Новая исламская угроза

Данное исследование было написано в 2003 году американским дипломатом Тимоти Саваджем. Несмотря на то, что многие цифры устарели, Савадж правильно предугадал тенденции развития Европы и грядущее столкновение культур – тогда, когда об этом мало еще кто задумывался. Относительно статистики вероисповедания – для некоторых государств она является последней из официально опубликованной, поскольку в странах ЕС считается политически некорректным и опасным знать количество мусульман среди своих граждан.

Как это уже случалось в истории, мир ислама, возможно, делает больше для того, чтобы определить и оформить Европу 21-го века, нежели Соединенные Штаты, Россия или даже Европейский Союз. Сегодня речь идет о двойном исламском вызове Европе. Внутренне, Европа должна интегрировать живущее в гетто, но стремительно разрастающееся мусульманское меньшинство, которое многие европейцы рассматривают в качестве угрозы коллективной идентичности и социальным ценностям европейского общества. Внешне, Европа должна создать жизнеспособный подход к заселенным преимущественно мусульманами и чрезвычайно неустойчивым государствам – от Касабланки до Кавказа.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Именно решению этой задаче посвящена недавно одобренная стратегия безопасности “Безопасная Европа а в лучшем мире” и ее только что родившаяся инициатива “Расширенная Европа – Новые Соседи”. Признавая, что обеспечение безопасности, стабильности и развития ЕС более невозможно в отрыве от тесной кооперации с ближайшими соседями, Инициатива пытается определить новые рамки сотрудничества с 14 государствами – Алжиром, Египтом, Иорданией, Израилем. Ливаном, Ливией,. Марокко, Палестинской автономией, Сирией, Тунисом, Молдавией, Украиной, Белоруссией и Россией – и их 385 миллионами обитателей.

Мусульманский фактор добавляет к ландшафтам внутренней и внешней политики Европы нечто большее, чем демографические или географические измерения. Связка Европа -ислам выбрасывает разнообразные новые феномены, включая рост терроризма, появление нового антисемитизма, сдвиг европейских политических партий вправо, рекалибрацию европейских расчетов национальной безопасности, дополнительные трудности в сплочении ЕС, и придание новых фокусов, если не формулирование заново всей европейской внешней политики.

Эта новая встреча с исламом – нечто очень динамичное, но еще не получившее завершенную форму и на внешней, и на внутренней арене предлагает спектр возможностей для позитивного изменения в мире. Тем не менее, историю последних 1350 лет взаимодействия Европы с исламом трудно назвать вселяющей большие надежды. Несмотря на то, что европейцы сегодня пробуют некоторые новые инициативы, в общем они предпочитают статус-кво, осторожность, контроль и установившиеся структуры – вместо смелости, приспособляемости и новому определению взаимоотношений которых требует эта новая ситуация. Таким же подходом характеризуются и мусульмане Европы.

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Если согласия не будет достигнуто, существующая динамика породит Европу, которая столкнется не только с нарастающими социальными противоречиями, усилением и укоренением национализма, и даже гражданским конфликтом, который , в конечном итоге приведет к возникновению ментальности “Крепости Европы” и закату Европы на международной арене. Ситуация еще не ухудшилась до такой степени, но она куда ближе к точке невозврата, чем это принято признавать.

Демографическая динамика

Немногие европейские страны генерируют внятные данные о количестве и характере мусульманского присутствия в пределах национальных границ. Многие европейские страны – Бельгия, Дания, Франция, Греция, Венгрия, Италия, Люксембург в действительности запрещают спрашивать о религии в в официальных вопросниках – в той форме, как это делается в Соединенных Штатах.

13 стран вообще не признают ислам в качестве религии – несмотря на то, что он является второй крупнейшей религией в 16 из 37 европейских стран. Во многих странах мусульмане – непризнанное меньшинство, к которому не применяются обычные механизмы защиты прав меньшинств. Мусульмане часто не вписываются в принятые критерии меньшинств, базирующихся преимущественно на этнических и расовых признаках.

Более 23 миллионов мусульман проживает в Европе, что составляет примерно 5% от ее населения. Данные основываются на докладе Госдепартамента , и они значительно выше обычно цитируемых 16-17 миллионов, на которые ссылаются в большинстве академических трудов. Если учесть Турцию, количество мусульман составит 90 миллионов – или 15% населения. Более важны не цифры – а тренд. Мусульманское население за последние три десятилетия увеличилось более чем в два раза, и темпы прироста продолжают нарастать.

