Американские аналитики начинают признавать, что многополярного мироустройства избежать не удастся, поэтому предлагают откорректировать тактику США во внешней политик. Они готовы к формированию новой международной системы для обеспечения своих долгосрочных интересов. Эксперты говорят, что могут просчитать многое. Кроме зарождения новой идеологии

На прошлой неделе Национальный совет по разведке США официально представил общественности очередной доклад по вероятным угрозам американскому государству «Global Trends 2030: Alternative Worlds». В документе традиционно представлены взгляды американского разведсообщества на то, как будет развиваться мир в следующие 15-20 лет, а его громкий подзаголовок - «Альтернативные миры» - свидетельствует о предстоящих действительно глобальных сдвигах в мировой геополитике. По крайней мере, в понимании авторов доклада. Его содержание уже стало причиной дискуссий и анализа в многочисленных аналитических центрах США: одни из них предлагают предпринять необходимые усилия для сохранения американского могущества, другие с фатализмом говорят о неизбежности описываемых в докладе процессов.

Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations - CFR), со своей стороны, лишь констатировал, что произойдет реверс исторического взлета Запада, который начался в 1750 году, и вместе с ним восстановится роль Азии в глобальной экономике.

Другие акцентировали внимание на науке и экономике. В частности, издание Digital Journal отметило возможности нейромедицины и создания искусственных органов (сделанных на 3D принтере), что поможет создать из людей новую расу, обладающую новым качеством скорости и силы.Атлантический Совет (Atlantic Council), который помогал в сборе и анализе информации для данного доклада, вообще решил собрать конференцию по этому вопросу, на которой предполагается обсудить не только этот документ, но и представить свое видение будущего, презентовав в унисон свою работу «Envisioning 2030: US Strategy for a Post-Western World».

В отличие от выводов разведсообщества, данный мозговой центр предлагает конкретную стратегию для Белого дома, которая должна опираться на шесть основных пунктов:

- продолжать уделять особое внимание «строительству государства у себя дома» как первому приоритету внешней политики, не забывая о глобальном контексте;
- признать, что Соединенные Штаты должны энергично действовать, чтобы формировать динамические, неопределенные глобальные тенденции, в противном случае они будут формироваться в неблагоприятную сторону;
- проводить больше совместных форм по управлению путем углубления текущих альянсов и более эффективно взаимодействуя с разнообразным количеством акторов, самое главное, это должно укрепить стратегическую базу;
- трансатлантические отношения;
- укреплять сотрудничество с Китаем в качестве основного и единственного фактора, который будет определять международную систему к 2030 году;
- творчески подходить к локусу нестабильности в XXI веке: Большому Ближнему Востоку от Северной Африки до Пакистана, что представляет собой серьезную угрозу для стратегии США и мирового порядка.

То, что определенные политические группы в США не намерены сдавать свои позиции и делиться властью, было четко обозначено в словах президента и исполнительного директора Атлантического совета Фредерика Кемпе, который на презентации заявил, что «у Соединенных Штатов есть нечто редкое среди исторических великих держав - второй шанс на формирование международной системы для обеспечения своих долгосрочных интересов... И ни одна другая нация не имеет столько возможностей влиять на глобальное будущее».

Предыдущий доклад - Global Trends 2025 - вышел около четырех лет назад, в аккурат после начала мирового финансового кризиса. Тогда отмечался подъем новых держав, глобализация экономики, исторический переход относительного богатства и экономического могущества с Запада на Восток и растущее влияние негосударственных субъектов. В какой то мере нынешний аналитический обзор продолжает тезисы предыдущего, что видно из самого названия. И если в прошлый раз речь шла о меняющемся мире, то сегодня это формирующаяся многополярная система.

Данный тезис уже ни у кого не вызывает сомнений. В целом, это уже пятая попытка обрисовать контуры будущего мира, сделанная с учетом работы прошлых лет. Как указано в преамбуле, обозреватели выделили ключевые «надвигающиеся» проблемы, которые, возможно, появятся в течении следующего десятилетия:

- Больший акцент на роли США в международной системе. Одним из основных пунктов доклада состоит в том, как другие державы будут реагировать на снижение или решающее переутверждение власти США. Авторы исследования посчитали, что возможны оба варианта.

