Информационная война и санкционное давление на Россию - это реакция Запада на шаги российского руководства по защите своего народа, русского языка - одной из главных культурных скреп самого большого разделенного народа в истории - и Русского мира в целом.

Консолидация общества и подъем патриотизма нарушили привычный алгоритм решения задач американских политтехнологов, стандартно осуществляемых по заезженным "шарповским" формулам. При этом в настоящее время наблюдается перегруппировка западных сил в т.ч. в глобальном политическом и информационном пространстве, связанная со сменой тактики, ввиду очевидных провалов предыдущих сценариев. Теперь представители западных (скорее наднациональных, но базирующихся на территории США) элит последовательно вбрасывают в глобальную информационную магистраль тезис о, дескать, некой концентрации всех претензий к России в лице Президента России В.В. Путина (красноречивое подтверждение - ноябрьский саммит "двадцатки" в австралийском Брисбене, подчеркнувший политическую слабость многих лидеров стран Запада, расписавшихся в бессилии противостоять американскому "гипнозу").

На этом фоне "спикеры" от Запада акцентируют внимание на полном отсутствии в их подходах какого-либо негатива по отношению к российскому государству и его народу, пытаясь технично увязать в глазах мировой общественности наращиваемое давление лично с персоной Президента Путина. Одним из наиболее заметных недавних примеров стали "пассажи" бывшего госсекретаря США М.Олбрайт. По её мнению, "триумф российского Президента временный. Кроме того, своей политикой Путин якобы предал россиян, ведь присоединение Крыма, дескать, будет стоить стране международных связей, необходимых для ее процветания"[1].

Суть и причины происходящего своевременно, четко и впервые так откровенно сформулировал министр иностранных дел России С.В. Лавров на заседании Совета по внешней и оборонной политике 22 ноября 2014 г.: "публично лидеры западных стран заявляют: надо санкции сделать такими, чтобы они разрушали экономику и поднимали народные протесты:Запад однозначно показывает, что дело не в том, что он хочет попытаться изменить политику Российской Федерации, что само по себе иллюзорно, а они хотят сменить режим"[2].

Таким образом, в России впервые на официальном уровне обнажается подноготная происходящих процессов, при том, что на Западе также вынуждены мириться с тем, что плохо скрываемая суть их неоднократных попыток добиться искомого результата на территории России здесь изучается и служит пособием для выработки национальной стратегии эшелонированной защиты и противодействия "цветным революциям", что, в частности, нашло отражение в обновленной в 2013 г. Концепции внешней политики России: "усиление глобальной конкуренции и накопление кризисного потенциала ведут к рискам подчас деструктивного и противоправного использования "мягкой силы":в целях оказания политического давления на суверенные государства, вмешательства в их внутренние дела, дестабилизации там обстановки, манипулирования общественным мнением и сознанием"[3].

Цель, наконец, официально проявлена - госпереворот в России и отстранение от власти действующего Президента страны. Ситуацию, когда "карты раскрыты" и обнажена суть сценария США в отношении Российской Федерации, можно с высокой степенью уверенности назвать необъявленной войной, инспирированной западными группами влияния на глобальную политику, представители которых без стеснения демонстрируют работу режима внешнего управления современной Украиной (очередной визит Дж.Байдена в Киев 21 ноября 2014 г.), где американские стратеги предусмотрели варианты постоянной дестабилизации и хаотизации политической системы и общества, преследуя цель как минимум создания у границ России очага постоянной напряженности. Это умело используется западниками в глобальной "игре" без правил в качестве разменной монеты для американских операций, за которыми кроятся более насущные и прагматичные для США причины, в основном финансово-экономического характера.

Вместе с тем на экспертном уровне всерьез обсуждается и альтернативный сценарий - "блицкриг" т.н. вооруженных сил Украины на Донбассе до конца 2014 года с целью подавления Новороссии, при том, что жестокость украинских (нацистских) карателей стала атрибутом сформированной США "новой реальности", в которой число жертв этой гражданской войны превышает 5 тысяч человек. При том, что "ручные" представители ООН и ОБСЕ выполняют функции скорее послушных статистов, нежели объективных наблюдателей.