Большинство европейских стран закрыли свои двери для трудовой миграции еще в начале 70-х годов, после первого арабского эмбарго на нефть и последовавшего экономического кризиса. Несмотря на это, около 500 тысяч мигрантов – большей частью на основании воссоединения семей и до 400 тысяч претендентов на статус беженцев прибывали ежегодно.

По данным Международной Организации Миграции, постоянно возрастающую долю в обеих группах составляли мусульмане, главным образом, из Алжира, Марокко, Турции и бывшей Югославии. Мусульмане также составляют большую часть нелегальных мигрантов, проникающих в Европу ежегодно ( от 120 до 500 тысяч). Во многих европейских странах слова “иммигрант” и “мусульманин” практически стали синонимами.

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

В настоящий момент волны мигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки (второй по уровню рождаемости регион в мире) более связаны с ухудшением условий в этих странах, нежели с нехваткой рабочих рук в Европе. По мере того, как в ближайшие три десятилетия это население удвоится, а аборигенное население поседеет и сожмется еще больше, усиление миграционного потока с юга на север представляется неизбежным.

ООН в 2000 году подсчитала, для противовеса стремительно стареющему населению ЕС будет необходимо 949 000 мигрантов в год, с тем, чтобы поддерживать уровень населения на уровне 1995 года, 1 588 000 мигрантов для поддержания уровня работающего населения на показателях 1995 года, и 13 480 000 мигрантов для сохранения уровня поддержки населения (отношения количества лицу в возрасте 15-64 года к количеству лиц в возрасте 65 лет и старше).

Далее, демографическая структура десяти новых членов ЕС вместо того, чтобы облегчить демографическую проблему, лишь еще более ее усугубила. Независимо от того, какая из трех перечисленных целей будет преследоваться, большинство мигрантов будет мусульманами.

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

В настоящее время более 50% мусульман Европы родились здесь. Более важно, уровень рождаемости европейских мусульман более чем в три раза больше, чем у не-мусульман ( данные 2000 года). В результате этого, мусульманские общины Европы – значительно более моложе , чем население континента в целом. Одна треть из пяти миллионов французских мусульман – люди в возрасте до 20 лет (по сравнению с 21% молодых людей от общей массы французского населения). Одна треть из четырех миллионов германских мусульман – люди в возрасте до 18 лет (по сравнению с 18% для всего населения страны) , одна треть британских мусульман – моложе 15 лет (20% по стране), одна треть от 364 тысяч мусульман Бельгии – моложе 15 лет (18% от населения в целом – подростки).

Сегодня принятие ислама было минорным фактором нарастания мусульманского присутствия в Европе. Но феномен может начать стремительно развиваться в потенциально значительный источник нарастания влияния ислама – в особенности, если он будет официально признан, регламентирован и войдет в фазу миссионерства.

К 2015 году мусульманское население Европы должно удвоиться, в то время как не-мусульманское население сократится на 1,7%. Если заглянуть еще дальше, по консервативным оценкам, к 2050 году мусульмане будут составлять 20% населения Европы. Согласно некоторым предсказаниям, к 2025 году четверть населения Франции году будет мусульманским, и если подобный тренд продолжится, к середине столетия в Западной Европе будет больше мусульман, чем не-мусульман.

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Такие прогнозы кажутся невероятными только на первый взгляд, но они могут оказаться недалеки от истины. На настоящий момент, более 15% категории людей в возрасте 16-25 лет во Франции – мусульмане, в Брюсселе 25% населения в возрасте до 25 лет – мусульмане.Важнейшим фактором в данном уравнении является не только драматический рост мусульманского населения, но и не менее драматическое сжатие аборигенного населения Европы. По прогнозам ООН, количество европейцев сократится с 728 миллионов в 2000 году к 2050 на более чем 100 миллионов – и, возможно еще больше.

Геттоизация

Нарастающее мусульманское присутствие в Европе характеризуется концентрацией внутри определенных областей, в особенности урбанизированных зон с четко ограниченными, если не герметичными кварталам – такими, как Кройцберг в Берлине, Тауэр Хамлетс в Лондоне и banlieues в основных французских городах. Две пятых британских мусульман живет в Лондоне, одна треть французских мусульман живет в Париже или рядом с ним, одна треть мусульман Германии сосредоточена в индустриальной зоне Рура. Сегодня мусульмане составляют более 25% населения Марселя, 20% населения Мальмо, 15% населения Брюсселя и Бирмингема, также, как и Парижа, 10% или больше населения Лондона, Амстердама, Роттердама, Гааги, Осло и Копенгагена.