- Четкое понимание центральных звеньев в системе международных отношений. Предыдущие работы освещали постепенное восхождение негосударственных акторов, но не уточнялось, какой будет роль государства по сравнению с негосударственными субъектами. Обозреватели предположили, что США углубятся в динамику управления и будут получать выгоду из сложных взаимоотношений между спектром разнообразных акторов.

- Лучшее понимание времени и скорости. Прошлый доклад правильно предвидел направление вектора: Китай укрепляется, Россия слабеет (именно так указано в документе - Л.С.). Но могущество Китая постоянно увеличивается быстрее, чем ожидалось. С учетом четырех предыдущих докладов авторы сделали вывод, что они склонны к занижению темпов изменений.

- Широкое обсуждение кризисов и разрывов. Обозреватели считают, что использование слова «тенденция» «в названиях подразумевает больше преемственности, чем перемен». Однако, в прошлом докладе «с его пристальным вниманием за вероятностью значительных потрясений и скачков, предполагался радикальный пересмотр этой точки зрения». Авторы рекомендовали разработать основу для понимания отношений между тенденциями, разрывами и кризисами.

- Повышение внимания к идеологии. Авторы исследования признали, что «идеология является удручающе размытой концепцией, которую трудно определить и столь же трудно измерить». Они пришли к выводу, что великие «измы», такие как фашизм и коммунизм могут и не появиться на горизонте (интересно, что либерализм, который, по мнению многочисленных экспертов и исследователей из многих стран мира, является более тоталитарным и деструктивным, чем, например, национал-социализм Третьего Рейха, не упоминается -Л.С.; не говорят они и о «нелиберальном интернационализме» - который внушает ужас их коллегам политологам-практикам – прим. ред.). Тем не менее, небольшие политико-философские сдвиги, которые часто не идут под эгидой идеологии, но приводят в движение «поведение», должны быть в центре внимания.

- Больше понимание последствий второго и третьего порядка. Один подход состоит в попытке определить надвигающийся дисбаланс. Другой - в том, что должно быть больше стратегического моделирования или имитационных игр для того, чтобы понять возможную динамику среди международных субъектов в критические переломные моменты. Из этого можно сделать предварительные выводы о том, как власти США будут действовать на мировой геополитической доске. Что касается самих прогнозов, то они разбиты на несколько секторов.

Первая часть посвящена мегатрендам. По мнению авторов, следует ожидать:

1) роста индивидуальных возможностей - они увеличатся вследствие сокращения бедности, роста мирового среднего класса, расширения системы образования, широкого использования новых коммуникационных и производственных технологий, прогресса в области медицины;

2) распыления власти: больше не будет никаких держав-гегемонов, власть будет переходить к сетям и коалициям в многополярном мире (На наш взгляд данная характеристика крайне важна. До нынешнего момента американский истеблишмент всячески старался избегать разговоров о многополярности. Крайне показательным является то, что в подобном докладе, изданным Институтом исследований в области безопасности ЕС в марте 2012 года, будущая многополярность рассматривалась в позитивном контексте. Сам доклад носил название «Граждане во взаимозависимом и полицентричном мире», и в нем отмечалось, что «от того, как ЕС справится с кризисом и используется своей мощью для эффективных действий в полицентричном мире, будет зависеть будущее. Если получится ответить на вызов заслуживающим доверия образом, то на смену нынешнему кризису может прийти новое "европейское Возрождение"» - Л.С.);

3) демографических изменений - дуга нестабильности будет сужаться, экономический рост может замедлиться в «стареющих» странах, 60% населения мира будет жить в урбанизированных районах, а миграция будет расти. Указывается, что, согласно прогнозам, население планеты увеличится примерно на один миллиард (с 7,1 млрд. в 2012 году к 8,3 млрд. в 2030 году). Однако, риском будет не сам рост народонаселения, а те потребности, с которыми столкнутся люди - это достаточное количество питания, воды и энергии.