И вот именно на таком фоне Украина, США и Канада в ходе голосования в ООН 22 ноября 2014 г. высказались против принятой большинством голосов резолюции по борьбе с героизацией нацизма, расовой дискриминацией и ксенофобией. За документ, который представила Россия, проголосовали 115 государств из 193 членов[4]. Это очень показательная позиция, особенно с учетом ставки американцев, сделанной в действующем проекте хаотизации Украины, на откровенно экстремистские, фашистские группы. Синхронно (как по команде) глава Литвы Даля Грибаускайте назвала Россию "террористическим государством", что сложно комментировать на уровне здравой логики и можно условно квалифицировать как провокацию или попытку объявить войну России, очевидно, по наущению США и в надежде на прикрытие натовским "щитом"[5].

Но в таких подходах англо-саксонским элитам опыта не занимать - существует немало аргументированных свидетельств, в т.ч. западных историков, самого деятельного участия англо-американского истеблишмента (У.Черчиль, М.Норман, Я.Шахт, Дж. П. Морган и др.) в создании проекта "Гитлер" ("третий рейх") и развязывании второй мировой войны[6].

Методика

С современной теорией и практикой демонтажа политических режимов можно познакомиться в трудах профессора Гарвардского университета Джина Шарпа - "архитектора" теории и практики реализации "бархатных революций".

Интерес американских военных и политиков к его исследованиям берёт свое начало с ввода советских войск в Чехословакию в 1968 г. С 1970-х годов Белый дом, стремившийся блокировать военный потенциал СССР, начинает разработку методов ненасильственного сопротивления. В 1983 г., по инициативе Дж. Шарпа, в Бостоне создаётся международный центр исследований ненасильственного сопротивления - Институт Альберта Эйнштейна , впервые применивший свои наработки во время демонтажа советского влияния в Центральной и Восточной Европе . Претворяя в жизнь концепцию "нового мирового порядка", выдвинутую президентом Бушем-старшим (1989-1993), стратегическое ненасильственное действие (strategic nonviolent action) нашло своё применение в важнейших, с точки зрения геополитики Вашингтона, регионах мира: Восточная Европа, Ближний Восток, Азиатско-тихоокеанский регион, Африка и Латинская Америка.

В последующие годы преимущества этого действия успешно использовались администрацией Клинтона для смены власти в Сербии в 2000 г. ("бульдозерная революция"). С приходом же в январе 2001 г. неоконсерваторов в Белый дом, ненасильственное сопротивление выдвигается в авангард внешнеполитической борьбы. Так, например, эта методика позволила сменить власть в Грузии ("революция роз" 2003 г.), на Украине ("оранжевая революция" 2004 г.) в Ливане ("кедровая революция" 2005 г., приведшая к выводу сирийских войск из страны) и в Киргизии в 2005 г., ("тюльпановая революция", повторно проведенная в 2010 г. для смещения К. Бакиева).

В 2009 г. Дж. Шарп (наряду с Дж. Маккейном и Дж. Соросом) был обвинён иранскими руководителями в причастности к попытке государственного переворота. Причём, негодование Тегерана подкреплялось появлением (накануне волнений) в интернете знаменитого пособия профессора Шарпа "От диктатуры к демократии" в переводе на фарси[7]. Спустя два года, администрация Б. Обамы, отягощенная участием одновременно в двух военных кампаниях, сделала ставку на непрямое участие в смене режимов в Тунисе (январь 2011 г.) и Египте (февраль 2011) . Ненасильственным сопротивлением также охвачены Алжир (2010-2011), Йемен (2011), Сирия, Бахрейн, Иордания и Ливия. В меньшей степени протестный потенциал проявился в Марокко, Саудовской Аравии, Ливане, Ираке, Омане, Кувейте, Мавритании, Судане, Сомали, Западной Сахаре и Джибути. Этот широкий список стран приближает долгожданную задачу Соединённых Штатов: перестроить Большой Ближний Восток на свой лад, предоставив проамериканским элитам новую легитимность, необходимую в условиях ослабления глобальных позиций доллара[8].