Прирост мусульманского населения происходит, главным образом, в Западной Европе. За десять лет после падения Берлинской Стены прирост мусульманского населения в Западной Европе происходил в шесть раз быстрее, чем в Северной Америке. Австрия, Дания, Нидерланды, Норвегия и Швеция – страны с наиболее драматичным уровнем мусульманской иммиграции в Европе 1990-х. К концу этого десятилетия Испания, Италия и Греция – западноевропейские государства с самым низким уровнем рождаемости, самым старым населением, самыми дырявыми границами, самой большой близостью к странам, откуда исходит миграция, и наибольшим количеством нелегальных резидентов – также испытывают сравнимый по масштабу приток мусульманского населения.

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Аборигенные мусульманские населения юго-восточной Европы. по контрасту, сократились за 20 лет более чем на 15%. Это стало результатом, среди прочего, иммиграции из Болгарии в Турцию, албанской иммиграции в Грецию и Италию, эмиграцией и смертями, порожденными балканскими войнами. В центральной и восточной Европе мусульманского населения практически не существует.

Природа мусульманского присутствия в Европе также меняется. Мусульмане более не являются “временными приглашенными рабочими”, но перманентной частью европейского ландшафта – также, как на протяжении многих столетий в юго-восточной Европе. Началась институилизация ислама в Европе – равно как и ре-исламизация европейских мусульман.

Говорить о единой мусульманской общине в Европе, однако, было бы ошибкой. Даже внутри отдельных стран этническое разнообразие, сектансткие различия, расколы внутри общин, источниками которых являются социо-политические и генерационные противоречия, и неиерархическая природа самого ислама означают, что мусульмане на протяжении ближайших десятилетий будут скорее разобщены, чем объединены. Также как европейские христиане и евреи, европейские мусульмане – не монолитная группа. Несмотря на это, мусульмане все чаще идентифицируют себя с исламом, нежели со страной происхождения своей семьи или тем европейским государством, на территории которого они проживают. Более того, этот феномен значительно ярче выражен среди молодых мусульман.

Некоторые этнические барьеры между мусульманами начинают утрачивать былое значение, в особенности, среди молодежи. Частично это объясняется возникновением когорты религиозных лидеров, не рассчитывающих на поддержку отдельных мусульманских государств, и использующих простой, понятный язык для того, чтобы говорить о проблемах молодых европейских мусульман. Молодые мусульмане куда более быстрыми темпами модернизируют и осваивают многие аспекты европейской социальной жизни, чем первые волны мусульманских иммигрантов.

Молодые мусульмане адаптируются к атрибутам европейских обществ, в которых они были рождены и растут: языку, социализации через школы, и, во многих случаях, к секуляристским перспективам страны, в которой они проживают. Тем не менее, в общем они не ощущают себя частью общества, не чувствуют, что и у них есть ставки в нем. И наоборот, даже многие мусульмане третьего поколения рассматриваются остальными членами общества в качестве иммигрантов и иностранцев.

Несмотря на это, пропорция мусульман с европейским гражданством стремительно растет. С все большим количеством мусульман, рождающихся в Европе, и с недавним облегчением процедуры натурализации в некоторых странах, в первую очередь в Германии, этот тренд будет только нарастать. Более ? мусульман Британии и Франции – уже граждане этих государств. В Германии эта пропорция -15-20%, из оставшихся 11% подали просьбы о предоставлении гражданства, и 48% намерены подать такие прошения (данные на 2001 год). Эти цифры означают, что у Германии очень скоро появится 2,4 миллиона новых граждан – и избирателей.

Такое же резкий приток может произойти в Италии. Там живет более миллиона мусульман, менее 10% имеют гражданство. Схожая обстановка в Испании, где также живет миллион мусульман. В странах Скандинавии, где, как правило, гражданство можно получить после пяти лет проживания на территории страны, доля граждан среди мусульман также может значительно вырасти с нынешних 15-30%.

Несмотря на описанные тренды в гражданстве, молодое поколение мусульман сопротивляется ассимиляции в секуляристское европейское общество более упорно, чем прежние поколения. Европейские мусульмане готовы интегрироваться и принимать европейские нормы, пока они считают это возможным – сохраняя при этом выраженную мусульманскую идентичность и мусульманские практики. Они боятся того, что ассимиляция, полное погружение в европейское общество полностью лишит их этой идентичности. Тем не менее именно такую цену, с точки зрения этих молодых мусульман, европейские правительства и социум требуют за ассимиляцию. Последние исследования во Франции и Германии демонстрируют, что второе, и, в особенности, третье поколение мусульман интегрируется в европейское общество куда хуже, чем их родители.