Учитывая, что количество жителей городов увеличится на 10%, будут и проблемы, которые традиционно связаны с урбанистическим сектором - пробки, экология, адекватность необходимых минимальных услуг, перебои в снабжении и сбои в компьютерных сетях, которые будут тесно интегрированы с инфраструктурой. Потенциальные регионы конфликтов - Африка, Средний Восток (по классификации, принятой в США, сюда помимо Ближнего Востока входят и некоторые страны Центральной Азии - Иран, Афганистан, Пакистан, а сам регион простирается между Средиземным морем и Индийским океаном - Л.С.) и Южная Азия;

4) нехватку еды, воды и энергии. Данный пункт напрямую связан с предыдущим: спрос на эти ресурсы будет существенно расти за счет увеличения глобального населения. Решение проблем, относящихся к одному товару, будет связано с поставками и спросами на другие. И, конечно же, эксперты выразили беспокойство о будущей энергетической независимости США.

Кроме того, все четыре мегатренда предлагается учитывать на фоне общих климатических изменений, что является фактором, во многом не связанным с политической волей государственных деятелей. К росту индивидуальных возможностей, между прочим, отнесены и риски распространения оружия и утрата монополий государств по контролю над их производством и распространением, включая новые виды точных вооружений, кибертехнологии и биологическое оружие. Так что технический прогресс, как показывает данное исследование - феномен амбивалентный.

Второй блок исследования посвящен так называемым Game-Changers, т. е. тем, кто будет изменять правила игры. Такие потенциальные акторы разбиты на кластеры, связанные с экономикой, управлением, потенциалом для ведения конфликтов, региональной нестабильностью, новыми технологиями и ролью США. В первых двух случаях акцентируется значение Китая. Также высказывается предположение, что западное доминирование в нынешних глобальных регуляторах, таких как Совет Безопасности ООН, Всемирный Банк и Международный Валютный Фонд, будет трансформировано новыми экономическими игроками. Что касается доминирования Вашингтона, то указано на предпочтительность сохранения роли США как «первых среди равных». При этом отмечается, что «однополярный момент» закончился, и эпоха американского господства в международной политике, которая началась в 1945 году и стала известна как Pax Americana, быстро сворачивается. Среди субъективных и объективных рисков, которые могут неожиданно и негативно повлиять на нынешнюю мир-систему, отмечены:

- распространение эпидемий;
- ускорение изменений климата;
- коллапс ЕС;
- распад Китая;
- реформы в Иране;
- ядерная война или применение другого оружия массового уничтожения;
- солнечные геомагнитные бури;
- выход из игры США (по причине распада или резкого сокращения возможностей), что приведет к глобальной анархии.

Интересно, что в этом разделе нет ни слова о России. Непонятно, что этим подразумевали авторы - относительную стабильность в нашей стране до 2030 года или же списывание ее со счетов в качестве потенциального риска.

Самой интересной, конечно же, является финальная часть, посвященная альтернативным мирам, т. е. будущим сценариям мироустройства. Нам предлагают четыре варианта с аллегорическими названиями:

- Заглушенные двигатели;
- Синтез;
- Джин, выпущенный из бутылки
- и Мир без государств.

Первый предполагает, что из-за новой Большой игры в Азии произойдет конфликт, а так как азиатские страны и являются двигателем мировой экономики, то это серьезно затормозит мировое развитие. Этот сценарий является наихудшим и предполагает более серьезные последствия, нежели результаты Первой и Второй Мировых войн.

Второй сценарий является полной противоположностью первому. Это своего рода «хэппи энд» в американском понимании. Происходит конвергенция, США, Европа и Китай (где постепенно происходят политические реформы) находят пути для сотрудничества, мировой ВВП удваивается, «американская мечта» возвращается.

Третий представляет мир крайностей. Внутри многих государств растут социальные и политические противоречия. США больше не являются мировым полицейским, а в Китае увеличивается разрыв в доходах между прибрежной полосой и внутренней зоной. В целом мир остается достаточно богатым, но он не такой безопасный, каким является сейчас из-за негативных эффектов глобализации на внутреннюю и международную политику.