В теории, каждая операция, вне зависимости от страны и ситуативных характеристик, прорабатывается в несколько этапов: 1. оценка и анализ; 2. разработка стратегии; 3. выстраивание возможностей; 4. борьба; 5. завершение конфликта. Анализируются возможности и ресурсы той или иной страны, могущество режима и потенциальных третьих сил, которые могут быть задействованы или вовлечены в конфликт. США выстраивают стратегию по принципам военного планирования, избирая концепцию наилучшего достижения своих целей в конфликте. Каким образом и когда бороться, как достичь максимальной эффективности в достижении своих целей. Это своего рода план распределения, адаптации и применения имеющихся средств[9].

Планировщики ждут ответов на следующие вопросы: Каковы основные препятствия для ненасильственных действий? Какие факторы будут способствовать достижению победы? На какие основные силы опирается действующий режим? Какие слабости он имеет? Насколько уязвимы его источники силы? Какие силы на стороне революции? Каковы её слабые стороны и как от них избавиться? Каков статус сторон, непосредственно не вовлеченных в конфликт, кто оказывает помощь или может ее оказать как режиму, так и революционерам, а также какими способами[10]?

Основные усилия стратегов направлены на блокирование таких сторон политической власти как её авторитет (уверенность народа в том, что власть легитимна и их моральных долг подчиняться ей); человеческие ресурсы - число и значение лиц и групп, которые выполняют указания, сотрудничают или предоставляют помощь своему правительству; умение и знания, необходимые режиму для выполнения конкретных действий; нематериальные факторы - психологические и идеологические стереотипы, делающие население лояльным; материальные ресурсы - степень контроля или доступа правительства к имуществу, природным и финансовым ресурсам, экономической системе, а также к средствам связи и транспорта; санкции - необходимые для существования режима и проведения его политики наказания, грозящие или применяемые против непослушных или отказывающихся сотрудничать"[11].

Для претворения теории в практику ещё в 1973 г. Дж. Шарп написал книгу "198 методов ненасильственных действий", содержащую в себе весь перечень протестов и забастовок, начиная от бойкота выборов и заканчивая отказом от уплаты налогов или всеобщей забастовкой. Их актуальность объясняется двумя постулатами:

  1. сила государства основывается на сотрудничестве с населением и его послушании;
  2. если люди прекращают взаимодействие с режимом, то последний теряет столпы, на которых держится[12]. То есть, власть - своего рода психологический феномен, авторитет которого определяет степень порядка; иллюзия, навязанная обществу посредством различных догм, в том числе и религиозного характера. Из этого следует ключевой закон: правительство дееспособно до тех пор, пока сохраняется вера в его превосходство.

Наряду с обозначенными факторами, успех ненасильственной борьбы во многом зависит от культурно-коммуникационной войны, нацеленной на психологическое подавление противника. Обобщённо её ведение предполагает следующий порядок действий:

  1. Созданная оппозиция, под аккомпанемент американских СМИ и НПО, начинает постоянное информационное воздействие на население страны для подрыва существующего режима;
  2. Решающая фаза операции зачастую приходится на начало электорального цикла, когда политическая система находится в уязвимом положении (президентские либо парламентские выборы); весь механизм приводится в действие после оглашения итогов выборов, которые, как правило, не отвечают запросам оппозиционного лидера;
  3. Толпа (в среднем - от 50 до 100 тыс. чел.), называемая в западных СМИ "народом", выходит на улицы и начинает бессрочный митинг, требуя отставки "узурпатора"; организованные массы блокируют основные транспортные и коммуникационные артерии; главное условие - не вступать в вооруженную борьбу с органами правопорядка, поскольку силовой конфликт (в котором преимущество за правящим режимом) может привести к насильственному подавлению восстания; постепенно парализуется весь город, приостанавливаются поставки топлива, и назревает продовольственный кризис.
  4. Администрация США (через Госдепартамент и другие ведомства) объявляет о преднамеренной фальсификации выборов, выступает в поддержку "борцов за демократию" и призывает руководителя государства уйти в отставку.
  5. Англо-американские телеканалы, информационные агентства, интернет-ресурсы, радио и газеты продолжают давление на власть, которая, в большинстве случаев решается пойти в отставку, а парламент, в свою очередь, назначает дату выборов, либо ограничивается пересчётом голосов;
  6. США объявляют о "победе демократии" и обеспечивают информационную поддержку нового режима, превращая собственную "мягкую силу" в источник его легитимности.

