит как устаревшая вещь. Примечательно, что современные «новости» - это какая-то одна сильно раздутая история (последний пример – расстрел в Сан-Бернардино), которая преподносится лихорадочно, но по-прежнему шаблонно, часто в стиле скорого Судного дня. Понятно, что такой метод предназначен для захвата внимания зрителей, которые в постоянном беспокойстве переключают все доступные каналы.

Этот метод с единственной историей и постоянные скучные повторы связаны с тем, что передача длится долго, а ничего нового о разворачивающемся событии ведущие не могут сообщить (хотя они делают всё, чтобы показать, что наши жизни зависят от этого события). Если говорить о ведущем Avon – это выглядит как сказка, рассказываемая коллективным идиотом, яростно вопящим ничего незначащие слова.

Единственное, чего добивается эта форма подачи новостей – высасывание всего воздуха из программы новостей. За несколько дней дикого нагнетания этого непрерывного освещения одного события, вы вполне оправданно думаете, что на Земле больше ничего не происходит, кроме того, о чём талдычат на экране. То есть абсолютно ничего. Телевидение забывает даже о погоде, этой популярной рубрике вечерних новостей, если в ней нет ничего хаотического и катастрофического.

Прежде всего, непрерывное нагнетание истерики вокруг одной новости делает её единственным событием данного момента. Посмотрите на самый наглядный недавний пример: в дни, когда расстрел в Сан-Бернардино захватил все экраны, большинство американцев не заметило, что представители почти всех стран вели в Париже споры и переговоры о судьбе нашей планеты. Не было почти ничего, кроме этого расстрела – рассказывались подробности о двух убийцах, их браке, арсенале оружия, клятве жены в верности ИГИС, обстановке их дома, их знакомых и друзьях в Пакистане, банковском счёте, о душещипательных историях убитых, свидетельствах выживших и так далее и тому подобное.

Даже через почти две недели после происшествия это было основной темой Вечерних новостей на NBC. («В 2013 году стрелок из Сан-Бернардино обсуждал джихад за долго до планирования стрельбы», «Водолазы ФБР обыскивают озеро около места резни в Сан-Бернардино в поисках улик»). И зрителей, которые верят, что исламистский терроризм – апокалипсическая (а не самая незначительная, по сравнению с другими) угроза для большинства американцев, можно простить.

Высасывание воздуха из программы новостей.

Массовые расстрелы, особенно с точки зрения американского феномена - отличная тема для наших новостей. Она гарантированно захватит все экраны, и её постоянное повторение с прибавлением различных ужасных подробностей уже стало шаблоном. Для этого не нужно сильно напрягать мозги: возбуждённые (или возбуждающие других) стрелки, перепуганные жертвы, кровь и кишки, мрачные больничные сцены, свидетельства пострадавших, похоронные обряды, а в случае Сан-Бернардино добавляется привлекательный (или отвратительный) исламистский терроризм.

Иными словами, такие новости похожи на фильмы ужасов, в которых за каждым углом прячется очередной кошмар, который может неожиданно выпрыгнуть и напугать вас до смерти. Наверно это не то, что вы хотели бы смотреть, но, как только оно начинается, вы уже не можете оторвать от этого взгляд. И в этом состоит суть подхода.

К сожалению, новости – это не фильмы ужасов. Когда эти слишком реальные события изображаются как нечто большее, чем жизнь и без содержания, они становятся источником паники, страха, даже истерии и тотальной угрозой для большинства американцев – они создают такой взгляд на мир и опасность, которые мало связаны с реальностью.

Когда-нибудь кто-нибудь, безусловно, определит, как подсчитать Панику, Страх и Истерию или ПСИ (в мире, где ничто не может существовать без этого акронима) – показатель, который определяет уровень этого явления. Тем временем, уже существует способ измерения его – через опросы общественного мнения. Например, через неделю после рассказов про Сан-Бернардино количество американцев, которые выразили удовлетворение положением вещей в этой стране, «неожиданно» сократилось на 7%, - по данным Gallup. Аналогично, опрос New York Times и CBS New обнаружил, что после этого расстрела 19% американцев поверили, что «угроза терроризма – важнейшая проблема страны». За месяц до этого, в это верили только 4%.