Воспринимаемые в качестве проявлений дискриминации проблемы с занятостью, жильем и религиозными практиками понуждают многих мусульман второго и третьего поколения видеть ислам в качестве главного знака своей идентичности. И действительно, безработица среди мусульман в два раза выше, чем среди не-мусульман, и хуже, чем среди не-мусульманских иммигрантов. Мусульманские достижения в области образования и приобретения профессиональных навыков, как правило, низки, и участие мусульманских женщин в трудовой жизни – минимально.

В этой обстановке возможности для продвижения ограничены, а предрассудки против мусульман – сильны. Все описанные факторы являются причиной изоляции – и герметизации мусульманских общин в Европе. Поэтому никого не должен удивлять тот факт, что, например во Франции мусульманская идентификация с исламом в 2001 была куда сильнее, чем в 1994 и в 1989. С 1994 по 2001 количество тех, кто определяет себя в качестве “верующих и практикующих мусульман” увеличилось на 25%.

Стратегические последствия

Европейские эксперты по контр-терроризму предполагают, что от одного до двух процентов мусульманского населения – то есть от 250 тысяч до 500 тысяч индивидов, вовлечены в тот или иной вид экстремистской активности. Какая доля из этих мусульман готова совершать или поддержать террористические акты на данный момент неясно. Главное здесь даже не то, что юридическая атмосфера и само расположение Европы предлагают удобную платформу, с которой могут оперировать террористы. Сама “химия” столкновения мусульман с Европой подталкивает людей определенного типа к тому, что они становятся потенциальными кандидатами вербовки в террористические сети.

Угонщики 9/11 не просто базировались в Европе. Они были арабами, чьи взгляды радикально трансформировались их опытом жизни в Европе. Из примерно 660 заключенных в Гуантанамо, граждан 42 государств, 20 были гражданами шести европейских государств, и такое же количество являются постоянными резидентами (для сравнения, только двое были американскими гражданами). Общее количество заключенных в Гуантанамо, имеющих отношение к Европе куда больше, чем можно было бы ожидать – и это указывает на то. что нечто в европейской атмосфере подталкивает мусульман к терроризму. В этой связи следует отметить, что с момента 9/11 в Европе арестовано в 20 раз больше подозреваемых в терроризме, чем в США.

По данным германских и французских экспертов, лишь незначительная доля исламских террористов была пассионарными фанатиками до их прибытия из мусульманских стран в Европу. Куда большая группа была завербована из массы молодых людей, многие из них – представители среднего класса, испытавших в Европе культурный шок, и после этого быстро радиколизаввшихся, превратившихся в “возродившихся в вере” исламистов. Не принятые в качестве интегральной части европейского общества, и в то же время испытывающие отвращение к секуляризму и индивидуализму, некоторые индивиды мусульманского происхождения, в особенности столкнувшись с большим личным кризисом, находят солидарность, смысл жизни, и направление в радикальных исламистских группах, которые заняты активным поиском именно таких людей.

Очень немногие из радикализованных мусульман возвращаются на родину для войны против правительства. Вместо этого, молодые люди отправляются на джихад в Афганистан, Боснию или Чечню Французский исследователь Оливер Рой отметил, что социологический фон западноевропейского исламистского боевика вписывается в паттерн, характерный для радикальных леваков Европы в 70-х и 80-х (Rote Armee , Brigatta Rosso, и Action Directe).

Их ячейки – амальгамы разочаровавшихся, получивших европейское образование, одиноких особей мужского рода (зачастую с университетским техническим или научным образованием) или же отбросы рабочего класса ( часто – принявшие ислам в тюрьме) с общей, маргинальной культурой. Их жизнь не имеет ничего общего с борьбой против специфического ближневосточного правительства, или, за исключением саудов и йеменцев, с традиционным религиозным образованием. Также не идет речь о ячейках, связанных со специфическими спецслужбами ближневосточных государств или радикальных движений. Скорее, речь идет о рекрутах, контролируемых и управляемых исламистскими группами, преследующими свою собственную глобальную агенду.

Европа и распространение ислама: Столкновение культур

Европа и распространение ислама: Столкновение культур II

Опубликовано 20 Мар 2017 в 10:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.