Политические процессы в Северной Африке и на Ближнем Востоке, запущенные в конце 2010 г., продемонстрировали значимость американских социальных сетей в синхронизации массовых выступлений, сместивших президентов Туниса и Египта. Поражающий эффект этих интернет-ресурсов, дестабилизирующих весь арабо-мусульманский мир, обуславливается численностью их активных пользователей: "Фейсбук" по состоянию на июль 2011 г. объединил порядка 750 млн. человек, а аудитория "Твиттера" к аналогичному периоду увеличилась до 200 млн. Вместе с этим, важно учитывать, что "они не провоцируют революцию, а служат лишь инструментами, позволяющими революционным группам снизить расходы на участие, организацию, набор и обучение". Однако, "как любой инструмент, социальные сети имеют присущие им слабые и сильные стороны, и эффективность зависит от того, насколько эффективно лидеры используют их и являются ли они доступными для людей, которые знают, как их использовать"[13].

Социальные сети, превратившиеся, по сути, в информационные агентства, способны распространять данные по всему миру за считанные секунды, ускоряя тем самым ход всей операции[14]. Это вовсе не обозначает, что телевидение и радио теряют популярность: происходит своего рода симбиоз крупнейших телевизионных гигантов с такими сетями как "Викиликс", "Фейсбук", "Твиттер", "Ютьюб" (YouTube), что, в конечном итоге, усиливает эффект информационных операций, выводя на улицы сотни тысяч манифестантов. Примером такого взаимодействия служит деятельность международной телекомпании "Аль-Джазира", размещающей видеоматериалы на собственном портале в "Ютьюбе". Подобная практика наблюдается также среди российских вещательных организаций.

Переворот в Тунисе, организованный через мировую паутину - результат длительной подготовительной работы Центра прикладных ненасильственных акций и стратегий, "Канвас" (CANVAS - the Center for Applied Non-Violent Action and Strategies). Основанный в 2003 г. в Белграде на базе "Отпора", (НПО, организовавшее революцию в 2000 г. в Сербии, в 2003 г. - Грузии и в 2004 г. на Украине и т. д.). "Канвас", во главе С. Поповичем, реализует на практике наработки Института Альберта Эйнштейна. Члены организации также участвуют в семинарах, финансируемых ОБСЕ и ООН. Сотрудничая с американской "Фридом Хаус" (которую, в свою очередь, поддерживает республиканский Национальный фонд за демократию[15]), "Канвас" подготовил к 2011 г. активистов из более чем 50 стран мира, в том числе из Зимбабве, Туниса, Ливана, Египта, Ирана, Грузии, Украины, Белоруссии, Киргизии и Северной Кореи.

Возможные сценарии для России

Но каковы сценарии реализации "обкатанных" в других странах технологий, уготованные, по замыслам западных планировщиков, для России?

Прежде всего просматривается "заход" на поле оперативно-тактических действий против России "через Украину" посредством планомерной дестабилизации обстановки на российско-украинской границе.

Знаковым можно считать и назначение новым послом США в России Джона Теффта - т.н. американского дипломатического диверсанта, специалиста по "цветным революциям" (сменил на этом посту провалившего организацию "белоленточной революции" Майкла Макфола). Можно констатировать, что это кадровое решение Теффта означает, что США взяли курс на дальнейшее ухудшение отношений с Россией в контексте очередной попытки организации переворота в нашей стране.
В реализации нового "марш-броска" на Россию целесообразно выделить следующие параллельные векторы:

