Новая Антанта сегодня

В 2010 г. Дэвид Кэмерон и Николя Саркози решают объединить войска передового базирования Соединённого Королевства и Франции [1]. «Силы передового базирования» - это бывшие колониальные войска. Ланкастерхаузский договор включал несколько приложений, одно из которых предусматривало крупные совместные учения Southern Mistral. Через несколько месяцев оказалось, что это были не учения, а мобилизация указанных подразделений и в указанные сроки на настоящую войну против Ливии, получившую название Opération Harmattan (дословный перевод Southern Mistral) [2].

В то время франко-британская инициатива поддерживалась Вашингтоном по принципу «лидерство сзади». То есть армии обеих стран находились на линии огня, а ценные указания закулисно им выдавал Вашингтон.

Ланкастерхаузский договор предусматривал создание юридических рамок для таких вторжений (в будущем), как вторжение в Ливию, и объединение сил с целью снижения затрат и повышения их эффективности. А сегодняшний выбор является революционным: он предусматривает общую внешнюю политику.

Преемственность британской политики
в статье:
Англия - наследник Венеции
а также в статье:
Что такое Черная Аристократия?

Однако воодушевление, наступившее после подписания Договора и кампании против Ливии постепенно развеялось, и страну, включая британских дипломатов, охватила тревога из-за возникшего в ответ на англо-саксонскую оккупацию иракского сопротивления [3]. В результате, начиная с 2004 г. Соединённое Королевство приступает к подготовке нового «арабского восстания», как оно называлось в 1915 г., но под названием «арабская весна» [4], при этом бомбить Дамаск не стали.

В настоящее время после Брекзита, отказа Дональда Трампа продолжать манипулировать исламским терроризмом и российского военного вмешательства в Сирию Лондон приступает к реорганизации своих вооружённых сил.

Сначала Лондон подписывает с Данией, Нидерландами, Норвегией и прибалтийскими странами двусторонние рамочные соглашения о возможных совместных действиях. Затем приступает к реорганизации на Ближнем Востоке джихадистских сетей, созданных в Турции и Катаре. Также обеспечивает военное сближение с Турцией, Сомали, Суданом и Чадом. И, наконец, опираясь на Ланкастерхаузский договор, он устанавливает супер-«сердечное согласие» с Францией.

И если заключённый Дэвидом Кэмероном и Николя Саркози Договор может показаться всего лишь поводом для развязывания войны против Ливии, возобновление этого Договора Терезой Мэй и Эммануэлем Макроном есть плод продуманного на многие годы вперёд выбора [5]. Переговоры по новому этапу отношений вёл наставник президента Макрона Жан-Пьер Жуве, назначенный с этой целью послом Франции в Лондоне.

Преемственность британской политики
в статье:
Кто основал британскую разведку?
а также в статье:
Ньютон — создатель английской финансовой системы

И Лондон и Париж являются членами Совета безопасности ООН. Они обладают ядерным оружием. Их совместный бюджет на оборону на 30% превышает бюджет России (но ниже, чем военный бюджет США и Китая).

Отдавая предпочтение военному альянсу с Лондоном, Париж отдаляется от Берлина, который готовится к перевооружению и намерен обеспечить военное превосходство над другими европейскими странами [6]. Если это продолжится, Париж тоже должен будет покинуть Европейский союз, лидером которого фактически становится Берлин.

Заявления Эммануэля Макрона и создание Терезой Мэй военного подразделения против русской «лжи» [7] свидетельствуют о возврате к биполярному миру и цензуре информации, исходящей из Москвы. А выход Франции из франко-германской пары и возврат к франко-британской Антанте, в свою очередь, свидетельствуют о возобновлении между Парижем и Берлином напряжённости, внушающей страх.

http://www.voltairenet.org/article199532.html

Опубликовано 01 Фев 2018 в 14:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.