Другой очевидный показатель, по крайней мере, когда дело касается массовых расстрелов – это продажи оружия. После Сан-Бернардино и соответствующего апокалипсического освещения, американцы снова ломанулись в оружейные магазины. Продажи оружия (как и курсы акций его производителей) снова подскочили.

Обратите внимание на иронию. Несмотря на то, что миллионы американцев «носят» и ещё многие миллионы хранят дома оружие, я сомневаюсь, что вооружённый человек как-нибудь изменил бы ход крупнейших массовых расстрелов. Напротив, всё это рассованное по домам оружие становится только дополнительным источником смертей и трагедий, как и мог бы предполагать любой знаток истинных опасностей американской жизни. Оно становится причиной самоубийств, убийств жён и подруг, детских перестрелок и, разумеется, увеличение оружия приводит к увеличению количества массовых расстрелов.

За всё это несут определённую ответственность наши СМИ, хотя и не признают этого. Прежде всего, новости единственного события, заигрывая с безрассудными страхами и предрассудками, разрушают американский мир (особенно с точки зрения опасностей). В серьёзно разбалансированной стране создаются особые новости.
Но такие особые новости 24 часа в сутки, 7 дней в неделю – вовсе не новое явление.

Например, я отлично помню день убийства президента Кеннеди. Я учился тогда в колледже, сидел в магазинчике гамбургеров, когда кто-то заглянул в дверь и сказал: «президента застрелили». И я помню, что затем мы все собрались в недоумении вокруг телевизора в подвале нашего общежития (тогда телевизоров было намного меньше), чтобы смотреть непрерывные новости. Но такие случаи были достаточно редки, поэтому они и не забываются.

Хотя разные люди могут считать, что наша нынешняя эра приковывающих взгляд новостей началась в разное время, с моей точки зрения, она началась с эксцентричного зрелища 1994 года О.Дж. Симпсона с «низкоскоростной» погоней. Оказалось, что методика была выбрана правильно (в том случае, бывшая чернокожая звезда американского футбола и киноактёр был обвинён в убийстве белой жены) - вы приклеивались глазами к любой бессмыслице на экране, включая автомобили, просто ползущие в течение часа по шоссе. Можно было привлечь внимание зрителей к «новостям» главных телевизионных спортивных мероприятий. Это была потенциально выигрышная формула мира кабельных новостей.

В чисто практическом плане, очень просто понять, почему парадигма Симпсона добилась успеха и почему через каждые несколько недель мы сталкиваемся с новостями в стиле убийства Кеннеди. В конце концов, не секрет, что штаты сотрудников мировых новостных отделов (как на телевидении, так и в прессе) постоянно сокращаются. Посмотрите Вечерние новости на NBC, и рано или поздно, вы будете поражены, что вечер за вечером, удивительно способный Ричард Энгель («главный иностранный корреспондент» передачи) выглядит единственным иностранным корреспондентом в городе – в каком бы городе или стране не происходили события.

Очевидно, если вы можете сконцентрировать большинство своих ресурсов на единственной главной теме (особенно типа массового расстрела), для которой методика подачи информации хорошо отработана – это самый дешёвый и эффективный вариант, а когда дело доходит до привлечения внимания зрителей, это гарантированно работает. А тем временем, рейтинги растут. И с этой точки зрения (смею утверждать), с учётом захвата внимания мировой аудитории бесконечными повторами и сенсациями – это, безусловно, главный фактор превращения новостей в машину по производству фильмов ужасов.

Это вполне понятно и даже объяснимо. То, что такая машина разрушает баланс в мире и создаёт заблуждения, а эти заблуждения нарушают порядок нашего мира самыми различными способами, кажется, не имеет значения. И СМИ не обязаны отвечать за всё это. И это не то, что нужно внимательно анализировать и обсуждать, ну, с точки зрения СМИ.

Избирательный фарс.