* экономический (давление на рубль, его дальнейшее ослабление и разгон инфляции посредством реализации сценариев, похожих на использованную в 1986 схему, способствовавшую приближению коллапса СССР - наращивание нефтедобычи внутри США, давление на ОПЕК и, прежде всего, на Саудовскую Аравию - с целью обрушения цены на нефть и сокращения доходов от ее экспорта в федеральный бюджет России, последующего "раскручивания" внутриэкономического кризиса в сегодняшней России, лишения граждан уже привычного комфорта и атрибутов общества потребления, дальнейшего обнищания населения для создания условий массовой поддержки планов немалочисленных организованных диверсионных групп из числа "грантополучателей");

Особого внимания заслуживает позиция руководства Центробанка России, "устанавливающего ставку в 9,5% и размещающего средства в американских ценных бумагах под 0,25% ("как только Центральный банк начнет давать деньги под 4%, у России будет экономический рост с двузначными показателями. Надо поддерживать свою экономику, как это делают западноевропейские банки. Необходимо перестроить нашу финансовую модель, в которой ЦБ является депозитом иностранной валюты и под нее выпускает деньги, прикрываясь псевдонаучными экономическими теориями")[16].

* общественно-политический (массовое участие западных "грантополучателей" во всех сферах от науки до общественного "поля" и корпоративного сектора в подготовке беспорядков в России посредством применения уличных протестных сценариев и т.д.).
Результатов таких шагов западные проектировщики постараются добиться в течение года. Очевидно, что они увязывают два параллельных канала - подрывная деятельность, направленная на дестабилизацию ситуации внутри страны с одновременной целенаправленной работой по втягиванию России в глобальную конфронтацию с США/ НАТО.

Движущие силы

Антироссийскую деятельность в обобщенной классификации можно условно разделить на три основных уровня: легальный, полулегальный и нелегальный[17].

Наибольшую угрозу для конституционного строя, сохранения государства и общества представляют действия полулегального или нелегального характера:

  • непрямое разжигание недовольства по линии национальной, социальной или религиозной розни;
  • скрытая работа с ключевыми общественными фигурами с целью их привлечения к подрывным проектам (переориентация на новые цели с сохранением предшествующей риторики, т.е. вербовка или перевербовка);
  • привлечение в проект лиц, встроенных в государственную систему управления и силовые структуры (установление финансовой зависимости, особенно при наличии вкладов в зарубежных банках или наличия нетрудовых доходов). В случае осуществления "цветной революции" эти лица должны присоединиться к перевороту или способствовать ему своим бездействием (наблюдается во всех без исключения "цветных революциях").

При этом стоит понимать, что наряду с открытой т.н. "пятой колонной" в лице радикальной уличной прозападной оппозиции существует скрытая категория в лице олигархов, политиков, чиновников, аналитиков, экспертов, общественных деятелей, владельцев СМИ, которые нашли для себя возможным, будучи не менее радикальными западниками, оставаться внутри политического режима, идя на компромисс с курсом Президента России В.В. Путина. Эти две категории "оппозиционеров" отличаются лишь тем, что первые открыто выступают против российской власти и лично Президента, а вторые по тактическим соображениям поддерживают действия власти, хотя и трактуют их по своему, а иногда вообще саботируют патриотические реформы и шаги, направленные на укрепление России (как пример - пикировка госчиновников по поводу денег Пенсионного фонда России, якобы ушедших на нужды Крыма; разговоры о том, что Россия сможет восстановиться от последствий введенных санкций только через 2-3 года; данные о резком падении туристического потока в Крым в 2014 году и т.д.).

Ответ

Алгоритм развития событий на Украине и действия России, умело противопоставившей свои инструменты реагирования на американские технологии, свидетельствуют о том, что процесс трансформации глобальной политической парадигмы непредсказуем. В этой связи В.В. Путин отметил: "Наши коллеги в своё время пытались как-то управлять этими процессами, использовать региональные конфликты, конструировать "цветные революции" в своих интересах, но джинн вырвался из бутылки. Что с ним делать, похоже, не понимают и сами авторы теории управляемого хаоса. В их рядах разброд и шатание"[18].