И, согласно последнему варианту, неправительственные организации, транснациональный бизнес, академические структуры и богачи вместе с субнациональными субъектами, такими как мегаполисы, начинают процветать и управлять глобальными изменениями. Базу для их поддержки может сформировать растущий глобальный общественный консенсус между элитами и средним классом в отношении вопросов окружающей среды, борьбы с коррупцией, верховенства права и проблем с бедностью.

Мир при этом остается неравномерным, а авторитарные, также как и демократические режимы испытывают затруднения в осуществлении своих функций. Сами государства не исчезнут, но будут чаще организовывать «гибридные коалиции государственных и негосударственных акторов. Этот вариант лучше предыдущего, так как, согласно ему, происходит больше взаимодействия и кооперации по глобальным вызовам, а сам мир более стабилен и социально сплоченней.

Что касается России, то она упоминается скорее вскользь. В разделе, посвященном распылении власти, указано, что экономика России, а также ЕС и Японии, может продолжить относительное снижение. Также Россия наряду с Китаем и Индией упоминается в главе о потенциале для будущих конфликтов. Здесь отмечается конкуренция в области ресурсов (особенно с Китаем в отношении Сибири) и увеличения спектра военных возможностей. Конечно, есть и старая песня о необходимости демократизации: «Модернизация России может интегрировать ее в более широкое международное сообщество, и в то же время, Россия, которая не может построить более диверсифицированную экономику (ахиллесовой пятой российской экономики названы энергоресурсы - Л.С.) и более либеральную внутреннюю политику, может больше представлять собой региональную и глобальную угрозу».

Кроме того, указывается на возможный конфликт с какой-то из бывших советских республик, на чьей стороне против России выступят НАТО и США. Наличие ядерного оружия у РФ также беспокоит американских экспертов. При этом Россия сравнивается с Пакистаном, а в данном контексте упоминаются Иран и Северная Корея. Однозначно, такая оценка имеет неадекватный характер и отражает желание военно-политических элит видеть Россию в более зависимом положении.

Затрагиваются и другие вопросы, которые имеют объективный характер - это уменьшение численности населения страны (демографическое окно возможностей для России захлопнется в 2015 году), а также интерес Москвы к более тесному взаимодействию с ЕС и США по ряду тем. По мнению авторов доклада, для России необходимы западные инвестиции, а также создание возможностей для экспорта собственных товаров. В качестве прогноза в отношении России предлагается посмотреть, в какую сторону она двинется - к Китаю или на Запад. А негативную роль в будущем может сыграть ухудшение жизненных условий населения, что приведет к росту националистических настроений.

Тезисно для России прописано три сценария:

1. Россия может расширить сотрудничество с другими странами, скорее всего, выбрав брак по расчету, а не ценности. Многовековая амбивалентность России по поводу ее отношений с Западом по-прежнему находится в центре борьбы за стратегическое направление России.

2. Россия может продолжить более или менее двойственные отношения с другими державами, но в течение следующих 20 лет этот путь, вероятно, будет более хлопотным для международного сотрудничества, если Россия восстановит свою военную мощь и должна будет сдерживать более сильный Китай.

3. Россия может начать создавать проблемы, пытаясь использовать свое военное преимущество перед своими соседями, запугивая их в целях своего господства. Такой исход возможен, если лидер в России столкнется с ростом общественного недовольства по поводу ухудшения жизни и туманных экономических перспектив, надеясь сплотить националистические настроения и став более настойчивым в направлении ближнего зарубежья.

Конечно же, авторы не учитывают других тенденций, которые уже происходят - рост недовольством неолиберальным экономическим порядком, во главе которого стоят США, и интеграционные процессы - как в бывшем заднем дворе Вашингтона, т. е. Латинской Америке, так и в Евразии. Если подобные проекты воплотятся в жизнь, то мы увидим к 2030 году совсем иную картину альтернативного мира, чем рисуют западные аналитики, исходя из своих догматических убеждений и геополитических интересов.

http://martinis09.livejournal.com/522856.html