И давайте будем помнить о другом ключевом элементе наших навязчивых СМИ – американское шоу олигархических выборов и новостной ландшафт, который прикрывает их. В старые времена президентские выборы начинались с первых предварительных выборов в начале весны года выборов, интенсивность усиливалась к летним партийным съездам и входила в крутое пике, заканчиваясь в день выборов - 4 ноября.
Теперь спекуляции СМИ о вероятных кандидатах на следующих выборах начинаются перед 4 ноября – т.е. за 4 года с лишним до выборов.

Первые «предварительные выборы», фактически, начинаются перед тем, как сформируются группировки миллиардеров - за год до выборов. Первые «дебаты» проводятся к концу лета, а первые предварительные выборы - в начале года выборов. Денежные потоки и денежное разбазаривание сроком более двух лет под названием Гонка-2016 на приз Белого Дома (и других федеральных кабинетов), как ожидается, будет стоить 5 млрд. долларов (в отличие от 3,8 млрд. долларов в 2012 году) - в телевидение и информационные агентства вкачиваются огромные суммы.

Выборы 2016 года – зрелище «вырви глаз». Не удивительно, что телевизионные новости, получающие растущую прибыль по мере разворачивания избирательного сезона, рассматривают его как ещё один вид единственного развлекательного события в режиме 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. В последние годы эта позиция приводила к организации телевизионными корпорациям первых дебатов за долго до первичных выборов, так как за политическую еду надо драться.

Аналогично, освещение кандидатских туров по стране возрастает, поскольку они предлагают больше зажигательных «позиций» для цикла новостей. На самом деле, самые последние дебаты, особенно республиканские, собрали рекордное число зрителей, которое превысило число зрителей американского бейсбола или баскетбола. Подумайте об этом с точки зрения триумфа феномена О.Дж. Симпсона. И, по крайней мере, один новостной выскочка Лес Мунвес из CBS News открыто восхищается всем этим. «Чем больше они тратят, чем лучше для нас! Вперёд Дональд! Не останавливайся!», - сказал он по телефону инвесторам.

Включите MSNBC, Fox News или CNN и, даже если ничего особенного не происходит, вы можете увидеть ежечасовое галлюциногенное «освещение» выборов. Разумеется, это прекрасная атмосфера для развлекательного демагога с бесконечными сюрпризами в рукаве. Не удивительно, что весь фокус внимания сейчас непрерывно сконцентрирован на Дональде Трампе: что он говорит, кто его ругает, какие эксперты разоблачают его последние заявления, какая часть республиканского электората продолжает поддерживать его, когда он говорит о депортации мексиканцев или создании реестра американских мусульман или закрытии мечетей или высылки из США неграждан-мусульман.

Каждая провокация Трампа, реакция на неё (которая только подыгрывает ему) и новость о том, что он потерял сторонников или наоборот приобрёл их – всего лишь очередная серия нашего новостного сериала в стиле «О дивный новый мир», который так и надо анализировать. Нет смысла отрицать, что Дональд умеет привлечь к себе камеры, но сейчас мы должны больше внимания обращать не на него, а на работу СМИ. Он – в некотором смысле, персонаж нового навязчивого стиля развлекательных новостей, бесконечной предвыборной кампании и машины страха. Он – порождение «зрелищности» наших новостных корпораций. Он не смог бы существовать без них.

Он – часть новостного пространства, в котором единственный ужасный теракт Исламского Государства или домашний расстрел может стать афишей нашего американского мира. Это особая среда, в которой любая угроза, включая самого Трампа – это успех, при котором процветание и рейтинги для телевидения означают страх для американцев. С точки зрения СМИ, взаимное вооружение до зубов полиции и граждан и провокации Трампа – это звенья одной цепи. Его экстремизм, как и американские расстрелы – наш современный фарс.

Победителями последней серии новостных ужасов или избирательного сериала будут не американцы, избирательная система или глубокое понимание того, как работает наш мир. Этими победителями станут органы госбезопасности, которые строят своё будущее на страхе американцев, и Исламское Государство, для которого наши СМИ – гладкая дорога к совершенно иррациональному и абсурдному «столкновению цивилизаций».

Иными словами, новости – это новости, и они могут быть хуже.

http://antizoomby.livejournal.com/419934.html