На расширенном заседании Совета Безопасности России 20 ноября 2014 г. Президент также подчеркнул: "..В современном мире экстремизм используется как инструмент геополитики и передела сферы влияния очень часто. Мы видим, к каким трагическим последствиям привела волна так называемых "цветных революций", какие потрясения испытали и испытывают народы стран, которые прошли через безответственные эксперименты подспудного, а иногда и грубого,.. "ломового" внешнего вмешательства в их жизнь. Для нас это урок и предупреждение, и мы обязаны сделать всё необходимое, чтобы подобное никогда не случилось в России"[19].

Воссоединение Крыма с Россией и Новороссия являются доказательством того, что американские политтехнологи не могут просчитать все последствия применения своих теорий и моделей. При этом технологии "цветных революций" и управляемого хаоса могут оказаться и во внешнеполитическом арсенале соперников США, которые будут явно не готовы к такому сценарию развития событий.

Политическая сила, которая сможет катализировать протест в американском обществе, гипотетически способна реализовать множество сценариев, начиная от частичной фрагментации североамериканского государства и заканчивая смещением неугодного президента и всего американского руководства. Эффективности реализации тех же технологий, которые сами Соединённые Штаты Америки используют по всему миру против своих геополитических оппонентов, благоприятствует вполне удобная социальная среда - крайне противоречивое общество с огромным количеством внутренних проблем.

Эффективная реализация этих сценариев более фатальна для американского государства, нежели, например, для Российской Федерации, где существует многовековая традиция совместного проживания огромного количества этносов и социальных групп. Американское общество в этом смысле - дискретно, разрознено, противоречиво, поэтому процессы, происходящие в этом социуме, могут быть катализированы извне и использованы для симметричного ответа. Центробежные процессы могут стать актуальной проблемой для американского политического истеблишмента при активизации деятельности групп влияния в американской (наднациональной) элите, которые не согласны с политикой Белого Дома как внутри страны, так и за ее пределами. Инциденты в Фергюсоне и Сент-Луисе являются наглядным подтверждением. При этом финансирование и координация данных сил может осуществляться как внутренними, так и зарубежными заказчиками.

* * *

Что касается защитных мер по адекватному реагированию на стоящие перед Россией вызовы, то наряду с планомерным наращиванием и модернизацией военного потенциала - ибо "Si vis pacem, para bellum" ("хочешь мира - готовься к войне") - представляется необходимым внести в Закон Российской Федерации "О безопасности", Стратегию национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года и в Военную доктрину изменения, где будет дано определение цветных революций, изложены основные методы и средства их реализации, а также предложены инструменты противодействия. Кроме того, требуется ускоренное формирование и практическое применение системных потенциалов "мягкой силы" во внешней политике России, в т.ч. посредством подготовки концепции "мягкой силы" Российской Федерации; стратегии обеспечения национальной культурной безопасности Российской Федерации, стратегии информационной безопасности России в условиях информационных и психологических войн, технологий противодействия сетевым формам терроризма и сетевым (твиттерным) механизмам конфликтной мобилизации.

При реализации такой работы необходимо учитывать, что поддержание политической, экономической и культурной междуусобицы среди трёх составляющих единого народа (русских, украницев и белорусов) является одним из основных козырей и стратегической задачей групп влияния на Западе, оказывающих воздействие на процесс принятия и содержание внешнеполитических решений во многих государствах постсоветского пространства, финансируя "цветные революции" и определяя политическую риторику руководства этих стран.

Для успешного отражения концентрированных непрямых ударов по России крайне важно понимать контекст новых реалий мироустройства (сетецентричные войны, социальные сети и блогосфера, в т.ч. как двигатель революций, информационные и кибервойны, ненасильственное сопротивление, правозащитные концепции как инструмент давления и т.д.), формируя необходимый социально-политический иммунитет. Но важнейшее условие национального выживания в грядущей эре - системная консолидация потенциала многогранного российского общества вокруг национального лидера и патриотически мыслящей государственной элиты, а также масштабная духовно-интеллектуальная мобилизация и ментальное пробуждение Русского мира. Все это только ускорит оформление так необходимой объединяющей российское общество государственной идеологии.

В контексте нынешних глобальных реалий сложно найти более ёмкое высказывание, чем неизменно актуальные слова В.М. Молотова, сказанные в день начала Великой Отечественной войны "Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами".

Источники и литература

  1. 1. Мадлен Олбрайт: Триумфатор Путин лишил Россию шансов на процветание, // ИноTV [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://russian.rt.com/inotv/2014-04-25/Madlen-Oblrajt-Triumfator-Putin-lishil (Дата обращения 24.11.2014).
  2. 2. Лавров: Запад, вводя санкции против России, ставит целью сменить режим, // РиаНовости [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://ria.ru/politics/20141122/1034609544.html (Дата обращения 24.11.2014).
  3. 3. Концепция внешней политики России Министерство иностранных дел Российской Федерации [Электронный ресурс].- Режим доступа http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F (дата обращения 24.11.2014).
  4. 4. В ООН принята резолюция против героизации нацизма, // Вести [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.vesti.ru/doc.html?id=2142902 (Дата обращения 24.11.2014).
  5. 5. Литва и НАТО обсудили Россию-"террориста", // ИноTV [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://russian.rt.com/inotv/2014-11-22/Litva-i-NATO-obsudili-Rossiyu-terrorista (Дата обращения 24.11.2014).
  6. 6. Engdahl W.F. A Century of War: Anglo-American Oil Politics and the New World Order. - London: Pluto, 2004.
  7. 7. Jacobs S. Gene Sharp, The 83 Year Old Who Toppled Egypt, // The DailyBest.com [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.thedailybeast.com/blogs-and-stories/2011-02-14/gene-sharp-the-egyptian-revolts-prophet-of-nonviolence (Дата обращения 24.11.2014).
  8. 8. Цатурян С.А. Ненасильственное сопротивление как технология смены режимов во внешней политике США (2000 - 2014 гг.) диссертация кандидата исторических наук: 07.00.15. Москва, 2014. - 188 c.
  9. 9. Sharp G. There Are Realistic Alternatives, // Aeinstein [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.aeinstein.org/organizations/org/TARA.pdf (Дата обращения 24.11.2014).
  10. 10. Ibid.
  11. 11. Sharp G. From Dictatorship to Democracy, // Aeinstein [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.aeinstein.org/organizations98ce.html (Дата обращения 24.11.2014).
  12. 12. True М. Gene Sharp: Scholar of Strategic Nonviolence, //PWM [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.peaceworkmagazine.org/pwork/0505/050510.htm (Дата обращения 24.11.2014).
  13. 13. Ивановский А. Время "сетевых революций". В США разрабатывается информационное оружие нового поколения // Столетие. 16.03.2011. Цит. по: Политическое цунами. Аналитика событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке / Под ред. С. Кургиняна. М.: МОФ ЭТЦ, 2011. Стр. 65.
  14. 14. Филимонов Г.Ю., Цатурян С.А. Социальные сети как инновационный механизм "мягкого" воздействия и управления массовым сознанием // Политика и общество - 2012 - № 1. - С.65-75.
  15. 15. Rosenberg T., Revolution U [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.foreignpolicy.com/articles/2011/02/16/revolution_u?page=0,0 (Дата обращения 24.11.2014).
  16. 16. Интервью - Константин Малофеев, основатель "Маршал капитала", // Русская сила [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
    http://rusila.su/2014/11/14/intervyu-konstantin-malofeev-osnovatel-marshal-kapitala (Дата обращения 24.11.2014).
  17. 17. А. Тимофеев "Информационные войны: на пятую и шестую колонны рассчитайсь", // КОНТ | Русская весна | Новороссия [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://cont.ws/post/51809
  18. 18. Заседание Международного дискуссионного клуба "Валдай", // Президент России [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://kremlin.ru/news/46860 (Дата обращения 24.11.14)
  19. 19. Заседание Совета Безопасности, // Президент России [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.kremlin.ru/news/47045 (Дата обращения 24.11.2014).

Источник: http://vk.cc/3dCAY0